Офицер ВСУ: «Стоим за Николаевом. Сидим в подвалах и блиндажах сутками напролет, настолько плотно прилетает»

Аналитика Геополитика и безопасность Новости

Киев полагает, что боевые действия на Украине необходимо завершить полным разгромом России максимум к середине сентября. Таков, по сообщению «Politico», вывод из просто удивительного заявления президента Владимира Зеленского перед делегацией Конгресса США, прибывшей в столицу этой страны.

По мнению президента Украины, наступающий август в этом отношении обязан стать решающим месяцем. Вы полагаете, глава Украины только что вернулся из своего Генштаба, где с указками над совсекретными картами подчиненные Зеленскому генералы порадовали его обнадеживающими данными относительно с чего-то вдруг взметнувшихся вверх наступательных возможностей ВСУ? Ничуть не бывало. Просто «Зе» в очередной раз занялся привычным ему делом: вымогательством у западных партнеров новых партий оружия и немыслимых еще недавно для Украины денег.

«Зимние месяцы быстро приближаются. Более низкие температуры и суровые условия замедлят боевые действия до изматывающей войны на истощение, которая в основном приносит пользу России. Больше поддержки сейчас — до того, как силы Владимира Путина зафиксируют свои успехи — гораздо предпочтительнее, чем помощь позже», — сказал он.

Однако все же почему для Зеленского накатывающаяся зима — последний временной рубеж обороны?

Прежде, чем поговорить о сугубо военных перспективах украинского контрнаступления, немного о финансовом аспекте просьбы Зеленского. Поскольку, как известно, для ведения любой войны нужны три вещи. А именно: деньги, деньги и деньги.

Буквально на другой день после жалобного спича президента перед заокеанскими конгрессменами грянул дефолт самой мощной в экономическом отношении компании Украины — «Нафтогаза». Она оказалась не в состоянии погасить трехлетние еврооблигации на сумму в $335 млн. с процентами. И Зеленский, естественно, просто не мог не знать о грядущем обвале.

Самое примечательное: необходимые финансы у «Нафтогаза» и сегодня в наличии. Но отправлять их за рубеж руководству запретило правительство Украины. Почему? Потому что в «в державі грошей майже немає». Посему то, что еще можно наскрести по сусекам, пусть, дескать, лучше полежит в Киеве. Надежней будет. Может, пригодиться, когда речь пойдет уже о дефолте не отдельной компании, а государства Украина в целом.

Что, конечно, тоже не за горами. Ибо Запад уже подает сигналы, что в целях обеспечения собственной безопасности с наступлением холодов ему просто придется отойти в тень, оставив Украину один на один с Россией.

Так, 22 июля министр иностранных дел Германии Анналена Бербок выступила с неожиданным прогнозом: «Если Россия полностью прекратит поставки газа, мы вообще не сможем оказать какую-либо поддержку Украине, потому что будем заняты (у себя в стране — „СП“) народными восстаниями!».

Далее выяснилось, что по тем же причинам одновременно с крахом «Нафтогаза» по уже пройденной им скользкой дорожке правительство «незалежной» направило и другие подконтрольные ему крупные госкорпорации Украины — «Укравтодор» и «Укрэнерго». Им тоже поручено начать переговоры с кредиторами об отсрочках платежей. Но с чего бы те переговоры окончились удачней, чем у уже грохнувшегося оземь «Нафтогаза»? Для которого международные финансовые рынки теперь, вследствие внезапного дефолта, закрылись в ситуации, когда в подземных газовых хранилищах огромной страны почти пусто.

В ответ уже загнанный в угол своими же «Нафтогаз» злобно огрызнулся: раз так, там полагают, что кабинет министров Украины своим запретом на выплату долгов фактически взял на себя полную ответственность за привлечение средств, необходимых для импорта природного газа для прохождения отопительного сезона 2022/2023. А компания, мол, просто умывает руки.

Тут же трусливо нечто несусветное понес премьер-министр Денис Шмыгаль, очевидно сломленный обрушившемся на него грузом. 26 июля он сообщил, что его правительство (вы не поверите!) одобрило обращение к руководству США за до сих пор неслыханным «газовым ленд-лизом».

Словом, будущая зима не только для Киева — для всех наших врагов «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». Потому-то Зеленский и просил конгрессменов как-нибудь поспособствовать разгрому России до холодов. Но как с этим делом для Украины на фронте?

Скажем сразу — не очень. Уже давно понятно, откуда, с точки зрения Генштаба ВСУ, колесницу несмолкающей битвы следует поворачивать вспять. С Херсонской области.

