Морская пехота США меняет имидж

Аналитика Армия Геополитика и безопасность Концепции и доктрины Новости

Во всех документах американских военачальников и парламентариев прямо названы главные конкуренты США на мировой арене. Это Китай и Россия. Опираясь на этот постулат, 26 марта 2020 года комендант Корпуса морской пехоты (КМП) генерал Дэвид Бергер (David Berger) опубликовал план развития подчиненных ему сил на период до 2030 года Force Design 2030 (Проект сил 2030).

Предварительные указания командира

В отличие от большинства стран, где морская пехота является родом войск, подчиненным ВМС, КМП, по сути, занимает позицию одного из видов ВС США и только организационно входит в Военно-морское министерство.

Практически сразу после вступления в должность командира морских пехотинцев летом прошлого года генерал Дэвид Бергер, ставший 38-м по счету комендантом КМП, неоднократно призывал перестать готовиться к войнам прошлого, а более внимательно посмотреть в будущее. Он выступил с радикальными предложениями по внесению корректив в дальнейшее развитие ВС.

«Мы не можем позволить себе и дальше руководствоваться устаревшей политикой, доктриной, организацией или стратегией развития сил», – указал комендант в «Руководстве по планированию» (Commandant’s Planning Guidance), которое он подписал через 10 дней после занятия своего кабинета в Пентагоне в июле 2019 года. В этом основополагающем документе строительства сил КМП генерал объявил, что все, хорошо послужившее вчера, «может не пригодиться сегодня».

Суть подхода Бергера к развитию войск корпуса заключалась в признании того, что традиционные представления о войне, которым до сих пор следовали его руководители, не совсем вписываются в рамки современного мира, где «самой серьезной потенциальной угрозой является Китай, обладающий высокоточным оружием и способный превратить в достояние прошлого саму визитную карточку морской пехоты – крупномасштабные амфибийные десантные операции».

Основной составляющей указаний Бергера по строительству КМП, ломающей классические устои, является акцент на то, что морская пехота должна более тесно интегрироваться в ВМС и отказаться от существующей тенденции рассмотрения своих оперативных функций как «отдельных и отличных» от функций ВМС. Морские пехотинцы, по его мнению, не должны быть «пассивными пассажирами на пути к объекту десантной высадки, вместо этого они должны вносить свой вклад в достижение конечного результата наравне с флотом с момента погрузки на корабли».

Исходя из необходимости сконцентрироваться на Китае как на потенциальном противнике, командир морпехов предписал 3-му экспедиционному корпусу морской пехоты, размещенному на японском острове Окинава, сосредоточиться на подготовке к боевым операциям под руководством Индо-Тихоокеанского командования ВС США (INDOPACOM). При этом 1-й экспедиционный корпус морской пехоты также должен сосредоточить свое внимание на Индийско-Тихоокеанском ТВД, а не на выполнении задач на Среднем Востоке, как это было до сих пор.

Эксперты считают, что одной из самых смелых установок Бергера является предложение отойти от использования крупных кораблей для амфибийных десантных операций. Учитывая возможности китайского высокоточного оружия, им на смену должны прийти корабли меньшего размера, но с большими огневыми возможностями.

Дал генерал и свою оценку системе подбора кадров в КМП. Эта система, подчеркнул комендант, «была разработана в индустриальную эпоху, когда упор делался на количество, а не на качество». Поэтому он призвал к сокращению, где это возможно, непосредственного участия морпехов в бою и к увеличению количества автономных технических систем.

В начале октября прошлого года, выступая в фонде «Наследие» (Heritage Foundation), Бергер объявил, что в перспективе КМП станет одной из самых высокотехнологичных сил, которая очень часто будет действовать как спецназ. Численность подразделений корпуса будет сокращена. Морпехи будут сражаться в составе небольших групп, вооруженных беспилотными летательными аппаратами (БПЛА), и обеспечивать проведение операций основными силами американских войск.

Уже тогда генерал подчеркнул, что через 10 лет вверенные ему войска будут мощной силой, способной решать все стоящие перед ней задачи.

