Как нанести обороноспособности России наибольший урон

Армия

Чтобы поддерживать численность вооруженных сил на уровне миллиона человек нужно иметь 500 000 контрактников, т. е. армию уже следует превратить в основном в контрактную. Но на это нет ни финансовых ресурсов, ни, похоже, чьей-то воли. Сейчас руководство страны декларирует увеличение к 2017 году числа контрактников до 420 000 при сохранении призыва и численности армии в миллион человек. Поэтому у России нет альтернативы снижению штатной численности ВС до 600 000 – 700 000 человек с соответствующим сокращением числа частей и соединений. Цепляться за миллионную штатную численность нет смысла.
И все бы более-менее логично выглядело в этих рассуждениях, если бы не одно, но очень существенное «но». Дело в том, что и миллионная армия (которая существует лишь в штатном расписании), как бы она ни была хорошо обучена и вооружена, численно все равно явно недостаточна для защиты страны с самой большой территорией в мире. А уж 600-тысячная и подавно. В таком случае столь же «логично» было бы вообще расформировать армию и доверить дело обеспечения безопасности страны той же полиции и войскам МВД. Полиция-то у нас теперь как-никак реформирована…
Другой путь сведения концов с концами может быть следующим: Средства для набора контрактников и избавления от призыва можно было бы найти, сократив госпрограмму вооружений до 2020 года с 20 трлн руб. на несколько триллионов. Этих средств хватит для того, чтобы набрать необходимые 450 000 – 500 000 контрактников и позаботиться о создании организованного резерва. Сократить можно те программы, которые в любом случае не удастся выполнить до 2020 года, например, программу закупок транспортных самолетов Ан-70 и т.п. Вместе с тем сократить расходы на перевооружение армии сразу на несколько триллионов рублей, чтобы за счет этих сэкономленных средств набрать и содержать 450 000 – 500 000 контрактников, – это значит, что наша армия будет численно укомплектована, но фактически разоружена. Вспомните, что на протяжении 1990-х, да и почти всех 2000-х гг. наша армия, можно сказать, не перевооружалась. Ну нельзя же, в самом деле, считать перевооружением тот гособоронзаказ, на который наши власти отпускали бюджетные средства в первые 15 лет «новой» России! И если сейчас вновь посадить перевооружение армии на голодный паек, то она вполне может уподобиться детским военно-спортивным играм «Зарница», в которые регулярно играли советские дети в дни летних каникул. У армии, правда, будут не игрушечные автоматы, как у советских детей, а самые что ни на есть настоящие АК-47, и даже танки Т-72 (цифровые индексы, напомним, примерно соответствуют годам принятия на вооружение этого автомата и танка). Но кроме как для тренировки столь раритетное оружие ни для чего другого не подходит. Выходит, и в этом случае армию нужно попросту расформировать.
Правда, если посмотреть на ситуацию под иным углом зрения – как бы нанести обороноспособности России наибольший урон – второй вариант (набор миллионной армии, состоящей более чем наполовину из контрактников, за счет резкого сокращения программ перевооружения) смотрится очень даже привлекательно. Судите сами: на содержание миллионной «Зарницы» потребуются те же триллионы рублей, т. е. военные расходы сами по себе не уменьшатся и будут отвлекать ресурсы России от других социально-экономических программ. Но это никак не повысит обороноспособность вооруженных сил, ибо эти силы постепенно будут превращаться в силы невооруженные. Бремя военных расходов нешуточное, а результата с точки зрения способности к обороне никакого. Это ли не сокровенная мечта геополитических противников России?
Что же делает для исправления сложившейся действительно тяжелой ситуации наше военное руководство, которое уже открыто признаётся, что армия теряет обороноспособность? Если посмотреть на предыдущие его «реформаторские» деяния, то это руководство попросту шарахается из стороны в сторону. Еще совсем недавно по всей армии было проведено резкое сокращение численности. Были уволены десятки тысяч офицеров, ликвидированы как класс прапорщики и мичманы, сокращена общая численность ВС с 1,2 млн до 1 млн человек. А следом (видимо, спохватившись, что перегнуло палку) наше военное руководство начало постепенно пополнять кадрами офицерский состав. Редкостная «последовательность», надо признать.
Совсем недавно Минобороны РФ определилось наконец, сколько потребуется ежегодно нашей армии новых офицерских кадров. «Установлен ежегодный нормативный выпуск из военных вузов – 8500 офицеров в год», – сообщил в конце мая заместитель директора департамента образования Минобороны Игорь Муравлянников. Эта цифра, правда, примерно в 7 раз ниже, чем в советские времена: Муравлянников сам напомнил, что до 1991 года в СССР ежегодно выпускалось около 60 000 офицеров. Но все-таки это уже хоть какая-то определенность. Хорошо бы еще, чтобы нынешние «реформаторы» из Минобороны не передумали набирать новые военные кадры, как они это уже делали, прикрыв на некоторое время набор слушателей в высшие военные заведения страны и отправив одновременно по миру тысячи квалифицированных военных преподавателей.
В заключении хочу дать некоторое определение выражению «армейская реформа»:
АРМЕЙСКАЯ РЕФОРМА — эвфемизм, призванный скрыть истинное значение действий по развалу армии государства. Под армейской реформой понимается комплекс действий, который по словам тех, кто её проводит, призван улучшить обороноспособность страны, обновить техническое и технологическое обеспечение армии, вывести личный состав на новый уровень подготовки и боеспособности. На деле армейская реформа проявляется либо в полном отказе от финансирования армии, либо в урезании этого финансирования до самых нижних пределов. Параллельно идут процессы распродажи военного имущества, передачи военных технологий другим государствам (в том числе и недружественно настроенным), называние бывших стратегических врагов «стратегическими партнёрами» и перевод армии на контрактную основу (что само по себе не плохо, но в комплексе с описанными мерами приводит к полной деградации личного состава).
Истинная цель военных реформ — уничтожение армии, как механизма защиты государства от внешнего врага. Если в результате реформы часть армии и остаётся, то её использование ограничивается репрессивными мерами против граждан собственного государства.
Пример «успешно» проводимой армейской реформы наблюдается на примере Российской Федерации, которая уже более 10 лет не может успокоить бандитствующие элементы в одной из своих горных местностей. Вместе с тем, новые военные технологии разбазариваются, государственные секреты раскрываются (под общее радостное улюлюканье разного рода правозащитников), генералитет наживается на продажах современной военной техники иным государствам, а солдаты и офицеры (в том числе и военные пенсионеры) погружаются всё больше и больше в пучину нищеты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.