Отчасти понятно, как это ВСУ собирается делать: разбить или взять под непрерывный огневой контроль обе имеющиеся в распоряжении русских переправы через Днепр, особенно широкий в нижнем течении (огромный Антоновский мост и примерно 30-метровой длины узкий мост через шлюз в дамбе Каховской ГЭС). А затем — где получится прорвать 125-километровый периметр нашего плацдарма, фактически окружив в районе Херсона примерно 10-тысячной численности российскую группировку на правом берегу этой реки. Причем, без возможностей массового отхода к своим, на левый берег. Только вплавь и на лодках под артиллерийским огнем.

О том, что посильный Киеву процесс «решающего контрнаступления» на Правобережье вроде как уже запущен, говорят регулярные ракетные удары ВСУ Антоновского моста, дамбы возле Каховской ГЭС. А также разрушение 23 июля моста в Дарьевке через реку Ингулец, фактически в транспортном отношении разрезавшую нашу группировку на две части: южный участок с городом Херсон и северный — от Ингульца до Криворожского района Днепропетровской области.

Следует к этому нам относиться серьезно? Вне всякого сомнения. И крепить, конечно, оборону Херсона. Но вправе ли сам Киев ожидать столь масштабных успехов, которыми Зеленский, получается, заранее обнадежил конгрессменов США?

А вот это как раз сомнительно, если взглянуть на начинающееся на Правобережье сражение глазами обычного пехотного офицера ВСУ. На днях беседу с таким обнародовало одно из киевских интернет-изданий.

Приведем только, на наш взгляд, наиболее важные выкладки, по которым можно судить о реальном положении в украинских войсках, которые, как считается, изготовились к контрудару:

— Сейчас стоим за Николаевом. То, что постоянно говорят, вот-вот начнется наступление или уже даже, началось, мягко говоря, не имеет под собой почвы. Русские сосредоточили конкретно на нашем участке фронта силы, значительно превосходящие наши. Как по численности личного состава, так и, особенно, по количеству артиллерийских стволов, танков и прочего добра. Более того — на некоторых участках наши войска отступили назад. На небольшую дистанцию — до 10 километров. На штабном языке это называется «выравниванием фронта».

— Каждый день наши позиции под непрерывным обстрелом, бывают дни, когда нет возможности на поверхность выбраться. Сидим в подвалах и блиндажах сутками напролет, настолько плотно прилетает… Потери есть. И серьезные. Примерно от пяти до десяти «двухсотых и трехсотых» в нашем подразделении каждый день, в разных пропорциях. В зависимости от того, куда прилетело.

— Особенно большое преимущество у русских в количестве артиллерии на километр позиций. У них очень много САУ и РСЗО. Против одного нашего ствола — с той стороны десять. В целом, херсонское направление сейчас — это сплошная позиционная война, обе стороны зарываются в землю все глубже и глубже, маневренных прорывов и атак, по крайней мере, на нашем участке, нет.

— Очень жарко, воду выпиваем быстро, ее не хватает. В самом Николаеве проблема с питьевой водой — из кранов льется техническая, соленая. Воду в водопровод прямо из реки пустили. С остальным — питанием и снаряжением проблем нет, еду завозят, снаряжение основное есть.

— Есть проблема с психологической усталостью. Практически нет ротаций личного состава, во многих подразделения некомплект до 40 процентов из-за потерь и болезней. Поэтому многие бойцы, проведя на переднем крае по месяцу и больше, устают, теряют боевой дух, ищут любые способы уехать в тыл. Некоторые вообще отказываются выдвигаться на первую линию позиций. Как ни странно, самые психологически устойчивые — солдаты от 40 лет и старше, которые служили срочную в 90-е или в 80-е годы.

— Что касается контрнаступления. Оно возможно. Тем более, что коммуникации россиян через Днепр уязвимы и наши по ним уже пристреливаются. Но для того, чтоб пойти вперед нужно обеспечить превосходство как в живой силе, так и, особенно, в огневой мощи. На данный момент его нет.

Читает ли подобные откровения из окопов сам Зеленский? А если читает — каким образом сохраняет надежды на «разгром русских к зиме»?

Но в одном он прав: морозы не за горами. И Запад даже не скрывает, что лозунгом дня для него тогда станет: «Спасайся, кто может!».

Киев определенно не сможет. Это сознают и там, и в Москве, и в Вашингтоне с Брюсселем. Чем и вызваны заблаговременные вопли отчаяния президента Украины и его премьер-министра.

Увы, им, как говорится, поздно пить «Боржоми». А вот народ Украины будем спасать. Как российские строители спасают сегодня освобожденный Мариуполь, лежащий в руинах.

svpressa.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.