Джо Байден своей страстностью подавляет Пола Райана на дебатах кандидатов в вице-президенты

Геополитика и безопасность

Джо Байден и Пол Райан неоднократно атаковали друг друга во время состоявшихся в четверг вечером стремительных и бурных дебатов. Но вице-президент более агрессивно прерывал и игнорировал своего оппонента, оперировавшего фактами.
Схватка в Кентукки стала столкновением поколений. Байден порой выступал в роли рассерженного лектора, а Райан — серьезного студента. Байден, доказывая свое превосходство, повышал голос, напрямую обращался к аудитории и поднимался над неубедительными аргументами с большей эффективностью. Но конгрессмен из Висконсина, следуя «ноздря в ноздрю» с седеющим вице-президентом, стоял на своем и отразил некоторые, хотя и не все, атаки противника.
Байден продемонстрировал свою страстность, когда разговор зашел об экономике. Он нанес больше ударов за две минуты, чем президент Обама в споре с Миттом Ромни за полтора часа. По его словам, Ромни решил обанкротить Детройт. Ромни отмахнулся от 47% населения страны. У Ромни — фактическая ставка налогообложения ниже, чем у родителей и соседей Байдена.
Ответы Райана были довольно плоскими: он изложил экономический план из пяти пунктов, затем пустился в рассказ о том, как Ромни оказал финансовую помощь семье, у которой четыре ребенка погибли в автокатастрофе (трогательно, но совершенно не к месту). А Байдена это заставило вспомнить аварию 1972 года, в которой погибла его жена и дочь. Это выглядело так, будто он решил побить своим козырем ту эмоциональную карту, которую выложил на стол Райан.
Лучше всего Райану удалась попытка сгладить комментарии Ромни о 47 процентах американцев, которые не платят федеральный подоходный налог: «Я думаю, вице-президент знает, что слова порой неправильно соскакивают с языка». Байдену пришлось улыбнуться.
Каждый из них оперировал цифрами из программы медицинского страхования Medicare. Райан обвинил критиков из числа демократов в попытках «напугать людей» относительно плана, который даст будущим пенсионерам возможность выбирать варианты, в том числе — ваучеры. Он также обвинил администрацию в том, что она превращает Medicare «в копилку для Obamacare».
Вот здесь Байден начал говорить прямо в камеру. Он сказал, что ваучеры Райана обойдутся среднестатистическому пожилому гражданину в 6400 долларов в год, о чем заявляло бюджетное управление Конгресса. Он также расхвалил преимущества, которые дадут пожилым людям льготы по лекарствам, отпускаемым по рецепту. «Люди, кому вы больше верите?» — спросил Байден.
Когда разговор свернул в сторону налогов, Байден раскритиковал республиканцев, пытающихся продлить снижение налогов для богатых, введенное Бушем. Он сказал: «Они превратили снижение налогов для среднего класса в заложника супербогачей» и назвал такие действия «бессовестными». Райан в ответ заявил, что администрация поднимет фактическую ставку налогообложения на малые предприятия до 40 с лишним процентов, в то время, как он с Ромни сократит налоги для всех, не нанеся при этом никакого ущерба среднему классу.
«Это невозможно математически», — перебил его Байден.
«Это возможно математически», — настаивал на своем Райан.
Байден пошел в наступление на Райана уже в первые минуты дебатов, прервав его обвинительную речь по поводу «разваливающейся внешней политики Обамы». Он заявил, что это — «полная туфта при всем моем уважении», конечно. Байден нанес мощный удар, когда Райан выступал с осуждениями смертоносного нападения на американское консульство в Ливии, заявив, что Палата представителей, большинство в которой принадлежит партии его оппонента, урезала бюджет на обеспечение безопасности посольств, сделав его на 300 миллионов долларов меньше, чем просила администрация.
