Париж не нужен, или смыслы австралийского многоугольника

Аналитика

Мирная жизнь тихих кабинетов французского МИД была взорвана неожиданным откровением. В случае необходимости интересы Елисейского дворца для партнеров по НАТО не имеют никакого значения. Для Франции, мнящей себя центром мира это не просто пощечина, а огромный удар по национальной гордости. В результате послы Франции из Вашингтона и Канберры отозваны, а МИД Франции делает потрясающие по откровенности заявления.

Ситуация, сложившаяся в многоугольнике Австралия – Великобритания – США – Франция (новый оборонный альянс и отказ от французских дизельных подводных лодок) ударила, как по престижу Франции, так и по ее экономическим интересам. На самом деле Парижу придется теперь серьезно задуматься, где взять деньги на размещение новых заказов на верфях, которые должны были выполнять австралийский заказ. Самой Франции дополнительные подлодки не нужны, а их клиентам не по карману. Найти быстро каких-то других клиентов вряд ли получится.

Пока что Париж избрал тактику большого шума. Громкая реакция обращена на то, чтобы Вашингтон передумал, учтя репутационные риски и угрозы Парижа. Между тем эти самые угрозы смотрятся пока что комично. Отзыв на консультации послов вряд ли воодушевит Вашингтон на какие-либо действия, чтобы смягчить свою позицию по данному вопросу. Равно, как и весьма слабым, представляется ряд заявлений о возможном изменении геополитического позиционирования Франции в контексте деятельности НАТО и других международных организаций. Как минимум это связано с тем, что присутствие Франции в НАТО, ЕС продиктовано не сиюминутными обидами Парижа, а системным видением своего места в стройных рядах западной цивилизации. Объективно говоря Париж может сколько угодно угрожать, заявлять о готовности наладить диалог с кем-то, делать громкие заявления о начале той или иной политики, всем прекрасно известно, что ничего этого не будет, так как Франция очень жестко стоит в колее западных институтов и той парадигмы, которая была разработана, как раз благодаря в том числе и французской политической элите.

Так что гневные речи Парижа всеми воспринимаются не более чем шум, а отзыв послов на консультации, лишь как ритуальные действия, обидевшегося Парижа. Ни у Лондона с его вечной иронией к соседу по Ла-Маншу, ни тем более у прагматичного Вашингтона эти заявления Парижа не будут не только восприняты, как реальная угроза, но и скорее всего вызовут желание прокомментировать это в уничижительном свете. Тем более, что им то прекрасно известна поднаготная заявлений официальной Франции и то, чем действительно недоволен Париж. И естественно, обладая ключами от Елисейского дворца США не будут предпринимать никаких действий на парижский демарш.

История сорвавшейся сделки

Формально негодование Парижа стало следствием срыва контракта на поставку в Австралию нескольких дизельных подводных лодок французского изготовления. Срыв контракта – это недополученные деньги, это не загруженные судостроительные мощности, это утрата приоритета в обслуживании лодок в следующих периодах и ряд других проблем.

С экономической точки зрения недовольство Парижа понять крайне легко. С учетом мультипликативного эффекта они теряют и деньги, и показателя валового продукта и многое другое. Тем более, что проект был уже начат. При этом, можно понять и Австралию, для них получить атомные подлодки вместо дизельных, да еще с дисконтом от США, в счет «оплаты» услуг по присоединению к новому оборонному союзу США, Великобритании и Австралии, очень выгодное предложение. Ну а интересы Парижа для Австралии вряд ли что-то значат. Нет у Франции реальных рычагов политической игры в Океании. Совершенно нет. А значит мнением Парижа можно пренебречь.

Более интересной является позиция Вашингтона. Там прекрасно понимают, что срыв сделки будет для Парижа очень болезненным и последствия обязательно проявятся. Так же очевидно, что без воли Вашингтона тема подлодок для Австралии не всплыла бы в принципе. Это было предложение Вашингтона, а не требование Канберры при создании нового оборонного союза против Китая. И для Вашингтона это была очень выгодная сделка. Во-первых, Австралия подвязывалась к союзу дополнительными скрепами, а во-вторых, американская военная промышленность получала новые заказы, а значит и перспективы к развитию.

