Турецкий сценарий с американской указкой: какой будет Польша Анджея Дуды

Аналитика

Президентские выборы в Польше выиграл действующих глава государства Анджей Дуда. Он опередил кандидата от оппозиционного объединения «Гражданская коалиция» Рафала Тшасковского, набравшего 48,97% голосов.

Анджею Дуде было проще выиграть на президентских выборах из-за консервативности польского общества, однако многие голосовали за Рафала Тшасковского из соображений голосования «против Дуды», рассказал в интервью Baltnews польский политолог Януш Недзвецкий.

– Г-н Недзвецкий, Анджей Дуда победил на выборах, незначительно опередив своего оппонента Рафала Тшасковского. Как вы оцениваете такие результаты?

– Такой исход выборов был ожидаем. Все социологические опросы показывали, что так и будет. Но результат, который получил господин Тшасковский, оказался очень хорошим. Никто этого не ожидал, потому что, если посмотреть, какая ситуация была у «Гражданской платформы» еще два месяца назад, когда был другой кандидат от этой партии, (Малгожата Кидава-Блоньская – прим. Baltnews) ситуация была намного хуже.

Можно сказать, что даже если на этот момент сам Тшасковский проигрывает выборы, то «Гражданская платформа» является победителем, потому что на данный момент она является самой главной силой оппозиции, укрепив свою позицию и получив огромное количество голосов. Когда Дональд Туск ушел из польской политики в европейскую, «Гражданская платформа» теряла избирателей, а сейчас можно сказать, что снова появился лидер.

– Тшасковский совсем немного уступил Дуде. Это говорит о том, что те, кто голосовали во время первого тура за других кандидатов, сейчас просто голосовали именно против Дуды?

– Польская демократия – это демократия протеста. Польские избиратели не голосуют за кандидата – они голосуют против кандидата. Это те выборы, которые с одной стороны были как выборы против власти «Права и справедливости», против Дуды, а с другой стороны это были выборы против либералов, ЛГБТ, иммиграции и тех ценностей, которые предписаны «Гражданской платформе».

С этой точки зрения можно сказать, что борьба прошла внутри Польши между западной и восточной Польшей и между консервативно-католической и либерально-левой идеологией.

– Тшасковский тоже же пытался привлечь консервативную часть общества на свою сторону. Например, он же выступал за ЛГБТ, но старался не акцентировать внимание на этой теме, чтобы не отпугнуть другую часть электората.

– Надо понимать, что в Польше ситуация, которая касается ЛГБТ и леволиберальной идеологии, ближе к Украине, чем к Западной Европе. И общество в основном не поддерживает этих идей, и поэтому кандидату, который является либералом во время борьбы за пост президента, необходимо балансировать и быть центристом, а не левым либералом.

Поэтому под конец кампании он говорил о том, что он за толерантность, он против дискриминации, но при этом он против усыновления детей ЛГБТ-парами. У нас просто такое общество, в большинстве своем консервативное, поэтому Дуде было во многом легче победить на этих выборах.

В основном за него голосуют люди с низким образованием, проживающие в городах с населением до ста тысяч человек и старше 50-ти лет. Это все показывает, что компания Дуды была ориентирована на большинство поляков, потому что 75% избирателей в Польше проживают именно в небольших городах.

Тшасковский, например, был кандидатом интеллигентов, людей из больших городов, а Дуда был кандидатом простых людей, у которых материальная ситуация, скорее всего, не очень хорошая. Возможно, поэтому ему и было легче эту кампанию проводить.

– Как ситуация с пандемией повлияла на ход предвыборной кампании? Кандидаты смогли использовать ее, чтобы заработать очки?

– Ситуация с коронавирусом перевернула президентскую кампанию с ног на голову. Выборы должны были быть в мае, их переносили, поменялся уже кандидат, потому что от «Гражданской платформы» должна была идти Малгожата Кидава-Блоньская.

Все очень быстро менялось, и, конечно, это сильно повлияло на кампанию. Другие, менее крупные кандидаты не имели возможность проводить нормальную кампанию, поэтому только большие партии, которые имеют хороший доступ к СМИ, проводили свою кампанию. Да и такие мероприятия предвыборной кампании, как митинги, не особо проводились. Конечно, это влияло на окончательный результат.

Надо еще сказать, что государственная система даже не пыталась показать, что она поддерживает всех кандидатов. Она демонстрировала свою поддержку президенту Дуде. А это возымело сильное влияние на результат выборов.