Вице-президент весьма ловко обошелся с трудным вопросом по поводу этого нападения, который задала ведущая Марта Раддац (Martha Raddatz). Он пообещал, что допущенные «ошибки» не повторятся, и тут же перескочил на тему успешной ликвидации Усамы бен Ладена. Райан спустя несколько мгновений заработал очко, заявив: «У президента ушло две недели на то, чтобы признать, что это был теракт».
Райан продолжил атаку, обвинив администрацию в «неубедительной политике» в отношении Ирана, который, по его словам «быстро продвигается к созданию ядерного оружия».
«Невероятно», — с усмешкой ответил Байден. Он отмахнулся от «громких слов» по поводу Ирана и заявил, что Обама наложил на эту страну «самые суровые санкции» за всю историю.
Райан попытался перехватить инициативу и даже поругал президента Обаму за то, что он выступил в программе The View вместо того, чтобы встретиться с Биби Нетаньяху. Байден наносил встречные удары, сопровождавшиеся порой насмешками. Короче говоря, он делал именно то, что его босс не сумел сделать в схватке с Ромни.
Обсуждение Афганистана прошло пассивно, поскольку Райан признался, что его штаб поддерживает план Обамы по выводу американских войск к 2014 году. А когда Раддац начала свой прессинг, он сказал: «Мы не хотим оставаться».
Вполне возможно, что эти дебаты были репетицией 2016 года, поскольку Байден не исключает того, что будет баллотироваться на главный пост, а Райан считается главным кандидатом в будущих выборах в случае поражения Ромни.
Дебаты подошли к завершению на серьезной и довольно мрачной ноте, когда Раддац спросила кандидатов о роли их католической веры во взглядах на аборты. Райан заявил, что верит в учение церкви о том, что жизнь начинается с зачатия. По его словам, администрация Ромни в случае его избрания будет выступать против абортов, за исключением случаев изнасилования, инцеста и риска для жизни матери.
Байден сказал, что он тоже придерживается позиции церкви относительно абортов, однако заявил: «Но я отказываюсь навязывать ее набожным христианам, мусульманам и иудеям». Он также совершенно правильно заметил, что Райан выступает против исключения из правил случаев изнасилования и инцеста, и что Ромни назначит таких судей Верховного суда, которые отменят решение по делу Роу против Уэйда (историческое решение Верховного Суда США относительно законности абортов, которым устанавливается, что женщина имеет право прервать беременность по собственному желанию до тех пор, пока плод не станет жизнеспособным, то есть, примерно до седьмого месяца — прим. перев.). Это важный момент, повышающий популярность демократов среди женщин.
На мероприятии в Дэнвилле нагрузка на Байдена была существенной — в значительной мере из-за того, что Обама, по его собственному признанию, слабо провел первые дебаты. Поскольку президент не сумел убедительно выступить против Ромни, решать эту задачу выпало его товарищу по гонке — причем, решать ее надо было, не создавая впечатление властной повелительности и снисходительности.
Перед дебатами было много разговоров о том, что говорливый Байден может допустить ляпы. При этом, никто почему-то не обращал внимания на его богатый опыт участия в дискуссиях.
От Райана, который прежде никогда не выступал на общенациональной сцене, ждали гораздо меньше. Считалось, что он будет в основном отстаивать позиции Ромни по сокращению бюджета и по планам реформ в области здравоохранения. Будучи председателем бюджетного комитета Палаты представителей, Райан поднаторел в дискуссиях с фактами и цифрами, однако опыта общения с телеаудиторией у него было недостаточно.
В целом, вице-президентские дебаты обычно не имеют особого значения. Наверное, единственным исключением стала дискуссия четырехлетней давности между Сарой Пэйлин и Байденом, которая ослабила, по крайней мере, временно, сомнения по поводу ее кандидатуры. Но основная задача кандидатов в вице-президенты во время встречи один на один состоит в том, чтобы выступить в роли замены главных действующих лиц в гонке. И оба кандидата сделали это в четверг весьма результативно.
http://inosmi.ru/world/20121012/200818356.html Джо Байден и Пол Райан неоднократно атаковали друг друга во время состоявшихся в четверг вечером стремительных и бурных дебатов. Но вице-президент более агрессивно прерывал и игнорировал своего оппонента, оперировавшего фактами.
