Вернутся ли ракетные поезда на русскую железную дорогу?

Аналитика Армия Геополитика и безопасность Концепции и доктрины Новости Оружие

Госпрограмма вооружений до 2027 года, принятая феврале 2018 года, сильно похудела по отношению к первоначальному проекту. Иначе и быть не могло, поскольку ее бюджет был урезан с 30 до 20 триллионов рублей. Наиболее серьезные потери понесли морские КБ и судостроительные предприятия, десятилетний бюджет которых был ужат до 2,7 триллионов.

Но от этого непреложного правила, введенного еще в период разработки первой атомной бомбы, пришлось отступить в части баллистических ракет наземного базирования, стоящих на вооружении РВСН. Были остановлены сразу две разработки. И обе проводились в Московском институте теплотехники (МИТ), где были созданы такие МБР как «Тополь», «Тополь-М», «Ярс» и БРПЛ «Булава». Таким образом МИТ был вынужден прервать работы по проектированию твердотопливной МБР «Рубеж», которая должна была стать более совершенной модификацией «Ярса», и боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) «Баргузин». 

При этом было сообщено, что высвобождающиеся средства пойдут на две МБР для РВСН – «Сармат» и «Авангард». С «Сарматом» все понятно, эта сверхтяжелая ракета, которая создается для замены «Сатаны», как на западе называют МБР Р-36М2 «Воевода». Ракета обладает рекордными характеристиками, способна атаковать США в том числе и через южный полюс, то есть с направления, на котором у американцев отсутствует противоракетная оборона. Логика Штатов понятна, зачем создавать чрезвычайно дорогую систему ПРО там, где отсутствует угроза ядерной атаки. Не от Мексики же или Бразилии обороняться.

Что же касается ракетного комплекса «Авангард», то реализация этого проекта осуществляется не от хорошей жизни. В 2019 году был принят на вооружение гиперзвуковой боевой планирующий  блок «Авангард» (планер-глайдер), разработанный в реутовском НПО машиностроения. Предназначен он для использования в качестве боевых частей МБР, маневрирует в полете на гиперзвуковых скоростях, в связи с чем его не способна перехватить ни одна из ныне существующих систем ПРО.

В процессе разработки предполагалось, что тремя такими глайдерами оснастят ракету «Сармат». Однако, несмотря на торжественные заявления и Минобороны, и ОПК о скором принятии на вооружение МБР «Сармат», дело это, похоже, изрядно затягивается. Трудно поверить в это «скоро», поскольку два года после окончания бросковых испытаний не состоялось ни одного летного испытания ракеты. И неизвестно, когда же ракету запустят с военного космодрома Плесецк на полигон Кура на Камчатке.

Надо сказать, что БЖРК «Баргузин» назвать совсем новым оружием нельзя. Потому что в Советском Союзе, а затем и в Российской Федерации некоторое время эксплуатировался аналогичный комплекс – БЖРК «Молодец». Комплекс был снят с вооружения не «по старости», и не в связи с низким уровнем тактико-технических характеристик – его вычеркнули из состава РВСН в связи с подписанием договора СНВ-2. То есть потому, что он сильно угнетал Пентагон.

Идея ракетного железнодорожного комплекса проста, однако требует значительных усилий для реализации. Одним из существенных достоинств ядерного оружия является его скрытность, то есть невозможность определения координат нахождения с помощью разведки – наземной ли или же космической. Это необходимо для того, чтобы максимально защитить стратегические ядерные силы от первого обезоруживающего удара противника.

К наиболее скрытным средствам базирования МБР с ядерными боеголовками по вполне понятной причине относятся атомные подводные лодки, способные находиться под водой без всплытия до трех месяцев.

Однако у лодок есть «ахиллесова пята», поражение которой лишит их связи с внешним миром. Боевые команды передаются на подводные ракетоносцы при помощи сверхдальневолновых радиопередатчиков, на которые работают громадные антенные поля. Расположение таких узлов связи прекрасно известно, и именно по ним может быть нанесен разоружающий удар. Также связь с лодками осуществляют самолеты-ретрансляторы, построенные на базе пассажирских авиалайнеров с 10-километровыми буксируемыми антеннами. В принципе, и эти самолеты могут стать не такой уж и сложной мишенью.

Из наземных средств комплекса ядерного сдерживания наиболее неуловимыми являются подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК) типа «Ярс». Находясь на боевом дежурстве, они постоянно перемещаются на тяжелых колесных шасси. Однако маршруты боевого патрулирования либо уже известны противнику, либо могут быть разведаны. Поэтому в полках ПГРК уделяется большое значение маскировке комплексов, а также противодиверсионной подготовке личного состава.

Части в обязательном порядке комплектуются машинами разминирования, а также беспилотниками, которые решают разведывательные задачи. В сложных погодных условиях, особенно зимой, по маршрутам предварительно проходит, условно говоря, «дорожная техника». В общем, задача скрытности и безопасности патрулирования решается столь шумно, что это способно привлечь внимание иностранной разведки.

В начале сентября заместитель помощника главы Пентагона Роберт Суфер выступил с заявлением о том, что США начинают модернизацию своих ядерных сил. В части средств наземного базирования предполагается замена устаревших МБР «Минитмен-3» на более современные средства доставки боеголовок. Также следует ожидать, что для проектируемой стратегической АПЛ нового поколения «Колумбия» будут созданы и новые ракеты взамен «Трайдент-2». К их мощности особых претензий у американцев нет, но способность преодоления систем ПРО оставляет желать лучшего.

«Примерно к 2030 году Россия и Китай увидят всю мощь нашей ядерной модернизации», – сказал Суфер.

Так что дожидаться, сложа руки, «всей этой мощи» было бы смертельно опасно. И одним их эффективных ответов на инициативу Пентагона стало бы создание БЖРК «Баргузин».

Владимир Тучков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.