Белорусской ПВО: просите по максимуму – получите в самый раз

ВС Беларуси Геополитика и безопасность

Не столько радикальные кадровые изменения (к ним уже привыкли), сколько обозначенные шведами проблемы в построении белорусской системы обнаружения воздушных объектов и взаимодействия с силами других государственных органов заставляют командование ВВС и войск ПВО находить новые организационные и технические решения.
Однако данные решения являются мерами вынужденными, не подкрепленными чем-либо существенным, по принципу, «голь на выдумку хитра».
И действительно, пока еще денежный дождик на голову отечественной ПВО не пролился. Да и вряд ли стоит ожидать серьезных бюджетных ассигнований в нашу систему как, например, в России, где новыми комплексами ПВО оснащаются сразу целые дивизионы.
Нет еще принципиально новых технических революционных решений в данной сфере и у мировых держав.
Так что, для министра обороны Ю.Жадобина условия стоящей задачи жесткие: с одной стороны, ограниченный бюджет, известные и десятки лет служащие средства обнаружения и поражения, негромкие достижения отечественного ВПК, с другой – неплохо подготовленный в отечественной военной школе (кстати, одной из лучших на просторах стран СНГ) личный состав, память о сбитом воздушном шаре и… карт-бланш, полученный после удавшейся провокации со шведским самолетом (т.е. шанс, наконец, сделать что-либо неординарное).
К сожалению, за обилием критики белорусских военных, особых предложений как эффективней сбивать «заблудившиеся» самолеты не последовало. Каждый, кому не лень, чтобы зафиксироваться вовремя в СМИ пока есть горячий повод, уже высказался, но, к сожалению, так никто и не стал лоббистом интересов отечественной ПВО.
Конечно, заслуживает уважения мнение доморощенного военного аналитика А.Алесина, отдаленно слышавшего что-то об армии, и который в последнее время, свернув с пути справедливой критики правительства, вдруг встал в авангарде рекламы достижений различных белорусских ООО и ОАО, имеющих отношение к Госвоенпрому. Бизнес? Читаем: «Недорогие технологии, позволяющие фиксировать низколетящие воздушные цели при помощи акустико-сейсмических датчиков». Осталось только уточнить, а кем и когда это было испытано, и не является ли это банальным способом «стрижки» денег, как это уже бывало не раз. Примеры? Это и «Сталкеры», и дирижабли, и «Кобры» и остальной среднеазиатский террариум.
Но будем надеяться на лучшее.
Теперь рассмотрим вопрос, как обеспечить 100-процентное обнаружение низколетящих воздушных целей? Но сначала оговоримся: 100% – это для дилетантов, для тех, кто просто решил что-нибудь сказать «в тему», не вдаваясь в суть вопроса.
Профессионал же понимает, что такой цифры достичь невозможно в принципе, хотя стремиться надо. Некоторая после 20 лет мирной жизни самоуспокоенность военных и своя же доморощенная пропаганда создали такую ситуацию, когда появляется катастрофически ошибочная уверенность в том, что ничего менять не надо. Ни системы визуального наблюдения, ни закупки принципиально новых комплексов разведки, а ограничиться лишь модернизацией старого несоответствующего современной войне парка боевых и специальных машин, а также системы по управлению этой же отсталой техникой.
Теперь жареный петух клюнул. Наконец-то. И у белорусских специалистов ПВО появился уникальный шанс сделать гигантский шаг вперед. Лишь бы не продешевить и не ограничиться тактической мелкой поступью.
Пока что, к сожалению, мельтешим. Да, это важно провести занятия на постоянной основе с бортовыми авиационными техниками вертолетов наших авиабаз по стрельбе по воздушным целям. Это только плюс. Но это уничтожение лишь шведских «пиарщиков». Современные боевые машины не возьмешь таким образом. Да, кстати, и просчитайте скорость вертолета (250-300 км/ч) и самолета типа «Сессна» (350-450 км/ч). Кто за кем будет гоняться?