– Как изменились бы отношения Варшавы с Брюсселем если бы выиграл Тшасковский? Например, смягчились ли бы противоречия в части судебной реформы, в вопросе выплат репараций Германией, исторических споров с Украиной?

– Тут нужно понимать, что эти вещи не решаются президентом. Позиция президента в Польше более символическая – итоговое решение стоит за парламентом. Поэтому, конечно, каких-то больших изменений бы не произошло. Но Тшасковский это – такой проевропейский кандидат. Он бы работал на укрепление наших отношений с Европой. Официальные контакты с европейскими властями были бы укреплены, но каких-то конкретных вещей президент в Польше не может предпринимать.

– Как вы оцениваете кампанию Дуды? Не была ли она излишне агрессивной: то заявления о вмешательстве Германии в выборы, то обвинения в адрес Тшасковского?

– Да, это было оправданная агрессия. Последние две или три недели предвыборная кампания была очень агрессивная. Ситуация у Дуды сложилась таким образом, что два месяца назад все думали, что он сможет получить 70% поддержки и выиграть в первом туре выборов. Но потом ситуация поменялась, и компания стала более агрессивной.

Надо понимать, что польским демократам гораздо легче мобилизовать избирателей с помощью негативной кампании – то есть пугать электорат, нежели представлять какую-то позитивную программу.

И в данной ситуации это было очень хорошо видно, потому что у Тшасковского хоть и тоже были некоторые моменты, но кампания не была настолько агрессивной, он не пугал избирателей. Поэтому его электорат не был настолько мобилизован, как электорат Дуды.

– Победа Дуды означает, что он будет продолжать существующий вектор политики, или же последуют какие-то системные изменения?

– Думаю, что никаких изменений внесено не будет. Я думаю, что будет реализован сценарий, какой был в Турции. От власти уже поступают сигналы о том, что следующим шагом, которые они предпримут, будет так называемая реполонизация СМИ, который означает укрепление государственного контроля над средствами массовой информации.

Затем будет изменен закон о так называемой децентрализации, который подразумевает, что в регионах власть пойдет от «Права и справедливости». Также все ожидается, что будет увеличен контроль над общественными организациями. Это будут три шага, которые будут нужны для того, чтобы окончательно укрепить власть в Польше.

– Как победа Дуды повлияет на отношения с Литвой? Они и дальше будут преимущественно развиваться в военно-политической сфере?

– Победа Дуды означает укрепление направления против России. И, конечно, Литва и другие балтийские страны нужны Польше для того, чтобы строить восточный фланг НАТО. Сотрудничество будет проходить на всех уровнях, которые необходимы для этого укрепления.

Но, в конце концов, проблема здесь не сколько с польской стороны, которая хочет сотрудничать, сколько со стороны Литвы, которая немножко боится польского меньшинства. Поэтому отношения будут осторожно, но укрепляться.

– Дуда будет предпринимать шаги по защите положения польского меньшинства в Литве?

– О всех проблемах польского меньшинства, власти республики прекрасно знают, но геополитические взгляды диктуют необходимость отходить от этих вопросов и немного про них забывать.

Нужно помнить, что польская меньшинство в Литве сотрудничает с русским, что не очень нравится власти в Варшаве. Поэтому я не думаю, что это будет иметь какое-то влияние на отношения между Польшей и Литвой.

– Тшасковский, кстати, заявлял о том, что пора прекращать вражду с Россией и начинать конструктивный разговор.

– Тшасковский, если сравнить его программу с программой Дуды, старался если и не выстраивать отношения с РФ, но хотя бы пытался их нормализировать. Уровень агрессии между Польшей и Россией слишком велик для польских либералов. Они бы стремились немного его ослабить. Помимо этого, вопрос о том, как будут развиваться отношения между Россией и Польшей, будет подниматься не в Варшаве, а в Вашингтоне. А это уже произойдет по итогам выборов в США.

– Как будут складываться отношения с Украиной, которая проводит политику евроинтеграции и стремится вступить в НАТО? В Киеве подчеркивали, что республика стремится в Евросоюз, однако позиция Дуды по ряду исторических вопросов вызывает опасения у украинских властей…

– Я думаю, что тут ситуация похожа на ситуацию с Литвой. Во внутренней политики это будет использоваться, но в конце концов Польша будет поддерживать европейскую интеграцию Украины, будет стараться, чтобы Украина вступила в Евросоюз. И, если это возможно, то еще и в НАТО, потому что геополитическая позиция Польши состоит в том, что Украина ей нужна в качестве буфера между Россией и Польшей. В Варшаве будут делать все для того, чтобы втянуть Украину в свою сферу влияния.

https://baltnews.lt

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.