Искусство невозможного

Геополитика и безопасность

О военной стратегии России

В ходе первого заседания Изборского клуба наш корреспондент записал развёрнутый монолог Леонида ИВАШОВА, посвященный современным геополитическим проблемам.

Евразийская идея, высказанная Путиным перед президентскими выборами, — не нова, она уже давно витала в умах учёных и деятелей культуры. Наиболее весомо постулаты географического оформления Евразийства обосновал и научно доказал Владимир Иванович Ламанский, занимавшийся этой проблемой ещё в середине XIX века. Он даже нарисовал карту, где чётко обозначил цивилизационное пространство Европы со свойственными ему традициями, культурой, политикой. Там есть и Азия со своим набором культурно-цивилизационных атрибутов. России же Ламанский выделил особую роль, назвав её «Срединный мир».

Сейчас реализация этих идей стала востребованной как никогда. Нуждается в ней не только Россия, последние лет двадцать пытавшаяся встроится в чуждое нам по сути западное сообщество, но и Казахстан, Кыргызстан, Украина, Белоруссия, другие постсоветские республики. Сегодня они не могут состояться как самостоятельные независимые государства, а значит, их экономики обязательно будут поглощены и станут приносить прибыль другим странам.

Вероятно, не только Путин, но и сектор крупного бизнеса, разумная часть высшего руководства России, начинают понимать, что играть с Западом — себе в ущерб. И если на нашем Евразийском пространстве веками складывалась система ценностей, во главе которой стоит совесть, то на Западе давно сформировалась цивилизационная матрица, во главе которой стоит выгода. Однако, убегая от Запада, мы не можем бездумно двинуться на Восток, потому что растворимся в нём без следа. Слишком быстро развиваются наши восточные соседи, и слишком ослабела к сегодняшнему дню Россия. Чтобы сохранить свою самостоятельность и самобытность, нам необходимо серьёзно задуматься над созданием Евразийского союза.

Но Евразийский союз, созданный на базе евразийского таможенного пространства, экономического союза и даже ОДКБ, не сможет выстроить систему эффективной обороны, а значит — нежизнеспособен. Российская элита либо меняет свою прозападную сущность, либо отстраняется от управления, после чего евразийская идеология становится доминирующей и задаёт всеобщий вектор развития страны.

И только после этого состоится Евразийский союз, о котором говорит Путин. Следующий слой матрёшки — большой евроазиатский союз на основе Шанхайской организации сотрудничества, где Россия, Китай, Индия, являются альянсом трёх мощных континентальных держав. Затем к ним присоединяются Пакистан, Иран, Афганистан и Монголия. Проектируется единое континентальное пространство, развивающее отношения с Африкой и Латинской Америкой в рамках БРИКС.

Евразийский союз, во главе которого стоит Россия, должен осуществить движение от общности государств к полноценному союзу народов, то есть — к объединению культурных, образовательных, научных и военных пространств, а также к созданию интегрированной модели экономики. В рамках же Евроазиатского союза речь пойдёт о формировании новой валютно-денежной системы, разработке модели экономического развития с разделением функций.

Проблемы безопасности Российской Федерации сегодня определяются развивающимся глобальным кризисом, а также существующими региональными противоречиями. Над нами нависли практически все виды военных угроз. Главная — возможность возникновения вооружённых конфликтов.

Вероятность обострения ситуации существует на юго-западном стратегическом направлении. Северный Кавказ источает военную угрозу, главным образом — по причине политической нестабильности в регионе. Не стоит забывать и о Грузии, едва ли оставившей мысли о военном захвате Абхазии и Южной Осетии, здесь в игру могут вступить некоторые страны из состава блока НАТО, но не все.

Центральноазиатское направление — тоже зона риска. Нестабильность наблюдается в республиках бывшего СССР. В первую очередь — в Таджикистане, Узбекистане и Киргизии. При эскалации конфликта может быть вовлечён Афганистан, а это зона прямого влияния Америки.

С запада существует вероятность конфликта с НАТО. Фактором риска является препятствие России планам дальнейшего развёртывания ПРО. Либо политическая нестабильность внутри нашей страны возрастёт настолько, что США будут уверены в неспособности РФ применить ядерное оружие.

Стоит пояснить, что военные конфликты отличаются по масштабу. Таким образом «вооружённый конфликт» потребует от Российской Федерации присутствия группировки войск в размере до ста тысяч человек. В случае локальной войны, численность войск возрастает от 600-700 тысяч до 1,5 миллионов человек. Региональная война потребует от нашей страны военного штата численностью 5-6 миллионов человек и столько же работников тыла. Необходимо уточнение: указанные цифры подразумевают положительное для РФ разрешение конфликта без применения ядерного оружия или оружия массового поражения.

