Кто и зачем готовит новую агрессию со стороны Тбилиси?

Геополитика и безопасность

В начале июля нынешнего года Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию «Положение в Грузии», в которой Абхазия и Южная Осетия в очередной раз были названы «оккупированными территориями». Впрочем, несколько ранее, еще 29 апреля 2011 года, американский Сенат уже принимал документ, где также в угоду тбилисскому режиму эти независимые республики упомянуты как «оккупированные территории». По поводу резолюции ПА ОБСЕ МИД Абхазии заявил, что этот пропагандистский демарш полностью игнорирует политические реалии, сложившиеся на Южном Кавказе после августа 2008 года. Как отмечается в документе, стремление тбилисских властей интернационализировать выгодный им термин «оккупированные территории» есть не более чем пропагандистское ухищрение, имеющее целью ввести в заблуждение мировую общественность. Этот термин применительно к Южной Осетии и Абхазии совершенно неприемлем — как с точки зрения подавляющего большинства населения этих республик, так и с учётом принятого в международном праве определения сущности военной оккупации.

Между тем, такого рода провокационные резолюции подвигли, в частности, посла Грузии в США Теймураза Якобашвили на заявление о том, что «поддержка наших друзей создает серьезную базу для целого ряда действий в будущем». Этот тбилисский «ряд действий» выразился недавно в очередном беспочвенном обвинении Москвы в «усиленной милитаризации республик Абхазия и Южная Осетия и общем наращивании военной мощи у границ Грузии». Тем самым, утверждается в заявлении грузинского МИДа, Россия, будто бы, создаёт непосредственную угрозу миру и стабильности в Грузии и в Черноморском регионе в целом. В таком же контексте в Тбилиси интерпретируют и стратегические учения «Кавказ-2012», запланированные на сентябрь этого года.

Особую тревогу вызвала в Тбилиси инспекционная поездка в регион главкома Сухопутных войск России генерал-полковника Владимира Чиркина, посетившего российские военные базы в Осетии и Абхазии. По утверждению тбилисских дипломатов, русский генерал вообще, якобы, «незаконно нарушил» грузинскую государственную границу. Обе республики, обретшие независимость после развала СССР, режим Саакашвили продолжает считать частью Грузии, «временно оккупированной российскими войсками». Но российские войска, также как и военные базы, находятся в Абхазии и Южной Осетии на законном основании, по прямой просьбе властей этих суверенных республик. И как раз для защиты от грузинской агрессии. Со времени распада СССР Евросоюз, как и Соединённые Штаты, неизменно поддерживали Грузию во всех её стараниях вооружённой силой подчинить себе абхазов и южных осетин. Но войны против них в 1991-1992, 1992-1993, 1998, 2001, 2004 и 2008 гг. лишь отдалили Абхазию и Южную Осетию от Грузии.

Стоит напомнить, что после обретения суверенитета руководство Абхазии предлагало властям Тбилиси установить федеративные отношения, что было категорически отвергнуто. И тогда, ночью 14 августа 1992 года, в самый разгар курортного сезона, отряды национальной гвардии Грузии под предлогом «охраны железной дороги» и «восстановления территориальной целостности» вторглись на территорию Абхазии.

Группа вторжения имела в своем составе 58 единиц бронетехники и большое количество артиллерии, включая реактивные установки «Град» и «Ураган». Всё вооружение абхазской армии на тот момент состояло из лёгкого стрелкового оружия, самодельных броневиков и старых пушек. План грузинской оккупации суверенной Абхазии под кодовым названием «Меч» был реализован по-разбойничьи через две недели после принятия тбилисского режима в ООН.

Теперь, как считают некоторые грузинские аналитики, Тбилиси волнует не столько судьба двух отделившихся от неё государств, сколько собственная безопасность. Ираклий Сесиашвили, директор ассоциации «Свобода и право», с тревогой пишет, что «вооружение российских баз на «оккупированных территориях» в несколько раз превышает вооружение Грузии, поставляемое ей из США и стран НАТО. По его мнению, «в случае кризиса Россия сможет примерно за пять часов ввести с севера в Абхазию и Южную Осетию около 20 ООО солдат».

Режим в Тбилиси, однако, не собирается отказываться от надуманного закона «Об оккупированных территориях». Об этом заявила недавно министр по вопросам реинтеграции Эка Ткешелашвили. Закон был принят в 2008 году после военного вторжения тбилисских войск в Южную Осетию и после того, как эту республику и Абхазию признала Россия. По словам грузинского министра, закон может быть упразднен только после того, как указанные территории будут «деоккупированы». Такую жесткую и бескомпромиссную позицию по этому вопросу в Евросоюзе теперь начинают воспринимать скептически и с опаской, хотя формально вроде бы выступают пока и в поддержку позиции Тбилиси. Там дают понять, что закон этот только мешает восстановлению контактов Грузии с абхазами и осетинами.

