Противовоздушная оборона: хотя атом и мирный

Аналитика Армия Общество Оружие

Приближение срока пуска первого реактора Белорусской АЭС, который может произойти уже в середине июля, стало поводом для экспертов еще раз оценить принятые меры по защите этого объекта первостепенной важности от нападения с воздуха.

Очевидно, есть необходимость напомнить, что 31 декабря 2017 года на боевое дежурство по противовоздушной обороне строящейся атомной электростанции в Островце заступили военнослужащие 1146-го гвардейского зенитного ракетного полка Военно-воздушных сил и войск противовоздушной обороны Беларуси.

Этот полк был расформирован в 2001 году и возрожден 1 декабря 2017 года в Барановичах. 1 июня 2018 года тогдашний министр обороны Беларуси Андрей Равков вручил ему Боевое знамя и открыл в Островецком районе Гродненской области новый военный городок Ворняны в непосредственной близости от строящейся станции.

Чтобы ничего без спроса не летало

По мнению некоторых экспертов, одной из веских причин создания такой мощной боевой единицы, как 1146-й полк, для охраны и обороны с воздуха БелАЭС стали неоднократные нарушения воздушной границы нашей страны в этом районе со стороны Литвы.

Последнее происшествие такого рода имело место 19 апреля 2017 года. Тогда литовский летательный аппарат углубился на территорию Беларуси на расстояние до 8 км, после чего совершил разворот и покинул пределы нашего воздушного пространства.

Комментируя по горячим следам этот эпизод, многие наблюдатели не исключили умышленного характера проникновения самолета-нарушителя в пределы Беларуси. Целью которого могло быть вскрытие противовоздушной обороны нашей страны на данном участке государственной границы.

Более того, в свете данного ЧП иначе выглядит и эпизод с нашумевшим в свое время “плюшевым десантом”. Речь идет о безнаказанном нарушении воздушной границы Беларуси со стороны Литвы 4 июля 2012 года низколетящим легкомоторным самолетом, который пилотировали шведские граждане.

Несмотря на то, что аналогичные нарушения на литовском направлении происходили и раньше (причем некоторые из них не фиксировались ни пограничной службой, ни войсками ПВО), именно этот инцидент вызвал наиболее широкий общественный резонанс и жесткие кадровые решения со стороны президента Александра Лукашенко.

И вопрос не только в том, что с борта самолета-нарушителя был сброшен десант из игрушечных медведей-парашютистов в районе резиденции главы государства. Самым наглядным образом была продемонстрирована неспособность противовоздушной обороны страны надежно обнаруживать и перехватывать низколетящие малоразмерные летательные аппараты. Которые в следующий раз могли нести сотни килограммов взрывчатки и быть направленными на жизненно важные военные и гражданские объекты. Ну а про крылатые ракеты эвентуального противника и разговора нет.

А посему перестановками и “стрелочников”, и даже высокопоставленных персон дело не ограничилось: были резко ускорены темпы перевооружения ВВС и войск ПВО страны современными образцами радиолокационной и зенитно-ракетной техники (как отечественного, так и иностранного производства), обладающими расширенными возможностями обнаружения и поражения низколетящих целей различных классов. Здесь в первую очередь следует назвать белорусскую радиолокационную станцию (РЛС) “Роса-РБ” и российский зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) “Тор-М2К”.

Первые батареи, оснащенные ЗРК малой дальности 9К332МК «Тор-М2К», поступили на вооружение ВВС и войск ПВО Беларуси в 2011 и 2012 годах. Пятую батарею таких ЗРК российский концерн «Алмаз-Антей» передал военному ведомству Беларуси в конце 2018 года. Сегодня все они находятся на вооружении 1146-го зенитно-ракетного полка.

Имени скандинавского бога

«Тор-М2К» представляет собой модификацию разработанного еще в советские
времена ЗРК «Тор». В числе важнейших отличительных особенностей этой версии – вдвое увеличенный боекомплект (16 против 8) новых зенитных управляемых ракет (ЗУР) 9М338К с расширенной зоной поражения, повышенной точностью стрельбы и уменьшенными массогабаритными показателями.

