Слон против кита — немецкий MP-40 против советского ППС-43

Аналитика Армия Оружие

Реальность и мифы про немецкое и советское оружие

С мифами все хорошо у обоих участников соревнования. Про ППС-43 часто пишут, что «он признан лучшим пистолетом-пулеметом Второй мировой войны», правда без указания, кем и когда именно.

MP-40 сплошь и рядом называют «шмайсером» и порой полагают, что вермахт был вооружен им поголовно: образ немецкого солдата с MP-40 на груди и с закатанными рукавами стал каноничным.

Как обычно, реальность оказывается несколько иной. Никакого всеобщего признания ППС-43 лучшим пистолетом-пулеметом ВМВ не было, у разных стран имелись разные мнения на сей счет, а всемирных конкурсов не проводилось. А миф родился из единственного высказывания Михаила Калашникова: великий оружейник просто сообщил свое личное мнение по вопросу, а уже потом его слова подхватили.

Что же касается MP-40, то Хуго Шмайссер имеет крайне малое отношение к этому оружию. Им не вооружали немецких солдат поголовно: основой огневой мощи отделения вермахта был единый пулемет MG-34, позже MG-42, при поддержке карабинов Маузера.

А пистолетам-пулеметам отводилась скромная роль вооружения командиров отделений (позже и их заместителей) и экипажей бронетехники. Таким образом, в процентном отношении солдаты, вооруженные пистолетами-пулеметами, составляли в войсках рейха явное меньшинство.

Патрон: поражение целей на большом расстоянии, останавливающее действие

Много копий сломано и по поводу сравнения патронов 9×19 mm Parabellum, которыми «питался» MP-40, и советских 7,62×25 мм ТТ — они использовались в ППС-43.

Как правило, речь идет о том, что немецкий патрон имел лучшее останавливающее действие, а советский — большую эффективную дальность поражения, едва ли не в 500 метров. Апофеозом этого противостояния была история о том, что на расстоянии в 100 метров пуля, выпущенная из MP-40, не может пробить солдатский ватник.

Этот миф оказался таким живучим, что эксперт концерна «Калашников» Владимир Онокой проверил его на практике, обстреляв два ватника на манекенах. Разумеется, зимняя одежда пулю не сдержала.

История, что пуля патрона 7,62×25 ТТ может поражать цели на значительно большем расстоянии, чем 9×19, тоже, скорее всего, миф. Несколько большая дульная энергия советского патрона на расстоянии в 200 метров компенсируется большей массой пули немецкого. Эффективная дальность поражения для обоих патронов составляет 100−150 метров, максимум 200 — на этих расстояниях пули показывают примерно равные характеристики.

Что же касается останавливающего действия, то у 9-миллиметровой немецкой пули оно действительно несколько выше — хоть и не как у американского 45-го калибра (красноречиво прозванного manstopper). Строго говоря, 9-миллиметровый калибр — это такая «золотая середина», очень удачное сочетание качеств, и не случайно сегодня именно «парабеллумовский» 9×19 mm является самым распространенным пистолетным боеприпасом в мире.

Советский же 7,62×25, версия немецкого же патрона для легендарного «маузера» С-96, как утверждается, был принят не от хорошей жизни. Дело в том, что все основное стрелковое оружие в раннем СССР (револьвер Нагана, винтовка Мосина, пулемет максим) имело калибр 7,62 мм, что позволяло унифицировать производство стволов. Годы спустя эта проблема исчезла, и сегодня патрон 7,62×25 понемногу уходит в историю, тогда как 9×19 живее всех живых.

Преимущество здесь, очевидно, за «немцем».

Технологичность: «немецкое качество» и советское производство

Выражение «немецкое качество» уже практически стало синонимом надежности и неубиваемости. Правда, это обеспечивалось столь же «немецкой» трудоемкостью любого изделия. Рабочие и инженеры рейха просто не могли выдать практически ничего простого и дешевого — и не всегда такой подход был оправдан.

Так, пистолет-пулемет MP-38 с фрезерованной для облегчения ствольной коробкой и другими прекрасными комплектующими требовал 18 человеко-часов — то есть условный рабочий должен был потратить три четверти суток, чтобы сделать всего один пистолет-пулемет. Часто встречается утверждение, что MP-40 был сильно упрощенной моделью и требовал меньших усилий из-за широкого применения штамповки.

На самом деле это полуправда. Оружие действительно было проще предшественника, но не сильно. На изготовление одного MP-40 требовалось до 15 человеко-часов, что все равно довольно много.