Схватка в Кентукки стала столкновением поколений. Байден порой выступал в роли рассерженного лектора, а Райан — серьезного студента. Байден, доказывая свое превосходство, повышал голос, напрямую обращался к аудитории и поднимался над неубедительными аргументами с большей эффективностью. Но конгрессмен из Висконсина, следуя «ноздря в ноздрю» с седеющим вице-президентом, стоял на своем и отразил некоторые, хотя и не все, атаки противника.
Байден продемонстрировал свою страстность, когда разговор зашел об экономике. Он нанес больше ударов за две минуты, чем президент Обама в споре с Миттом Ромни за полтора часа. По его словам, Ромни решил обанкротить Детройт. Ромни отмахнулся от 47% населения страны. У Ромни — фактическая ставка налогообложения ниже, чем у родителей и соседей Байдена.
Ответы Райана были довольно плоскими: он изложил экономический план из пяти пунктов, затем пустился в рассказ о том, как Ромни оказал финансовую помощь семье, у которой четыре ребенка погибли в автокатастрофе (трогательно, но совершенно не к месту). А Байдена это заставило вспомнить аварию 1972 года, в которой погибла его жена и дочь. Это выглядело так, будто он решил побить своим козырем ту эмоциональную карту, которую выложил на стол Райан.
Лучше всего Райану удалась попытка сгладить комментарии Ромни о 47 процентах американцев, которые не платят федеральный подоходный налог: «Я думаю, вице-президент знает, что слова порой неправильно соскакивают с языка». Байдену пришлось улыбнуться.
Каждый из них оперировал цифрами из программы медицинского страхования Medicare. Райан обвинил критиков из числа демократов в попытках «напугать людей» относительно плана, который даст будущим пенсионерам возможность выбирать варианты, в том числе — ваучеры. Он также обвинил администрацию в том, что она превращает Medicare «в копилку для Obamacare».
Вот здесь Байден начал говорить прямо в камеру. Он сказал, что ваучеры Райана обойдутся среднестатистическому пожилому гражданину в 6400 долларов в год, о чем заявляло бюджетное управление Конгресса. Он также расхвалил преимущества, которые дадут пожилым людям льготы по лекарствам, отпускаемым по рецепту. «Люди, кому вы больше верите?» — спросил Байден.
Когда разговор свернул в сторону налогов, Байден раскритиковал республиканцев, пытающихся продлить снижение налогов для богатых, введенное Бушем. Он сказал: «Они превратили снижение налогов для среднего класса в заложника супербогачей» и назвал такие действия «бессовестными». Райан в ответ заявил, что администрация поднимет фактическую ставку налогообложения на малые предприятия до 40 с лишним процентов, в то время, как он с Ромни сократит налоги для всех, не нанеся при этом никакого ущерба среднему классу.
«Это невозможно математически», — перебил его Байден.
«Это возможно математически», — настаивал на своем Райан.
Байден пошел в наступление на Райана уже в первые минуты дебатов, прервав его обвинительную речь по поводу «разваливающейся внешней политики Обамы». Он заявил, что это — «полная туфта при всем моем уважении», конечно. Байден нанес мощный удар, когда Райан выступал с осуждениями смертоносного нападения на американское консульство в Ливии, заявив, что Палата представителей, большинство в которой принадлежит партии его оппонента, урезала бюджет на обеспечение безопасности посольств, сделав его на 300 миллионов долларов меньше, чем просила администрация.
