Афганские лабиринты российской политики

Аналитика

Визит главы МИД России Сергея Лаврова в небольшой курортный город Туньси на востоке Китая был внешне завернут в «афганское покрывало», так как его «привязали» к участию в работе третьей конференции стран – соседей Афганистана (Россия, Китай, Иран, Пакистан, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан).

Визит распадался на две самостоятельные темы, хотя и в некотором отношении имеющие нечто общее. Первой и главной частью стала беседа Лаврова с министром иностранных дел Китая Ван И. В условиях развития украинского кризиса, когда КНР подвергается жесткому давлению со стороны США, требующих не оказывать России содействия при обходе введенных против нее санкций, Москве и Пекину важно было сверить часы.

«Главы внешнеполитических ведомств двух стран констатировали, что в условиях непростой международной обстановки Россия и Китай продолжают укреплять стратегическое партнерство, выступать в мировых делах с единых позиций», – так оценивается ситуация в сообщении МИД России.

Напомним, что Китай отказался присоединяться к антироссийским санкциям после начала спецоперации на Украине, заявив, что «опасения Москвы в сфере безопасности оправданы, а ограничения Запада нарушают международные нормы». В то же время в позиции Пекина обозначены определенные нюансы, и, видимо, не случайно факт встречи двух министров не стал первополосной новостью для китайских СМИ.

Причин множество, как и версий. Возможно, пишет китайское издание South China Morning Post, «это вызвано желанием Китая на данном этапе дистанцироваться от украинского конфликта и избежать вторичных санкций, которым могут быть подвергнуты китайские госкомпании и банки, если они будут помогать России обходить американские рестрикции». В то же время Пекину невыгодно, чтобы Москвы ослабла. Он не хочет остаться один на один с Западом, и его позицию в отношении России можно воспринимать серьезно.

Что же касается афганской проблематики, то Москва всегда была важной стороной в афганских вопросах, у нее много общего с Пекином. Но и тут не все столь однозначно. Россия в силу известных причин вынуждена более ускоренно смещать фокус своей повестки к рынкам Южной Азии, что увеличивает актуальность связанных с Афганистаном проектов. Но для диверсификации своих внешнеполитических связей на этом направлении Москве придется более внимательно присматриваться к талибам*, как к силе, контролирующей афганскую территорию.

Талибы* сейчас разобщены по разным политическим лагерям, погружены во внутренние противоречия, что препятствует созданию необходимых условий для инвестиций и реализации проектов. Конечно, главную ответственность за трудности, переживаемые Афганистаном, несут США, которые вместо оказания содействия стране после двадцатилетней оккупации ввели против нее санкции, заморозили активы Центрального банка, где лежат миллиарды долларов.

Есть проблемы и с принципами формирования правительства талибов*. Положение усугубляется и тем фактом, что у Кабула после ухода американцев, сформировалось несколько переговорных площадок. Это упомянутый форум стран – соседей Афганистана, затем расширенная «тройка» – Россия, США, Китай и Пакистан, а также «тройка» – Китай, Пакистан, Афганистан.

Китай во всех этих форматах участвовал в переговорах. Но никто не знает, насколько коррелируются рассматриваемые там афганские проблемы. Так, к примеру, ранее Москва блокировала создаваемые США форматы по афганскому урегулированию, заявляя о разработке собственного, московского (заседания проходило с участием представителей России, Китая, Пакистана, Ирана, Индии, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана и Туркменистана).

Но затем начались активные контакты между Россией и США по афганскому вопросу. Ожидалось, что они расширятся и выйдут за пределы афганской тематики, однако пока признаков этого не видно. Тем не менее, после запуска новой формулы переговоров с участием России, США и Китая деятельность московского формата свелась к минимуму. Москва согласилась на его расформирование в обмен на создание формулы — «тройка плюс».

При этом Лавров отметил важность продолжения работы в рамках такого формата, указывая на необходимость участия американской стороны в этом механизме, исходя из «интересов афганского народа». Это говорит о том, что внешние игроки еще только нащупывают механизм своего влияния на Афганистан, что приводит пока к заметной конкуренции между различными формулами мирного урегулирования.

Кстати, именно Москва выступила главным инициатором проведения конференции стран – соседей Афганистана, хотя не имеет общей границы.

Пакистан, как и Иран, является географическим соседом Афганистана. У него есть протяженная спорная граница с Афганистаном, в то время как у Китая лишь короткий участок общей границы протяженностью 43 километра. Но он примыкает к беспокойному региону Синьцзян с многочисленным мусульманским меньшинством.

На форуме был предложен «План по Афганистану». Он предусматривает признание на уровне ООН талибской* администрации, формирование правительства не только с участием различных этнических группы, но и разных политических сил, улучшение координации по работе в гуманитарной и социально-экономической сферах и т.д.

Однако это все еще на бумаге. Задача – реализовать создаваемый интеллектуальный потенциал на практике. До чего в Афганистане пока очень далеко.

* — террористическая организация, деятельность которой запрещена в России

russtrat.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.