Применяемые в ЗРК «Тор-М2К» ЗУР оснащены боевыми частями с поражающими элементами из высокопрочного сплава вольфрам-никель-железо специальной геометрической формы, позволяющими надежно поражать боевые самолеты и вертолеты любого типа, включая летательные аппараты, изготовленные с применением технологии «стелс».

Среди главных целей ЗРК “Тор” – беспилотные летательные аппараты (БПЛА) и различные виды высокоточного оружия (противорадиолокационные ракеты,
крылатые ракеты и управляемые авиационные бомбы). Интервал старта ЗУР с
одной боевой машины составляет от двух секунд. Таким образом, батарея ЗРК «Тор-М2К» может за короткий промежуток времени отразить массированный налет современных средств воздушного нападения.

По мнению специалистов, в комплексе «Тор-М2К» достигнут высокий (подтвержденный на практике) показатель такой боевой характеристики, как курсовой параметр поражаемой воздушной цели, который составляет 8 км. Это значит, что одна боевая машина способна поразить воздушную цель по фронту в полосе в 16 км, что при соответствующей тактической расстановке боевых машин в зенитной ракетной батарее, создает сплошную заградительную линию по всему фронту ведения боевых действий.

Дальность обнаружения целей средствами ЗРК «Тор-2МК» составляет 32 км, максимальная скорость поражаемых воздушных объектов – до 700 м/с. Зона поражения ЗРК «Тор-2К» простирается до 15 км по дальности и до 10 км по высоте от месторасположения боевой машины комплекса.

Без большой натяжки можно сказать, что ЗРК версии «Тор-2МК» является плодом сотрудничества предприятий российского и белорусского ВПК. В 2005 году разработчики Ижевского электромеханического завода «Купол» обратились к конструкторам Минского завода колесных тягачей с предложением создать полноприводное колесное шасси для замены гусеничного транспортера ГМ-5955, на котором изначально базировались боевые машины ЗРК «Тор». Предполагалось, что такая замена приведет не только к снижению стоимости самой зенитной ракетной системы, но и затрат на ее эксплуатацию, увеличению запаса хода и срока службы шасси, улучшению комфортности и удобства для работы экипажа.

На МЗКТ предложение приняли, и уже 12 июня 2007 года первый образец специального колесного шасси МЗКТ-6922 был передан заводу “Купол” для монтажа на нем боевого модуля зенитной ракетной системы «Тор-М2К». Впервые в практике предприятия шасси получило не рамную, а корпусную (так называемую «вагонную») конструкцию.

Шасси МЗКТ-6922 способно передвигаться по всем видам дорог и разведанной местности, максимальный радиус поворота составляет 12,5 м, глубина преодолеваемого брода – до 1,2 м, максимальная скорость – до 80 км/час (против 65 км/час у гусеничного шасси), грузоподъемность – 12.000 кг, полная масса – 30.000 кг. Экономичный двигатель и два топливных бака емкостью 530 и 200 л обеспечивают запас хода в 1.000 км.

За время службы ЗРК «Тор-2МК» положительно зарекомендовал себя в вооруженных силах Беларуси. Так на учениях в феврале 2017 году для выполнения стрельб в качестве одной из мишеней был выбран снаряд реактивной залповой системы залпового огня «Град», то есть объект с минимальной эффективной отражающей поверхностью. Однако ЗРК «Тор-М2К» поразил эту цель, подтвердив тем самым тактико-технические характеристики заявленные производителем.

Имеется и опыт боевого применения ЗРК “Тор”. Как сообщил начальник войсковой ПВО вооруженных сил России, с начала несения боевого дежурства в Сирии расчетами этого ЗРК сбито более 45 БПЛА кустарного производства, которые используются тамошними боевиками.