Для сравнения: тяжелый и не самый простой по советским меркам ППШ-41 требовал 7,3 человеко-часа — вдвое меньше. А во второй половине войны, когда немцы начали ощущать сильную нехватку ресурсов, MP-40 попробовали упростить еще больше — и потерпели неудачу. С качеством начались жуткие проблемы.

А что касается ППС, то тут даже сравнивать смешно: на изготовление одного пистолета-пулемета уходило всего 2,7 человека-часа. Почти в шесть раз меньше, и это притом что его могли изготавливать неквалифицированные рабочие (изначально пистолет-пулемет делали в блокадном Ленинграде).

Так что MP-40 мог бы иметь шансы на победу, только если бы оружие Судаева клинило, скажем, в половине случаев и разваливалось в руках бойцов. Но такого не наблюдалось, и по критерию технологичности ППС-43 побеждает с большим отрывом.

Скорострельность и точность

И ППС-43, и MP-40 имеют простейший принцип работы автоматики — со свободным затвором. Но если у ППШ, использующего тот же принцип, это оборачивается дикой скорострельностью в 1100 патронов, негативно отражающейся на точности и экономии боеприпасов, то наши «герои» этим не страдают.

Немецкий пистолет-пулемет за счет тяжелых подвижных деталей, пневматического демпфера и слабой возвратной пружины имеет вполне скромную скорострельность в 600 выстрелов в минуту. А если стрелять с борта бронетехники или из-за укрытия, то точность можно повысить, зацепив оружие за что-нибудь специальным крюком внизу ствола.
Фото: wikipedia.org

Фото: wikipedia.org

В СССР пошли другим путем: в конструкции ППС-43 был предусмотрен длинный ход подвижных частей, а фибровый буфер в задней части обеспечивал смягчение удара откатывающегося затвора. В результате скорострельность орудия упала до тех же вполне приемлемых 600 выстрелов в минуту. Крюка у пистолета-пулемета не имеется, зато есть простой дульный тормоз-компенсатор, что повышает удобство ведения огня и точность.

Испытания обеих систем на полигонах показали, что точности стрельбы и ППС-43, и MP-40 вполне хватает для выполнения боевых задач. Если ППШ, несмотря на солидную массу, при стрельбе очередями «водило» довольно сильно и кучность стрельбы снижалась, то за конструкциями Судаева и Фольмера подобного не замечено. И это невзирая на то, что у автоматов не было возможности стрельбы одиночными — чтобы выпустить одну пулю, достаточно было быстро нажать и отпустить спусковой крючок.

Здесь у нас был бы паритет, если бы не одно «но»: способ, которым немецкие конструкторы добивались снижения темпа стрельбы, оказался довольно затратным. Чтобы оружие стреляло, как задумано, требовалось очень высокое качество комплектующих — соответственно, при любой попытке упростить и удешевить производство оружие «мстило» своим создателям.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Так, в версии пистолета-пулемета от концерна Steyr инженеры предприняли попытку сделать MP-40 технологичнее, отказавшись от системы телескопических трубок и заменив их куском возвратной пружины большого диаметра, использовавшейся в пулемете MG-42. В зависимости от качества пружины ее усилие могло быть разным и темп стрельбы мог «плавать» в диапазоне от 600 до 1100 выстрелов в минуту. Понятно, что точность такого оружия начинала стремиться к нулю.

Помимо темпа стрельбы, точность обеспечивается и удобством управления оружием. Здесь у нас явный паритет: оба вида оружия имеют пистолетную рукоятку и металлический складной приклад. Первое можно назвать явным преимуществом, второе — недостатком (со временем такой приклад, в отличие от деревянного, разбалтывается). И MP-40, и ППС пытались делать в вариантах с деревянными прикладами (немцы сделали MP-41, а поляки уже после войны — клон оружия Судаева под названием wz. 1943/52). Большой популярности такие версии не снискали: компактность, обеспечивающаяся складным прикладом, оказалась важнее.

Итак, по точности огня у нас победила ППС-43 — советские оружейники смогли добиться отличных характеристик без усложнения конструкции.

Удобство в эксплуатации

Массогабаритные характеристики MP-40 и ППС-43 напрямую вытекают из их предназначения: войскам требовалось компактное оружие в первую очередь для экипажей бронетехники. На это изначально ориентировались немцы, а в СССР были недовольны чересчур крупным и тяжелым ППШ. Со сложенным прикладом MP-40 был всего 63 сантиметра в длину, с разложенным — 83 см.

Оружие Судаева имело буквально такие же габариты — 83 сантиметра в длину с разложенным прикладом, 61 — со сложенным. А вот по массе советское оружие сильно уступало — всего 3,9 килограмма против 4,8 (с патронами) у немецкого пистолета-пулемета. На войне, когда важен каждый лишний грамм, это важно.