Что мы ожидаем от Совета Безопасности Беларуси, как органа, который должен радеть за безопасность государства? А ожидается, что вдруг выстрелит вариант приобретения принципиально нового парка техники, который позволит беспроблемно обнаруживать самолет на предельно малых высотах. И не на фронте 10-20 км от 3000 м и выше, а по всему периметру границы государства и диапазону высот. То есть охрана воздушного пространства – это, как ни странно, но задача и наших высших органов власти.
И не только активные средства локации нам нужны для обнаружения средств воздушного нападения, но и пассивные, которые не позволят вывести их из строя в первые 2-3 суток, как это было уже в Югославии, Ираке и других конфликтах.
Не сильно-то предлагаются и россияне. Выждав паузу, а то и попрыгав на костях раненного белорусского товарища (российские СМИ неистовствовали по поводу акции шведской компании Studio Total), российский ВПК в лице Д.Рогозина так НИЧЕГО и не выразил и не предложил. То ли ничего путного нет, то ли так все секретно.
Застыли восточные братья и в ожидании даже рассмотрения вопроса, а не продать ли свои «Искандеры» (речь идет о вариантах «К» и «М», но только не экспортного варианта)? По отрывочным сведениям из белорусского министерства обороны план закупки есть, подготовленный личный состав есть, деньги, наконец, тоже есть. Так чего ждем? Ждем когда шведские «массовики-затейники» учинят новую провокацию?
И что, Москва и здесь будет в качестве наблюдателя ООН? Вероятно, да. Так как сегодня никакого плеча Беларусь не почувствовала, и пока белорусские военные готовятся к встрече лишь легкомоторных самолетов, а не к помощи из России.
Но молчат не только россияне. Хотелось бы также, чтобы и Госвоенпром Беларуси хоть слово молвил в лице его руководителя С.Гурулева. Известно, что давление на данный орган сверху есть. Даванули так, что забегал весь директорат внизу по вертикали. Особенно засуетился директор КБ «Радар» С.Костромицкий. Ведь надо же что-то представить. Именно на его сайте пишут, что «создана уникальная теория синтеза и анализа систем радиолокационного распознавания…», «разработаны уникальные алгоритмы…», «накоплен опыт разработки…», «предприятие занимается созданием мобильной твердотельной бесприводной маловысотной РЛС кругового…». Лично мне после всех событий кажется, что наиболее значимой их работой является: «сотрудниками РУП «КБ Радар» опубликованы сотни книг и статей в изданиях различного уровня».
Правда, с учетом последних телодвижений в войсках оперативно-тактических командований (перевод всей системы ПВО на новые режимы работы, перемещения дивизионов на новые позиции и т.п.) уверенность, что задержания нарушителей воздушного пространства будут, уже есть. Конечно, не хотелось, чтобы это были трупы, ибо тогда – это уже шаг к вооруженному конфликту, что требует соответствующего состояния ПВО. А сегодняшнее состояние ПВО Беларуси можно охарактеризовать одним емким словом – оживились (спасибо шведам). По словам кадровых офицеров, боязни дальнейшей чистки вроде нет, есть адекватность восприятия своих возможностей и условий, в которых приходится крепить оборону.
Несмотря на сдержанные позиции, немало надежд возлагается по-прежнему на Россию. Нюансов, которые, как выяснилось, надо решить в ЕРС ПВО, хватает. А разумное решение, как видится, может быть только в ходе практической деятельности. К слову, уже есть сведения, что ожидается большое присутствие российских ВВС на крупных учениях, которые пройдут в 2013 году на территории Беларуси. И кто его знает, может вдруг и залетит российский Ил-76 в воздушное пространство Литвы, как это чуть не случилось в 2009 году под Лидой, когда осуществлялось десантирование российского полка ВДВ. И что будут делать литовцы со своим военно-воздушным змеем и военно-морским плотом?
Короче, с соседями надо дружить, а не подставлять их под разные провокации, тем более к которым они отношения и не имеют.
А белорусским специалистам ПВО есть рекомендация: если не использовать и этот повод для именно глубокой модернизации всей системы ПВО, то другого шанса уже и не будет. Так что, просите по максимуму – получите в самый раз. Не столько радикальные кадровые изменения (к ним уже привыкли), сколько обозначенные шведами проблемы в построении белорусской системы обнаружения воздушных объектов и взаимодействия с силами других государственных органов заставляют командование ВВС и войск ПВО находить новые организационные и технические решения.
