Спецоперация «Z»: Сколько танков на фронте осталось у Украины и у России?

Аналитика

Характер сражений на Украине не оставляет сомнений: исход этой битвы главным образом решают танки. Особенно — в уличных боях, в которых пока чаще всего и определяется: кто кого в конечном итоге?

Естественно, потери сторон в бронированных машинах особенно велики. Касательно Украины самые свежие официальные данные на сей счет таковы: по информации официального представителя Минобороны России генерал-майора Игоря Конашенкова, по состоянию на 5 апреля 2022 года из рядов ВСУ выбито 1981 боевые бронированные машины (ББМ), включая танки.

А сколько их было у Киева на день начала нашей спецоперации? Тут достоверные данные отсутствуют. Но на 1 января нынешнего года Сухопутные войска украинской армии располагали внушительной ударной мощью — 3630 танками, БТР и БМП, из которых, правда, боеготовыми были, как утверждают наши эксперты, не более 3015. Все равно — впечатляло.

Вряд ли эти цифры сильно изменились к 24 февраля, когда вдоль российско-украинской границы впервые загремели пушки. Поскольку загодя снять с хранения бронированное старье, которого на территории этой страны со времен СССР ржавеет немало, в существенном количестве у украинского командования точно не могло получиться. Не получится и впредь. Ибо ударами с воздуха с самого начала спецоперации весьма расчетливо нами выведены из строя цеха восстанавливавшего танки харьковского завода транспортного машиностроения имени В.А. Малышева.

А в начале марта русскими ракетами фактически уничтожен и Житомирский танкоремонтный завод. Без них в промышленных масштабах возвращать к жизни десятилетиями догнивающий на консервации арсенал украинских ББМ стало просто некому.

Между тем, если ориентироваться на приведенные выше данные, в распоряжении Киева на сегодня осталось не более трети от первоначального ударного потенциала, которым ВСУ располагала в конце февраля. Остальное в непрерывных боях уже превращено в тлен и пепел.

В то же время в составе российской группировки, сражающейся в этой стране, по подсчетам тех же экспертов не менее 2500 ББМ. В основном — из состава Южного и Западного военных округов, а также Черноморского флота. Выходит, у нас теперь и так достигнуто почти трехкратное превосходство над ВСУ в этом важнейшем в происходящих событиях виде вооружений.

Но что еще особенно важно для понимания перспектив развития рассматриваемой ситуации: Генштаб Вооруженных сил РФ способен практически мгновенно в разы решительно нарастить число ББМ на поле боя. Ведь всего в России, по подсчетам американского портала «Globalfirepower.com» до 12 тысяч одних только танков. С учетом тех, что на разбросанных от Калининграда до Тихого океана базах хранения вооружений. Большую часть там представляют машины Т-72 «Урал» различных модификаций (Т-72А и Т-72Б, Т-72БА и Т-72Б3) и Т-80.

Определенная проблема в том, что основная часть из этих достаточно старых ББМ, как и на Украине, тоже, вне всякого сомнения, не в лучшем техническом состоянии. Но наши-то танкоремонтные предприятия никто не бомбил! И они хоть сейчас готовы по команде Москвы приступить к масштабному восстановлению необходимого уровня ударного потенциала Вооруженных сил РФ.

Кроме того, тысячи вполне современных и тщательно обслуживаемых ББМ осталось в составе Восточного и Центрального военных округов, а также Тихоокеанского, Северного и Балтийского флотов. Долго ли их в случае нужды подбросить до Украины по железным дорогам?

Словом, нынешнее положение для Киева на поле битвы просто аховое. А скоро обещает стать еще более тяжелым. По мере неизбежного в условиях полного господства в воздухе российской авиации и лавинообразно нарастающего роста потерь ВСУ в бронетехнике. Понятно, что с этим властям Украины нужно что-то экстренно делать. Что?

Единственно возможное — как и в случае с тоже выбитыми боевыми самолетами клянчить немедленную помощь у Запада. Прежде всего — танками старых советских образцов, которых немало осталось в странах-бывших участницах бывшего Варшавского договора. Просто потому, что для быстрого ввода таких танков в бой не требуется предварительной подготовки украинских экипажей.

Ясно, что главным образом расчеты делаются на Т-72 различных модификаций, который три десятилетия назад был основным в Варшавском договоре. Тот эшелон с первыми тридцатью Т-72, что, по сообщениям прессы, 5 апреля тронулся из Чехии на Украину, похоже, станет только первой бронированной «ласточкой» для ВСУ с западного направления. Потому что на самом деле абсолютно ничего в исходе битвы решить не способен. Три десятка танков — этого всего один танковый батальон. Такими силами обычно не штурмуют даже средней величины райцентры. Что уж говорить об Украине в целом?

Значит, танков Киеву остро требуется куда больше. По крайней мере, в сотни раз. Столько Т-72 союзникам нынче способна предоставить лишь соседняя Польша, которая с 1978 года такие производила по советской лицензии в вариации Т-72М1.

