Асимметрия в вооруженном противоборстве (часть 1)

Концепции и доктрины

Введение

Превосходство военной мощи ведущих держав мира перед остальными странами достигло разительных масштабов. Одним из подтверждений тому являются военные конфликты конца ХХ – начала ХХI вв., в ходе которых вооруженные силы ряда государств были разгромлены в кратчайшие сроки.

Более того, стало очевидно: преодолеть исторически сложившийся разрыв в военно-силовом потенциале невозможно не только в среднесрочной, но и в более отдаленной перспективе.

Военно-политическая ситуация осложняется еще и тем, что события последних лет показали – США и НАТО могут начинать войны без санкции Совета Безопасности ООН и в обход международно-правовых норм.

Казалось бы, в случае возможной агрессии ни одна страна, тем более небольшая или средняя, не имеет шансов отстоять свою независимость и территориальную целостность. Однако войны и вооруженные конфликты, происходящие в некоторых регионах планеты, показывают, что обладание подавляющей военной мощью не всегда приводит к победе. Если вооруженная борьба переводится в иное, асимметричное «измерение», где технологическое превосходство противника теряет свое значение, то исход войны может быть различным.

В данном информационно-аналитическом обзоре рассмотрены теоретические аспекты понятия «асимметрия» в военной науке, а также средства и способы асимметричных боевых действий в ряде военных конфликтов последних десятилетий.

В основе проведенных исследований лежит информационно-аналитический подход, представляющий собой систему методов и приемов, используемых для сбора, первичной обработки, анализа и синтеза информации об асимметричных действиях. Кроме того, применялся системный подход, рассматривающий объект исследования – асимметричные действия, как целостное множество элементов в совокупности отношений и связей между ними.

Понятие «асимметрия» в военном деле

Теоретическое осмысление войн и вооруженных конфликтов всегда входило в сферу интересов военных специалистов. Благодаря их усилиям сделано достаточно много, но процесс познания бесконечен. Войны ХХI века поставили перед исследователями новые задачи.

Одной из них является поиск ответа на вопрос: как, в условиях огромного технологического разрыва, многократной разницы в военной и экономической мощи, слабой стороне победить сильного противника?

В публикациях последних лет настойчиво муссируется тема асимметричной войны. Звучное словосочетание широко растиражировали также и средства массовой информации. Об асимметричной войне стали рассуждать не только военные специалисты, но и рядовые обыватели.

Это обусловило необходимость рассмотрения сущности понятия «асимметрия» и обоснованности использования данного термина в военном деле.

Асимметрия и военно-политические отношения

Толковые словари русского языка определяют асимметрию как отсутствие, нарушение симметрии. При этом термин «симметрия» в общем смысле означает соразмерность, одинаковость, пропорциональность, соответствие одной части целого другой его части.

Следовательно, под асимметрией подразумевается несоразмерность, непропорциональность тех или иных частей целого.

В течение длительного времени термины «симметрия» и «асимметрия» использовались преимущественно в математике, физике, химии, биологии, технике, архитектуре и т.д., в то время как в сфере общественно-политических отношений, а также в области военной науки они не употреблялись.

Начиная с 1950 – 1960 гг., и особенно после распада СССР, в международных отношениях, в том числе в военно-политической сфере начались столь сложные и противоречивые процессы и явления, что их изучение потребовало новых подходов, пересмотра казавшихся незыблемыми теорий и взглядов, введения новых терминов и понятий.

Одним из таких явлений стали вооруженные конфликты между великими державами и гораздо более слабыми противниками, в которых первые потерпели политическое (иногда и военное) поражение.

Для характеристики таких нетрадиционных форм военных конфликтов теоретики на Западе стали использовать термины «малая война», «конфликт низкой интенсивности», «локальная война», «новая война». Общим между этими понятиями являлся тот факт, что они описывали типы войн, отличавшиеся от традиционных войн между суверенными государствами.

В1975 г. британский ученый-международник Э.Макк в статье «Почему великие державы проигрывают малые войны: политика асимметричного конфликта» ввел в научный оборот термин «асимметричный конфликт». В основном он анализировал войну США во Вьетнаме, однако, указал также на серию других поражений развитых стран – в Индонезии, Алжире, на Кипре, в Адене, Марокко, Тунисе. Автор пришел к выводу, что в ходе асимметричных конфликтов победа стороны, обладающей подавляющим превосходством в традиционной военной силе, отнюдь не обеспечена. Хотя в большинстве таких конфликтов сильные страны не потерпели военного поражения, они потерпели поражение в политическом смысле, не сумев навязать свою волю противнику. Таким образом, война становилась бессмысленной. В подобных конфликтах политическая победа слабой стороны обеспечивалась не ее способностью нанести военное поражение сильному противнику, а способностью истощить волю сильного врага к продолжению борьбы и заставить его прекратить войну, не достигнув поставленных целей. При этом важнейшим средством борьбы являлось применение асимметричных способов ведения военных действий (партизанская война).

