Российские военные ученые придумали ответ на американскую концепцию войны

Аналитика

Российские военные ученые разработали концепцию противостояния американской «мультидоменной операции» — стратегии, которую в последние годы активно разрабатывает Пентагон. Суть концепции — упреждающий массированный удар всеми доступными средствами. Он может быть нанесен «в условиях нависшей над Российской Федерацией угрозы локальной войны».

Концепция была опубликована в последнем номере ежеквартального журнала «Воздушно-космические силы: теория и практика», который издается Академией ВВС им. Жуковского и Гагарина. Номер вышел в декабре 2020 года.

Противодействие «многосферной операции» — так в публикации называют американскую стратегию — на начальном этапе «возможно проведением воздушной операции и срывом интегрированного массированного воздушного удара путем нанесения неприемлемого ущерба противнику комплексным применением элементов разведывательно-ударной системы группировки войск», говорится в статье.

Иначе говоря, в случае реальной угрозы начала войны, по мнению российских военных ученых, необходимо нанести удар по «критически важным объектам» группировки НАТО, применяя авиацию, беспилотные летательные аппараты, ракеты, средства радиоэлектронной борьбы, а также новые гиперзвуковые аппараты — тогда противник не сможет нападать.

Пять доменов

Американская доктрина «мультидоменной операции», которой предлагают противостоять авторы статьи, родилась несколько лет назад в США. Впервые этот термин упоминался в открытых источниках еще в начале прошлого десятилетия.

Термин «мультидоменная операция» — калька с английского названия multidomain operation. У нее пока что нет общепринятого названия на русском, ее часто называют «многосферной» или «многодоменной».

Суть термина в том, что США и их союзники в случае начала открытой войны будут одновременно и скоординировано действовать во всех доступных «доменах» — на суше, море, в воздухе, а также в киберпространстве и космосе.

То есть войска во всех пяти «доменах» будут действовать под одним оперативным командованием, в самой тесной связи и при интенсивном и постоянном обмене информацией.

Ранее каждый род или вид вооруженных сил проводил на одном театре свою операцию, действуя хоть и в тесной связи, но все-таки отдельно.

«Мультидоменная операция» — тактика ведения войны с примерно равным по силе противником. Таким образом, эта доктрина фактически разработана для сдерживания или противостояния с Россией или Китаем.

Она отличается от концепции ведения локальных войн, которая доминировала в Пентагоне в конце 1990-х — начале 2000-х годов. Такая концепция оказывает влияние на строительство армии, разработку нового оружия, стратегическое планирование.

Кроме того, «мультидоменная операция» сменила (по крайней мере, по частоте упоминания в военной прессе) концепцию «Быстрого глобального удара» — согласно этой доктрине, одна сторона могла при помощи стратегических неядерных средств добиться превосходства над противником, нанеся удар по его ядерным силам.

Одним из последствий разработки и внедрения концепции «мультидоменной операции», как пишет американский военно-аналитический сайт Fas.org, может стать укрупнение тактических соединений в американской армии — создание дивизий, корпусов и армий вместо бригадных боевых групп.

Воздушный удар

Авторы российской концепции исходят из того, что мультидоменная операция в любом случае начнется с удара гиперзвуковыми ракетами, затем будут применены оперативно-тактические и крылатые ракеты, беспилотники и в самом конце — пилотируемые самолеты, истребители и бомбардировщики.

«Нанесение ИМВУ [массированного воздушного удара] позволит уже в первые часы конфликта нейтрализовать отечественные объекты управления авиационной группировкой, ракетно-ядерных сил, систем воздушно-космической обороны, энергетики, связи, военного и государственного управления, разведки и боевого управления, а также наиболее боеспособные воинские формирования», — говорится в статье.

Предложение авторов российской концепции — «одновременное глубокое поражение критически важных объектов, обеспечивающих проведение интегрированного массированного воздушного удара, расположенных в первых и вторых эшелонах обороняющегося противника».