Однако данные решения являются мерами вынужденными, не подкрепленными чем-либо существенным, по принципу, «голь на выдумку хитра».
И действительно, пока еще денежный дождик на голову отечественной ПВО не пролился. Да и вряд ли стоит ожидать серьезных бюджетных ассигнований в нашу систему как, например, в России, где новыми комплексами ПВО оснащаются сразу целые дивизионы.
Нет еще принципиально новых технических революционных решений в данной сфере и у мировых держав.
Так что, для министра обороны Ю.Жадобина условия стоящей задачи жесткие: с одной стороны, ограниченный бюджет, известные и десятки лет служащие средства обнаружения и поражения, негромкие достижения отечественного ВПК, с другой – неплохо подготовленный в отечественной военной школе (кстати, одной из лучших на просторах стран СНГ) личный состав, память о сбитом воздушном шаре и… карт-бланш, полученный после удавшейся провокации со шведским самолетом (т.е. шанс, наконец, сделать что-либо неординарное).
К сожалению, за обилием критики белорусских военных, особых предложений как эффективней сбивать «заблудившиеся» самолеты не последовало. Каждый, кому не лень, чтобы зафиксироваться вовремя в СМИ пока есть горячий повод, уже высказался, но, к сожалению, так никто и не стал лоббистом интересов отечественной ПВО.
Конечно, заслуживает уважения мнение доморощенного военного аналитика А.Алесина, отдаленно слышавшего что-то об армии, и который в последнее время, свернув с пути справедливой критики правительства, вдруг встал в авангарде рекламы достижений различных белорусских ООО и ОАО, имеющих отношение к Госвоенпрому. Бизнес? Читаем: «Недорогие технологии, позволяющие фиксировать низколетящие воздушные цели при помощи акустико-сейсмических датчиков». Осталось только уточнить, а кем и когда это было испытано, и не является ли это банальным способом «стрижки» денег, как это уже бывало не раз. Примеры? Это и «Сталкеры», и дирижабли, и «Кобры» и остальной среднеазиатский террариум.
Но будем надеяться на лучшее.
Теперь рассмотрим вопрос, как обеспечить 100-процентное обнаружение низколетящих воздушных целей? Но сначала оговоримся: 100% – это для дилетантов, для тех, кто просто решил что-нибудь сказать «в тему», не вдаваясь в суть вопроса.
Профессионал же понимает, что такой цифры достичь невозможно в принципе, хотя стремиться надо. Некоторая после 20 лет мирной жизни самоуспокоенность военных и своя же доморощенная пропаганда создали такую ситуацию, когда появляется катастрофически ошибочная уверенность в том, что ничего менять не надо. Ни системы визуального наблюдения, ни закупки принципиально новых комплексов разведки, а ограничиться лишь модернизацией старого несоответствующего современной войне парка боевых и специальных машин, а также системы по управлению этой же отсталой техникой.
Теперь жареный петух клюнул. Наконец-то. И у белорусских специалистов ПВО появился уникальный шанс сделать гигантский шаг вперед. Лишь бы не продешевить и не ограничиться тактической мелкой поступью.
Пока что, к сожалению, мельтешим. Да, это важно провести занятия на постоянной основе с бортовыми авиационными техниками вертолетов наших авиабаз по стрельбе по воздушным целям. Это только плюс. Но это уничтожение лишь шведских «пиарщиков». Современные боевые машины не возьмешь таким образом. Да, кстати, и просчитайте скорость вертолета (250-300 км/ч) и самолета типа «Сессна» (350-450 км/ч). Кто за кем будет гоняться?
Что мы ожидаем от Совета Безопасности Беларуси, как органа, который должен радеть за безопасность государства? А ожидается, что вдруг выстрелит вариант приобретения принципиально нового парка техники, который позволит беспроблемно обнаруживать самолет на предельно малых высотах. И не на фронте 10-20 км от 3000 м и выше, а по всему периметру границы государства и диапазону высот. То есть охрана воздушного пространства – это, как ни странно, но задача и наших высших органов власти.
