Система ПРО в Польше – это ваше решение

Геополитика и безопасность

Rzeczpospolita: Президент Бронислав Коморовский (Bronisław Komorowski) сделал заявление, что Польша построит собственную систему ПРО, которая должна быть готова через 12 лет. Как вы оценивает это с точки зрения планов НАТО по созданию системы противоракетной обороны?
Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen): Как защитить поляков наиболее эффективным способом – дело внутригосударственное, так что решение в плане оборонительной стратегии должно принимать польское руководство. Но НАТО, действительно, создает сейчас свою систему ПРО, которая будет готова в течение 8-10 лет. Объединив американские и европейские элементы, мы сможем защитить все население в европейской части Альянса, в том числе в Польше. Дополнит ли Польша эту систему своей, исключительно ее решение.
– Будет ли польская система совместима с натовской?
– Я полагаю, что все члены Альянса осознают свою обязанность развивать свои оборонные возможности таким образом, чтобы они сочетались с общей системой НАТО. Для этого у нас существует специальный процесс оборонного планирования, в котором страны взаимно информируют друг друга о том, что собираются делать. Это позволяет обеспечить координацию с военными инвестициями в других странах. Так что я ожидаю от всех союзников, что они будут создавать совместимые с натовскими системы.
– Митт Ромни, кандидат на пост президента США от республиканцев, сказал недавно, что Россия – враг Америки номер один. Это позволило Путину заявить, что система ПРО на само деле нацелена на Россию. Как идут переговоры с россиянами на эту тему?
– Мы сказали россиянами, что натовская система не направлена против них. Этого технически не предполагает сам проект, нет такого намерения и в политическом плане. Наоборот: 15 лет назад НАТО и Россия подписали совместный документ, в котором обе стороны взяли на себя обязательства не использовать друг против друга силу. Альянс намерен исполнять это обещание. Я надеюсь, что Россия тоже. Мы уже сказали российской стороне, что самым лучшим способом получить уверенность в этом вопрос было бы их активное сотрудничество с НАТО.
– Сейчас самая горячая тема Альянса – это безопасность в Афганистане. В последние месяцы мы стали свидетелями растущего числа нападений обученных нами афганцев на военнослужащих сил ISAF. Раз в ряды афганских сил попадают террористы, значит, набор туда ведется неверно?
– Причин у этих нападений несколько. Одна – это просты личные обиды. Но талибы действительно внедряют своих людей в афганские силы безопасности. Поэтому мы совершенствуем систему проверок и набора, усиливаем контрразведывательные действия и работаем над пониманием межкультурных различий между обеими сторонами – афганской и сил Альянса.
– В какой степени это нарушило процесс обучения? Грозит ли это переносом срока передачи контроля над собственной безопасностью самим афганцам?
– Это не повлияло на нашу учебную деятельность, даты также остаются прежними. Мы будем постепенно передавать Афганистану контроль над безопасностью их страны, чтобы весь процесс завершился в 2014 году. Это реальный срок. Афганцы, впрочем, уже контролируют ключевую часть территории, на которой живет 3/4 населения, так что можно говорить об успехе. Нынешняя боевая миссия ISAF заканчивается в 2014 году, после она трансформируется в учебную. Но мы хотим работать в безопасном окружении, поэтому в этой миссии будут оборонные элементы.
– Вы не опасаетесь, что из-за этих атак некоторые страны захотят выйти из Афганистана быстрее?
– Все члены коалиции ISAF придерживаются принципа: вместе входим, вместе выходим. Это означает, что с настоящего момента и до конца 2014 года мы будем наблюдать постепенный и частичный вывод войск и перемещение некоторых сил, поскольку мы передаем ключевые задачи афганцам. Но это не бегство. Уже сейчас шесть стран заявили, что они готовы принимать участие в учебной миссии после 2014 года. Так что это организованный и распланированный процесс передачи ответственности афганской стороне.
– Как вы в целом оценивает роль Польши в Афганистане?
