Наиболее перспективные области сотрудничества России и стран Балтии в XXI веке

Геополитика и безопасность

I. Взаимодействие России и стран Балтии в течение последних двух десятилетий носит крайне противоречивый характер: здесь есть место и выгодному для всех сторон использованию российскими компаниями морских портов Литвы, Латвии и Эстонии; и подозрительности политических элит; и обострениям отношений, в том числе на историко-культурной почве. На этом взаимодействии отражаются также весьма «неровные» процессы, проходящие по линиям Россия – ЕС и Россия – НАТО.

Тем не менее, почва для сотрудничества России с Литвой, Латвией и Эстонией является благоприятной. Во-первых, через морские порты Клайпеды, Таллина, Риги и др. в 2011 г. было перевалено свыше 160 млн. тонн грузов,[1] что кратно превышает суммарный грузооборот Большого порта Санкт-Петербурга и порта Калининграда (общий объем примерно 67 млн. тонн[2]). При этом большая часть грузопотока, обслуживаемого портами стран Балтии, приходится на российские экспортно-импортные операции. Во-вторых, на фоне особенностей географического расположения Калининградской области и задач ее развития (а шире – задач развития всего Северо-Западного региона) конструктивное взаимодействие России с республиками Балтии является российским национальным интересом.

Дополнительные возможности для сотрудничества с Литвой, Латвией и Эстонией предоставляет вступление России в ВТО и создание ею Таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном, поскольку оба этих шага в теории приведут к увеличению товарообмена (в том числе транзитного) между странами-участницами этих организаций и, соответственно, росту грузопотока, направляемого через балтийские порты.

II. Если смотреть на период 2010-х – 2030-х гг., то к числу наиболее перспективных областей сотрудничества России и стран Балтии можно отнести несколько направлений.

Экономическая сфера:

1. Создание единой континентальной транспортной системы, в рамках которой порты Литвы, Латвии и Эстонии могли бы использоваться как европейские «ворота» сухопутной железнодорожной и автодорожной сети, обслуживающей контейнерные и прочие перевозки на пространствах России, Центральной и Восточной Азии. Результат здесь в основном зависит от самой России – от успешности заявленной инвестиционной программы РЖД, от увеличения средней скорости прохождения грузов по территории страны, от эффективности дорожного строительства.

2. Строительство скоростной автомагистрали, соединяющей Северо-Западный регион России с Калининградской областью через территорию республик Балтии и создание максимально облегченного транзитного режима. Это позволит актуализировать потенциал российского эксклава как особой экономической зоны[3] и «проводника» европейских экономических практик. Такой шаг, вероятно, потребует создания благоприятных условий на территории Калининграда для компаний Латвии, Литвы и Эстонии, однако здесь инициатива будет оставаться за Россией.

3. Стимулирование кооперации между российскими и балтийскими промышленными предприятиями (особенно малыми и средними) в сферах электротехники, медицинской техники, химии, машино- и судостроении. Основными участниками с российской стороны здесь могли бы стать не крупные корпорации, а именно малые и средние предприятия, включая новые бизнесы, обладающие достаточной гибкостью и в то же время сопоставимые по масштабам с балтийскими контрагентами. Это способно обеспечить высокий экономический «комфорт» сотрудничества, а также избавить подобные взаимодействия от влияния политической конъюнктуры по обе стороны.

Политическая сфера:

1. Урегулирование территориального спора между Россией и Эстонией в Псковской области, а также, шире, урегулирование всех находящихся в области истории, но политизированных взаимных претензий между российской стороной и государствами Балтии – это необходимо для налаживания полноценных добрососедских отношений и преодоления политического недоверия. Разумеется, этот процесс займет годы, если не десятилетия, однако уже сегодня Россия может, даже не прибегая к каким-либо уступкам, сделать значительный шаг в данном направлении, а именно: сознательно исключить проблемы иного прочтения истории в странах Балтии из собственной политики и риторики по отношению к ним.

2. В этом же ключе необходимо действовать и в отношении проблемы русскоязычных граждан этих государств. Дело в том, что сообщество русскоязычных граждан постепенно и объективно ассимилируется в результате смены поколений, поэтому акцентирование России на этих вопросах априори не дает и не даст никаких результатов, кроме негативного «осадка» в межгосударственных отношениях. Как вариант, эти вопросы можно делегировать на уровень публичной дипломатии и неправительственных организаций.