Поднятая Э.Макком проблема привлекла внимание некоторых исследователей, однако, до середины 1990-х гг. тема асимметричных конфликтов в открытых источниках практически не поднималась. После распада СССР об асимметричных конфликтах стали говорить американские военные аналитики, но они имели в виду то обстоятельство, что военная мощь США является подавляющей, и равной ей (симметричной) в настоящее время просто нет.

Однако под влиянием событий, происходивших в мире, интерес к проблеме стал возрастать. В частности, это отразилось в появлении термина «асимметричные угрозы». В1997 г., в докладе тогдашнего министра обороны США У.Коэна отмечалось, что «превосходство США в конвенциональной военной области может подталкивать противников к применению асимметричных средств нападения… Они, скорее всего, будут стремиться к достижению превосходства над США, используя неконвенциональные подходы…». Далее У.Коэн отмечал: «… Агрессор может использовать такие средства, как терроризм, угроза применения бактериологического, ядерного или химического оружия, информационная война или экологические диверсии».

В последующие годы в аналогичном ключе проблему асимметричных конфликтов исследовали известные ученые Т.Пол, Р.Томпсон, И.Аррегин-Тофт, Дж.Рекорд и некоторые другие.

После терактов 11 сентября2001 г. в Нью-Йорке термин «асимметричные угрозы» стал применяться в отношении международного терроризма, но в последние годы понятие асимметричности стало использоваться шире. В лексикон современных политических деятелей, экспертов и аналитиков прочно вошли термины «асимметричный конфликт», «асимметричная война», «асимметричные угрозы», «асимметричная тактика», «асимметричные боевые действия» и т.д.

Термин «асимметричный» нашел отражение в доктринальных документах ведущей военной державы мира – Соединенных Штатов Америки. Например, в новой редакции «Стратегии национальной безопасности», опубликованной администрацией Б.Обамы в2010 г., говорится о необходимости защитить американские войска от асимметричных атак. На саммите НАТО2009 г. было решено, что одним из главных направлений военного строительства должно стать наращивание возможностей по противодействию асимметричным угрозам.

Возрастание интереса к проблеме асимметричных конфликтов не случайно. Так, Гамбургский центр по изучению современных войн и вооруженных конфликтов, исследовав в2001 г. все продолжавшиеся в то время войны и конфликты, определил, что только 6% из них относились к категории «межгосударственных войн». В то же время 46% были причислены к категории «антирежимных войн», 42% были названы «войнами за автономию и отделение», а оставшиеся 6% – к комбинированным формам внутренних войн.

В научных работах и публикациях по асимметрии в социально-политических отношениях используется как термин «асимметричный конфликт», так и термин «асимметричная война». При этом практически все исследователи оперируют этими терминами, как синонимами.

Возникают вполне закономерные вопросы: верен ли подобный подход, или же он является результатом путаницы в терминологии? Целесообразно ли использовать понятие «асимметрия» при характеристике войны как социально-политического явления?

Современность и природа войны

В последние несколько лет достаточно часто можно слышать рассуждения о том, что природа войны в ХХI столетии изменилась. При этом речь идет не столько об использовании новых видов ВВТ и связанных с ними способах военных (боевых) действий, сколько о политической природе войны.

По мнению сторонников этой идеи, в эпоху, когда большинство военных конфликтов происходит не между государствами, а между государствами и негосударственными организациями, конечные цели ведения вооруженных действий, и, прежде всего, политические цели для партизан, террористических групп и сетей не являются главными. Одним из последних примеров подобных взглядов является вышедший в2009 г. труд английского ученого С.Мёрдена «Проблема силы: борьба на глобальном поле боя».

Более того, известный на Западе специалист М.ван Кревельд утверждает, что войны становятся самоцелью, поэтому в будущем они станут не классическим «продолжением политики», а своеобразной формой существования человеческого общества. Подобные взгляды находят поддержку и у некоторых российских исследователей.

Тех, кто придерживается иной точки зрения, считают находящимися «в плену классических представлений о войне как «продолжении политики насильственными средствами». Иными словами, сторонники взглядов об изменившейся природе войны утверждают: классический постулат К.фон Клаузевица о неизменности политической природы войны устарел. Но так ли это?

Как известно, великий военный теоретик писал: «Война есть продолжение политики, только иными средствами».