– Польша несла значительный вклад в операцию ISAF. Ее силы находятся в одной из самых горячих точек этой страны без ограничений в применении вооружений. Вы можете по-настоящему гордиться вашими военными. Я надеюсь, что Польша сможет также принять участие в последующей учебной миссии.
http://inosmi.ru/world/20120919/199461488.html Rzeczpospolita: Президент Бронислав Коморовский (Bronisław Komorowski) сделал заявление, что Польша построит собственную систему ПРО, которая должна быть готова через 12 лет. Как вы оценивает это с точки зрения планов НАТО по созданию системы противоракетной обороны?
Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen): Как защитить поляков наиболее эффективным способом – дело внутригосударственное, так что решение в плане оборонительной стратегии должно принимать польское руководство. Но НАТО, действительно, создает сейчас свою систему ПРО, которая будет готова в течение 8-10 лет. Объединив американские и европейские элементы, мы сможем защитить все население в европейской части Альянса, в том числе в Польше. Дополнит ли Польша эту систему своей, исключительно ее решение.
– Будет ли польская система совместима с натовской?
– Я полагаю, что все члены Альянса осознают свою обязанность развивать свои оборонные возможности таким образом, чтобы они сочетались с общей системой НАТО. Для этого у нас существует специальный процесс оборонного планирования, в котором страны взаимно информируют друг друга о том, что собираются делать. Это позволяет обеспечить координацию с военными инвестициями в других странах. Так что я ожидаю от всех союзников, что они будут создавать совместимые с натовскими системы.
– Митт Ромни, кандидат на пост президента США от республиканцев, сказал недавно, что Россия – враг Америки номер один. Это позволило Путину заявить, что система ПРО на само деле нацелена на Россию. Как идут переговоры с россиянами на эту тему?
– Мы сказали россиянами, что натовская система не направлена против них. Этого технически не предполагает сам проект, нет такого намерения и в политическом плане. Наоборот: 15 лет назад НАТО и Россия подписали совместный документ, в котором обе стороны взяли на себя обязательства не использовать друг против друга силу. Альянс намерен исполнять это обещание. Я надеюсь, что Россия тоже. Мы уже сказали российской стороне, что самым лучшим способом получить уверенность в этом вопрос было бы их активное сотрудничество с НАТО.
– Сейчас самая горячая тема Альянса – это безопасность в Афганистане. В последние месяцы мы стали свидетелями растущего числа нападений обученных нами афганцев на военнослужащих сил ISAF. Раз в ряды афганских сил попадают террористы, значит, набор туда ведется неверно?
– Причин у этих нападений несколько. Одна – это просты личные обиды. Но талибы действительно внедряют своих людей в афганские силы безопасности. Поэтому мы совершенствуем систему проверок и набора, усиливаем контрразведывательные действия и работаем над пониманием межкультурных различий между обеими сторонами – афганской и сил Альянса.
– В какой степени это нарушило процесс обучения? Грозит ли это переносом срока передачи контроля над собственной безопасностью самим афганцам?
– Это не повлияло на нашу учебную деятельность, даты также остаются прежними. Мы будем постепенно передавать Афганистану контроль над безопасностью их страны, чтобы весь процесс завершился в 2014 году. Это реальный срок. Афганцы, впрочем, уже контролируют ключевую часть территории, на которой живет 3/4 населения, так что можно говорить об успехе. Нынешняя боевая миссия ISAF заканчивается в 2014 году, после она трансформируется в учебную. Но мы хотим работать в безопасном окружении, поэтому в этой миссии будут оборонные элементы.
– Вы не опасаетесь, что из-за этих атак некоторые страны захотят выйти из Афганистана быстрее?
– Все члены коалиции ISAF придерживаются принципа: вместе входим, вместе выходим. Это означает, что с настоящего момента и до конца 2014 года мы будем наблюдать постепенный и частичный вывод войск и перемещение некоторых сил, поскольку мы передаем ключевые задачи афганцам. Но это не бегство. Уже сейчас шесть стран заявили, что они готовы принимать участие в учебной миссии после 2014 года. Так что это организованный и распланированный процесс передачи ответственности афганской стороне.
– Как вы в целом оценивает роль Польши в Афганистане?
