Активно противостоять «информационному джихаду»

Геополитика и безопасность

Интересы повышения эффективности борьбы с терроризмом на Северном Кавказе требуют обратить особое внимание на проблему активного противодействия «информационному джихаду» — пропаганде идеологии бандитского подполья в регионе – ваххабизма.
После второй чеченской войны борьба сепаратистов Северного Кавказа приобрела новую форму – здесь сформировалось террористическое подполье, объединенное единой идеологией радикального ислама – вероучением ваххабизм, что сделало задачу борьбы с террористами в регионе гораздо более трудновыполнимой, чем открытая борьба с бандитами без всякой идеологии.
Основу вероучения ваххабизм составляет требование всестороннего проведения в жизнь принципа тавхида (единобожия). Особая опасность ваххабизма заключается в том, что он пропагандирует строгое деление людей на правоверных мусульман и кафиров – «неверных» (не являющихся якобы полноценными людьми) и обязывает всех мусульман вести против «неверных» священную борьбу – джихад.
Консолидация приверженцев радикального ислама на религиозной основе позволила преодолеть одну из главных проблем сепаратистов Северного Кавказа – многочисленные противоречия между представителями разных национальностей: аварцами, даргинцами, лезгинами, ногайцами, карачаевцами черкесами, балкарцами, кабардинцами и др. Иными словами, перевод сепаратизма в исламско-религиозные рамки позволил задействовать потенциал религиозных экстремистов всего Северного Кавказа, а не отдельной республики, как, скажем Чечни времен генерала Джохара Дудаева. Кроме того, это позволило привлечь кадровый и финансовый ресурс таких террористических организаций, как «Аль-Каида», с которой сепаратисты Кавказа имеют долгосрочные и расширенные связи. Все это значительно повысило возможности для действий террористов на Северном Кавказе.
Практическим воплощением сепаратистской идеологии радикального ислама явилось провозглашение 30 октября 2007 года Докку Умаровым виртуального Исламского государства Имарат Кавказ, управляемого исключительно по законам шариата. Умаров заявил, что «никакой национально-освободительной борьбы чеченского народа больше нет, а есть «священная война», джихад, всех кавказских наций против русских оккупантов и их местных приспешников».
По определению Верховного Суда РФ «Имарат Кавказ» является террористической организацией, угрожающей территориальной целостности РФ, так как его стратегической целью является отделение Северного Кавказа от России и создание в этом регионе независимого шариатского государства посредством насильственного свержения конституционного строя и отмены действующего на его территории российского законодательства.
По мнению создателей «Имарат Кавказа», «основанием для провозглашения исламского государства стала безусловная обязанность мусульман перед Аллахом установить на подконтрольных территориях закон Аллаха – шариат».
В настоящее время виртуальный «Имарат Кавказ» представляет собой реальное сепаратистско-террористическое подполье, охватывающее территорию Дагестана, Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Северной Осетии-Алании и части Ставропольского края. Ударной силой «Имарат Кавказа» являются вооруженные отряды боевиков, действующих в горно-лесистых районах региона.
Различные группы (джамааты), составляющие «Имарат Кавказ», объединены единой религиозной идеологией и методами вооруженной борьбы против российской государственности на Северном Кавказе, федеральных силовых структур и местных органов власти. Основными методами действий бандгрупп, входящих в состав «Имарат Кавказа», являются террористические акты, обстрелы и подрывы, а также иные акции устрашения населения, представителей власти и духовенства. В подавляющем большинстве случаев жертвами боевиков становятся сотрудники силовых структур, российские военнослужащие, сотрудники спецслужб, духовенство, исповедующее нормы традиционного ислама и выступающее против экстремистской идеологии.
В настоящее время исламистское подполье, называемое «Имарат Кавказом», это уже не горстка бандитов, которую, как утверждают некоторые специалисты по Кавказу, не следует воспринимать всерьез. «Имарат Кавказ» — это мощная военная и политическая сила, имеющая не только боевой потенциал для осуществления террористических атак, но и потенциал растлевающей идеологии — ваххабизма для осуществления, по словам идеологов сепаратистов, «информационного джихада».
Особая опасность «информационного джихада» заключается в том, что ваххабизм восприимчив заметной частью населения, и, прежде всего – молодежи. «Эмир» Докку Умаров как-то заметил в интервью одной турецкой газете: «Сегодня на Кавказе тысячи молодых людей хотят вступить в наши ряды… Но мы ограничены в их приеме из-за наших материальных возможностей. Поверьте, если бы у нас было достаточно денег и оружия, мы бы за одну неделю создали бы огромную армию на Кавказе».
