«Бумерангом» вслед Су-57

Аналитика

Плохо быть пророком в своем отечестве. Но увы, то, о чем неоднократно говорилось ранее, свершилось.

«Рособоронэкспорт» устами генерального директора Александра Михеева заговорил об «огромном экспортном потенциале» платформы «Бумеранг». Да-да, той самой, которая так впечатляюще демонстрировалась на парадах, которая новейшая, не имеющая, превосходящая и так далее по тексту.

Перевожу: по аналогии с Су-57, МиГ-35 это значит, что Министерство обороны отказалось закупать «Бумеранги» для российской армии.

Соответственно, машина пошла осваивать какие угодно рынки, кроме отечественного. Ну так-то действительно, зачем нам этот «Бумеранг», если с его задачами прекрасно справляется БТР-82А? Или дело не в том, что гора ВПК родила очередную мышь, а в чем-то другом?

К ВПК претензий нет. Если судить по статьям в СМИ и репортажам на ТВ, ежегодно у нас изобретается что-то такое смертоносное, не имеющее аналогов в мире, передовое и так далее. Потом радостные крики стихают и наступает обычная рутина. То есть выясняется, что несколько лет и миллиардов рублей были ухлопаны зря, никому это изобретение не нужно. А в первую очередь оно не нужно тому, кто заказывал, то есть Минобороны.

И дальше начинается уже до боли знакомая песня о «наличии огромного экспортного потенциала».

Процитирую Михеева о том, что «боевые машины, построенные на базе этой платформы, готовы брать страны Африки, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и СНГ».

Это он сказал о «Бумеранге».

Но и с другими изделиями все обстоит совершенно так же. Взять тот же Су-57, который недавно, в репортажах о репетиции майского воздушного парада, снова был назван «не имеющим аналогов в мире».


Но тут да, это действительно так. Су-57 не имеет аналогов в мире, потому что это единственный истребитель пятого поколения, который никому не нужен и не интересен.

Китайский Chengdu J-20 востребован, американский F-35 продается по миру, а вот Су-57… Увы.

Нет, конечно, то, что в Перу думают над приобретением 3 (ТРЕХ) Су-57 и Вьетнам рассматривает возможность покупки…

Огромный экспортный потенциал, согласен.

И если бы это был единичный случай…

Не так давно мы обсуждали расклады по МиГ-35, который был заказан просто оглушительной серией в 6 (ШЕСТЬ!!!) машин. Я не знаю, были ли в истории РСК «МиГ» более чувствительные оплеухи, думаю, нет. Но факт: самолет оказался вообще не востребован и не нужен. Шесть экземпляров – это как раз для показов возможным покупателям. Ну и соответствующее сопровождение в виде фонограммы с песней об экспортном потенциале.


Обидно, машина явно хорошая. Но… Африка, Азия… СНГ…

Однако упадем с небес на землю. А на земле у нас «Бумеранг». Который демонстрируется на парадах с 2015 года, и который вот-вот и должен был бы пойти в серию.

Однако нет.

Сперва прикрывались высокой стоимостью машины. Да, это очень серьезный довод, зачем эсминец со стоимостью авианосца, зачем БТР, который в деньгах весит как танк?

Правильный ответ – незачем.

Но в прошлом году, когда реально замаячил полный отказ от всего заказа, «Бумеранг» внезапно подешевел! Гендиректор фирмы-производителя «ВПК» Александр Красовиций сделал сенсационное заявление: появилась возможность снизить стоимость «Бумеранга» примерно в три раза.

Ну это не удивительно, заработать должны были все и даже дворник дядя Сережа. Потому, как стало ясно из проведенного «аналитического расследования», абсолютно ВСЕ производители комплектующих завысили стоимость своих изделий в несколько раз.

Действительно, а что мелочиться? Бюджет выдержит…


Бюджет не выдержал. «Бумеранг» проходил испытания, но за кулисами, очевидно, намекнули, что танк на колесах в плане стоимости не нужен. Нужен БТР.

Как я понимаю, злые генерал пришли к руководству «ВПК» и начали выкручивать руки, кивая на «Армату», которая тоже «не имеет аналогов в мире» и тоже стоит как истребитель.

И самое главное – тоже закупается в объемах, которые точно не сулят прибылей производителям. Потому что в дорогостоящем деле разработки и производства современной военной техники главное что? Правильно, серийный выпуск.

Если тот же МиГ-35 или «Армату» гнать серией не поштучно, а десятками (самолеты) и сотнями (танки), то и себестоимость будет… Ну она просто будет.

В общем, руководству «ВПК» намекнули, руководство поняло, и «Бумеранг» подешевел на глазах. Логично, потому что если нашей армии и нужен БТР, то никак не по цене «Арматы».

Однако пришествия в армию России «Бумеранга» не случилось. Даже несмотря на падение отпускной цены чуть ли не в три раза.

И здесь тоже присутствует логика.

За счет чего так подешевело, никто не говорит. Но на самом деле вариантов немного. Либо за счет снижения отпускных цен на комплектующие в том случае, если они действительно были бессовестно завышены, либо за счет самой комплектации. То есть установки более дешевых узлов и оборудования.