И не только активные средства локации нам нужны для обнаружения средств воздушного нападения, но и пассивные, которые не позволят вывести их из строя в первые 2-3 суток, как это было уже в Югославии, Ираке и других конфликтах.
Не сильно-то предлагаются и россияне. Выждав паузу, а то и попрыгав на костях раненного белорусского товарища (российские СМИ неистовствовали по поводу акции шведской компании Studio Total), российский ВПК в лице Д.Рогозина так НИЧЕГО и не выразил и не предложил. То ли ничего путного нет, то ли так все секретно.
Застыли восточные братья и в ожидании даже рассмотрения вопроса, а не продать ли свои «Искандеры» (речь идет о вариантах «К» и «М», но только не экспортного варианта)? По отрывочным сведениям из белорусского министерства обороны план закупки есть, подготовленный личный состав есть, деньги, наконец, тоже есть. Так чего ждем? Ждем когда шведские «массовики-затейники» учинят новую провокацию?
И что, Москва и здесь будет в качестве наблюдателя ООН? Вероятно, да. Так как сегодня никакого плеча Беларусь не почувствовала, и пока белорусские военные готовятся к встрече лишь легкомоторных самолетов, а не к помощи из России.
Но молчат не только россияне. Хотелось бы также, чтобы и Госвоенпром Беларуси хоть слово молвил в лице его руководителя С.Гурулева. Известно, что давление на данный орган сверху есть. Даванули так, что забегал весь директорат внизу по вертикали. Особенно засуетился директор КБ «Радар» С.Костромицкий. Ведь надо же что-то представить. Именно на его сайте пишут, что «создана уникальная теория синтеза и анализа систем радиолокационного распознавания…», «разработаны уникальные алгоритмы…», «накоплен опыт разработки…», «предприятие занимается созданием мобильной твердотельной бесприводной маловысотной РЛС кругового…». Лично мне после всех событий кажется, что наиболее значимой их работой является: «сотрудниками РУП «КБ Радар» опубликованы сотни книг и статей в изданиях различного уровня».
Правда, с учетом последних телодвижений в войсках оперативно-тактических командований (перевод всей системы ПВО на новые режимы работы, перемещения дивизионов на новые позиции и т.п.) уверенность, что задержания нарушителей воздушного пространства будут, уже есть. Конечно, не хотелось, чтобы это были трупы, ибо тогда – это уже шаг к вооруженному конфликту, что требует соответствующего состояния ПВО. А сегодняшнее состояние ПВО Беларуси можно охарактеризовать одним емким словом – оживились (спасибо шведам). По словам кадровых офицеров, боязни дальнейшей чистки вроде нет, есть адекватность восприятия своих возможностей и условий, в которых приходится крепить оборону.
Несмотря на сдержанные позиции, немало надежд возлагается по-прежнему на Россию. Нюансов, которые, как выяснилось, надо решить в ЕРС ПВО, хватает. А разумное решение, как видится, может быть только в ходе практической деятельности. К слову, уже есть сведения, что ожидается большое присутствие российских ВВС на крупных учениях, которые пройдут в 2013 году на территории Беларуси. И кто его знает, может вдруг и залетит российский Ил-76 в воздушное пространство Литвы, как это чуть не случилось в 2009 году под Лидой, когда осуществлялось десантирование российского полка ВДВ. И что будут делать литовцы со своим военно-воздушным змеем и военно-морским плотом?
Короче, с соседями надо дружить, а не подставлять их под разные провокации, тем более к которым они отношения и не имеют.
А белорусским специалистам ПВО есть рекомендация: если не использовать и этот повод для именно глубокой модернизации всей системы ПВО, то другого шанса уже и не будет. Так что, просите по максимуму – получите в самый раз.

Не столько радикальные кадровые изменения (к ним уже привыкли), сколько обозначенные шведами проблемы в построении белорусской системы обнаружения воздушных объектов и взаимодействия с силами других государственных органов заставляют командование ВВС и войск ПВО находить новые организационные и технические решения.
Однако данные решения являются мерами вынужденными, не подкрепленными чем-либо существенным, по принципу, «голь на выдумку хитра».
