Польская «Стратегия национальной безопасности» остается всего лишь декларацией о намерениях

Мнение Наши материалы

Прошел год с тех пор, как польский президент подписал постановление об утверждении новой «Стратегии национальной безопасности». Президент Дуда одобрил стратегию 12 мая 2020 г., но по прошествии года все еще нет законов, которые позволили бы реализовать рекомендации и выводы, представленные в этом документе.

Сразу после подписания Стратегии Дуда подчеркнул важность скорейшего принятия законов об управлении национальной безопасностью и гражданской обороне, которые призваны реализовать положения этого документа.

«Я надеюсь, что сейчас, в ближайшем будущем, мы сможем добавить к этому очень важный закон об управлении национальной безопасностью, а также о гражданской обороне и защите населения, потому что это акты, которые должны дополнять эту Стратегию. Я надеюсь, что в ближайшее время мы назначим соответствующие группы, которые будут разрабатывать эти правовые акты, и они смогут быть представлены в парламент как выполнение условий, определенных этим документом», — говорил Анджей Дуда год назад.

«Стратегия национальной безопасности» Польши должна стать документом, который всесторонне рассматривает безопасность государства, оценивая ее и указывая на действия, которые могли бы повысить эту безопасность.

К важнейшим задачам по повышению безопасности, согласно Стратегии, относятся:

улучшение управления национальной безопасностью путем создания интегрированной системы управления и надведомственного механизма для координации работы этой системы, подчиненного правительству. Работы должны были проводиться комитетом совета министров по национальной безопасности, и в результате должен был быть разработан закон, регламентирующий порядок управления государственной обороной;

адаптация национальной системы кризисного реагирования к аналогичной системе в НАТО. В новой модели маршалы сейма и сената должны были стать более значимыми фигурами в системе национальной безопасности;

создание единой системы стратегического планирования в стране, в которой «Стратегия национальной безопасности» будет главным документом самого высокого ранга. Остальные стратегии и документы должны быть связаны, иерархичны и «следовать друг за другом».

В течение года ни одна из этих трех рекомендаций Стратегии не были реализованы посредством принятия соответствующих законов и постановлений исполнительной власти.

По оценке польского Института безопасности и стратегии, пока «Стратегия национальной безопасности» является примером типичного для польской политической культуры документа с набором постулатов, желаний, сформулированных на основе руководящих принципов правящей политической партии.

Глава Бюро национальной безопасности Польши Павел Солох в апреле этого года в интервью редакции InfoSecurity24 уже рассказывал о затянувшейся законодательной работе в этом направлении.

«Мы ожидаем и сигнализируем парламенту о необходимости вернуться к работе над законом об управлении национальной безопасностью, который затрагивает вопросы гражданской обороны. Как я уже сказал, этот закон должен быть основополагающим документом. Мы также ожидаем, хотя я знаю, что это сложно, особенно сегодня, что будет выработана формула регулярных консультаций и работы между правительством и президентской администрацией по тому вопросу, который мы сегодня обсуждаем, а именно по гражданской обороне страны. Потому что все мы понимаем, что халатность в этой сфере очень велика. В течение многих лет не только в общественном мнении, но и на высших уровнях правительства, гражданская оборона рассматривался как второстепенная или даже третьестепенная тема, например, по чисто военным вопросам. Это большая ошибка», — сказал в интервью Павел Солох.

Стоит отметить, что на необходимость внесения изменений в систему управления национальной безопасностью указывалось, еще во время октябрьского заседания парламентского комитета национальной обороны. Тогда было отмечено, что механизмы управления государственной обороной со стороны президента нуждаются в корректировке.

Признавалась также необходимость систематизировать стратегические документы, а затем создать единую систему стратегического планирования в стране. Согласно предложениям законодателей, «Стратегия национальной безопасности» должна стать стратегическим документом высшего ранга. Стратегии и документы должны быть связаны, иерархичны и «следовать друг за другом». Таким образом должна быть решена проблема, с которой Польша «борется годами». Предполагалось, что «разрозненные по правовым актам вопросы» следует разобрать в одном новом законе.

В целом, неповоротливая государственная машина Польши, которую давно критикуют граждане страны за излишний бюрократизм, даже в важнейших вопросах национальной безопасности демонстрирует свою несостоятельность.

Многие польские политологи не раз высказывались, что в случае возникновения кризисной ситуации или вооруженного конфликта с участием Польши руководство страны не сможет принимать своевременные решения из-за необходимости проведения множества консультаций и согласований. Это, в свою очередь, способно привести к самым негативным последствиям, в том числе и к гибели польских граждан вследствие неэффективности системы гражданской обороны.

Николай Крылов

Подписывайтесь на «Военно-политическое обозрение» в Telegram и Twitter!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.