Таким образом, интересы Парижа были принесены в жертву интересам Вашингтона. Могли бы эти вопросы быть решены иначе? Вполне. Вашингтон мог бы осуществить поставку подлодок без разрыва французского контракта. А французские подлодки перепродать в какую-нибудь третью страну. Но Вашингтону весь этот набор сложностей был не нужен и французский контракт пошел под нож. Почему? Потому что Вашингтон не видит для себя каких-либо потерь от такого поведения. Даже ухудшение отношений, в данном случае, является сугубо ситуативным и эмоциональным, а в будущей перспективе месту Парижа в обойме интересов Вашингтона в принципе ничего не угрожает.

Как итог – срыв контрактов, громкий политический скандал и видимо всё, так как у Франции нет возможностей что-то противопоставить действиям Вашингтона. Давление же на Австралию в данном случае ничего не меняет. Канберра уже давно ничего не решает. А совместная воля Вашингтона и Лондона открывают в Австралии любую дверь. Достаточно сказать, что сама Австралия подписывается на экономическое самоубийство в угоду заокеанским интересам.

Что такое AUSUK и что из него получится

Разрыв сделки Парижа и Канберры связан с созданием оборонительного альянса США, Австралии и Великобритании получившего название AUSUK по первым буквам наименования трех стран. Альянс направлен против Китая, что в общем и не скрывается. Вот только интересы в нем совершенно разные.

Для США этот альянс является калькой с истории НАТО, как средства борьбы против СССР. Только вот в Океании против Китая вряд ли найдется много желающих кооперироваться. Более того, даже упорные попытки притащить в такой оборонительный союз Индию или Вьетнам пока что заканчиваются неудачно. А Австралия согласилась.

Это ставит Канберру в крайне уязвимое положение. США в ходе реализации проекта данного альянса получает средство военно-политического противостояния Китаю (пока что еще действенного, хотя в будущем без расширения альянса не дееспособного), новые базы для активных действий и создание вокруг Китая атмосферы напряженности в надежде ограничить геополитические проекты Китая и его растущую эконмическую мощь. Великобритания, после провала гонконгской стратегии (спонсирование беспорядков в Гонконге) новое средство воздействия на Китай в надежде на последующий реванш «южного клана», ориентированного на Лондон и отставленного Си Цзиньпинем от власти. Австралия же не получает ровным счетом ничего, кроме ущерба.

Во-первых, Австралии придется нести новые военные расходы, что в условиях глобального кризиса не самая верная стратегия.

Во-вторых, Австралия ранее уже пыталась по указанию Вашингтона полнить отношения с Китаем и в итоге получила неблагоприятные экономические последствия. Сейчас последствия будут еще масштабнее. В-третьих, ухудшение экономического климата. Меньше китайских инвестиций, больше рисков от санкционной политики Китая. Куда не глянь – всюду минусы. Тогда зачем это все Канберре? Рационального объяснения нет, иррациональное крайне просто – Австралия не является суверенным государством. Это сателлит США (экономически) и Великобритании (политически), а значит будет работать в интересах хозяев, не обращая внимания на риски и угрозы себе.

Военные риски альянса на самом деле сведены к минимуму. Австралия не может представлять серьезной угрозы для Китая, хотя бы из текущего перспективного состояния армии и флота (даже с учетом атомных подлодок, которые могут появиться еще не скоро), сам же Китай о каком-то военном решении для Океании в принципе не думает. У Пекина есть выигрышная экономическая позиция, в которой военная составляющая не имеет никакого серьезного значения в части агрессивных действий. Так что альянс – это скорее единица дипломатической игры, а не военный потенциал.

Африканские страсти

Еще одним аспектом причин расторжения контракта стала ситуация в политическом пространстве самой Франции, а точнее в том, что Париж оказался неспособен к ведению серьезной внешнеполитической игры на нескольких досках сразу.

В прошлых периодах они пытались играть серьезную роль по украинской повестке, но были оттуда фактически вышвырнуты. Париж практически ничего не мог сделать по ближневосточному кейсу, хотя и лидеры сирийской оппозиции, и некоторые ливанские лидеры просто физически находились во Франции. Сейчас Сирия для Парижа потеряна, а их ставки в Ливане практически биты. Начав «арабскую весну» в странах Северной Африки Париж умудрился не только потерять темп, по и уступить свои позиции целому ряду других игроков. Как итог провал даже в Ливии, где, казалось бы, Париж имел прочный фундамент.