Но разве войны, ведущиеся партизанами (повстанцами, террористами, экстремистами), равно как и противостоящими им государствами, не имеют в своей основе именно то, о чем писал Клаузевиц? Разве не политические цели преследуются воюющими сторонами в Афганистане, Ираке, Чечне, Джамму и Кашмире, Ирландии, Испании, Колумбии, Ливии и т.д.?

Кстати, уже сегодня в большинстве военных конфликтов участвуют группировки радикальных исламистов, стоящие на жестких идеологических позициях. В будущем же, по мнению большинства экспертов, радикальный исламизм станет ведущей идеологией среди негосударственных структур, участвующих в вооруженной борьбе.

Вряд ли можно назвать хотя бы один военный конфликт, который не имеет политической основы.

Приведем еще одну мысль К.фон Клаузевица: «…Политическая задача является целью, война же только средство, и никогда нельзя мыслить средство без цели». В этом контексте мы считаем бездоказательными утверждения о войнах, как самоцели. Вряд ли можно вообразить государство (группу государств), движение, партию, любую другую организацию, воюющих безо всякой цели.

Многие исследователи, использующие термин «асимметричная война» и считающие ее чем-то новым в истории человечества, главным признаком такой войны провозглашают столкновение государства с негосударственной структурой, которая использует асимметричную (нетрадиционную) тактику.

Большинство современных военных конфликтов – это столкновение между государствами, с одной стороны, и субъектами, не имеющими легитимного государственного статуса, с другой. Однако, сами по себе подобные столкновения известны с давних пор. С феноменом партизанской войны сталкивались еще легионы Древнего Рима, в войне 1812 года с крестьянами-партизанами столкнулись наполеоновские войска (в том числе на территории Беларуси).

В начале ХХ века об использовании термина «асимметрия» в социально-политической сфере и не помышляли, но война, которую вела на протяжении нескольких лет партия социалистов-революционеров против властей Российской империи, являлась по своей сути тем, что сегодня некоторые называют асимметричной войной. В основе тактики эсеровских боевиков лежали диверсионно-террористические действия, а также индивидуальный политический террор. В результате, в период 1901 – 1911 гг. было убито 17 тыс. человек, в большинстве своем офицеров, нижних чинов, служащих полиции, чиновников; кроме того, было ранено несколько десятков тысяч человек.

Что же получается?

Военно-силовое противостояние между государством и негосударственными структурами, не имеющими официального статуса, известно давно, и возникло гораздо раньше, нежели появился термин «асимметричная война»;

Военно-силовой потенциал государств и противостоящих им негосударственных структур во все времена был несоизмерим. Так, очевидно, что партизанские отряды в Беларуси в 1812 году, нередко вооруженные лишь топорами и вилами, не обученные тактике боевых действий, были неизмеримо слабее армии Наполеона. Точно так же несопоставимы военно-силовые потенциалы Российской империи и небольшой по численности партии эсеров (около 3 тыс. человек в1905 г.);

Негосударственные структуры еще века назад использовали партизанские способы ведения боевых действий, а начало ХХ века ознаменовалось применением террористической тактики.

То есть, все те черты, которые считаются признаками «новых» войн ХХI века – асимметричных войн, присущи войнам, которые таковыми никогда не считались.

Возникает вопрос: так в чем же принципиальное отличие социально-политической природы войн прошлого от войн, которые сегодня называют асимметричными? Что именно позволило использовать термин «асимметрия» применительно к природе войн в целом и отвергнуть тезис К.фон Клаузевица?

Можно утверждать, такие отличия в природе войн прошлого и современности отсутствуют, социально-политическая природа войны не изменилась, формулировки К.фон Клаузевица по-прежнему актуальны, и войны ведутся для достижения политических целей, а не ради военной победы как таковой.

Заметим, что с недавнего времени к идеям К.фон Клаузевица вновь стали возвращаться многие американские исследователи.

Таким образом, тезис сторонников взглядов о коренном изменении природы войны и вследствие этого появлении некоей «асимметричной войны» кажется нам надуманным. Представляется, прав президент Академии военных наук Российской Федерации М.Гареев: «Авторы, падкие на сенсации, чуть ли не каждый день войнам будущего дают новые названия: трехмерная, сетевая, ассиметричная, бесконтактная, информационная и т.д. Да, все эти элементы будут иметь место, поскольку они отражают одну из характерных черт военного противоборства. Но ни один из них в отдельности не характеризует облик войны в целом».

Конечно, часть наследия К.фон Клаузевица, в силу огромного прогресса ВВТ и связанных с ними способов военных (боевых) действий, действительно устарела. Например, это касается ряда проблем, связанных с обороной, наступлением, передвижением войск и т.д.