Щит против меча и наоборот

Однако беспилотные средства воздушного нападения постоянно совершенствуются и появляются не только на вооружении армий продвинутых в техническом отношении стран. Без ведома и с ведома компаний-производителей, они становятся все более доступными для государств, числящихся в изгоях, незаконных вооруженных формирований и даже отдельных террористических групп.

Все чаще высокотехнологичные БПЛА появляются в районах локальных вооруженных конфликтов и гибридных военных действий. Меняются способы и тактика их боевого применения. Ударные беспилотники и дроны радиоэлектронной борьбы постепенно становятся одними из главных средств нейтрализации войсковой и объектовой систем ПВО. Подавление которых позволяет получить решающее превосходство над противником.

Красноречивым примером чего эксперты называют противостояние зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) российского производства “Панцирь-С1” и турецких БПЛА Bayraktar TB2 и Anka, которое развивается с потерями для обеих сторон.

В состав бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) БПЛА Bayraktar TB2 могут входить опто-электронная станция (ОЛС) с тепловизором, дневными камерами и лазерным дальномером. Или мини-РЛС с АФАР с радиолокационным синтезированием апертуры, позволяющая получать изображение земной поверхности близкое к фотографическому. Bayraktar TB2 может нести до четырех управляемых ракет дальностью до 14 км.

Как полает ряд наблюдателей, благодаря преимуществу перед “Панцирем” в дальности действия средств обнаружения и сопровождения целей (порядка 20 км против 12 км), турецкий дрон может отчасти компенсировать преимущество ЗРПК в дальности его ракет (до 20 км) и в ряде случаев опередить его с открытием огня. Чему также способствует применение средств радиоэлектронного подавления с БПЛА Anka. Важным обстоятельством является и то, что турецкие беспилотники атакуют средства ПВО большими группами, отвлекая их от защиты охраняемого объекта и вынуждая расходовать боезапас.

Пока есть время

Конечно суммарный боевой потенциал ЗРК “Тор-М2К” существенно (в 3-4 раза) выше, чем у ЗРПК “Панцирь-С1”, и он способен уверенно противостоять БПЛА Bayraktar TB2. Однако последний далеко не лучший в своем классе, где лидируют Израиль и США. Это притом, что Bayraktar TB2 отнюдь не является последним словом турецкой науки и техники. На подходе высотный БПЛА Akinci, оснащенный полноценной РЛС с АФАР или мощной ОЛС, способными обнаруживать наземные цели за десятки километров. Что позволит поражать их на существенно большем расстоянии, чем сейчас.

Обращение к опыту Турции отнюдь не означает, что велика вероятность использования БПЛА, разработанных в этой стране, против Беларуси, а как пример того, как любая средняя по своему экономическому и технологическому потенциалу страна может продвинутся в создании достаточно современных вооружений и стать их достаточно заметным продавцом на мировом рынке.

Поэтому нельзя полностью исключить возможность применения самых современных БПЛА против систем ПВО, защищающих важнейшие элементы военной и гражданской инфраструктуры Беларуси, в том числе и атомной электростанции. А затем и самих этих объектов. Что может потребовать внесения изменения не только в тактику подразделений ПВО, но и применения новой техники.

Многие комментаторы считают, что одним из важных направлений является совершенствование эшелонированной по дальностям и высотам противовоздушной обороны. Улучшение, посредством автоматизированного управления, координации действий не только радиотехнических и зенитно-ракетных частей и подразделений, но и комплексов РЭБ.

Несколько особняком стоят предложения использования БПЛА-истребителей против разведывательно-ударных БПЛА и дронов РЭБ. Несмотря на некоторую экзотичность, этот вариант также заслуживает рассмотрения. Проблема реально существует, и необходимо найти эффективной ее решение. А может и не одно.

Александр АЛЕСИН

1 thought on “Противовоздушная оборона: хотя атом и мирный

  1. Як-130 для этой роли подходит ,для него не составляет труда расправиться байрактаром

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.