И вновь у нас некоторое превосходство ППС-43.

Магазины: емкость и надежность

Коробчатые магазины для советских пистолетов-пулеметов принято ругать за небольшую (35 патронов) емкость и склонность к заклиниванию: считается, что знаменитый барабанный магазин ППШ куда лучше. Правда, это касается именно пистолета-пулемета Шпагина — огромная скорострельность порождала большой расход боеприпасов, и 35 патронов в магазине действительно были не бог весть чем.

А склонность к заклиниванию порождалась опять-таки «заточенностью» ППШ под барабанный магазин: из-за специфической схемы, при которой патрон всегда выходит с фиксированной позиции, конструкторам пришлось делать двухрядный магазин с однорядным выходом боеприпасов. Понятно, что ни к чему хорошему такое не привело.

Фото: wikipedia.org
Слева коробчатый магазин ППШ с однорядной подачей патронов, справа — магазин ППС с двухрядной подачей. Фото: wikipedia.org

В ППС ситуация кардинально другая: Судаев изначально делал свою модель под двухрядные коробчатые магазины, так что подача патронов также двухрядная. Большинство проблем с ненадежностью подачи боеприпасов как рукой сняло. А почти в полтора раза сниженная скорострельность позволила уменьшить расход боеприпасов: теперь 35 патронов стало хватать. Словом, претензий к магазину ППС практически нет.

А вот у MP-40 с магазином было все плохо. Та же проблема, как и у ППШ: двухрядный магазин, однорядная подача, и этот недостаток был в принципе неустраним. Отсюда, казалось бы, дикие инструкции для немецких разведчиков: «Автоматчики кроме автомата должны быть вооружены пистолетами (носить в карманах мундира на случай самозащиты, если откажет автомат)», «Для сохранения пружин обоймы (так сказано в документе) в небоевой обстановке держать без патронов, чистыми и смазанными. Перед заполнением обойм патронами их так же, как и автоматы, тщательно протереть и смазать слегка маслом. В обойму вставляются 24 патрона во избежание засорения, помещать обойму в карман отверстием вниз».

Мы полагаем, что здесь все ясно: с точки зрения магазина MP-40 проигрывает так же безнадежно, как по технологичности. Возможно, немцам просто не повезло сразу нащупать идеальный вариант, и в результате оружие нельзя было быстро и легко модернизировать, изменив схему на удачную.

Объемы выпуска

И MP-40, и ППС выпускались сотнями тысяч. Немецких пистолетов-пулеметов сделали во время войны не менее 1 200 000, советских — более скромно, 500 000. Здесь отдадим преимущество изделию оружейников рейха. Правда, ППС изначально не планировался как основное вооружение советских автоматчиков: у тех было еще несколько миллионов ППШ. Да и выпускали оружие Судаева не всю войну. Однако цифры есть цифры: MP-40 сделали больше.

Влияние на оружейников других стран

Ничто, пожалуй, не служит мерилом качества оружия так, как желание производить его копии в разных странах. И здесь обоим соперникам есть чем «гордиться»: в послевоенное время оружейники Европы и Азии с удовольствием копировали и MP-40, и ППС-43. Так, французы сделали свою версию MP-40 под названием Hotchkiss Universal, а бельгийцы — Vigneron M2.

Фото: wikipedia.org
Vigneron M2. Фото: wikipedia.org

Пистолет-пулемет Судаева стали копировать еще во время Второй мировой — например, в Третьем рейхе выпускали свою версию под названием MP-709. В свою очередь, познакомившись с устройством ППС-43, в Финляндии, на родине знаменитого «Суоми», представители компании Tikkakoski Оу решили, что конструкция Судаева нравится им больше, и сделали свою версию — в том числе под барабанный магазин от того же «Суоми» и патрон 9×19 Parabellum. Конструкция получила название m/44.

А когда владельца контрольного пакета Tikkakoski Оу, немца Вилли Дауса после войны «попросили» из Финляндии, он осел в Испании и продолжил производить «судаев» под названием Dux 53. Им вооружались, например, полицейские Западной Германии.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Также ППС делали в Польше и Китае, но это были все-таки страны-союзники СССР, так что, возможно, в выборе этого оружия имели место политические мотивы. Поэтому справедливо будет признать за моделями равенство.

Итог

Итак, наше сравнение закончено. Без бинокля видно, что ППС-43 в этой «битве слона с китом» одержал полную и убедительную победу. Возможно, это и не лучший пистолет-пулемет Второй мировой войны, но он оказался явно успешнее немецкого «коллеги». Впрочем, последний тоже весьма и весьма хорошее оружие, особенно если брать ранние версии.

https://42.tut.by

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.