Самым показательным стал текущий кризис в Африке, где Франция теряет контроль от страны к стране. Очевидно, что колониальное наследие Франции должно было играть им на руку. И они действительно контролировали значительное число стран, например, в Сахиле. Но потеря приоритета в ЦАР, периодические кризисы в Чаде, недавний переворот в Мали и совсем уже близкий к нам в Гвинее, поставил под вопрос способность Парижа к каким-то серьезным внешнеполитическим действиям, с использованием вооруженных сил (официальных или гибридных). И хотя наличие у Франции способности действовать в Африке с позиции силы всегда представлялось очевидным, в последние годы следует провал за провалом. Как оказывается Париж не способен играть африканскую партию в одиночку и не может найти партнеров, которые соответствовали бы уровню амбиций Парижа (чтобы помогали, но не перехватывали лидерство).

Ситуация на самом деле оказалась предельно простой. Парижу стало нечем делать себя привлекательным для Африки. Экономическая мощь Франции оказалась куда скромнее американской или китайской. Военная составляющая в борьбе с исламистами в Мали оказалась не очень-то и эффективной. А позиция Парижа по отношению к странам Африки мало чем отличалась от колониальной позиции страны столетней давности.

Как итог – постепенное сворачивание присутствия в Африке и скандал, который Париж закатил Москве о том, что не допустит введения в Мали ЧВК «Вагнер». Последнее было уже совсем постыдным, так как правилом хорошего тона в ответ на гибридные угрозы отвечать тождественно, а не сотрясать воздух. Сделал заявление – проиграл позицию. А если ты не можешь удержать пространства, на которых у тебя первоначальное стратегическое преимущество, кто же с тобой будет считаться?

Вот и получается, что на фоне африканских провалов отказ Австралии от контракта представляется вполне очевидным. Париж себя защитить не может.

Корень зла

Хотя беззубая внешнеполитическая позиция Парижа и является причиной сегодняшних сложностей есть еще одна причина, по которой Вашингтон и Лондон игнорируют интересы Парижа. Это грядущие президентские выборы во Франции. А на них, судя по текущему развитию ситуации Макрона практически уже списали.Выборы еще не скоро, но некоторые политические силы уже сделали свои ставки. И эти ставки не в пользу Макрона. Он уже утратил стратегическое преимущество новизны. Кроме того, Макрон потерял изрядную долю своего авторитета. Возьмем хотя бы вопросы климата. На протяжении многих лет Париж прокачивал климатическую повестку, дабы сделать Францию передовиком в данной сфере. Пришел Байден и переписал повестку под себя. Главной локацией переговоров по климату стал не Париж как ранее, а Вашингтон.

Кроме того, не все ладно у Парижа и с экономикой, и с протестным движением в самой Франции. Макрону не дулось показать себя как политику, который умеет устранять внутриполитические конфликты в свою пользу. Очевидно, что Вашингтон не видит в Макроне удобного партнера по диалогу и скорее всего поддерживать его не будет. Ситуации как в свое время арест Строс-Кана, или давление на Саркози США осуществлять не будут. Более того, весьма вероятно, что американским фаворитом на выборах станет нынешний мэр Парижа Анн Идальго.

Она опирается на влиятельны социалистов, которым удалось отделаться от шлейфа провалов Олланда. Она первая женщина – мэр Парижа. У нее сравнительно чистая для французской политики репутация и повестка, которая вполне в духе Вашингтона. В общем готовый будущий президент Франции.Кроме того, поговаривают, что Идальго близка к группам американских банкстеров. Свою карьеру Идальго начала в компании General des eaux (оператор водопроводов Франции), близкой к банку Сосьете Женераль. А у этого банка в акционерах весь цвет американских фондов.

Конечно Макрон всегда может взяться за любимый прием. Возбудить уголовное дело против Идальго, не в первый раз ведь. Но сейчас могут быть неприятные последствия и за океаном могут начать щупать уже его, Макрона активы и темные дела. И это может быть очень громким делом.

И тогда получается интересная картина. Если Макрон – уходящая натура и на выборах он с большой долей вероятности проиграет Идальго, зачем вообще считаться с позицией Франции? Новый президент — прекрасный шанс начать отношения с нуля, тем более, если президент будет под колпаком нужной группы, а не той, которая контролирует французского президента сейчас (обычно в качестве таковой называли банкирский дом Ротшильдов).

И это дает ответ на беспринципность Вашингтона и блеклость французской реакции. Франции нечего противопоставить Вашингтону и Лондону, кроме риторических фигур главы МИДа и надувания щек. Макрон – уходящая натура Франции. Сама Франция – больной человек Европы. Американские подлодки плывут в Австралию.

imperiyanews.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.