Проблема асимметрии в военно-политических отношениях и военном деле, вне всякого сомнения, существует, но существует не в том виде, как это представляется поборникам асимметричной войны.

В общем виде рассматриваемую проблему можно изложить в следующих положениях:

1. Использование термина «асимметрия» для характеристики войны, как социально-политического явления, некорректно. Следовательно, и термин «асимметричная война» некорректен, так как сущность современных войн, как средства достижения политических целей, не изменилась. Кроме того, современные войны, как и войны прошлого, представляют собой «… акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю».

2. Использование терминов «конфликт» и «война», как синонимов, является неправомерным. Война является лишь частью, одной из стадий конфликта между противоборствующими сторонами. Конфликт может и не дойти до военного столкновения и разрешиться иным путем. Если, все же, дело доходит до военно-силового противоборства, то конфликт, по мнению специалистов в сфере конфликтологии, представляет собой ряд сменяющих друг друга стадий:

начальная стадия (некоторые специалисты называют ее мирной или же дипломатической стадией);

конфронтационная стадия (без применения военной силы);

стадия прямой военной конфронтации.

3. Термин «асимметрия», безусловно, может и должен использоваться в военном деле. Более того, жизненно важно внедрять в практику результаты исследований проблем асимметрии в практику. В частности, речь идет об асимметричной тактике, асимметричных средствах и способах ведения войны, асимметричных военных угрозах и т.д. То есть, вполне корректными можно считать термины асимметричная тактика, асимметричные боевые действия и ряд других.

4. В современно мире существуют как симметричные, так и относительно новые, асимметричные конфликты, оказывающие все большее влияние на глобальную и региональную военно-политическую обстановку и характер вооруженного противоборства.

Общая характеристика асимметричного конфликта

Содержание термина «асимметричный конфликт» трактуется  специалистами по-разному. Не вдаваясь в тонкости взглядов различных ученых, изложим наше видение проблемы. Отметим, что при исследовании асимметричных конфликтов использовался системный подход, позволяющий изучать их как единое целое, состоящее из множества взаимодействующих элементов, во всем многообразии их связей и отношений.

Предлагается считать асимметричным такой конфликт, характерными чертами которого являются:

в случае если конфликт доходит до стадии военно-силового противоборства – столкновение крупного государства (коалиции государств) с иррегулярными (партизанскими, повстанческими) силами или же террористическими организациями;

отсутствие признанного международного статуса у иррегулярных сил и террористических организаций;

несравнимо более мощный военный, политический и экономический потенциал государства (группы государств) по сравнению с противостоящими ему структурами, то есть качественное военно-силовое превосходство;

нетрадиционные организационные модели негосударственных структур, в том числе сетевые модели, а также модели смешанные (гибрид иерархических и сетевых моделей);

экстремистская идеология негосударственной структуры, выполняющая мобилизационную функцию, а также играющая роль связующего начала для участников иррегулярных формирований;

стратегия поиска «слабостей сильного», как способа борьбы слабого;

обращение негосударственных структур к партизанской тактике, тактике терроризма, использование запрещенных средств ведения военных действий.

Подчеркнем: все исследователи, занимающиеся проблемами асимметричных конфликтов, считают, что его субъектами являются государства, с одной стороны, и негосударственные формирования – с другой. То есть межгосударственный конфликт, по их мнению, не может быть асимметричным. Например, известный специалист в этой области, полковник морской пехоты США Т.Хэймс утверждает, что войны (конфликты) между сильными и слабыми государствами являются традиционными (т.е. симметричными).

Представляется, что это верный подход. Несмотря на многократную разницу в экономической и военной мощи, существующую между государствами (здесь асимметрия действительно имеет место), во всем остальном асимметрия в конфликте отсутствует. Слабое государство тоже имеет международно-правовой статус, войну ведут его вооруженные силы, организованные и структурированные по армейскому образцу, войска используют классические виды и формы боевых действий, отсутствует экстремистская идеология.

Интересен также следующий факт: известный американский эксперт С.Мец относит к симметричным конфликтам даже вооруженные столкновения между негосударственными субъектами – повстанцами, партизанами, бандитскими формированиями, «армиями» так называемых «военных баронов».

Таким образом, использование понятия «асимметрия» в военном деле вполне обоснованно, однако, требует дифференцированного подхода. Его огульное применение, как своего рода дань «терминологической моде», недопустимо, ибо приводит к профанации науки, а также «засорению» понятийного аппарата. Следовательно, корректное использование понятия «асимметрия» требует глубинного понимания сути исследуемых явлений и процессов.

Материал подготовлен научными сотрудниками государственного учреждения «Научно-исследовательский институт Вооруженных Сил Республики Беларусь» на основе анализа открытых иностранных и отечественных источников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.