Зеленский бросает под Харьков последний резерв: ВСУ остановят «уголовные заградотряды»

Аналитика

Окружение Зеленского и его кураторы из-за рубежа продолжают фонтанировать удивительным креативом. Последнее их изобретение — формирование нацбатов из уголовников, которым делегированы функции заградотрядов. Причем держать под прицелом они будут регулярные части.

Задумано — сделано. Для набора лихих вояк с бубновым тузом на спине и солидным уголовным стажем рекрутеры Зеленского нанесли визит в Алексеевские и Качановские исправительные колонии, расположенные под Харьковом. Братва здесь сидит отъявленная, осужденная за «тяжкие и особо тяжкие».

Уркаганам сделали «шоколадное» предложение, от которого не смог отказаться ни один из них. И сейчас практически завершено формирование трех нацбатов — «Слабожанщина», «Харкивчина-1», «Харкивчина-2». Взбодренные урки, перед которыми внезапно замаячил призрак нежданной свободы, сейчас напряженно изучают устройство автомата Калашникова под присмотром вчерашних ненавистных вертухаев.

Интересно, политзанятия с ними какие-то тоже проводят? Так и представляешь себе татуированную с ног до головы публику, внимающую замполиту, который трындит им о том, как это важно для вчерашнего уркагана умереть за ридну нэньку под огнем российской армии.

Некоторые особо продвинутые сидельцы на воле сумели быстро разжиться айфонами (не иначе «разули» какого-то «зазевавшегося фраера»), и слили в Сеть поставленную перед ними боевую задачу.

Сводный «уголовный заградотряд» должен блокировать Харьков с южной стороны, не допустить выхода из города местного населения и остановить отступление подразделений ВСУ.

С первой задачей — все понятно. Раздевать до трусов «сочных фраеров» — о большем местные уркаганы и мечтать не могли. Такой вот узаконенный гоп-стоп — впервые в истории взаимоотношений государства и братвы.

А вот со второй задачей — разворачивать горожан домой — немного посложней. Смысл гопнику «запирать» в городе «терпилу», когда он его и так уже обобрал? Но тут, видно, расчет на то, что обобранный горожанин сам примет «правильное» решение. Ну куда ты поедешь, если у тебя урки с автоматами машину реквизировали? И на чем? И на что будешь жить, если бандиты изъяли у тебя все банковские карточки? Поневоле пойдешь домой, «солнцем палимый». А там — не ровен час — станешь «живым щитом» для нацбатовцев и всушников. На что и расчет.

В истории были примеры, когда авторитетные бандиты и воры в законе принимали самое активное участие в политической жизни государства. Правда, все они плохо закончили. Причем утилизировала их зачастую именно новая власть, за которую они боролись. Возможно, она воспринимала их исключительно в качестве ситуативных партнеров. Когда же ее позиции упрочились, выяснилось, что персонажи с мутным уголовным прошлым дискредитируют ее светлый облик. Пришлось решать вопрос радикально. Что-то мне подсказывает, что именно такая участь уготована и временно выпущенной на волю украинской братве.

Во время Второй мировой во многих странах, оккупированных немцами, вопрос, что делать с местными уголовниками, тоже вставал в полный рост. И в каждой стране решался по-своему.

Во Франции, например, уголовников с приходом немцев просто расстреливали. В Испании и Италии выпускали на свободу. Сколько из них потом стали сотрудничать с немецкой армией и пошли работать в полицаи — история умалчивает. Но, похоже, немало, потому что в России оккупанты действовали строго по тем же самым лекалам — набирали уголовников в местные стражи порядка. Кое-где местные «узники совести» действительно шли в услужение фашистам.

Несмотря на это, «кровавый тиран» Сталин поступил с местным криминалитетом более оригинально. Совсем не по-французски. Он создал штрафные батальоны, попав в которые, вчерашние уголовники имели шанс смыть кровью свои прегрешения перед родиной. Сначала набор в эти штрафбаты был добровольный. Но отдельные не самые сознательным воры стали качать права, саботируя инициативу. Вот их «офранцузили». Остальные «законники» резко поумнели, быстро вступили в ряды штрафбата и повели за собой десятки тысяч других зеков.