Использовать предполагается артиллерийские и тактические ракетные системы, самолеты, вертолеты и беспилотники.

Общую нехватку средств в России для проведения действительно массированного удара авторы предлагают компенсировать рациональным использованием того, что есть, а также созданием системы разведки и передачи информации.

В статье один раз упоминается новое российское высокоточное стратегическое неядерное оружие — авторы считают, что для упреждающего удара по наиболее важным целям можно использовать гиперзвуковые ракеты «Кинжал».

В концепции не говорится о применении ядерного оружия, но нет и однозначного утверждения о его неприменении.

При этом в материале предлагается «перейти от политики сдерживания потенциального противника ядерным оружием к политике устрашения нанесения ему неприемлемого комплексного поражения всеми видами вооружения в рамках превентивных действий» (по сути — создать новую доктрину).

Новая идея

Издание «Воздушно-космические силы: теория и практика» было учреждено Военно-воздушной академией имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина и министерством обороны России, распространяется в электронном виде.

С одной стороны, это официальное издание минобороны, с другой — научный журнал, и материалы, которые публикуются в нем, не обязательно принятые и утвержденные военные документы.

Эта статья — научный труд, ее авторы — преподаватели академии, доценты, профессор кафедры Сухопутных войск Владилен Стучинский и доктор наук Михаил Корольков.

Тем не менее, как рассказал в интервью Би-би-си научный сотрудник центра международной безопасности ИМЭМО РАН Константин Богданов, на основании этой публикации все-таки можно делать выводы об изменениях в российской военной мысли.

«Если посмотреть на работы по отражению массированного воздушно-космического нападения, которое было жупелом последних 20-25 лет для наших военных, то там не видно контура вот этих упреждающих действий, — говорит Богданов. — Основная часть обороны возлагалась на многослойную ПВО и ПРО театра, допустим, тактических и баллистических ракет, и на истребительную авиацию, которая тоже вовлекалась в уничтожение крылатых ракет, БПЛА, в крайнем случае — самолетов типа AWACS».

В этой статье, по словам Богданова, проводится концепция встречно-упреждающего удара, который выводит из строя группировку противника.

Эксперт считает, что факт рассмотрения такой концепции в теоретическом научном труде свидетельствует о «растущей уверенности в ударном потенциале вооруженных сил»: «Это косвенно свидетельствует о том, что появились соответствующие дальнобойные высокоточные средства, которые могут применяться для подобного рода задач».

«Туман войны»

По мнению военного эксперта Российского совета по международным делам Ильи Крамника, концепция превентивного удара, которую предлагают авторы статьи, опасна в нынешних политических условиях, когда между Россией и Западом остается все меньше каналов связи и диалога.

После прекращения действий нескольких договоров о контроле над вооружениями, стороны лишились представления о том, что происходит в противоположном стане. «У нас возникает такой туман войны», — сказал он.

С одной стороны, подобные концепции сами по себе, будучи опубликованными, создают эскалацию напряженности в отношениях России и Запада, считает Крамник, с другой — они опасны в условиях ошибочной оценки сил.

«Эти новости селят ложную уверенность в возможности решить те или иные проблемы между Россией и Западом военным путем. А этого решения нет. И то, что здесь изложено, это тоже не решение, поскольку мы все прекрасно понимаем, осознавая потенциал обеих сторон, что любая успешная операция с любой из сторон с очень высокой вероятностью может повлечь за собой эскалацию вплоть до обмена ударами стратегических ядерных сил», — считает Крамник.

Совокупный военный потенциал НАТО гораздо больше российского, и упреждающий удар не станет окончательной победой, предупреждает он: «Все равно перед нами окажется противник, обладающий намного превосходящей мощью. Грубо говоря, это ситуация Перл-Харбора — японцы врезали, ну а дальше-то что?»

rus.delfi.lv

Подписывайтесь на «Военно-политическое обозрение» в Telegram и Twitter!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.