Беларусь поддерживает позицию России по армяно-азербайджанскому конфликту – белорусский эксперт

Аналитика Геополитика и безопасность

27 сентября по всей линии соприкосновения в Нагорном Карабахе вспыхнули боестолкновения между армянскими и азербайджанскими силами. В Москве ситуацию назвали «поводом для серьезнейшего беспокойства». Дальнейшая эскалация конфликта привела к тому, что армянская сторона применила оружие широкого радиуса поражения, с обеих сторон звучат сообщения об уничтоженной военной технике, включая авиацию. В этих условиях МИД Беларуси выступил с призывом к Азербайджану и армении прекратить огонь и вернуться к дипломатическим переговорам, в том числе в рамках Минской группы ОБСЕ. Какую роль может сыграть Минск в урегулировании конфликта и почему нынешнее обострение в Нагорном Карабахе может перерасти в межрегиональный конфликт, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил кандидат социологических наук, полковник запаса, профессор Академии военных наук РФ Александр Тиханский.

– Александр Иванович, 27 сентября ситуация на границе Армении и Азербайджана серьезно обострилась. Почему это произошло именно сейчас?

– Это не просто очередное обострение, а самое масштабное вооруженное столкновение после 1994 г., которое по своему размаху уже превзошло тот конфликт, который был в 2016 г., хотя бы даже из-за того, что обстреливается Степанокерт, чего раньше не было.

Почему именно сейчас и именно сегодня? Здесь решающий фактор – даже не само желание Азербайджана, а заинтересованность Турции. Не решив свои задачи в Сирии и Ливии, Эрдогану нужно доказать электорату свою действенность. Они уже давно и угрожали, и настраивали Азербайджан. Мало того, их концептуальная доктрина – «два государства, одна нация» – основное, что подтолкнуло Азербайджан. Сам он не пошел бы на такой масштабный вооруженный конфликт.

Алиев прекрасно понимает, что если сейчас он проиграет и не решит даже отдельные задачи по завоеванию незначительных территорий, то весь протестный потенциал, который имеется в Азербайджане, повернется против него же.

На сегодняшний день эта ситуация тоже довольно острая. Два внутриполитических противоречия в одной и другой стране кинули их в эту бойню. Дело в том, что Турция, проводя свою политику неоосманизма, хочет еще больше распространить влияние в данном регионе и стать его лидером. Судя по боевым действиям, которые сейчас ведутся, это будет только разворачиваться. На сегодняшний день все больше и больше втягивается тяжелое вооружение, авиация, беспилотники и так далее. Армения, соответственно, рассматривает уже вопрос о применении «Искандера». Это будет уже полномасштабный конфликт: не за Нагорный Карабах, а война на протяжении всей границы.

Более того, после прошедших совместных турецко-азербайджанских учений в Нахичеванском районе Азербайджана осталась практически вся техника и вооружение, в том числе технический персонал турецкой армии.

Уже доказано, что применяются наемники, которые завербованы в Сирии и Ливии. 28 сентября был интересный случай, когда в Сирии на месте вербовки этих наемников собралась такая толпа, что пришлось применять оружие, чтобы их разогнать. Зарплату местным наемникам урезали, а за войну Азербайджана с Арменией, как объявлено, им будут платить по $2000.

То есть, я вижу, что конфликт только начинает развиваться, и масштабы его могут быть, в общем-то, беспрецедентны. Если еще Турция пришлет свои бригады спецназа и, соответственно, будет нападение на Армению, то придется уже входить и странам ОДКБ. Ситуация довольно критичная, и все эти запросы о прекращении огня будут абсолютно недейственны.

– Какова вероятность начала «большой войны» между Арменией и Азербайджаном?

– В Армении расположена российская база, и значит, если Турция введет свои войска, туда будет переброшена российская авиация, придет подкрепление. России перекрыли все воздушное пространство на подходе к Армении: на сегодняшний день все ВКС из России могут прилетать в Армению только через Иран, а Грузия, Турция, Азербайджан для ВКС России воздушное пространство закрыли полностью. Исходя из всего этого, можно предполагать, что события могут разворачиваться в довольно плохую сторону. Но тут есть такой мощный фактор, как страны ОДКБ, которые могут пока военно-политическими методами попытаться уменьшить масштабы этого конфликта.

Алиев без ничего с этой войны не уйдет. В данном случае я здесь вижу только одно: дело в том, что Нагорный Карабах держал не только собственно территорию Нагорного Карабаха, но еще и 7 «районов безопасности», как они это называли – но это азербайджанские районы, которые были оккупированы еще в 1994 г. Конечно же, на этой территории никто не проживает и, если найти компромисс в том, чтобы пожертвовать какие-то из этих «зон безопасности», можно сделать так, чтобы все ушли с чувством победы, без проигрыша, а затем уже приступить к масштабным мирным переговорам. Только таким образом можно будет выйти из этой ситуации.

– Какой позиции будет придерживаться Минск? Какую роль Беларусь может сыграть в урегулировании армяно-азербайджанских противоречий?

– Беларусь, как член ОДКБ и Союзного государства, имеет одну и ту же позицию с Россией. Россия развивала отношения с Арменией, как с членом ОДКБ и ЕАЭС, и в то же время у нее были довольно хорошие партнерские отношения и с Азербайджаном. Все то же самое было и у Беларуси. Единственное, что можно сказать – по военно-техническому сотрудничеству Беларусь более тесно работала с Азербайджаном, чем с Арменией, за что слышала упреки от Еревана. В данном случае можно вспомнить те же комплексы РСЗО «Полонез», которые Беларусь поставила Азербайджану.

– Какой будет реакция Запада в случае эскалации конфликта до большой войны между Арменией и Азербайджаном?

– Никто не заинтересован в развитии этого конфликта, кроме одной страны – Турции. Соответственно, и ЕС, и США, и НАТО (а Турция является членом НАТО) против этого конфликта и за прекращение огня. В данном случае, как ни странно, есть консенсус.

– Пресс-секретарь ОДКБ Владимир Зайнетдинов заявил, что «механизмом урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе является Минская группа ОБСЕ». Сохраняет ли минская площадка эффективность в решении армяно-азербайджанского конфликта?

– Минская площадка работала в рамках ОБСЕ, а главный вопрос состоит в том, как вообще посадить Баку и Ереван за стол переговоров. Минская площадка как работала, так и будет работать.

В последние месяцы, даже в течение всего этого года, армянская сторона заняла очень неконструктивную позицию в плане движения переговоров.

Министр иностранных дел Азербайджана уже в июне-июле говорил о том, что какие-то подвижки есть, а потом Армения резко стала настаивать на своем. Даже Мамедъярова Алиев был вынужден убрать (он уже не министр иностранных дел). Это доказывает, что переговоры зашли в тупик и что все, что было наработано, в том числе при Мамедъярове, ушло в историю.

На сегодняшний день остается только последний вооруженный конфликт. Он по жертвам уже превзошел 2016 г., а идет еще только его развитие, и в ближайшие 3-4 дня мы увидим, насколько будет развиваться наступление Азербайджана. Если оно все-таки будет развиваться дальше, то в данном случае мы можем говорить о развитии конфликта вплоть до межрегионального.

Александр Тиханский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.