The Washington Post: баланс сил в Ливии меняется, а судьбу страны контролируют Турция и Россия

Аналитика Геополитика и безопасность Новости

Целая серия резких изменений военной ситуации в Ливии ослабила надежды одного военачальника на то, что он сможет править этой североафриканской нефтедобывающей страной, и позволила Турции и России укрепить их позиции в одном из важнейших регионов мира.

За последние несколько недель турецкие беспилотники и системы противовоздушной обороны помогли поддерживаемому ООН правительству вернуть под свой контроль практически весь запад Ливии, отвоевав его у сил Халифы Хафтара, который пользуется поддержкой России и который с прошлого года пытается захватить столицу страны, город Триполи.

На прошлой неделе Хафтар объявил об отводе своих боевиков от передовой в Триполи. Но его противники продолжили наступать, в результате чего им удалось захватить целый ряд прибрежных поселений и ключевую военно-воздушную базу. В настоящее время силы Хафтара вынуждены сдерживать натиск противника в своем последнем опорном пункте на западе страны.

«Хафтар переживает худший кризис за последние шесть лет», — сказал Анас эль-Гомати (Anas El Gomati), ливийский аналитик и политолог, возглавляющий Институт Садека в Триполи.

Однако, по словам чиновников и аналитиков ООН, этот конфликт далек от завершения, и сейчас растет беспокойство по поводу того, что он может втянуть Турцию и Россию в очередную опосредованную конфронтацию и превратить Ливию во вторую Сирию.

76-летний Хафтар все еще контролирует значительную часть территорий Ливии и пользуется мощной поддержкой внешних сил. На прошлой неделе один высокопоставленный чиновник в Триполи заявил, что российские военные самолеты прибыли с территории Сирии, чтобы помочь Хафтару, добавив, что этому военачальнику также помогают российские наемники.

Спецпосланник ООН в Ливии Стефани Уильямс (Stephanie Williams) предупредила Совбез ООН о том, что вопреки введенному этой организацией оружейному эмбарго в стране наблюдается «тревожное наращивание военного потенциала».

«Мы достигли еще одного переломного момента в этом конфликте», — сказала она, добавив, что эскалация может повлечь за собой «настоящую опосредованную войну».

Во многих смыслах Ливия уже находится в состоянии такой войны — одного из самых интернационализированных конфликтов в мире, — поскольку сейчас там разворачивается борьба за нефтегазовые ресурсы, территории, а также за реализацию идеологических и геостратегических амбиций.

По данным ООН, в этом конфликте уже погибло несколько тысяч мирных жителей — в том числе более 200 человек с 1 апреля этого года, — и только за прошлый год свои дома покинули около 200 тысяч человек.

Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Саудовская Аравия и Иордания тоже поддерживают Хафтара, чье наступление на Триполи в апреле 2019 года стало началом одного из самых кровавых периодов с момента восстаний арабской весны 2011 года и вмешательства сил НАТО, которые привели к свержению и гибели диктатора Муаммара Каддафи.

Между тем мнения европейских стран разделились. Такие страны, как Франция и Греция, поддерживают Хафтара, а Италия и другие поддерживают правительство в Триполи. Соединенные Штаты формально поддерживают правительство в Триполи, однако они отправляли смешанные сигналы касательно своей готовности вступить в диалог с Хафтаром — у которого есть американский паспорт и который прежде был осведомителем ЦРУ.

В субботу, 23 мая, канцелярия президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана сообщила, что в ходе телефонного разговора президент Дональд Трамп и президент Эрдоган обсудили целый ряд вопросов, включая ситуацию в Ливии и Сирии.

Сегодня Турция и Россия стали влиятельными игроками в Ливии. Обе они могут в конечном итоге получить нефтяные, газовые и строительные контракты на миллиарды долларов, а также доступ на военные базы, которые помогут им распространить влияние на значительную часть территории Африки.

Ошеломляющий поворот

Мало кто ожидал, что Турции удастся развернуть ход войны настолько быстро.

Менее чем пять месяцев назад преимущество было на стороне Хафтара, который использовал полученные от России системы вооружения и наемников, а также полученные от ОАЭ беспилотники.

Он контролировал восток и юг Ливии, а также большую часть нефтяных объектов на территории страны. Его силы — группировки боевиков, которые действовали под общим названием Ливийские арабские вооруженные силы, — уверенно продвигались в сторону Триполи, а в январе они захватили стратегически значимый город Сирт на берегу Средиземного моря.

