«Вывести войска». От России требуют отменить итоги «пятидневной войны»

Аналитика

Семь стран, включая США, Великобританию и Францию, обратились к России с требованием отозвать признание независимости Южной Осетии и Абхазии, а также вывести оттуда войска. Приурочили это к очередной годовщине событий августа 2008-го. Тогда, чтобы остановить грузинскую агрессию, Москва провела в регионе операцию по принуждению к миру. Прислушается ли Кремль к «добрым советам»

Фантомные боли

Территориальная целостность Грузии в начале августа традиционно становится центральной темой на Западе. Каждый год в это время США и Европа вспоминают о «пятидневной войне» 2008-го, когда грузинские войска попытались ворваться в Цхинвал, обстреливали город и российских миротворцев. При помощи силы Михаил Саакашвили хотел вернуть под контроль Тбилиси отколовшиеся еще в начале девяностых Южную Осетию и Абхазию.

Не вышло. Продвижению грузинских военных помешали сначала миротворцы и ополченцы, а затем 58-я армия Северо-Кавказского округа. Чтобы остановить массированный артобстрел Цхинвала, Дмитрий Медведев 8 августа развернул в зоне конфликта операцию по принуждению к миру. В регион вошли российские войска и совместно с югоосетинскими формированиями вытеснили грузин. После войны Россия признала независимость Цхинвала и Сухума.

Запад интерпретировал ситуацию иначе. Саакашвили убедил США и ЕС, что боевые действия развязал не он, а Москва. Грузия, соответственно, вовсе не наступала, а оборонялась от «российской агрессии». Мировые масс-медиа до сих пор пугают аудиторию тем, что Кремль тогда якобы направил танки на Тбилиси. Хотя в докладе ЕС о событиях тех лет сказано прямо: войну начала Грузия. Россия не собиралась нападать на соседей.

Мнения осетин и абхазцев, которые с конца восьмидесятых требовали независимости, игнорировали и в Тбилиси, и тем более в западных столицах. Нежелание слушать противоположную сторону Вашингтон и Брюссель объясняли незыблемостью территориальной целостности Грузии.

Вот и в преддверии тринадцатой годовщины «пятидневной войны» Запад раскритиковал Москву за поддержку Южной Осетии и Абхазии. Более того — Албания, Ирландия, Норвегия, Эстония, Франция, Великобритания и США распространили в Совете Безопасности ООН заявление с призывом к России отозвать признание независимости Цхинвала и Сухума.

«Российское присутствие в республиках незаконно. Москве следует без промедления вывести войска с грузинских территорий», — говорится в документе.

Представитель России при ООН Дмитрий Полянский назвал заявление «фантомными болями», а независимость Абхазии и Южной Осетии — «реальностью, которую нельзя игнорировать».

Напомнила Москва и о том, что Запад и сам не раз пренебрегал понятием территориальной целостности государства. «Посмотрите на свой «глаз», у вас там есть Косово. Независимость этой сербской земли вы признали без всяких референдумов. Но тогда вы говорили о праве народов на самоопределение. Никогда мы не отзовем признание Южной Осетии и Абхазии», — заявил российский сенатор Сергей Цеков.

Целостность или самоопределение

Прецедент с Косово всплывает всякий раз, как речь заходит о признании Южной Осетии и Абхазии. Но западные политики постоянно убеждают Белград и Москву, что это разные ситуации. Независимость Приштины якобы обусловлена тем, что сербские власти ущемляли права косоваров и ликвидировали их автономию. К тому же Косово в конце девяностых перешло под опеку ООН.

Доводы России, что события вокруг Грузии, Южной Осетии и Абхазии с конца восьмидесятых развивались примерно по такому же сценарию — ущемление прав малых народов, попытки ликвидировать автономию — не убеждают США и ЕС. В отношении Грузии, по логике Запада, действует принцип территориальной целостности государства. Что касается Косово, то в приоритете — право народов на самоопределение.

Впрочем, антироссийский вектор Тбилиси поощряли в Вашингтоне и до августа 2008-го. Право Грузии на самоопределение американцы поддержали еще до распада Союза. В апреле 1989-го жители Тбилиси вышли на митинг к Дому правительства и потребовали выхода республики из СССР. Члены Компартии разгоняли митинг силой, началась давка, погибли люди.

До сих пор нет ясности, кто именно отдал приказ о вводе в город десантников. Но уже тогда Вашингтон встал на сторону Грузии. Москва же пыталась не только не ссориться с Тбилиси, но и примирить грузинские власти с осетинами и абхазцами: отношения между этими народами обострились еще в конце семидесятых. Но действия Москвы воспринимали как давление.

В итоге Кавказ стал новым полем сначала американо-советского, а потом и американо-российского противостоянии. Запад во всем поддерживал Тбилиси, Россия и в ходе грузино-осетинского конфликта 1991 года, и в августе 2008-го старалась не допустить расширения конфликта.