В составе Войска Польского сегодня такими машинами оснащены три строевых батальона (суммарно 174 танка). Два в составе 34-й бронекавалерийской бригады 11-й бронекавалерийской дивизии в Жагани, и один в 20-й механизированной бригаде 16-й Поморской механизированной дивизии в Бартошице. Еще 144 танка Т-72М/М1 используются как учебные или находятся на хранении. На долговременном хранении еще 210 танков Т-72 разных модификаций. Всего 528 единиц. Достаточно для формирования пары танковых дивизий.

Вот, видимо, на этот арсенал и нацелился Киев. Вместе с безоговорочно поддерживающим его Вашингтоном. Схема Украиной и Соединенными Штатами, очевидно, с поляками согласована такая. Американцы в режиме ошпаренной кошки почти за 5 миллиардов долларов продают Варшаве 250 новейших танков 68-тонных M1A2 Abrams SEPv3. С соответствующим числом боеприпасов и машин технического обеспечения. Причем, первые 28 «Абрамсов» для обеспечения боевой подготовки экипажей в Польшу поступят просто невиданно оперативно — до конца нынешнего года. А все остальные до 2026 года. Соответствующий контракт между странами подписан в минувший вторник, 5 апреля 2022 года.

Далее, по задумке НАТО, новенькие заокеанские «Абрамсы» поступят как раз в те батальоны Войска Польского, которые до сей поры готовились воевать на Т-72М1. В свою очередь старые машины и попытаются, уверен, переправить на Украину.

Тут возникает всего два, но весьма существенных вопроса. Первый — если хоть на мгновение предположить, что затея удастся, то насколько значительным окажется намеченное усиление ударного потенциала ВСУ?

Сами поляки, естественно, давно прекрасно поняли, что их Т-72М1 (аналоги которого в СССР сняли с производства еще в 1980 году, а те, что мы оставили в строю — решительно модернизировали до вполне современно уровня Т-72Б3) безнадежно устарели. Поэтому с 2019 года тоже принялись за их модернизацию до версии T-72M1R.

Многое ли в итоге изменилось в боевом потенциале польских пока еще танков? На них демонтировали советский инфракрасный прожектор Л-4А «Луна» и взамен установили тепловизионную камеру третьего поколения KLW-1 Asteria. Такую же, как и на других польских основных боевых танках Leopard 2PL. Старые советские радиостанции заменили на цифровые. Появились новые средства внутренней связи между членами экипажа. Прежний 780-сильный двигатель В-46−6 получил цифровую систему запуска. Ну, установили еще новую навигационную систему GPS.

Все это само по себе, вероятно, очень неплохо. Но в ходе модернизации Т-72М1 для него не было сделано главного — на танке так и не появилась система динамической защиты, без которых сегодня не клепают танки ни в одной ведущей стране мира. Потому что без такой защиты танковую броню можно с приличного расстояния дырявить почти чем угодно. Даже старым ручным гранатометом. Поэтому сами поляки за глаза прозвали свой T-72M1R «одноразовым» на поле боя. А отставной генерал Вальдемар Скшипчак, до 2009 года командовавший сухопутными войсками Войска Польского, назвал такую модернизацию по-солдатски прямо — «припудриванием дерьма».

Вот, собственно, над таким сомнительным «усилением» украинской армии потенциальными бронированными братскими могилами коллективный Запад сейчас и трудится вместе с на всем готовым Киевом. Но на этом пути перед союзниками неизбежно встает не менее сложный вопрос № 2. А как теперь эту «радость» Украине заполучить там, где реально стреляют? Как доставить-то танки откуда-нибудь из-под Львова куда-нибудь к Донбассу, Киеву, Николаеву или Одессе?

Фурами, как возят сегодня от западной границы Украины к линии фронта ручные противотанковые и зенитные комплексы, а также стрелковое оружие, боеприпасы и даже беспилотники, не получится. Танки слишком громоздки.

Грузить их на автотрейлеры? Но те в пути слишком медлительны и слишком заметны с воздуха для русской авиационной и космической разведки. Стало быть — и для ударов с воздуха прямо на шоссе. А путь от польской границы к местам сражений все же измеряется в сотнях, а то и в тысячах километров.

Остается единственное — железная дорога. На платформах танки можно попытаться замаскировать от разведки. Однако сделать их совершенно незаметными точно невозможно. После установления факта начала подобной переброски удар с воздуха по железнодорожным мостам или узловым станциям в центре Украины на пути таких эшелонов наверняка станет неизбежным.

Как это делается — Россия продемонстрировала на станции Павлоград-2 Днепропетровской области. Прежде через Павлоград-2 следовали воинские эшелоны из западной и центральной Украины к пылающему Донбассу. 2 апреля по станции мощно ударили две наши высокоточные крылатые ракеты. По сведениям из администрации области, оказались сильно поврежденными колеи, контактные сети и три здания. Взорвались несколько вагонов. Еще больше подвижного состава сильно повреждено. По сведениям местных властей, движение любых поездов через Павлоград-2 приостановлено на неопределенный срок.

Думаю, такая же судьба ждет и любую другую железнодорожную станцию на Украине, если через нее попытаются протолкнуть к фронту бывшие польские танки.

svpressa.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.