В настоящее время Российская армия не готова отвечать на подобные вызовы. Без применения оружия массового поражения мы способны участвовать лишь в вооружённых конфликтах, контингент вовлечённых войск в которые не превышает ста тысяч человек. Придётся идти на применение тактического или даже стратегического ядерного оружия. Но не следует считать, что оно неотвратимо и неуязвимо. Ядерные объекты находятся на территории страны, и, в случае войны, именно они станут первоочередными целями агрессоров. В настоящее время как Китай, так и США обладают возможностями упреждающего удара. В случае успеха такой операции, Россия лишится большей части ядерных вооружений и ответить адекватно агрессору не сможет.

Вероятность любого военного конфликта на настоящий день, конечно же, мала. Но не стоит забывать, что в результате реформ армии за последние пять лет и в особенности за последние два года, российские вооружённые силы утратили способность обеспечивать военную безопасность Российской Федерации.

Теперь нам необходимо налаживать военно-стратегические и военно-технические связи с дружественными государствами, такими, как Китай и Индия. Создавать устойчивый военно-политический блок, в состав которого войдут Китай, Индия и Иран, а также две основные, наиболее важные республики постсоветского пространства — Белоруссия и Казахстан.

По своему потенциалу современные вооружённые силы Белоруссии сравнимы, а по многим показателям даже превосходят российские.

Одновременно внутри страны нам придётся ускоренными темпами наращивать ядерный потенциал, восстанавливать систему военного образования и науки, а вместе с ними и ОПК, после осуществлять замену устаревших фондов. Вводить повышенный налог для обеспеченных слоёв населения, как это делается на Западе и девяностопроцентный налог на продажу ресурсов за рубеж. Вместе с частичной национализацией жизненно важных объектов страны ресурсов должно хватить для модернизации армии.

В условиях современной России существует научный потенциал для создания эффективного оружия защиты и нападения, которое будет применено в конфликтах будущего. Академик Шипов произвёл открытия физического вакуума, торсионных полей. Наши физики, среди них Алексей Богомолов, открыли возможность применения атома для создания генератора на обратной волне, с помощью которого тоже можно производить эффективное поражающее воздействие. К сожалению, сегодня эти передовые, критически важные разработки, едва начиная двигаться сквозь правительственные структуры, встречают на пути непреодолимые препятствия. К тому же, как в случае с открытием Алексея Богомолова, их тут же пытаются незаметно продать на Запад. Например, американцам. Но самое главное — возможности для создания принципиально новых видов вооружения в России всё ещё существуют.

Чтобы обеспечить новым разработкам материальную подпитку, без которой они — не более, чем идеи, теории и чертежи, Россия должна предложить Китаю и Индии концепцию коллективного освоения арктических богатств. Конечно же, при условии совместного обеспечения безопасности Северного морского пути. Это необходимо потому, что современная Россия может не справиться с задачей удержания этих территорий.

А тем временем Запад продолжает совершенствование хорошо проверенного и не раз испытанного организационного оружия. Оно характеризуется применением метода дезорганизации государства, нарушения системы управления территориями, вооружёнными силами, войсками. Оргоружие известно издревле, но никогда прежде оно не было столь эффективным и не становилось главным рычагом воздействия на обозначенного противника.

В любых современных государствах существуют различные организованные системы. Они      управляют экономическими, политическими и военными процессами. Задача оргоружия — их разрушить. Каким образом? Сегодня главный инструмент — деньги и СМИ. Человека, занимающего высокий пост, включая президентский, через масс-медийные инструменты можно настолько дискредитировать, что он потеряет всякую волю к управлению, начнёт сомневаться в правильности своих действий. А если ещё подбросить компромат на правительство, то с его стороны может возникнуть недоверие к членам собственной команды.

После расшатывания государственной системы правящей верхушке становится очевидно, что дело идёт к конфликту, не важно, внутреннему или внешнему. Тогда в ход идут деньги. Кому-то обещают сохранить и не трогать зарубежные счета. Такое мы видели в Ираке, потом в Ливии. Потом, конечно, все деньги всё равно отобрали. Но пока человек находится под влиянием, он послушно выполняет приказы извне. Кому-то, наоборот, выписывают счета на огромные, невиданные суммы, по сути, вербуя, приказывая, чтобы индивид вёл себя пассивно или же, напротив, противостоял системе.

