Филип Бридлав: НАТО должно поддерживать готовность и бороться с дезинформацией

Аналитика Армия Оружие

Бывший командующий Объединенными силами НАТО в Европе – о задачах Североатлантического альянса в интервью «Голосу Америки».

НАТО вместе с другими международными организациями ищет пути борьбы с пандемией COVID-19 и находит их: военные структуры более многих других готовы действовать быстро и слаженно, подчиняясь единой команде. На состоявшейся в среду виртуальной встрече министров обороны НАТО говорилось о конкретном количестве военного персонала, направленного в помощь гражданским организациям, дополнительных больничных койках и полевых госпиталях, организованных военными, авиационных перевозках необходимого медицинского снаряжения армейскими самолетами.

При этом у стран Альянса есть необходимость работать над преодолением внутренних проблем и заодно решать проблему противодействия дезинформации о коронавирусе.

На вопрос Русской службы «Голоса Америки», как НАТО сдерживает информационную атаку извне, связанную с пандемией COVID-19, ответил в четверг командующий объединенными силами НАТО в Европе, генерал ВВС США Тод Уолтерс (Tod D. Wolters): «Для противодействия дезинформации есть такой способ – говорить правду. Поэтому, когда мы обнаруживаем (а мы осведомлены о таких действиях и внимательно за ними следим), что кто-то – источник злонамеренных действий за пределами Европы – пытается распространить дезинформацию, у нас должна быть система восприятия, которая распознает эту ложь и будет готова противостоять этой дезинформации с помощью правды и фактов».

Этот же вопрос (среди нескольких других, касающихся задач НАТО в борьбе с пандемией) Русская служба «Голоса Америки» задала генералу в отставке Филипу Бридлаву (Philip M. Breedlove) – бывшему командующему Объединенными силами НАТО в Европе и начальнику европейского военного контингента США, а ныне почетному профессору Школы международных отношений имени Сэма Нанна.

Данила Гальперович: Что сейчас является самым важным для НАТО в период пандемии COVID-19, чем Альянс должен заниматься в первую очередь?

Филип Бридлав: По моему мнению, главной заботой для НАТО сейчас должно быть поддержание своей готовности, и есть три вида вызовов, связанных с готовностью. Во-первых, деньги: средства, которые должны были быть потрачены на поддержание готовности, теперь будут потрачены – и это правильно – разными странами для того, чтобы справиться с COVID-19. Второе – люди, готовность людских ресурсов: некоторые заразились вирусом, некоторые были направлены для оказания помощи властям своих стран, таким образом, будучи снятыми с тех задач, которые у них есть в НАТО, так что готовность в смысле наличия людей тоже идет на спад. И третье – как НАТО уже заявило, основные учения и тренинги будут отменены. Вот посреди этого всего нам нужно помнить о том, что у Альянса есть определенные задачи, и эти задачи предполагают готовность к их выполнению. Поступление денег в бюджет, готовность людей и обучение наших сил должны оставаться в фокусе внимания.

Д.Г.: Министры обороны НАТО в среду обсуждали противодействие дезинформации. Что вы об этом думаете?

Ф.Б.: НАТО всегда подвергалось таким атакам. Господин Путин постоянно пытается найти трещину в рядах союзников и максимально ее увеличить для того, чтобы разделить страны Евросоюза, вбить клин между странами-членами НАТО. Так что мы должны внимательно следить за попытками подорвать наше единство, должны понять, что кампания дезинформации реально осуществляется, распознать инструменты, которые используются теми, кто старается разъединить нас, и уверенно помочь нашим обществам видеть и понимать, как эти инструменты используются. Некоторые страны подверглись ужасным испытаниям: только посмотрите, что произошло в Италии, и понаблюдайте, как Россия постаралась это использовать к своей выгоде. Много сейчас обсуждается, была ли сколь-либо ценной эта помощь, направленная Италии Россией, и была ли это именно помощь, или Россия устроила из этого шоу.