Вице-президент весьма ловко обошелся с трудным вопросом по поводу этого нападения, который задала ведущая Марта Раддац (Martha Raddatz). Он пообещал, что допущенные «ошибки» не повторятся, и тут же перескочил на тему успешной ликвидации Усамы бен Ладена. Райан спустя несколько мгновений заработал очко, заявив: «У президента ушло две недели на то, чтобы признать, что это был теракт».
Райан продолжил атаку, обвинив администрацию в «неубедительной политике» в отношении Ирана, который, по его словам «быстро продвигается к созданию ядерного оружия».
«Невероятно», — с усмешкой ответил Байден. Он отмахнулся от «громких слов» по поводу Ирана и заявил, что Обама наложил на эту страну «самые суровые санкции» за всю историю.
Райан попытался перехватить инициативу и даже поругал президента Обаму за то, что он выступил в программе The View вместо того, чтобы встретиться с Биби Нетаньяху. Байден наносил встречные удары, сопровождавшиеся порой насмешками. Короче говоря, он делал именно то, что его босс не сумел сделать в схватке с Ромни.
Обсуждение Афганистана прошло пассивно, поскольку Райан признался, что его штаб поддерживает план Обамы по выводу американских войск к 2014 году. А когда Раддац начала свой прессинг, он сказал: «Мы не хотим оставаться».
Вполне возможно, что эти дебаты были репетицией 2016 года, поскольку Байден не исключает того, что будет баллотироваться на главный пост, а Райан считается главным кандидатом в будущих выборах в случае поражения Ромни.
Дебаты подошли к завершению на серьезной и довольно мрачной ноте, когда Раддац спросила кандидатов о роли их католической веры во взглядах на аборты. Райан заявил, что верит в учение церкви о том, что жизнь начинается с зачатия. По его словам, администрация Ромни в случае его избрания будет выступать против абортов, за исключением случаев изнасилования, инцеста и риска для жизни матери.
Байден сказал, что он тоже придерживается позиции церкви относительно абортов, однако заявил: «Но я отказываюсь навязывать ее набожным христианам, мусульманам и иудеям». Он также совершенно правильно заметил, что Райан выступает против исключения из правил случаев изнасилования и инцеста, и что Ромни назначит таких судей Верховного суда, которые отменят решение по делу Роу против Уэйда (историческое решение Верховного Суда США относительно законности абортов, которым устанавливается, что женщина имеет право прервать беременность по собственному желанию до тех пор, пока плод не станет жизнеспособным, то есть, примерно до седьмого месяца — прим. перев.). Это важный момент, повышающий популярность демократов среди женщин.
На мероприятии в Дэнвилле нагрузка на Байдена была существенной — в значительной мере из-за того, что Обама, по его собственному признанию, слабо провел первые дебаты. Поскольку президент не сумел убедительно выступить против Ромни, решать эту задачу выпало его товарищу по гонке — причем, решать ее надо было, не создавая впечатление властной повелительности и снисходительности.
Перед дебатами было много разговоров о том, что говорливый Байден может допустить ляпы. При этом, никто почему-то не обращал внимания на его богатый опыт участия в дискуссиях.
От Райана, который прежде никогда не выступал на общенациональной сцене, ждали гораздо меньше. Считалось, что он будет в основном отстаивать позиции Ромни по сокращению бюджета и по планам реформ в области здравоохранения. Будучи председателем бюджетного комитета Палаты представителей, Райан поднаторел в дискуссиях с фактами и цифрами, однако опыта общения с телеаудиторией у него было недостаточно.
В целом, вице-президентские дебаты обычно не имеют особого значения. Наверное, единственным исключением стала дискуссия четырехлетней давности между Сарой Пэйлин и Байденом, которая ослабила, по крайней мере, временно, сомнения по поводу ее кандидатуры. Но основная задача кандидатов в вице-президенты во время встречи один на один состоит в том, чтобы выступить в роли замены главных действующих лиц в гонке. И оба кандидата сделали это в четверг весьма результативно.
http://inosmi.ru/world/20121012/200818356.html

Джо Байден и Пол Райан неоднократно атаковали друг друга во время состоявшихся в четверг вечером стремительных и бурных дебатов. Но вице-президент более агрессивно прерывал и игнорировал своего оппонента, оперировавшего фактами.