Многие, кстати, воевали дерзко и отчаянно. Знаменитый оренбургский вор в законе Вася Бриллиант (Вася Бузулуцкий) много раз ходил в одиночку за линию фронта, неизменно возвращаясь с притороченным к спине «языком». К делу он подходил творчески, с огоньком — как раньше в бандитских гоп-стопах. Бриллиант даже выучил немецкий язык, переодевался в немецкую форму, изображая караульного и рассекая по окопам с автоматом.

Улучив момент, бил прикладом или поленом по голове офицера и волок того на себе его в расположение части. Он называл это «гоп-стоп с проволочкой». Бриллиант был необычайно везуч, дожил до Победы и был награжден орденом Красного знамени. После чего, правда, опять взялся за старое.

Сдается мне, таких Бриллиантов в украинских уголовных заградотрядах будет немного. Если вообще будут.

Во-первых, еще в Советское время в уголовной среде среди воров в законе украинцев практически не было. «Законник» — это в определенном смысле фигура жертвенная. И ради «воровской идеи» жертвует личной жизнью, здоровьем, собственным благополучием.

Украинские гопники слишком любят жизнь и «заточены» на материальное благополучие. Идеи (пусть даже воровские) — это не про них. Во-вторых, во Вторую мировую немцы на оккупированных территориях творили такой беспредел, что даже урки против них поднялись. А какой беспредел творят на Украине русские? Раздают «гуманитарку», не трогают пленных, помогают на местах с посевной… Против кого геройствовать? И на кой?

Ну а то, что уголовников определили именно в заградотряды — это отдельная песня. Похоже, американские кураторы с Банковской решили творчески переработать опыт Сталина. Но что-то явно недоучли. Слышали звон, да не знают, где он. И поменяли местами солдат и уголовников. Или это было сделано специально? Тогда тоже либо не от большого ума, либо от непонимания украинских реалий, либо от полного пренебрежения ко всем вместе — и к украинской армии, и к украинским зекам. Как говорится, вали кулем, потом разберем…

Такие «зековские заградоторяды» для украинских военных — настоящая оплеуха.

Похоже, украинская власть перестала доверять своей армии. А в войсках после понесенных потерь тоже начинаются разброд и шатание. Солдаты прекрасно понимают, что их гонят на убой. Мало того. Они знают, что в русском плену к ним будет самое человеческое отношение.

Массовую сдачу в плен морпехов под Мариуполем скрыть невозможно. Сдавались те в прекрасном расположении духа, зная, что их у русских ждут теплая постель, сытная еда, кофе и сигареты. Кто-то в длинной колонне военнопленных, помнится, даже собачку на поводке вел. Будто на прогулку вышел.

Внес свою лепту в «политморсос» (политико-моральное состояние) украинской армии и эпизод с брошенной в Мариуполе группировкой, которую в Киеве даже не пытались деблокировать (попытки спасения иностранных наемников не в счет). «Азовцы» * звонили из мариупольского бункера в киевский Генштаб, взывая о помощи, а там даже трубку не поднимали. А зачем? Вас, господа, нет уже в наших планах. Вас уже списали. Можете умереть, можете сдаться — на выбор.

Это окончательно убедило военных, что их после неизбежного окружения скорее всего бросят ровно так же, как мариупольских морпехов. В итоге при таком раскладе может посыпаться вся линия обороны. И войска рванут назад. И вот тут по замыслу киевских креативщиков бегущих встретит беззаветная «бубновая команда» с автоматами наперевес. И заставит снова идти на убой.

Чем это закончится — догадаться нетрудно.

Озверевшие ВСУшники, конечно же, перемолотят уркаганов. У них есть и танки, и артиллерия, и другая техника, которой у «бубновых» нет и в помине. И самое главное — какой-никакой опыт ведения боевых действий. И это будет очередная кровавая, бесславная и бессмысленная «бойня между своими» на этой операции. Если, конечно «бубновые» не разбегутся до этого сами — по украинским городам и весям, прихватив с собой доставшиеся «на халяву» автоматы.

Таковы размышления автора по поводу рассказанных выше событий.

svpressa.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.