Кстати, вот вам живой пример. Опять же Су-57.


Ориентировочная цена Су-57 была озвучена в 100 миллионов долларов. Нормальная цена на мировом рынке для такого самолета, и покруче сделки бывали. Французы в прошлом году продали индусам «Рафали» по 218 миллионов евро за штуку, а «Рафаль» — ну никак не Су-57 даже в принципе.


Наши Су-35, которые одноклассники «Рафаля», идут в Китай по 75 миллионов долларов.


И вдруг прошлым летом Министерство обороны подписывает долгосрочный контракт на покупку 76 Су-57 по 32 миллиона долларов за единицу.

То есть истребитель 5 поколения идет по цене в два с половиной раза ниже истребителя четвертого поколения. Нонсенс? Не то слово.

Очень странная цифра сделки, даже если учесть, что «для себя», «во имя интересов Родины» и все прочее – несуразно.

Да, для советской и теперь российской (потому что она вся родом из СССР) техники соотношение «цена/качество» было одним из лучших в мире. То есть хорошие ТТХ и боевые эксплуатационные качества прекрасно совмещались с небольшой по мировым меркам ценой.

БМП? В районе миллиона долларов. БТР? Если говорить о БТР-82А, то 563 тысячи долларов, в то время как «для себя» в пересчете даже подешевле будет, потому как около 28 миллионов рублей.


Но простите, БТР-82 – это все тот же БТР-60, просто оттюнингованный. Да дизель, да, башня, но по сути это все тот же БТР-60, с его противопульной броней и отсутствием противоминной защиты. И как ездили на БТР-70 в Афганистане на броне бойцы, так же и через 30 лет на Донбассе и в Сирии ездят, поскольку пуля – она, конечно, дура, а вот мина для БТР – могила.




«Бумеранг» обещал быть покрепче. Впрочем, мы об этом поговорим отдельно, тема долгая и насыщенная. Сейчас же нас интересует не теория, а практика.

А на практике цена у «Бумеранга», что в колесной версии (БТР К-16), что в гусеничной (БМП К-17), будет ну никак не сопоставима с ценой БТР-60 в новой упаковке.

Если же сравнивать «Бумеранг» с основными конкурентами на внешнем рынке, то здесь их два: американский Stryker и канадский LAV III.




Но «Бумеранг» смотрится здесь «потолще». И броня защитить может не только от 7,62-мм пуль, и мощность двигателя изрядно поболее, и с вооружением тоже.

Увы. Все как раз портит вопрос цены. А цена… Цена не как у БТР-82. И потому «толстый» по всем ТТХ и цене «Бумеранг» вполне может оказаться неинтересным зарубежным покупателям.

Ибо давайте честно ответим на вопрос: кто основной потребитель российской военной техники? Да, все те же Африка, Азия, СНГ. То есть далеко не самые богатые страны, которые заинтересованы именно в том, что «не хуже», но дешевле. Понятно, что это не новость, просто из разряда не очень приятной информации. Да, Россия вооружает в основном страны третьего мира, ну и немного второго, если удается что-то продать тем же индусам и китайцам.

Но в основном – третий. Денег у которого не было, нет и не будет. А потому подешевле, в кредит, да еще и желательно потом простить этот кредит.

Так что очень сомнительно, что странам третьего мира будет интересен такой продукт, как «Бумеранг». Они за танки меньшие суммы платят.

Продвинутая боевая машина по карману только соответствующим армиям соответствующих стран.

И здесь возникает просто ошеломительный вопрос: зачем это все?


Зачем сотни людей работают над новыми танками, БТР, БМП, самолетами, если судьба у всех разработок одна: получить статус «обладает большим экспортным потенциалом», и все? И дальше судьбу разработки будут решать не в России, а в Зимбабве, Анголе, Мьянме и прочих не менее развитых странах?

К чему нам все конструкторские бюро, лаборатории, заводы, в конце концов? Зачем тратить миллионы рублей, если плодами труда будут пользоваться где угодно, только не в России?

Ах да… Прибыль для «Рособоронэкспорта»… Конечно, в таком случае интересами нацбезопасности можно и пренебречь. Мы же ни с кем не собираемся воевать, того, что есть в распоряжении наших вооружённых сил, хватит для защиты с лихвой, так что…

Так что все эти «обладания высоким экспортным потенциалом» выглядят не очень. Особенно в свете того, что список новейших разработок, которые не пошли в нашу армию, а рассматриваются как пополнение бюджета и предлагаются всем, кто может заплатить…

Не очень красивый расклад.

Интересно, «Посейдоны» и «Авангарды» тоже на продажу пойдут? В случае, если цена окажется запредельной? Потому что в целом «Бумеранг», летящий вслед Су-57, конечно, самолет не собьет, но… Но и нашей безопасности ничем не поможет.

А денег, напомню, на разработки, испытания, выпуск и прочее ушло с избытком. Вот это и печалит больше всего. Ведь покупатели из Африки могут и не оплатить издержки…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.