Оргоружие, безусловно, опасно. И абсолютного средства защиты от него не существует. Мне представляется, что в ситуации России важно иметь устойчивую идеологию: как у политической элиты страны, так и у населения. Чего, к сожалению, на сегодняшний день у нас нет, как нет и единства мировоззрения, поэтому мы очень уязвимы для такого рода воздействий. Порой нам даже приходится становиться свидетелями того, как принимаются решения, ведущие Россию в тупик. Например, вступление в ВТО. Или поддержание сотрудничества с НАТО, совершенно не выгодного стране, даже угрожающего ей.

Сейчас оргоружие действует в Сирии. Во время службы и после её окончания мне не раз доводилось там бывать. Осталось множество друзей. В Сирии, к примеру, проживают сотни, если не тысячи, выпускников советских вузов.

Для меня Сирийская республика всегда была удивительно красивой страной с точки зрения сосуществования людей разных национальностей и конфессий. В правительстве были даже православные министры, не говоря о суннитах и шиитах. Сегодняшний вице-премьер Джамиль Кадри, курд по национальности, коммунист по убеждению, когда-то закончил наш МГУ.

Я наблюдал мирную жизнь людей. Христиане и мусульмане жили рядом, как братья, никто не пытался оскорбить или высмеять религиозные чувства соседа. Один из последних послов Сирии в России, доктор Хасан Рише, как выяснилось незадолго до его отъезда, всегда был православным человеком. Меня это сильно удивило, потому что до этого я всегда общался с ним как с мусульманином. Он сообщил мне интересный факт: известно, что Владимир крестил Русь. Но кто крестил самого Владимира? По его словам, из Сирии прибыл антиохийский патрирарх и произвёл на славянской земле обряд крещения. Меня поразило, насколько глубокая историческая связь существует между Россией и Сирией.

Сирия проводит независимую, не подчинённую США и Израилю политику, строит дружественные отношения с Россией. Не стоит забывать, что в процессе наших переговоров поднимался вопрос о российской военно-морской базе в порту Тартус. Всё это вынудило американцев спланировать геополитическую операцию. Её началом можно считать момент, когда заместитель госсекретаря США прилетел в Турцию и стал собирать там видных сирийских оппозиционеров, а точнее, как бы выразился я, видных коррупционеров (которые бежали из страны), включая бывших министров и вице-президента.

В маленький городок на территории Турции слетелись стервятники, стали обсуждать проблему Сирии. Разве такое может происходить случайно, беспочвенно? Сирия — спокойная, тихая, благополучная страна, у которой есть как успехи в экономике, так и неудачи. Вдруг собираются турки с американцами, начинают думать, что с ней делать. Вероятно, там они и сформировали план предстоящей геополитической операции.

С учётом фактов проведения таких операций в Югославии, Ираке и Ливии, я и мои коллеги просчитали четыре этапа развития ситуации. В июне прошлого года эта информация была лично представлена мною президенту БашаруАсаду. То, что мне пришлось рассказать, на бумаге выглядело абсурдно. Но вскоре из ниоткуда объявились первые представители политической оппозиции.

Активная фаза операции, по сути, началась с прорыва отряда боевиков с территории Турции. Они уничтожили пограничные посты на территории Сирии и сожгли несколько приграничных деревень. То есть бандиты нарушили государственную границу и учинили локальный погром. Здесь мне хочется сказать, что сирийское руководство не проявило должной воли и решимости. Нужно было предпринять резкие ответные меры, уничтожить всех до единого и тут же предъявить Турции ноты протеста. Потребовать, чтобы турки обеспечили безопасность совместной границы.

Но процесс пошёл, началась работа по формированию «толпы недовольных». В городах Хама и Хомс начались политические забастовки, моментально поддержанные американцами. В один голос подпевают французы, англичане. Весь западный мир вдруг требует ухода президента БашараАсада. Одновременно по невидимым тайным каналам идёт поставка оружия, формирование так называемой «Свободной армии», по сути состоящей из бандитских, террористических группировок. Звучат первые выстрелы.

Задумаемся. Например, сегодня в Испании на митинги протеста выходят по полтора миллиона человек. Требуют отставки правительства. Почему бы не дать испанцам оружие? Нет, я вовсе не желаю дестабилизации в дружественной нам стране, но если там раздать оппозиции оружие и сформировать отряды боевиков, то по швам затрещит не только Испания, но и вся остальная Европа.

Сирия находится в трудном положении. Против неё нацеливается НАТО, против неё Саудовская Аравия, страны Персидского залива, против неё Турция, Иордания. Формируется блокада. И никакие политические процессы во главе с Кофе Ананом не могут заставить боевиков сесть за стол переговоров.

