ЕС запретил Украине спасать машиностроение

Аналитика Концепции и доктрины Экономика

Посол Евросоюза на Украине Матти Маасикас пригрозил оставить Киев без финансирования, если Верховная рада примет скандальный законопроект № 3 739. Его «скандальность» обусловлена тем, что в документе прописаны конкретные меры поддержки отечественного машиностроения путем введения процентного ценза локализации производства. Европу, которая видит в Украине рынок сбыта своих товаров с высокой добавленной стоимостью, такой расклад не устраивает. И чиновники ЕС уже не стесняются говорить об этом открыто.

За последний месяц на Украине появилось два важных документа, схожих по содержанию. Первый — это проект постановления Кабинета министров Украины «Некоторые вопросы реализации пилотного проекта по осуществлению закупок техники отрасли машиностроения с подтвержденной степенью локализации производства» от 11 июня 2020 года. Второй — законопроект № 3 739 «О внесении изменений в Закон Украины «О публичных закупках» по созданию предпосылок для устойчивого развития и модернизации отечественной промышленности».

В обоих случаях речь идет о поддержке отечественного машиностроения. Для этого предлагается использовать простой протекционистский инструмент — локализацию производства.

Иными словами, фиксированный процент частей закупаемой Украиной техники должен производиться на территории самой Украины.

Законопроект предполагает, что степень локализации будет зависеть от типа товара и колебаться в пределах 25–40%.

«Уровень проникновения импорта в публичные закупки по рассмотренным отраслям машиностроения в Украине достигает 50%. По данным экспертов, в среднем для всех публичных закупок по Украине этот показатель составляет 38%, тогда как в публичных закупках развитых стран импорт составляет не более 4–5% всех закупок», — рассказывает один из авторов проекта закона № 3 739 Роксолана Пидласа.

К слову, инициаторами этого документа выступили несколько десятков нардепов из разных фракций. Среди них — и представители «Слуги народа», и лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко, и сопредседатель «Оппозиционной платформы — За жизнь» (ОПЗЖ) Юрий Бойко. Есть даже представители «Европейской солидарности» Петра Порошенко.

В украинском парламенте нечасто рассматриваются законы, которые объединяют столь разношерстную публику.

Неудивительно, что Европа забеспокоилась. Тревогу своих западных кураторов выдавали «соросята», которые в прошлом месяце накинулись на министра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Игоря Петрашко — именно его ведомство первым подняло вопрос локализации производства.

Впрочем, поначалу это могло показаться инициативой отдельно взятого чиновника, которая не имеет шансов на реализацию. Затем оказалось, что идеи Петрашко разделяют не только в правительстве, но и в парламенте. Даже если «слуги народа» будут вяло голосовать за законопроект № 3 739 (что весьма вероятно), его все-таки возможно протащить за счет голосов ОПЗЖ и «Батькивщины».

В Евросоюзе наверняка увидели расклад. И решили подключить «тяжелую артиллерию» — теперь об опасности протекционистской политики заговорил официальный представитель ЕС в Киеве Матти Маасикас.

Да как заговорил! Зашел сразу с козырей — пригрозил перекрыть украинским предприятиям доступ к дешевым европейским кредитам.

«Насколько мы понимаем, законопроект требует, чтобы Кабинет министров обеспечил введение такого же уровня степени локализации в будущих закупках, связанных с проектами, финансируемыми международными финансовыми учреждениями, такими как Европейский инвестиционный банк. В этом отношении мы хотели бы подчеркнуть, что эти требования могут оказать серьезное негативное влияние на будущую деятельность таких институтов на Украине и соответствующую поддержку ЕС», — предупреждает Маасикас.

Чем же так недоволен Брюссель? Об этом тоже заявлено открыто и по сути откровенно: предполагаемые изменения в законодательной базе Украины будут нарушать «основы равного отношения и недискриминации», которые прописаны в Соглашении об ассоциации между Киевом и ЕС.

