Когда поляки возьмут Львов: Варшаве не хватит танков, чтобы на Украину зайти и поддержать 70 тыс. пехоты

Аналитика Геополитика и безопасность Новости Общество

 

У Дуды появился удобный момент вернуть «Восточные Кресы, но он боится «ответки» русских.

В Польше из-за серьезных проблем в экономике, спровоцированных безрассудной политикой власти, назревает волна социальных протестов «неслыханной силы». Об этом пишет колумнист авторитетного издания Mysl Polska Лукаш Ястржембский.

По его мнению, польское общество постепенно теряет уверенность в том, что правительство знает, что делает.

«Страх перед войной сменяется страхом перед дороговизной и нищетой, — отмечает автор. — Заканчиваются сбережения и нервы. Все громче говорят о надвигающихся ограничениях энергоснабжения и частичных нехватках на продовольственном рынке».

При этом граждане, считает он, начинают осознавать, что выгоду от нынешней ситуации получает меньшинство — «банки и корпорации». А правящую элиту волнует только вопрос цензуры, которая в Польше превзошла даже американскую «политкорректность», «в то время, когда над огромным количеством людей нависла перспектива массовых увольнений и потери работы».

В сложившихся условиях, уверен Ястржембский, «невозможно заставить народ поверить, что идеи свободы и западной демократии важнее, чем толщина кошелька (вернее, его худоба)». Тем более, убедить в том, что во всех его бедах «виноват Путин, Орбан, Лукашенко, Трамп или папа Франциск».

Автор подчеркивает, что люди протестуют все смелее и все резче высказываются — т.е. общество радикализируется. И это, в конечном итоге, может вылиться в серьезный социальный взрыв.

То, что поляки что-то стали подозревать, наверное, хорошо. Вот только у руководства страны, действительно, свои представления о счастье народном. Для польской властной верхушки счастье — это все, что назло России.

Поэтому пока население с разрешения Варшавы запасается валежником в лесах, чтобы не замерзнуть, когда придут холода, глава МИД Польши Збигнев Рау упорно продвигает в ЕС очередной — седьмой — пакет антироссийских санкций с полным отказом от импорта газа из России.

А значит, запасов валежника может и не хватить…

Впрочем, у Варшавы есть определенный «козырь в рукаве», который власти могут извлечь, если градус социального напряжения в стране достигнет критической точки. Это — Украина. Точнее, ее западные земли — те самые «Восточные Кресы», бывшие ранее частью Речи Посполитой, а с 1991 по 1939 входившие в состав Независимой Польши. Варшава давно ждет удобного момента, чтобы вернуть эти территории.

И вот этот момент, можно сказать, настал. Закон «об особых правах поляков на Украине, анонсированный Зеленским в ходе недавнего визита польского главы Анджея Дуды в Киев, дает, по сути, юридическое обоснование для введения польского контингента в «незалежную».

Конечно, публично власти Польши этими планами ни с кем не делятся. Напротив, заявляют регулярно о решительной поддержке Украины и ее территориальной целостности.

Но еще в апреле, стоит напомнить, глава Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин заявлял, что США и Польша прорабатывают сценарии установления контроля Варшавы над ее «историческими владениями» на Украине. И первым этапом «воссоединения» должен стать ввод польских войск в западные украинские области под предлогом их защиты от России.

Закон же новый фактически открыл поляками зеленую улицу. Вопрос только, когда они решатся это сделать?

Политолог Александр Асафов, например, считает, что никогда:

— Лукаш Ястржембский является оппозиционером к действующей власти. И он слишком сильно сгущает краски — до абсолютной фантазии.

Польское общество политизируется только по четким, каким-то понятным мотивам. Например, запрет или разрешение абортов, ужесточение назначений судей Конституционного суда или введение цензуры для государственной прессы. Это последние поводы, по которым были какие-то выходы. Исключая 11 ноября, когда в Польше отмечается День независимости. Тогда они тоже у российского посольства устраивают беспорядки.

А в целом польское общество занимается своей жизнью, и его канализировать на подобный протест очень сложно. Оно не находится в политической повестке регулярно.

Поэтому говорить, конечно, об этом можно. Предполагать можно. Но в реальности этого не будет. Поскольку правящие элиты, которые находятся «над Вислой» (так называют у них правительство и парламент), они занимаются политикой, а люди занимаются жизнью. И эти два мира очень редко пересекаются. Иначе бы те непопулярные решения, которые польская власть привносит в жизнь, вызывали бы более яркую реакцию.