Запад решает в Сирии очень важную задачу. Если Джордж Буш младший после 11 сентября 2001 года объявил крестовый поход против всего ислама, то администрация Обамы действует иначе, более гибко и коварно. У них не хватает сил и средств вести войну со всем исламским миром, наоборот, из Ирака и Афганистана постепенно выводятся войска. Но, путём организационной войны, сегодня они заставили суннитов воевать против шиитов, а в союзники себе взяли радикальные исламские организации, которые ими же были запрещены и осуждены.

Теперь исламский мир будет бесконечно грызться между собой, а значит, претворять в жизнь положение, закреплённое на международной конференции по устойчивому развитию, где чётко обозначена необходимость не только сокращать уровень населения планеты, но и снижать уровень потребления. Когда к власти придут радикалы, они вряд ли станут развивать экономику на современных принципах. В государствах начнётся непрекращающаяся междоусобица, не будет расти уровень потребления, уровень образования и культуры. При этом властвующие режимы станут постоянно просить милостыню у американских и британских банков, которые к тому времени завладеют нефтяными и газовыми ресурсами, как это произошло в Ливии. В финале — с радикального мусульманского пространства отправятся проповедники на российский Северный Кавказ.

Сталкивая между собой мусульманский мир, Запад готовит инструмент воздействия на Китай, Россию, шиитский Иран и на стомиллионную мусульманскую Индию. Своих конкурентов Америка планирует сдерживать с помощью провокации терроризма и создания нестабильности.

Стоит рассказать о четырёх этапах геополитической операции в Сирии, представленных президенту БашаруАсаду. Первый — это создание ядра политической оппозиции. В ходе этого же этапа идёт процесс разжигания и координации недовольства той части населения, что готова выйти на митинги. Используются листовки, интернет.

Второй этап — создание боевых вооружённых группировок, как на территории других стран, так и на территории Сирии. Для успеха всей операции на этом этапе также необходимо спровоцировать гибель людей. БашарАсад знал об этом, поэтому приказал армии не выходить из казарм, а полиции запретил носить оружие. Не помогло. Во время акции протеста по толпе стреляют снайперы. Гибнут люди, толпа заводится, убийства тут же приписываются Асаду и его команде, организуются многотысячные похороны.

Третий этап: переход от политического протеста к вооружённому восстанию. К этому моменту уже готовы обученные наёмники, организованы сирийские боевики. Требуются массовые провокации, чтобы росло число жертв — причём, как с одной стороны, так и с другой. Мы все наблюдали неудачную попытку крушения поезда, видели в новостях, как взрывные устройства были вовремя обнаружены. Но потом в один из дней люди собрались на простой митинг, полиция оцепила их, заранее были подогнаны бронетранспор-тёры. Митингуют. Позиция властей: пожалуйста, кричите тут хоть неделю, мы не дрогнем. Вдруг слышатся автоматные очереди, доносящиеся откуда-то издалека. Начинается беготня. Даётся очередь по толпе. Митинг переходит в кровавое побоище.

После этого была проведена серия терактов. Полиция столкнулась с применением тяжёлого вооружения, противотанковых средств, крупнокалиберного огнестрельного оружия, миномётов. Было принято решение о привлечении армии. Ситуация обостряется и накаляется.

Четвёртый этап: перевод вооружённого восстания в состояние гражданской войны. Здесь же экономическое и финансовое эмбарго, чтобы сковать жизнь в стране и ещё сильнее подхлестнуть социальную напряжённость. Это происходит сегодня на наших глазах. Под угрозой голода растёт недовольство населения, и люди начинают роптать: пусть придёт кто угодно, лишь бы я имел возможность кормить детей. Конечно, на четвёртом этапе готовится резолюция Совета Безопасности ООН. В НАТО её читают по-своему, уже заранее готовясь к бомбёжкам, захватам правительственных зданий и прочему «миротворчеству».

Но сейчас вмешательство России и Китая не позволило НАТО открыто ввязаться в сирийский конфликт. Это не отменяет военного вторжения, оно теперь произойдёт, скорее всего, со стороны Иордании. Королевство уже заявляло, что оно обеспокоено наличием у Сирии химического оружия. К тому же, саудиты со стороны Персидского залива формируют группировки. Турция вроде бы озабочена проблемой Курдской автономии на территории Сирии. Эти заявления заставляют делать выводы.

К сожалению, Россия и Китай ведут себя предельно вяло. Особенно Россия. Не ставится вопрос о внешнем вооружённом вмешательстве во внутренние дела суверенной Сирии. А необходимо атаковать политико-дипломатическим молотом, требовать прекращения поставок вооружений, финансирования оппозиции.

Будем надеяться, что сирийский народ останется дружественным по отношению к России, хотя кто-то пытается сегодня выставить нашу страну как врага исламского мира, суннитского мира, революционного ислама. Но такого рода провокации всегда были, есть и будут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.