«Спецоперация Z»: На Днепре могут сойтись в бою украинские и американские бронекатера

Аналитика Геополитика и безопасность Новости Оружие

Украинский аналог нашей «Красной звезды» — информационное агентство Минобороны этой страны «АрміяInform» опубликовало любопытную новость. Оказывается, Военно-Морские силы Украины в ходе продолжающейся «спецоперации Z» не только несут катастрофические потери, но кое-где даже численно прирастают. А именно — на Днепре.

Военную тайну на сей счет раскрыл командующий ВМСУ вице-адмирал Алексей Неижпапа. По его словам, с недавних пор в его подчинение поступил только что сформированный дивизион речных катеров, базирующийся на северном участке этой реки. Причем, что важно, инициаторами создания стали вовсе не военные моряки, а командование Сухопутных войск Украины. Более того: сухопутчики приняли участие в вооружении и оснащении нового катерного подразделения.

По словам Неижпапы, «по инициативе и при поддержке командования Сухопутных войск мы совместно сформировали дивизион речных катеров на севере Днепра — главной логистической артерии Украины, которую мы не можем себе позволить потерять».

Откуда у Украины на Днепре взялись боевые катера? Те, которыми страна располагала в Черном море (печально знаменитые «Гюрза-М», которые строила бывшая «Ленинская кузница» под Киевом) как раз для рек изначально и создавались. Но они частью уничтожены в ходе спецоперации (БК-05 «Лубны»), частью захвачены нашими войсками и уже включены в состав Черноморского флота России (БК-02 «Аккерман», БК-03 «Вышгород», БК-04 «Кременчуг»).

В составе ВМСУ остались только БК-01 «Бердянск», БК-06 «Никополь», БК-07 «Костополь». Но они укрылись в Одессе, носа оттуда не показывают, поэтому никаким образом до украинских верховьев Днепра добраться не в состоянии. Хотя бы потому, что нижнее течение этой реки в районе Херсона уже несколько месяцев контролирует Россия.

По этой причине, как следует со слов вице-адмирала Неижпапы, на формирование свежеиспеченного дивизиона ВМСУ были обращены обычные гражданские катера, с началом боевых действий, еще в марте, мобилизованные у других ведомств. Причем — вместе с экипажами. Вероятно, сугубо штатские команды доукомплектовали артиллеристами, пулеметчиками, минерами и прочими специалистами по флотским вооружениям, корабли и боевые катера которых теперь покоятся на дне морском где-нибудь под Мариуполем или Бердянском.

А в чем тогда роль Сухопутных войск Украины в этом предприятии, о которой с благодарностью упомянул командующий ВМСУ? Видимо — в единственном. Скорее всего, с их арсеналов предоставлены крупнокалиберные пулеметы, которые стали главным калибром дивизиона речных катеров.

Еще стало известно из того же источника, что упомянутый дивизион лишь начало большого пути. В будущем Киев намеревается на его основе сформировать целую Днепровскую речную флотилию, которая займется охраной и обороной главной реки Украины на всем ее протяжении.

А теперь самое главное — к чему это все Киеву?

Первая задача, о которой вице-адмирал Неижпапа вскользь коснулся в своем интервью, — нейтрализация, если придется, возможных действий против Украины белорусских боевых катеров. «О важности военного речного флота говорит само за себя соседство с Беларусью, которая имеет речной дивизион в Пинске и базу в Лоеве, на самой границе. Это 19 судов военно-речного флота. Поэтому укрепление севера Украины соответствующим комплектом сил на реках является важным шагом», — пояснил командующий ВМСУ.

В качестве дополнения: речь идет о боевых и патрульных единицах отдела береговой охраны пограничной комендатуры «Лоев» Гомельской погрангруппы, сформированного в 1999 году. Среди них построенные в России и переданные белорусам катера на воздушной подушке проекта 18800 «Гепард» и доставшиеся Минску еще от СССР пограничные катера проекта 1398Б «Аист». Есть даже три итальянских катера проекта RIB 34′ SF («Дозор»), переданных белорусским пограничникам в 2013 году. Охраняет все это воинство участок белорусско-украинской границы протяженностью свыше 221 километра. Из них около 155 километров проходит по рекам.

Однако белорусские погранкатера в своем нынешнем обличье не несут ровно никакой угрозы Украине, поскольку совершенно лишены хоть какого-либо штатного вооружения. И предназначены разве что для погонь за браконьерами и контрабандистами, а не для большой войны. Выходит, Днепровская речная флотилия ВМСУ, о которой размечтался Киев, разворачивается не столько против них, сколько против России. Тогда каковы на самом деле могут быть ее главные задачи?

Огневая поддержка своих наступающих или обороняющихся вдоль берегов Днепра наземных войск? Пока абсолютно исключено. Не крупнокалиберные же пулеметы применять для этого.

Высадка тактических десантов? Тоже вряд ли в силу все той же ограниченной боевой мощи.

Переброска своих войск и грузов с берега на берег? Не исключено, на мой взгляд. Но лишь при условии серьезного прикрытия такой работы с воздуха.