С приходом к власти в 1992-м Эдуарда Шеварднадзе отношения Москвы и Тбилиси, казалось, нормализовались. Грузия вошла в состав СНГ, между странами активизировались политические и экономические контакты. Этому способствовали и многолетние культурные и религиозные связи.

Главное — при Шеварднадзе наладились контакты Тбилиси с Южной Осетией и Абхазией. Возобновилось транспортное сообщение, жители Цхинвала и Сухума получили возможность учиться в грузинских вузах и бесплатно лечиться по всей стране. Возобновилась торговля, наметились совместные бизнес-проекты.

Параллельно Грузия развивала и отношения с Западом. При этом республика одной из первых на постсоветском пространстве провозгласила курс на вступление в НАТО и ЕС. В 1994-м Тбилиси присоединился к натовской программе «Партнерство ради мира», но членства в альянсе страна до сих пор не получила.

Нет определенности и по поводу ЕС. В 2009-м Грузия вошла в «Восточное партнерство» — европейский проект, призванный ускорить интеграцию постсоветских стран в западные структуры. Еще через четыре года Тбилиси подписал соглашение об ассоциации с ЕС. Но все эти шаги пока не помогли стать членом общеевропейского дома.

Противоположный результат

Сближение Грузии с западным миром, как правило, сопровождается антироссийской риторикой, но не только. В 2003-м Америка и Европа поддержали так называемую революцию роз, которая привела к смене власти и серьезному расколу в отношениях Москвы и Тбилиси.

Поводом стали подозрения в фальсификации парламентских выборов. Оппозиция, которую возглавил 35-летний выпускник американского вуза Михаил Саакашвили, ворвалась в парламент. Там за трибуной выступал Шеварднадзе. Его обвинили в застое и потребовали сложить полномочия. Чтобы не допустить кровопролития, президент объявил об отставке, а Грузию возглавил Саакашвили.

С приходом Мишико (прозвище Саакашвили) к власти начался серьезный разлад между Тбилиси и Москвой, Цхинвалом и Сухумом. Новый президент всячески провоцировал соседей. Так, в 2004-м Саакашвили за счет демонстрации силы вернул под контроль Аджарию, которая тоже претендовала на независимость. Москва заняла тогда нейтральную позицию, и Саакашвили расценил это как карт-бланш на усмирение и других неподконтрольных территорий.

В том же году Грузия совершила так называемый гуманитарный марш на Цхинвал, но вернуть автономию не удалось. На этот раз Москва раскритиковала действия Тбилиси и призвала прекратить провокации. Но Саакашвили считал, что западный мир на его стороне, а потому Цхинвал и Сухум рано или поздно будут под контролем Тбилиси.

Воинственная риторика Саакашвили находила сторонников в США и Европе. Но даже там не ожидали, что от слов грузинский лидер перейдет к делу и затеет войну с соседями. События августа 2008-го застали врасплох большинство мировых лидеров. Хотя многие и поддержали его на словах, но признавали: действия президента слишком рискованные.

Результат — ровно противоположный: вместо возвращения территорий Грузия окончательно их потеряла. При этом Москва, которая долго пыталась примирить Тбилиси с автономиями, пошла на признание их независимости.

Ключи в Москве

«До недавнего времени туризм оставался одной из немногих сфер, где контакты развивались. Но три года назад Москва прекратила прямое авиасообщение с Тбилиси. Причиной стали антироссийские демонстрации в Грузии, спровоцированные приездом российского депутата Сергея Гаврилова. Сторонники Саакашвили призвали людей выйти на улицу и противостоять «руке Москвы», — вспоминает политолог и основатель грузинского научно-исследовательского центра SIKHA foundation Арчил Сихарулидзе.

Он говорит, что туристические компании в Тбилиси и сегодня заинтересованы в привлечении россиян, но въехать те могут только через третьи страны. «При этом во внутриполитической жизни Грузии «российская угроза» всплывает каждый раз, как оппозиция начинает выяснять отношения с правящей партией. Политики обвиняют друг друга в связях с Кремлем», — отмечает он.

Что касается ситуации вокруг Южной Осетии и Абхазии, то Сихарулидзе признает: грузины надеются, что территории вернутся в состав Грузии. При этом подчеркивает: «ключи от решения проблемы по-прежнему не в Цхинвале и Сухуме, а в Москве». Отсюда вывод: Грузии придется искать точки соприкосновения с Россией.

Абхазский политолог Ахра Бутбая уверен: о возвращении Цхинвала и Сухума в состав Грузии не может быть и речи. «Страны, которые требуют отозвать признание нашей независимости, никогда не понимали, да и не интересовалось до конца тем, что думают сами жители. Никто из западных политиков не побывал в нашей шкуре, когда шла война».

Он подчеркивает, что заявления Запада — не более чем популизм накануне очередной годовщины событий августа 2008-го.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.