К тому моменту правительство в Триполи, названное Правительством национального согласия, уже подписало несколько соглашений с Турцией, открыв ей доступ к газовым месторождения Средиземного моря. В обмен на это Анкара увеличила масштабы своей военной помощи, отправив в Ливию беспилотники, наемников, военных инструкторов, бронемашины и оружие.

В апреле группировки, связанные с Правительством национального согласия, выступили против своих противников и захватили несколько поселений, расположенных вдоль побережья к западу от Триполи. Однако их самым значимым завоеванием за последние несколько месяцев стала военно-воздушная база аль-Ватия — база, расположенная примерно в 130 километрах от столицы, которую Хафтар удерживал с 2014 года.

Это позволило укрепить боевой дух правительственных сил, которые прокатили захваченный российский самоходный зенитный комплекс «Панцирь» по улицам Триполи. Турецкие беспилотники сумели захватить и уничтожить еще несколько «Панцирей», что стало позором для Москвы и других военных союзников Хафтара.

В субботу силы Правительства национального согласия вели наступление на город Тархуна, последний опорный пункт Хафтара на западе страны.

Следующий шаг военачальника

Теперь траектория развития этого конфликта зависит от реакции основных иностранных союзников Хафтара, в первую очередь России и ОАЭ, а также от их попыток «контролировать растущее влияние Турции», как написал Тарек Мегериси (Tarek Megerisi), аналитик в Европейском совете по международным отношениям, в своей колонке на этой неделе.

В четверг, 21 мая, командующий военно-воздушными силами Хафтара пообещал провести «крупнейшую воздушную кампанию в истории Ливии», в том числе против турецких целей.

В тот момент, когда он делал это свое заявление, министр внутренних дел Правительства национального согласия Фатхи Башага (Fathi Bashagha) сообщил в интервью Bloomberg News, что как минимум шесть российских истребителей МиГ-29 и два самолета Су-24 прибыли на помощь Хафтару из Сирии.

Эксперты в области безопасности и аналитики назвали это предупреждением, адресованным Турции. Репортерам Washington Post не удалось проверить факт присутствия российских самолетов в Ливии.

Но, если Москва действительно отправила в Ливию свои МиГи, это представляет собой существенную эскалацию. До настоящего момента Москва оказывала Хафтару поддержку в основном посредством сотен своих наемников из «Группы Вагнера» — частной военной компании, связанной с Кремлем, которая помогала силам Хафтара на местах.

Москва не отреагировала на сообщения о прибытии российских самолетов в Ливию. Однако на прошлой неделе она присоединилась к Анкаре в ее призывах к перемирию и процессу политического урегулирования под эгидой ООН в очевидной попытке избежать конфронтации.

В январе Россия и Турция уже пытались добиться перемирия, но Хафтар неожиданно отказался участвовать в этом процессе, что поставило президента России Владимира Путина в неловкое положение.

В январе европейские страны и Соединенные Штаты тоже пытались найти политическое решение конфликта в Ливии. Но переговоры в Берлине не помешали ОАЭ расширить масштабы их военной поддержки Хафтара, что заставило Турцию занять более агрессивную позицию.

Внутренние трещины

Поражения Хафтара на западе страны спровоцировали появление трещин внутри его лагеря, о чем пишут аналитики. Этому также способствовало его недавнее решение аннулировать политическое соглашение и его декларация о полном контроле над востоком Ливии, которые оттолкнули от него многих политических союзников и влиятельные племена.

«Призыв Хафтара вернуться к власти военного правительства оказался непопулярным, — сказал эль-Гомати. — Его политические союзники на востоке Ливии не доверяют ему, чувствуют его слабость и, как следствие, уже начали предварительные переговоры с Правительством национального согласия. Его международные сторонники хотят его поддержать, но считают его военные решения неэффективными, а политические решения — непоследовательными. Он ведет слишком много внутренних и внешних сражений одновременно».

Вполне возможно, Россия уже ищет альтернативы Хафтару. Москва поддержала новую политическую инициативу, выдвинутую спикером парламента Агилой Салехом (Aguila Saleh).

«Окно возможностей Европы закрывается», — сказал Мегериси.

«Ей необходимо действовать быстро, если она хочет защитить свои интересы и сохранить за собой роль барьера для расширения влияния России в этой стране, — продолжил он, — и если она хочет предотвратить развитие еще одного конфликта по сирийскому шаблону по соседству со своими границами».

inosmi.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.