Вместе с тем, Запад, очевидно, начинает понимать, что Россия не откажется от всемерной поддержки независимой Абхазии и Южной Осетии, это вне обсуждения. В международных делах есть вопрос о признании самостоятельной государственности двух республик. Вопроса же об их возвращении под власть Тбилиси не существует, сколько ни сотрясай воздух бумажными утверждениями, будто такая перспектива все еще сохраняется. Но, видимо, не только в США, но и в Евросоюзе не все отдают себе в этом отчёт. Более того, можно предположить, что и в Вашингтоне, и в европейских столицах есть силы, готовые поддержать авантюрные военные поползновения грузинских руководителей. Во всяком случае, поддержка, оказанная США и другими западными странами режиму Саакашвили в последней войне и после неё, оправдывает такой вывод.

Нельзя не видеть, что грузинское табу на широкое международное признание независимости двух новых кавказских государств поддерживается не только Соединёнными Штатами, но и западноевропейскими странами, хотя это и создаёт для них серьезные политические и стратегические затруднения. Во всяком случае, страны ЕС хотели бы присутствовать в Абхазии и Южной Осетии в полном формате, о чем свидетельствуют не только череда западных визитеров в тот же Сухум, но и содержание некоторых документов Евросоюза.

Об интересе ЕС к региону «без конфликтов и территориальных споров» свидетельствует и введение год назад новой концепции ЕС в отношении стран, которые в Европе определяются как «соседи». Она, по сути, сменила, образно говоря, красный свет запрета широких контактов с Абхазией и Южной Осетией на промежуточный жёлтый свет в ожидании зелёного. Но весь вопрос в том, что пока, может быть по инерции, Евросоюз пытается войти в Абхазию и Южную Осетию через Грузию, а еще «лучше» вместе с ней, хотя недовольство и разочарование многих европейских стран ожесточенным и агрессивным курсом Тбилиси становится все очевиднее. Это недовольство касается, в частности, неэффективности усилий грузинской политэлиты по «восстановлению территориальной целостности».

Показательно, что изобретенная ЕС изощренная стратегия так называемого «вовлечения без признания оккупированных территорий» была чуть ли не силой навязана грузинскому руководству только в 2010 году. До этого режим Саакашвили делал ставку только на военный путь «нормализации» отношений с соседними республиками. Пять военных поражений, видимо, мало чему научили тбилисские власти, и они продолжали бы гнуть и далее военную линию, если бы не очередной крах в 2008 году. Тут уж и Евросоюзу пришлось не только признать, что это гибельный путь, но и потребовать от Тбилиси иного варианта действий.

В том, что именно Евросоюз был инициатором разработки тактики «вовлечения без признания оккупированных территорий», сомнений не вызывает. Это следует и из западных комментариев к принятой в Грузии стратегии, и из последовавших затем документов ЕС, показывающих, сколь жёстко Брюссель держит на контроле ход её выполнения.

Западные аналитики считают, что Грузия оказалась под прессингом Евросоюза, требующего от Тбилиси умерить слишком явный военный зуд в отношениях с теми, кого она считает этническим меньшинством и вместо опасной и скомпрометированной политики перейти к разумной и осмотрительной. В чем заключается этот новый подход в отношениях с Абхазией и Южной Осетией? По заключению экспертов, — это расширение контактов Грузии с населением двух республик, «заманивание» абхазов и южных осетин «под власть Тбилиси» посулами разного рода социальных «благ», создание для них в этих целях системы материальных и моральных стимулов. В документе представительства ЕС в Грузии, опубликованном в мае этого года, рекомендуется «прагматическое сотрудничество с властями потерянных территорий», содержится совет не скупиться для этого в финансовых средствах, в том числе и из «европейского» кармана.

Видимо, Евросоюз рассчитывает на возможность навести мосты между Тбилиси и Абхазией и Южной Осетией посредством налаживания торговых связей, введением, например, «нейтральных» паспортов, предоставляющих возможность гражданам республик путешествовать по Европе. Как уже упоминалось, ЕС рекомендует даже пересмотреть закон об «оккупированных территориях».

Но принимая на словах стратегию «вовлечения без признания», грузинское руководство вовсе не отказывается от оскорбительного отношения к Абхазии и Южной Осетии как «оккупированным» землям, не подвергает публичному осуждению прошлые военные преступления против них, и не только не кается, но время от времени устраивает новые провокации на западных и северных границах. Разумеется, в Тбилиси понимают, что «маниловских» целей вовлечения в свой состав Абхазии и Южной Осетии в любом случае вряд ли удастся достичь: их независимость покоится на фундаментальных принципах, уходящих корнями в далёкое прошлое, а также на союзнических отношениях с Россией и другими участниками СНГ.

На Западе отмечается скептическое отношение Вашингтона к придуманной в Европе политике «вовлечения», хотя без одобрения американцев никакая новая стратегия Грузии в принципе не появилась бы на свет. Но за океаном понимают: поскольку охрану государственных границ Абхазии и Южной Осетии по двусторонним договорам с Россией осуществляют российские военнослужащие, то военный вариант реинтеграции потерянных территорий представляется и Вашингтону, и Тбилиси чрезмерно рискованным и практически нереализуемым делом.

Тем не менее, ни Вашингтон, ни в большей мере Евросоюз не откажутся в ближайшей перспективе через Грузию войти в Абхазию и Южную Осетию, чтобы попытаться создать здесь  на долгосрочной основе свой стратегический и экономический плацдарм, целью которого станет стремление ослабить здесь позиции России, что в конечном итоге не будет способствовать безопасности и динамичному экономическому развитию всего региона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.