Схватка в Кентукки стала столкновением поколений. Байден порой выступал в роли рассерженного лектора, а Райан — серьезного студента. Байден, доказывая свое превосходство, повышал голос, напрямую обращался к аудитории и поднимался над неубедительными аргументами с большей эффективностью. Но конгрессмен из Висконсина, следуя «ноздря в ноздрю» с седеющим вице-президентом, стоял на своем и отразил некоторые, хотя и не все, атаки противника.
Байден продемонстрировал свою страстность, когда разговор зашел об экономике. Он нанес больше ударов за две минуты, чем президент Обама в споре с Миттом Ромни за полтора часа. По его словам, Ромни решил обанкротить Детройт. Ромни отмахнулся от 47% населения страны. У Ромни — фактическая ставка налогообложения ниже, чем у родителей и соседей Байдена.
Ответы Райана были довольно плоскими: он изложил экономический план из пяти пунктов, затем пустился в рассказ о том, как Ромни оказал финансовую помощь семье, у которой четыре ребенка погибли в автокатастрофе (трогательно, но совершенно не к месту). А Байдена это заставило вспомнить аварию 1972 года, в которой погибла его жена и дочь. Это выглядело так, будто он решил побить своим козырем ту эмоциональную карту, которую выложил на стол Райан.
Лучше всего Райану удалась попытка сгладить комментарии Ромни о 47 процентах американцев, которые не платят федеральный подоходный налог: «Я думаю, вице-президент знает, что слова порой неправильно соскакивают с языка». Байдену пришлось улыбнуться.
Каждый из них оперировал цифрами из программы медицинского страхования Medicare. Райан обвинил критиков из числа демократов в попытках «напугать людей» относительно плана, который даст будущим пенсионерам возможность выбирать варианты, в том числе — ваучеры. Он также обвинил администрацию в том, что она превращает Medicare «в копилку для Obamacare».
Вот здесь Байден начал говорить прямо в камеру. Он сказал, что ваучеры Райана обойдутся среднестатистическому пожилому гражданину в 6400 долларов в год, о чем заявляло бюджетное управление Конгресса. Он также расхвалил преимущества, которые дадут пожилым людям льготы по лекарствам, отпускаемым по рецепту. «Люди, кому вы больше верите?» — спросил Байден.
Когда разговор свернул в сторону налогов, Байден раскритиковал республиканцев, пытающихся продлить снижение налогов для богатых, введенное Бушем. Он сказал: «Они превратили снижение налогов для среднего класса в заложника супербогачей» и назвал такие действия «бессовестными». Райан в ответ заявил, что администрация поднимет фактическую ставку налогообложения на малые предприятия до 40 с лишним процентов, в то время, как он с Ромни сократит налоги для всех, не нанеся при этом никакого ущерба среднему классу.
«Это невозможно математически», — перебил его Байден.
«Это возможно математически», — настаивал на своем Райан.
Байден пошел в наступление на Райана уже в первые минуты дебатов, прервав его обвинительную речь по поводу «разваливающейся внешней политики Обамы». Он заявил, что это — «полная туфта при всем моем уважении», конечно. Байден нанес мощный удар, когда Райан выступал с осуждениями смертоносного нападения на американское консульство в Ливии, заявив, что Палата представителей, большинство в которой принадлежит партии его оппонента, урезала бюджет на обеспечение безопасности посольств, сделав его на 300 миллионов долларов меньше, чем просила администрация.