И действительно, пока еще денежный дождик на голову отечественной ПВО не пролился. Да и вряд ли стоит ожидать серьезных бюджетных ассигнований в нашу систему как, например, в России, где новыми комплексами ПВО оснащаются сразу целые дивизионы.
Нет еще принципиально новых технических революционных решений в данной сфере и у мировых держав.
Так что, для министра обороны Ю.Жадобина условия стоящей задачи жесткие: с одной стороны, ограниченный бюджет, известные и десятки лет служащие средства обнаружения и поражения, негромкие достижения отечественного ВПК, с другой – неплохо подготовленный в отечественной военной школе (кстати, одной из лучших на просторах стран СНГ) личный состав, память о сбитом воздушном шаре и… карт-бланш, полученный после удавшейся провокации со шведским самолетом (т.е. шанс, наконец, сделать что-либо неординарное).
К сожалению, за обилием критики белорусских военных, особых предложений как эффективней сбивать «заблудившиеся» самолеты не последовало. Каждый, кому не лень, чтобы зафиксироваться вовремя в СМИ пока есть горячий повод, уже высказался, но, к сожалению, так никто и не стал лоббистом интересов отечественной ПВО.
Конечно, заслуживает уважения мнение доморощенного военного аналитика А.Алесина, отдаленно слышавшего что-то об армии, и который в последнее время, свернув с пути справедливой критики правительства, вдруг встал в авангарде рекламы достижений различных белорусских ООО и ОАО, имеющих отношение к Госвоенпрому. Бизнес? Читаем: «Недорогие технологии, позволяющие фиксировать низколетящие воздушные цели при помощи акустико-сейсмических датчиков». Осталось только уточнить, а кем и когда это было испытано, и не является ли это банальным способом «стрижки» денег, как это уже бывало не раз. Примеры? Это и «Сталкеры», и дирижабли, и «Кобры» и остальной среднеазиатский террариум.
Но будем надеяться на лучшее.
Теперь рассмотрим вопрос, как обеспечить 100-процентное обнаружение низколетящих воздушных целей? Но сначала оговоримся: 100% – это для дилетантов, для тех, кто просто решил что-нибудь сказать «в тему», не вдаваясь в суть вопроса.
Профессионал же понимает, что такой цифры достичь невозможно в принципе, хотя стремиться надо. Некоторая после 20 лет мирной жизни самоуспокоенность военных и своя же доморощенная пропаганда создали такую ситуацию, когда появляется катастрофически ошибочная уверенность в том, что ничего менять не надо. Ни системы визуального наблюдения, ни закупки принципиально новых комплексов разведки, а ограничиться лишь модернизацией старого несоответствующего современной войне парка боевых и специальных машин, а также системы по управлению этой же отсталой техникой.
Теперь жареный петух клюнул. Наконец-то. И у белорусских специалистов ПВО появился уникальный шанс сделать гигантский шаг вперед. Лишь бы не продешевить и не ограничиться тактической мелкой поступью.
Пока что, к сожалению, мельтешим. Да, это важно провести занятия на постоянной основе с бортовыми авиационными техниками вертолетов наших авиабаз по стрельбе по воздушным целям. Это только плюс. Но это уничтожение лишь шведских «пиарщиков». Современные боевые машины не возьмешь таким образом. Да, кстати, и просчитайте скорость вертолета (250-300 км/ч) и самолета типа «Сессна» (350-450 км/ч). Кто за кем будет гоняться?
Что мы ожидаем от Совета Безопасности Беларуси, как органа, который должен радеть за безопасность государства? А ожидается, что вдруг выстрелит вариант приобретения принципиально нового парка техники, который позволит беспроблемно обнаруживать самолет на предельно малых высотах. И не на фронте 10-20 км от 3000 м и выше, а по всему периметру границы государства и диапазону высот. То есть охрана воздушного пространства – это, как ни странно, но задача и наших высших органов власти.
И не только активные средства локации нам нужны для обнаружения средств воздушного нападения, но и пассивные, которые не позволят вывести их из строя в первые 2-3 суток, как это было уже в Югославии, Ираке и других конфликтах.