Газета «Вашингтон пост», оценивая заявления приступившего к исполнению своих обязанностей командира морских пехотинцев, написала, что «во многом потенциально революционные рекомендации нового коменданта КМП США Дэвида Бергера вызвали в Пентагоне громкий ропот недовольства». «Бергер дал прямой ответ на один из главных вопросов, который давно интересует военных реформаторов: что именно мы должны выбросить из унаследованного арсенала, чтобы освободить место для того, что нам потребуется в войнах будущего», – подчеркнуло издание. WP также отметила, что новый комендант подкрепил свои призывы к переменам конкретными рекомендациями, которые угрожают «священным коровам» КМП. Генерал заявил, что готов отказаться от некоторых существующих компонентов своих войск, чтобы «заплатить за модернизацию». Подобный подход, отметила газета, редко встречается в Пентагоне, который так «дорожит своими авианосцами, истребителями и другим устаревшим оружием».

План воплощения замыслов

В опубликованном плане развития КМП «Проект сил 2030» показаны все достижения КМП в подготовке к радикальным изменениям структуры сил, необходимых для решения стоящих перед ними основных задач, включая эффективное выполнение функций экспедиционных подразделений ВМС и требуемый уровень их боевой готовности. Проведение модернизации сил и средств КМП в таких масштабах неизбежно требует введения определенных институциональных изменений. За последние полгода благодаря усилиям личного состава и служащих руководство КМП пришло к более четкому пониманию тех изменений в структуре сил, которые могут быть обоснованно введены на настоящем этапе, и выявило те области деятельности, развитие которых требует проведения дополнительных исследований.

6 апреля в интервью газете Wall Street Journal Бергер заявил, что пересмотр организационной структуры и оснащения новыми вооружениями КМП обусловлен возможностью возникновения крупномасштабных конфликтов с Китаем и Россией. Он предложил использовать формирования морпехов для поддержки флота в военных конфликтах против равного по силам противника. По его мнению, морские пехотинцы ВМС должны готовиться не к участию в контртеррористических операциях, а к войнам с Москвой и Пекином.

Общая идея переформирования сил КМП состоит в том, чтобы основной упор был сделан на развитие их уникальных возможностей. Войска корпуса должны действовать как экспедиционные и десантные силы реагирования на кризисные ситуации, а не дублировать функции подразделений армии (СВ). При проведении боевых операций подразделениям КМП не нужны тяжелые танки и артиллерия ближнего и среднего радиуса действия, поскольку этими видами вооружений в достаточном количестве оснащены формирования СВ.

В плане намечено сокращение численности подразделений морских пехотинцев, чтобы обеспечить повышение эффективности тренировок личного состава боевых подразделений состава, а также изменения в подходах к обучению новобранцев и в методах их подготовки. В документе также указываются изменения в составе вооружений, которыми будут оснащаться силы корпуса.

Реорганизация КМП предполагает сокращение численности личного состава на 12 тыс. человек. Планируется ликвидировать три пехотных батальона, один полковой штаб и два резервных батальона. Каждый из остальных батальонов должен быть сокращен на 200 человек. По мнению составителей документа, это позволит увеличить «гибкость и огневую мощь» подразделений морпехов.

В документе сказано, что через 10 лет морская пехота будет действовать в совершенно других условиях ведения войны, поскольку противник будет использовать высокоточное вооружение дальнего действия. В связи с этим при проведении военных операций, указывается в плане, морские пехотинцы должны будут перемещаться малыми группами каждые двое-трое суток, используя средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ) для маскировки и передавая сведения о дислокации противника флоту.

В соответствии с планом расформированию подвергнутся все танковые и мостовые роты, а также механизированные подразделения поддержки. Самой тяжелой техникой на вооружении КМП будут легкая бронемашина LAV-25 и колесные амфибийные машины ACV (Amphibious Combat Vehicle). Именно они в перспективе должны будут заменить надежные, но устаревающие десантные машины-амфибии AAV7. Предполагается также сократить все три батальона военной полиции, 16 батарей ствольной артиллерии и две роты амфибийных боевых машин.