Однако полагаю, что в свете хода нынешних боевых действий на Украине главным для первого дивизиона речных катеров ВМСУ все же окажется не это. Основной его головной болью станет борьба с попытками российских войск переправиться через Днепр где-нибудь выше контролируемого нами Херсона по течению. Для того, чтобы создать такую угрозу, корабельная крупнокалиберная артиллерия и ракеты не обязательны. Достаточно старых советских сплавных речных мин типа СРМ.

Что представляет собою это оружие? Каждая СРМ весит 40 килограммов, из которых взрывчатого вещества больше половины. Что позволяет эффективно разрушать вражеские объекты вроде плавсредств, понтонных мостов и паромов не только взрывом, а еще и гидроударом. Сплавляется по течению в полупогруженном состоянии. На поверхности остаются только поплавок, центральный и шесть боковых датчиков цели. При этом от взрыва одной мины тут же детонирует и соседняя, если она находится на расстоянии не более 15 метров.

Если в течение заданного времени (от 6 часов до 16 суток, конкретное время выставляется минером при подготовке атаки) встречи мины с целью или иным препятствием не произойдет, то происходит ее самоликвидация подрывом. В качестве самоликвидатора используется взрыватель замедленного действия ЧМВ-16.

Что важно: для надежного поражения намеченного объекта приходится запускать вниз по течению сразу от 20 до 40 СРМ. Потому что часть из них в дальнейшем неизбежно прибивает к берегу, часть сталкивается с корягами и бревнами и взрывается по дороге.

Отсюда проблема для тех, кто намерен осуществлять такую массированную атаку чужой переправы: поскольку общий вес необходимых мин будет достигать порядка тонны, для их доставки на фарватер необходимы речные плавсредства достаточной грузоподъемности. Думаю, кандидаты именно в такие «минные заградители» и были в первую очередь мобилизованы в новый катерный дивизион ВМСУ.

Кстати, в 1967—1971 годах во время войны во Вьетнаме советские СРМ немало беспокойства доставили американцам на реке Меконг. Янкам приходилось защищать свои низководные и наплавные мосты дополнительными боновыми заграждениями, выставлять выше по течению патрульные катерами с пулеметами.

Между тем именно с натерпевшимися во Вьетнаме от наших мин США наверняка и связаны дальнейшие планы Киева по формированию Днепровской флотилии. Поскольку Штаты уже по самую крышу загрузили Украину самыми современными образцами боевой техники и оружия, следует ожидать, что в скором будущем в том же направлении Пентагоном и его союзниками будут поставлены и вполне приличные речные боевые катера.

Если так, то не исключено, что на Днепре вскоре могут появиться построенные корпорацией Raytheon 12-метровые бронированные патрульные катера с жестким корпусом типа Small unit riverine craft (SURC). Такие были впервые развернуты в Штатами Ираке и использовались там Корпусом морской пехоты США для патрулирования рек и водохранилищ. Максимальная скорость впечатляет — до 39 узлов. Вооружение — три крупнокалиберных пулемета. Экипаж — два человека. На борт может принимать до 16 десантников.

Что особенно важно в акватории стремительно мелеющего Днепра — катера SURC плоскодонные, с малой осадкой и оснащены водометным движителем. И еще. В 2013 году США такие поставили Филиппинам. Так что дорожка к экспорту в другие страны проложена и никаких правовых препятствий для Украины тут возникнуть не должно.

Вот еще о чем хотелось бы упомянуть. На первый взгляд, могло показаться удивительным, что сразу три безбожно, но справедливо раскритикованных за низкие боевые качества и «затрофеенных» нами в Азовском море украинских «Гюрзы-М» все же были почти без раздумий включены в состав российского Черноморского флота. Казалось бы — к чему нам они, если совершенно ничем не помогли прежним хозяевам в ходе боевых действий?

Но вот если скоро события на Днепре станут развиваться именно по спрогнозированному нами выше варианту, то бронекатера БК-02 «Аккерман», БК-03 «Вышгород», БК-04 «Кременчуг», только наверняка переименованные, могут очень пригодиться России где-нибудь под Киевом, Кременчугом или Запорожьем. Если они сойдутся там с американскими SURC под украинскими флагами, то еще неизвестно кто кого. Потому что стабилизированная в двух плоскостях у тоже бронированной «Гюрзы-М» автоматическая пушка 2А42 калибра 30 мм против российских корветов или фрегатов в Черном море, естественно, выглядит ни к черту. Но она всяко круче трех штатовских крупнокалиберных пулеметов на SURC.

А кого еще нам вводить в воды Днепра, если придется? Разве что артиллерийские катера Каспийской флотилии проекта 1204 (по классификации НАТО малые речные патрульные канонерские лодки класса «Шмель»), которые пока обеспечивают безопасность внешнего рейда Мариуполя.

Тоже, понятное дело, вариант. Но когда таких вариантов в кармане у Москвы хотя бы два — нам всем точно лучше.

svpressa.ru

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.