Не сильно-то предлагаются и россияне. Выждав паузу, а то и попрыгав на костях раненного белорусского товарища (российские СМИ неистовствовали по поводу акции шведской компании Studio Total), российский ВПК в лице Д.Рогозина так НИЧЕГО и не выразил и не предложил. То ли ничего путного нет, то ли так все секретно.
Застыли восточные братья и в ожидании даже рассмотрения вопроса, а не продать ли свои «Искандеры» (речь идет о вариантах «К» и «М», но только не экспортного варианта)? По отрывочным сведениям из белорусского министерства обороны план закупки есть, подготовленный личный состав есть, деньги, наконец, тоже есть. Так чего ждем? Ждем когда шведские «массовики-затейники» учинят новую провокацию?
И что, Москва и здесь будет в качестве наблюдателя ООН? Вероятно, да. Так как сегодня никакого плеча Беларусь не почувствовала, и пока белорусские военные готовятся к встрече лишь легкомоторных самолетов, а не к помощи из России.
Но молчат не только россияне. Хотелось бы также, чтобы и Госвоенпром Беларуси хоть слово молвил в лице его руководителя С.Гурулева. Известно, что давление на данный орган сверху есть. Даванули так, что забегал весь директорат внизу по вертикали. Особенно засуетился директор КБ «Радар» С.Костромицкий. Ведь надо же что-то представить. Именно на его сайте пишут, что «создана уникальная теория синтеза и анализа систем радиолокационного распознавания…», «разработаны уникальные алгоритмы…», «накоплен опыт разработки…», «предприятие занимается созданием мобильной твердотельной бесприводной маловысотной РЛС кругового…». Лично мне после всех событий кажется, что наиболее значимой их работой является: «сотрудниками РУП «КБ Радар» опубликованы сотни книг и статей в изданиях различного уровня».
Правда, с учетом последних телодвижений в войсках оперативно-тактических командований (перевод всей системы ПВО на новые режимы работы, перемещения дивизионов на новые позиции и т.п.) уверенность, что задержания нарушителей воздушного пространства будут, уже есть. Конечно, не хотелось, чтобы это были трупы, ибо тогда – это уже шаг к вооруженному конфликту, что требует соответствующего состояния ПВО. А сегодняшнее состояние ПВО Беларуси можно охарактеризовать одним емким словом – оживились (спасибо шведам). По словам кадровых офицеров, боязни дальнейшей чистки вроде нет, есть адекватность восприятия своих возможностей и условий, в которых приходится крепить оборону.
Несмотря на сдержанные позиции, немало надежд возлагается по-прежнему на Россию. Нюансов, которые, как выяснилось, надо решить в ЕРС ПВО, хватает. А разумное решение, как видится, может быть только в ходе практической деятельности. К слову, уже есть сведения, что ожидается большое присутствие российских ВВС на крупных учениях, которые пройдут в 2013 году на территории Беларуси. И кто его знает, может вдруг и залетит российский Ил-76 в воздушное пространство Литвы, как это чуть не случилось в 2009 году под Лидой, когда осуществлялось десантирование российского полка ВДВ. И что будут делать литовцы со своим военно-воздушным змеем и военно-морским плотом?
Короче, с соседями надо дружить, а не подставлять их под разные провокации, тем более к которым они отношения и не имеют.
А белорусским специалистам ПВО есть рекомендация: если не использовать и этот повод для именно глубокой модернизации всей системы ПВО, то другого шанса уже и не будет. Так что, просите по максимуму – получите в самый раз.

4 thoughts on “Белорусской ПВО: просите по максимуму – получите в самый раз

  1. В точку! Скорости винтокрылых и поршневых: кто кого догонит! А решения нужно принимать по принципу-семь раз отмерь, один раз отрежь…

  2. Кстати, это что за чудо РЛ техники на фото? Белорусский конкурент или просто замануха для арабов?

  3. … нынешнее состояние электроники, а именно такого ее сегмента, как многополосная связь, подвесить на границе или в районе границы дирижабль с локатором, при этом дирижабль ориентировать GPS – сигналом, не представляет большого труда, что позволит практически одним объектом контролировать тысячу километров границы, ведь самолет с системой AWACS может это делать … так в чем-же проблема … радар МиГ-25 „видит“ на 300 км или что-то не так …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.