ВВС КМП должны лишиться двух эскадрилий ударных вертолетов, трех эскадрилий тяжелых транспортных вертолетов и трех эскадрилий конвертопланов. Истребительно-штурмовые эскадрильи сохранятся в прежнем числе, но количество самолетов в каждой уменьшается до 10 единиц.

В план Бергера включено и наращивание некоторых видов вооружений. Им предусматривается увеличение в два раза числа эскадрилий БПЛА. Морпехи должны получить «семейство беспилотных аппаратов, способных действовать как с корабля, так и с берега, а также нести разведывательное оборудование и вооружение».

Количество ракетных батарей планируется утроить, а их возможности расширить путем введения противокорабельных ракеты и КР «Томагавк» наземного базирования. По словам Бергера, такое решение стало «одним из фундаментальных требований» к новому облику КМП и встретило наиболее широкую поддержку.

Морская пехота получит еще одну эскадрилью транспортных самолетов-топливозаправщиков и три разведывательно-дозорные роты. По этому поводу комендант заметил: «Я не убежден, что управляемая человеком колесная бронетехника является лучшим и единственным решением, особенно для Индо-Тихоокеанского региона». Вполне возможно, что в перспективе часть функций разведчиков будут выполнять роботы.

В плане главы КМП значительное внимание уделяется высокотехнологичным вооружениям и автоматизированным системам. Скорее всего воины КМП будут оснащены не только БПЛА, но и роботизированными платформами наземного и морского базирования. Предполагается также усилить их возможности в области РЭБ, разведки и целеуказания.

В состав КМП планируется ввести прибрежный полк (Marine Littoral Regiment, MLR). Он будет экспериментальным подразделением, на базе которого планируется апробировать новые концепции применения и совершенствования структуры КМП. По их результатам будут приниматься решения о реорганизации экспедиционных сил. Планируется также усовершенствовать организационную структуру экспедиционных отрядов морской пехоты (MEU). Все эти преобразования направлены на создание сил, способных действовать в рамках новых концепций боевых операций.

В 2030-х годах морской пехоте предстоит воевать в принципиально иных условиях. Специалисты КМП считают, что экспедиционные силы должны быть способны действовать в зоне поражения дальнобойного высокоточного вооружения потенциального противника. Малочисленные группы морских пехотинцев должны быть способны проникать внутрь зон воспрещения доступа и маневра противника (A2/AD), взламывать системы его обороны, развертывать свои передовые базы и создавать собственные зоны A2/AD. По мнению экспертов, это позволит подразделениям корпуса не только уходить из-под контрударов, но и атаковать противника с разных направлений, заставляя его распылять свои силы.

В документе «Проект сил – 2030» говорится, что рекомендованные сокращения позволят сэкономить около 12 млрд долл., которые планируется направить на модернизацию оснащения, обучения и на другие программы развития КМП.

Однако несмотря на все заявления начальника КМП о том, что предлагаемые решения появились в результате тщательных исследований и проведения учений и военных игр, многие эксперты отнеслись к планам Бергера довольно критически, а иногда и совсем отрицательно. Эксперты высказывают мнения, что силы КМП должны сохранить свои возможности на прежнем уровне и отказаться от сокращения войск и прежде всего танковых подразделений. Они утверждают, что малочисленным и мобильным группам для реализации новой тактики боевых операций прежде всего нужно будет высадиться и закрепиться на ТВД противника. Однако, учитывая технические возможности противостоящей стороны, считают специалисты, вряд ли можно утверждать, что к моменту высадки противник не будет осведомлен о проведении операции и не успеет укрепить свои позиции так, что его можно будет разбить без использования бронетанковой техники.

Но можно сказать и о том, что Бергер и его теоретики в некоторой степени правы в своих утверждениях. Если возникнет полномасштабный конфликт с Китаем в Индо-Тихоокеанском регионе, несколько батальонов пехоты или танковых рот не будут способны развернуть ситуацию в свою пользу. Сегодня для экспедиционных сил КМП действительно важным фактором являются возможности по нанесению упреждающих ударов, быстрому перемещению сил и средств, а также по ведению распределенных действий и разведки.

Во что выльются намерения руководства КМП и будут ли они реализованы, пока можно только гадать.

Владимир Иванов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.