Atlantic Council: НАТО предоставил Украине новый статус, что дальше?

Аналитика Геополитика и безопасность

Эксперты считают, что альянс мог бы заняться интеграцией Украины в свою черноморскую стратегию или вообще оценить возможности превратить Будапештский меморандум в более реальные оборонные обязательства.

12 июня НАТО обновил свои отношения с Украиной, официально признав ее страной Программы расширенных возможностей (EOP). Таким образом, она стала шестой страной с таким статусом на ряду с Австралией, Финляндией, Швецией, Грузией и Иорданией.

Об этом пишет Atlantic Council, объясняя, что EOP принесет Украине потенциальную выгоду в виде улучшенного доступа к учениям и программам улучшения совместимости. Кроме того, может улучшиться обмен информацией и опытом между украинскими военными и странами НАТО.

В Украине решение альянса встретили одобрительно как доказательство поддержки евроатлантических амбиций страны. Много западных партнеров тоже с энтузиазмом отреагировали на новый украинский статус. В частности, решение НАТО похвалил министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб. Конечно же, в Кремле заявили, что расширение партнерства между альянсом и Украиной «не принесет пользы для укрепления безопасности и стабильности в Европе».

Atlantic Council отмечает, что EOP не стоит путать с перспективой членства в НАТО. Однако, эта программа подает сигнал о начале нового этапа углубления отношений, которые могут иметь большие геополитические последствия для всего региона. Что это углубление будет означать для Украины и как это может повлиять на евроатлантические интеграционные амбиции страны?

По мнению бывшего заместителя Генерального секретаря НАТО Александра Вершбоу, решение альянса включить Украину в программу расширенных возможностей очень запоздалое. Но оно все равно остается важным шагом в украинской евроатлантической интеграции.

«Украину несправедливо обошли, когда программу только запустили в 2014 году с целью углубить сотрудничество между НАТО и наиболее готовыми к взаимодействию партнерами. На саммите в Уэльсе летом 2014 года страны НАТО пригласили Грузию, Финляндию, Швецию, Австралию и Иорданию стать первыми странами EOP. Но они не захотели обновить статус Украины во времена, когда агрессия России на Донбассе усиливалась», — напомнил Вершбоу. 

Он считает, что обновление украинского статуса сейчас — это признание того прогресса, которого Киев достиг в повышении совместимости своих войск с силами альянса через участие в операциях НАТО от Балкан до Афганистана.

По словам Вершбоу, расширенный статус даст Украине дополнительные возможности участия в учениях НАТО, а также в проведении политических консультаций по стратегическим вопросам, обмену информацией и данными разведки относительно текущих и будущих угроз. При этом он добавил, что сотрудничество между Украиной и НАТО взаимовыгодно. Ведь военные альянса уже получают большую выгоду от тренировок и маневров с проверенными в боях украинскими солдатами. Они много узнали из украинского опыта о российских кибератаках, информационных операциях и других форм гибридной войны.

«Предоставив Украине статус EOP, НАТО теперь должен перейти к полной интеграции страны в свою разработку широкой стратегии в Черном море, призванной сдержать военное развертывание России в оккупированном Крыму и препятствования с его стороны свободе передвижения в Черном и Азовском морях», — считает Вершбоу.

В свою очередь, эксперт Украинского института будущего Андрес Умланд отметил, что хотя новый статус отношений Украины с НАТО — это шаг в правильном направлении, он не приближает Киев к плану действий по обретению членства. Вместо этого формулировки альянса дают основания обвинить его в отступлении от старых официальных заявлений об украинском будущем членстве. 

«Украинский статус как партнера программы расширенных возможностей не предвещает никаких решений относительно членства в НАТО», — говорилось в заявлении альянса.

«Но разве такое решение не было сделано еще на саммите НАТО в Бухаресте в 2008 году?» — удивляется эксперт.

По его мнению, вместо того, чтобы заниматься ребредингом сотрудничества с Украиной, Брюсселю и Вашингтону стоило бы подумать об альтернативных структурах, если украинское членство сейчас невозможно. Инициатива «Триморья» и группа «Бухарестской девятки» могли бы включать Украину, Молдову и Грузию. Можно также поощрить Польшу, страны Балтии и других близких друзей Киева заключить пакты о взаимной помощи с Украиной вроде того, как это сделали Турция и Азербайджан в 2010 году.

«Вашингтон мог бы расширить свои хартии о двустороннем партнерстве с Киевом и Тбилиси до многостороннего формата вроде старых Балтийских и Адриатических хартий. США и Великобритания могли бы превратить Будапештский меморандум за 1994 год в более подобающий пакт, который бы напоминал соглашение об обороне, подписанное в 1953 году между США и Южная Корея», — считает Умланд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.