– Польша несла значительный вклад в операцию ISAF. Ее силы находятся в одной из самых горячих точек этой страны без ограничений в применении вооружений. Вы можете по-настоящему гордиться вашими военными. Я надеюсь, что Польша сможет также принять участие в последующей учебной миссии.
http://inosmi.ru/world/20120919/199461488.html

Rzeczpospolita: Президент Бронислав Коморовский (Bronisław Komorowski) сделал заявление, что Польша построит собственную систему ПРО, которая должна быть готова через 12 лет. Как вы оценивает это с точки зрения планов НАТО по созданию системы противоракетной обороны?
Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen): Как защитить поляков наиболее эффективным способом – дело внутригосударственное, так что решение в плане оборонительной стратегии должно принимать польское руководство. Но НАТО, действительно, создает сейчас свою систему ПРО, которая будет готова в течение 8-10 лет. Объединив американские и европейские элементы, мы сможем защитить все население в европейской части Альянса, в том числе в Польше. Дополнит ли Польша эту систему своей, исключительно ее решение.
– Будет ли польская система совместима с натовской?
– Я полагаю, что все члены Альянса осознают свою обязанность развивать свои оборонные возможности таким образом, чтобы они сочетались с общей системой НАТО. Для этого у нас существует специальный процесс оборонного планирования, в котором страны взаимно информируют друг друга о том, что собираются делать. Это позволяет обеспечить координацию с военными инвестициями в других странах. Так что я ожидаю от всех союзников, что они будут создавать совместимые с натовскими системы.
– Митт Ромни, кандидат на пост президента США от республиканцев, сказал недавно, что Россия – враг Америки номер один. Это позволило Путину заявить, что система ПРО на само деле нацелена на Россию. Как идут переговоры с россиянами на эту тему?
– Мы сказали россиянами, что натовская система не направлена против них. Этого технически не предполагает сам проект, нет такого намерения и в политическом плане. Наоборот: 15 лет назад НАТО и Россия подписали совместный документ, в котором обе стороны взяли на себя обязательства не использовать друг против друга силу. Альянс намерен исполнять это обещание. Я надеюсь, что Россия тоже. Мы уже сказали российской стороне, что самым лучшим способом получить уверенность в этом вопрос было бы их активное сотрудничество с НАТО.
– Сейчас самая горячая тема Альянса – это безопасность в Афганистане. В последние месяцы мы стали свидетелями растущего числа нападений обученных нами афганцев на военнослужащих сил ISAF. Раз в ряды афганских сил попадают террористы, значит, набор туда ведется неверно?
– Причин у этих нападений несколько. Одна – это просты личные обиды. Но талибы действительно внедряют своих людей в афганские силы безопасности. Поэтому мы совершенствуем систему проверок и набора, усиливаем контрразведывательные действия и работаем над пониманием межкультурных различий между обеими сторонами – афганской и сил Альянса.
– В какой степени это нарушило процесс обучения? Грозит ли это переносом срока передачи контроля над собственной безопасностью самим афганцам?
– Это не повлияло на нашу учебную деятельность, даты также остаются прежними. Мы будем постепенно передавать Афганистану контроль над безопасностью их страны, чтобы весь процесс завершился в 2014 году. Это реальный срок. Афганцы, впрочем, уже контролируют ключевую часть территории, на которой живет 3/4 населения, так что можно говорить об успехе. Нынешняя боевая миссия ISAF заканчивается в 2014 году, после она трансформируется в учебную. Но мы хотим работать в безопасном окружении, поэтому в этой миссии будут оборонные элементы.
– Вы не опасаетесь, что из-за этих атак некоторые страны захотят выйти из Афганистана быстрее?
– Все члены коалиции ISAF придерживаются принципа: вместе входим, вместе выходим. Это означает, что с настоящего момента и до конца 2014 года мы будем наблюдать постепенный и частичный вывод войск и перемещение некоторых сил, поскольку мы передаем ключевые задачи афганцам. Но это не бегство. Уже сейчас шесть стран заявили, что они готовы принимать участие в учебной миссии после 2014 года. Так что это организованный и распланированный процесс передачи ответственности афганской стороне.
– Как вы в целом оценивает роль Польши в Афганистане?
– Польша несла значительный вклад в операцию ISAF. Ее силы находятся в одной из самых горячих точек этой страны без ограничений в применении вооружений. Вы можете по-настоящему гордиться вашими военными. Я надеюсь, что Польша сможет также принять участие в последующей учебной миссии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.