Сирийский парадокс

Геополитика и безопасность

Сирийский режим, очевидно, испытывает множество проблем, пытаясь угомонить беспорядки. Жестокие разгоны демонстраций усиливаются, а протесты распространяются. Ряд региональных заинтересованных держав тем временем пытаются воспользоваться текущей уязвимостью режима с целью продвижения своих собственных целей в регионе, в особенности интересна эскалация напярженности между Ираном и государствами-членами Совета по сотрудничеству стран Персидского залива.

Сирийский режим пользовался теорией «я или хаос». До сих пор она прекрасно действовала. Текущий режим находился у власти с момента переворота 63-го года, и реальной действенной политической альтернативы режиму Асада нет. В то же самое время есть целый ряд покровителей, связанных с этим режимом, которые не хотят, чтобы правительство уходило. Основной двигатель этих протестов исходит от консервативного суннитского лагеря большинства. В регионе существует ряд игроков, которые просто не знают, какую суннитский режим большинства будет внешнюю политику. Это вызывает беспокойство у числа игроков в регионе, которые озабочены межрелигиозным насилием, рапространяющимся не только на Ливан, где Сирия является крупным игроком, но и на Ирак. На северо-востоке Сирии имеют место масштабные курдские беспорядки, которые могут распространиться на Турцию, а также разжечь беспорядки на севере Ирака, где также прошли значительные протесты.

Учитывая все эти факторы, саудовцы, турки, израильтяне и американцы — да практически все, у кого есть крупные интересы в Сирии, — открыто не выступали за смену режима в Сирии. У них есть множество причин беспокоиться опоследствиях развала режима. В то же самое время некоторые игроки воспринимают это в качестве шанса. В особенности саудовцы долгое время пытались вынудить Сирию присоединиться к арабскому консенсусу и сократить связи с Ираном и Хезболлой. Настойчивость этого требования усиливалась, в особенности по мере того, как росла напряженность между Ираном и государствами-членами Совета по сотрудничеству стран Персидского залива. Сирия обвинила ряд окружающих суннитских арабских государства в поддержке протестов в стране. Саудовцы ответили, что уступчивость Сирии к их требованиям сократить отношения с Ираном и Хезболлой может привести к облегчению давления внутри страны.

И вот здесь заключается парадокс. Сирия всегда может отклонить внешнее давление с требованием прекратить отношения с Ираном и Хезболлой, однако тогда она даст повод этим странам искать альтернативы режиму Асада. С другой стороны, Сирия может пойти на уступки этим требованиям и попытаться разорвать связи с Ираном и Хезболлой. Однако Иран для такого сценария выстроил политику страховки. Не забывайте, что у Ирана есть серьезный интерес в поддержке влияния в Левантийском регионе с целью противостоять Израилю, и Сирия играла в этой схеме ключевую роль.

Сирия также извлекает множество рычагов из своей дружбы с Ираном. Это основная причина, почему саудовцы и остальные тратили деньги на сирийский режим в попытке отвадить сирийцев от это дружбы. Плюс больше значение в протестах играет народный фактор. Нет никакой гарантии, что уступки внешним требованиям действительно ослабят давление дома. Сирия сейчас, несомненно, находится в сложном положении по целому ряду фронтов. Свержение режима не обязательно неизбежно или обеспечено в краткосрочной перспективе, поскольку армия, кажется контролирует ситуацию, однако пространство для маневра для режима Асада сужается с каждым днем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.