«СП»: — Получается, Варшава не собирается возвращать западные земли?

— Конечно идея, которая выражается достаточно распространенным лозунгом «Lwow nasz!» (Львов наш), она популярна. Но это лишь идея. Понятно, что возвращаться на территорию с некомплементарным полякам населением, невозможно.

Поэтому заявления Дуды, Качинского, Моравецкого — это одно. А реальная ситуация, связанная с воспоминаниями о Волынской резне, она совершенно другая — поляки не забыли и не простили. Успех фильма «Волынь» о тех страшных событиях, который пару лет назад вышел в Польше, это наглядно показывает.

Соответственно, говорить всерьез о том, что поляки могут каким-то образом «Восточные Кресы» реинтегрировать, это очень большое допущение. В реальности, даже самые радикальные из них, говорили о реституции за эти земли.

Поскольку, если там идет какой-то интеграционный процесс, то они встретятся с потомками тех же людей, которые убивали их предков.

«СП»: — Понятно, что терпеть украинские национализм поляки вряд ли будут. Но выход тогда один — дебандеризация.

— Разумеется, эту рану не залечить одним высказыванием Дуды о том, что у Польши с Украиной не должно быть границ.

Но это, скорее, медийное предположение, которое некоторые наши военные аналитики, включая, очень высокого уровня, рассматривают всерьез.

Я же, как человек, который немного понимает, как и чем живет польское общество и польская власть, в реальности отражения этого не вижу. Возможно, я ошибаюсь. И польское общество готово заняться дебандеризацией «Восточных Кресов». Но, честно говоря, мне это представляется крайне маловероятным.

Военный эксперт Института стран СНГ Владимир Евсеев, в свою очередь, напомнил, что территориальные претензии у поляков не только к Украине:

— Варшава претендует на западные области Белоруссии. И, собственно, литовская столица Вильнюс, это тоже бывший польский город Вильно. Кстати, достаточно давно действует закон, позволяющий вводить польские войска на территорию Литвы — т.е. Польша может зайти и занять Вильнюс.

Конечно, принятие закона об особом статусе поляков на Украине еще не говорит о том, что сразу после этого польские вооруженные силы войдут на территорию «незалежной». Это сейчас не предполагается.

Другое дело, что поляки могут начать как бы экономический захват Западной Украины. Например, могут через суды попытаться вернуть ту собственность, которая была у них отнята. Вот такая деятельность вполне может быть.

Опять же, закон дает полякам право служить в армии и в спецслужбах Украины. Но это все-таки не ввод войск.

«СП»: — А что, собственно, их останавливает?

— Думаю, они отдают себе отчет, что на ввод воинских подразделений Россия может ответить ракетным ударом. И это приведет к гибели польских военнослужащих.

Во-вторых, поляки крайне опрометчиво лишилась собственных танков. Польша их поставила Украине, надеясь вместо стареньких, аналогов советских танков Т-72, получить от Германии современные Leopard 2. Но Берлин смог предложить только Leopard 1, и то вопрос отложился на неопределенное время.

Да, действительно, поляки подготовили 70-тысячную группировку для ввода на территорию Украины. Но она имеет недостаточное количество танков, как минимум. Я уже не говорю о средствах противовоздушной обороны и об отсутствии средств противоракетной обороны. То есть, такая авантюра приведет к гибели большого количества польских военнослужащих.

А то, что такое может быть, мы знаем по примеру Яворовского полигона, когда один ракетный удар «Калибрами» «демобилизовал» сразу до шестисот человек, убитыми и ранеными. В основном, иностранных наемников. Я думаю, такого развития поляки крайне боятся. Поэтому постепенно они, конечно, будут захватывать Западную Украину — там, где им дадут. Но не факт, что они ее на самом деле присоединят.

Есть еще один важный момент. В Киеве заявили о создании на западе Украины спецлагерей для российских военнопленных. А значит, нам придется зайти на Западную Украину, чтобы освободить собственных военнослужащих. Иного просто не дано.

Своим решением Зеленский фактически лишил Украину остатков государства. Потому что мы просто вынуждены идти до конца, чтобы всю эту проблему решить. Мы не можем оставить своих ребят в плену. Причем, у такого преступного режима, каким является режим Зеленского.

Что же до притязаний поляков, но им следовало бы амбиции свои чуть уменьшить. Потому что если с их стороны будут предприняты какие-то конкретные действия, то «ответку» они рискуют получить очень серьезную и незамедлительно.

svpressa.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.