То есть чисто зарубежная продукция не сможет закупаться на Украине только потому, что она зарубежная.

Это тот редкий случай, когда комментарии политологов и экономистов излишни. В Киеве открыто заявляют о намерении использовать протекционистские меры, чтобы поддержать свое машиностроение, создать новые рабочие места, увеличить доходы бюджета и так далее. А в Евросоюзе напоминают, что Соглашение об ассоциации предполагает совершенно другое.

В условиях «равных отношений» и «принципов недискриминации», которые де-юре устанавливаются между сильной и слабой экономиками, де-факто «консервируются» объективные преимущества последней.

Поэтому страны Центральной и Западной Европы после 2014 года продолжают делать упор на производство продукции с высокой добавленной стоимостью — основу благосостояния любого современного государства.

Нужны ли им конкуренты на Востоке? Тем более конкуренты, унаследовавшие еще во многом уникальные советские технологии? Вопрос риторический.

Украина всегда интересовала и интересует ЕС как рынок сбыта дорогостоящих товаров и источник поставок дешевого сырья.

Схема очень простая: Незалежная не должна производить ничего сложнее, чем трехколесные велосипеды, хотя и их лучше закупать у своих европейских товарищей. Все атрибуты цивилизации в изобилии присутствуют на Западе. Покупать их — вот задача Украины.

На какие деньги? На те, что удалось выручить от продажи зерна, пшеницы, растительного масла, орехов и других прелестей «аграрной сверхдержавы». Сюда же добавим черные металлы и карпатские леса — эти товары Европе нужны.

Нужно сырье, чтобы использовать его на высокотехнологичных производствах, а затем отправлять готовые товары на тот же украинский рынок.

Конечно, «аграрной сверхдержаве» денег всегда будет не хватать (их не хватает даже формально полноправным членам ЕС вроде Прибалтийских республик).

Периодически ее будут «подкармливать» мелкими безвозмездными подачками или кредитами, которые выдаются под определенные обязательства.

К примеру, под открытие рынка земли или принятие закона, который лишает Украину суверенитета над своей банковской системой.

Международный валютный фонд недавно так и сделал. Деньги в итоге идут на погашение предыдущих кредитов и поддержание штанов, а Киев еще больше подсаживается на крючок транснациональных корпораций.

Схема предельно простая. За последние годы Украина получила немало подтверждений того, что дела обстоят именно так.

Самое наглядное из них — это положение отечественной промышленности.

Не будем уходить в дебри, вот лишь несколько свежих примеров.

При дышащем на ладан, но еще действующем Крюковском вагоностроительном заводе мэрия Харькова заказывает составы для местной подземки у китайского производителя.

 

Депутат Николаевского областного совета Максим Невенчанный тем временем заявляет о фактической остановке местного предприятия по производству турбин: «Завод попал в очень сложное положение, когда началась конфронтация с Российской Федерацией, куда мы сбывали большую часть наших турбин. Россия тоже пострадала, но страдала она недолго. Россияне просто построили в Рыбинске аналогичное предприятие».

А вот выдержка из интервью директора легендарного «Южмаша» Сергея Войта: «За рубежом есть свои, куда нас просто не пускают.

Я понимаю, что если бы мы были в космическом Европейском агентстве, мы бы принимали участие в тендерах, а так Европа хочет от нас одного — чтобы мы передали чертежи наших разработок, чтобы им не разрабатывать.

Но изделия нам не заказывают».

Вишенка на торте — возмущение официального представителя ЕС на Украине по поводу законопроекта № 3 739. Удивительно, что Брюссель устами Матти Маасикаса настолько откровенно декларирует цели своей колониальной политики. Впрочем, чему удивляться?

Европейский выбор сделан, земля продана, государство отдано на откуп агентам иностранного влияния.

С этого пути Украине уже не свернуть.

Алексей Ильяшевич

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.