3. Перспективным представляется приоритетное развитие отношений с республиками Балтии на уровне сопредельных с ними областей России. Это также соответствует потребности страны в развитии и укреплении федерализма и делегировании полномочий из центра в регионы. Подобная «регионализация» российского сотрудничества с Латвией, Литвой и Эстонией имеет ряд преимуществ: а) она изначально избавлена от негативного багажа, накопленного центральными правительствами; б) она способна стимулировать трансграничное взаимодействие и развитие приграничных районов Псковской, Ленинградской и Калининградской областей.

Сфера образования:

1. Сотрудничество России и Балтии имеет потенциал и в области образования. Речь, в первую очередь, идет о программах двойного бакалавриата и двойной магистратуры, особенно по направлениям логистики, банковского дела, информационных технологий и некоторых других технических специальностей. Устойчивые контакты между университетами способны в долгосрочной перспективе обеспечить кумулятивное развитие российско-балтийских бизнес-проектов, а также положительную динамику в политических взаимоотношениях.

Сфера экологии и рекреации:

1. Учитывая, что экологическая тематика занимает одно из главных мест в политической и в целом гуманитарной повестке дня Европейского Союза, Россия может инициировать совместный с Латвией, Литвой и Эстонией проект очистки Северо-Восточной части Балтийского моря от загрязнения. Эти усилия сопрягаются с развитием рекреационных потенциалов национальных прибрежных зон, повышая общую туристическую привлекательность балтийского региона, в первую очередь, для собственных граждан.

III. Однако сотрудничество России и стран Балтии может столкнуться с определенными рисками, которые способны создать угрозу его устойчивости и плодотворности.

Во-первых, внутриполитические риски в России. Эти риски связаны с теми группами российской политической элиты, которые придерживаются принципов конфликтного взаимодействия со странами Балтии как с членами НАТО. Они же весьма болезненно воспринимают претензии этих стран к России, не признающей, с точки зрения последних, факт оккупации в 1940 г., и склонны жестко реагировать на политику десоветизации, проводимую в Латвии, Литве и Эстонии.

Во-вторых, внутриполитические риски в странах Балтии. Там есть политические силы, которые периодически прибегают к антироссийской риторике с целью собственного позиционирования и идентификации и/или вследствие мировоззрения их представителей, склонных негативное отношение к СССР экстраполировать на Россию.

Не трудно заметить, что обозначенные группы в России и странах Балтии хотя и не препятствуют сотрудничеству в целом, но создают негативный политико-психологический климат в их взаимоотношениях.

В-третьих, группа рисков, связанная с возможностью возрождения в Европе правого радикализма, симптомы которого проявились в последние год-два. Здесь необходимо учитывать, что негативный вектор такой идеологии будет направлен не только против ближневосточных и африканских стран, но также и против России, которая в сознании европейцев с Европой идентифицируется с трудом.

В-четвертых, риски экономические – они связаны с турбулентностью в мировой хозяйственной системе, которая, судя по всему, будет определять тенденции всего текущего десятилетия. Здесь имеет место как усиление лоббистского давления внутри стран, так и растущая вероятность торговых конфликтов, несмотря на механизмы ВТО и другие институты глобальной экономики. Все это, соответственно, способно внести в отношения России и республик Балтии деструктивные аспекты.

IV. Таким образом, намеченные перспективы сотрудничества России и стран Балтии не избавлены от политических и экономических рисков. Однако со стороны России они поддаются нивелированию с помощью прагматического подхода, стержнем которого является все то же понимание российских национальных интересов: развитие и сохранение в составе РФ Калининградской области; развитие Северо-Западного региона страны в целом; выстраивание добрососедских и доверительных отношений в Восточной Европе как основы для эффективного сотрудничества с ЕС; укрепление позиций страны на континентальных путях сообщения, связывающих Восточную Азию, Центральную Азию и Европу.

В то же время важно понимать и учитывать интересы самих стран Балтии, а значит – избегать прямого давления на них и воздерживаться от конфликтной риторики по вопросам, являющимся политическими «химерами».

Эффективными методами развития сотрудничества России и стран Балтии по указанным выше направлениям могут стать:

1) делегирование части полномочий по выстраиванию отношений с Латвией, Литвой и Эстонией на уровень субъектов федерации – т.н. «регионализация»;

2) привлечение ресурсов публичной дипломатии;

3) создание благоприятного режима для расширения связей по линиям малого и среднего бизнеса в реальных секторах экономики;

4) поощрение межуниверситетской кооперации.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.