Вице-президент весьма ловко обошелся с трудным вопросом по поводу этого нападения, который задала ведущая Марта Раддац (Martha Raddatz). Он пообещал, что допущенные «ошибки» не повторятся, и тут же перескочил на тему успешной ликвидации Усамы бен Ладена. Райан спустя несколько мгновений заработал очко, заявив: «У президента ушло две недели на то, чтобы признать, что это был теракт».
Райан продолжил атаку, обвинив администрацию в «неубедительной политике» в отношении Ирана, который, по его словам «быстро продвигается к созданию ядерного оружия».
«Невероятно», — с усмешкой ответил Байден. Он отмахнулся от «громких слов» по поводу Ирана и заявил, что Обама наложил на эту страну «самые суровые санкции» за всю историю.
Райан попытался перехватить инициативу и даже поругал президента Обаму за то, что он выступил в программе The View вместо того, чтобы встретиться с Биби Нетаньяху. Байден наносил встречные удары, сопровождавшиеся порой насмешками. Короче говоря, он делал именно то, что его босс не сумел сделать в схватке с Ромни.
Обсуждение Афганистана прошло пассивно, поскольку Райан признался, что его штаб поддерживает план Обамы по выводу американских войск к 2014 году. А когда Раддац начала свой прессинг, он сказал: «Мы не хотим оставаться».
Вполне возможно, что эти дебаты были репетицией 2016 года, поскольку Байден не исключает того, что будет баллотироваться на главный пост, а Райан считается главным кандидатом в будущих выборах в случае поражения Ромни.
Дебаты подошли к завершению на серьезной и довольно мрачной ноте, когда Раддац спросила кандидатов о роли их католической веры во взглядах на аборты. Райан заявил, что верит в учение церкви о том, что жизнь начинается с зачатия. По его словам, администрация Ромни в случае его избрания будет выступать против абортов, за исключением случаев изнасилования, инцеста и риска для жизни матери.
Байден сказал, что он тоже придерживается позиции церкви относительно абортов, однако заявил: «Но я отказываюсь навязывать ее набожным христианам, мусульманам и иудеям». Он также совершенно правильно заметил, что Райан выступает против исключения из правил случаев изнасилования и инцеста, и что Ромни назначит таких судей Верховного суда, которые отменят решение по делу Роу против Уэйда (историческое решение Верховного Суда США относительно законности абортов, которым устанавливается, что женщина имеет право прервать беременность по собственному желанию до тех пор, пока плод не станет жизнеспособным, то есть, примерно до седьмого месяца — прим. перев.). Это важный момент, повышающий популярность демократов среди женщин.
На мероприятии в Дэнвилле нагрузка на Байдена была существенной — в значительной мере из-за того, что Обама, по его собственному признанию, слабо провел первые дебаты. Поскольку президент не сумел убедительно выступить против Ромни, решать эту задачу выпало его товарищу по гонке — причем, решать ее надо было, не создавая впечатление властной повелительности и снисходительности.
Перед дебатами было много разговоров о том, что говорливый Байден может допустить ляпы. При этом, никто почему-то не обращал внимания на его богатый опыт участия в дискуссиях.
От Райана, который прежде никогда не выступал на общенациональной сцене, ждали гораздо меньше. Считалось, что он будет в основном отстаивать позиции Ромни по сокращению бюджета и по планам реформ в области здравоохранения. Будучи председателем бюджетного комитета Палаты представителей, Райан поднаторел в дискуссиях с фактами и цифрами, однако опыта общения с телеаудиторией у него было недостаточно.
В целом, вице-президентские дебаты обычно не имеют особого значения. Наверное, единственным исключением стала дискуссия четырехлетней давности между Сарой Пэйлин и Байденом, которая ослабила, по крайней мере, временно, сомнения по поводу ее кандидатуры. Но основная задача кандидатов в вице-президенты во время встречи один на один состоит в том, чтобы выступить в роли замены главных действующих лиц в гонке. И оба кандидата сделали это в четверг весьма результативно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.