И, учитывая то, что кампания дезинформации идет из России, стоит обратить внимание на то, что, например, задав на YouTube поиск по словам «Россия-Москва-коронавирус», вы увидите довольно мрачные истории по поводу того, что в действительности происходит в самих российских больницах и медицинских учреждениях – как и то, что эти видео там постоянно удаляют или пытаются удалить, пытаются помешать их публикации. Одной из тем этих видео является то, что в российских больницах жалуются на отсутствие нужного оборудования и критикуют отсылку такого оборудования за границу. Там показаны по-настоящему тяжелые условия в этих больницах, и есть различные сведения, не подтвержденные официально, о серьезной разнице между формальной и реальной статистикой заражений в России. Так что, мы должны понимать, в каких целях проводится кампания дезинформации, и выводить Россию на чистую воду в связи с ней.

Д.Г.: На конференции министров обороны НАТО также шла речь о будущем миссии НАТО в Афганистане. Вы в бытность командующим войсками НАТО в Европе были ключевой фигурой при организации операции «Решительная поддержка», в рамках которой НАТО оказывало помощь правительству Афганистана. Как теперь Альянсу действовать в Афганистане с учетом переговоров США с бывшими противниками – Талибаном?

Ф.Б.: Прежде всего, с Талибаном действительно стоит разговаривать. Мы победили их в военном смысле, но они продолжают существовать. Повстанческое движение – именно такое, какое есть, и нам нужно будет именно с ними искать путь к установлению долговременного мира в Афганистане. Я поддерживаю такой поиск, я поддерживаю включение в этот процесс таких деталей, которые бы отвечали пожеланиям афганского народа в поисках мирного пути. Сейчас очевидно оказывается много давления в вопросе об уходе (сил США и НАТО – Д.Г.) из Афганистана. Я этого не понимаю – смотрите, сколько мы оставались в Японии, и теперь она процветает! Мы долго присутствовали в Южной Корее, и насколько успешной она стала, мы долго были в Европе – в стране бывшего врага, Германии, во Франции, в Великобритании, и мы там по-прежнему присутствуем. Мы должны внимательно подойти к нашему присутствию в Афганистане, если мы просто бросим это дело, то каковы будут последствия? Я уверен, мы должны это принимать во внимание.

Д.Г.: Генсек НАТО на пресс-конференции после разговора министров обороны Альянса указал на продолжающуюся поддержку Россией сепаратистов на востоке Украины. Что должно делать НАТО для поддержки Украины как своего партнера?

Ф.Б.: Украина – это суверенная страна, которая выбрала своего президента подавляющим большинством, и таким же подавляющим большинством изменила расстановку сил в своей законодательной власти, таким образом, дав мандат на те действия, которых ожидает украинский народ. Мы должны продолжать нашу поддержку демократически избранного руководства Украины. Я полагаю, что мы должны гораздо сильнее продвинуться в нашей поддержке страны, территория которой оккупирована российскими войсками. Россия дважды использовала своих военных, чтобы изменить силой международно признанные границы Украины. Если мы вспомним 1990-е годы, то Россия в ответ на то, что Украина отказалась от ядерного оружия, была одной из стран, гарантировавших Украине суверенитет и целостность ее границ. Мы должны призвать Россию к ответственности за нарушение ее обещаний, и мы – Запад, НАТО, другие страны – должны быть гораздо более нацеленными на то, чтобы запустить процессы, в результате которых эти проблемы Украины будут решены, и которые пока никак не продвигаются.

Д.Г.: Как вы, будучи всю жизнь военным человеком, относитесь к тому, что военные выделяют свои ресурсы, ресурсы НАТО, для разрешения невоенных кризисов, таких, как пандемия COVID-19?

Ф.Б.: Мы хорошо видим, как это работает даже не в масштабе НАТО, а в самих Соединенных Штатах. Мы широко используем военных в этой ситуации: медицинский военный корабль «Mercy» предоставляет возможности флота в двух различных точках, Инженерный корпус армии США устанавливает госпитали, врачи и медсестры из американских ВВС помогают гражданским больницам, и так далее. Вообще, вооруженные силы имеют уникальную способность быть эффективными именно в таких ситуациях, и я считаю такое их применение правильным и подходящим. И я надеюсь, что когда наиболее развитые страны начнут справляться с распространением COVID-19 внутри своих границ, мы будем помогать друг другу. Сейчас же понятно, что армии этих стран использованы в первую очередь для решения внутренних задач по борьбе с пандемией. Но в принципе все это хорошо показывает, насколько военные могут себя проявить в помощи и поддержке, оказываемой гражданам наших стран.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.