Сказано, конечно, с обычной для Умарова бравадой, однако слова о поддержке террористов немалым количеством кавказской молодежи, увы, имеют под собой реальную основу. И этому есть свои причины. Не имея крепкого духовного стержня, не выработав защитных механизмов к изощренным методам информационно-психологического воздействия со стороны хорошо обученных проповедников ваххабизма, молодые люди становятся легкой добычей циничных растлителей, радящихся в белые одежды проповедников «чистой веры», «защитников народа», испускающих целые потоки изощренной лжи с целью завлечь в бандитское подполье неокрепшие души.
По многим свидетельствам, эти «неокрепшие души» проходят многоступенчатую психологическую обработку, направленную на их зомбирование и на инфицирование на подсознательном уровне вирусом национальной и религиозной нетерпимости. И делается эта промывка мозгов, как заявляет сам М. Удугов, для одной цели: «мотивации» рядовых членов на «войну» и «смерть».
По заключению экспертов, идеальная питательная среда для пропаганды ваххабизма на Северном Кавказе – нищета, бедность кавказской глубинки, межклановые разборки, отсутствие законности и бесправие людей, две третьих которых исповедуют ислам. Как отмечает научный сотрудник Института востоковедения РАН Дмитрий Макаров, идеология ваххабизма стала «альтернативой для людей, теряющих жизненные ориентиры в условиях постсоветской социально-экономической деформации общества и разрушения традиционной системы ценностей» и средством «преодоления этнических, общинных и клановых барьеров и консолидации на новой идеологической основе». Без устранения этих причин, решения актуальных вопросов социально-экономической сферы все разговоры о повышении духовного потенциала Северокавказских республик являются пустым звуком.
Сильная сторона потенциала «информационного джихада» — сеть Интернет, использование его новейших технологий, что позволяет создавать новую реальность, общаться с различными слоями мусульманского общества, избегать цензуры размещаемой информации по пропаганде сепаратизма и религиозного экстремизма. Искажение новостей и исторических фактов, популяризация принятых в среде сепаратистов географических названий, использование агентов «языка вражды» — все это формирует в Интернете мир Имарата Кавказа вне правового, культурного и информационного поля Российской Федерации.
Главный информационный рупор Имарата-Кавказа в Интернете – сайт Кавказ-Центр, работающий на русском, английском, арабском, украинском и турецком языках. Сервер Кавказ-Центр доступен на всей территории России и по всему миру, объектом его пропаганды являются более трех миллионов пользователей сети.
У проповедников ваххабизма мощная сеть зарегистрированных за рубежом других Интернет-сайтов, десятки проповедников-адвокатов, считающих себя защитниками народа, борющегося за свою независимость. Главным претендентом на роль постоянно бдящего защитника интересов кавказцев выступает израильский раввин Авраам Шмулевич, который активно поддерживает умаровских боевиков и стремительно наращивает в настоящее время свою сетевую активность на кавказском направлении.
Один из последних вбросов в сеть Интернет называется «Имарат Кавказ готов сделать решающий шаг к победе?» В своем опусе Шмулевич тиражирует недавнее «приказание» Докку Умарова своим соратникам по «ограничению» акций против гражданского населения, которое, якобы, и так недовольно политикой нынешнего режима в России и проводит свои акции протеста.
Комментируя это заявление Умарова, Шмулевич пишет: «Если боевики Имарата Кавказ действительно прекратят террор против гражданского населения в центральной России, это может означать коренной перелом в ходе террористическо-партизанской войны, которую они ведут против властей Российской Федерации». И далее делается вывод с далеко идущими последствиями: «Если исламисты полностью сосредоточатся на терактах против крупных чиновников и «ментов», — это вызовет их поистине всенародную поддержку в самой России, откроет им дорогу к выстраиванию отношений с политиками Запада и выбьет у Кремля одну из главных опор легитимного режима»…
Из вышесказанного следует, что информационное противодействие пропаганде ваххабизма, как идеологии сепаратизма и терроризма, выходит на первый план в борьбе с бандитским подпольем Северного Кавказа. При этом очевидно, что особого внимания заслуживает духовное воспитание молодежи, чтобы, как заметил президент ассоциации ветеранов подразделений антитеррора «Альфа» Алексей Филатов, «выбить у бандитов людской ресурс, чтобы молодежь не шла в горы».
Однако, только силовыми методами эту задачу не решить. Ситуация требует системной работы на всех уровнях: федеральном, региональном, муниципальном. В эту работу должны быть включены радио, телевидение, ресурсы Интернета, другие средства массовой информации, сфера образования, науки, специалисты, которые могли бы противопоставить идеологии ваххабизма грамотную и убедительную контрпропаганду, поставить заслон пропаганде бездуховности и насилия.
Более точную стратегию противодействия пропаганде ваххабизма позволит разработать глубокий системный анализ причин и условий, способствующих появлению и развитию на территории Северного Кавказа религиозного экстремизма и национального сепаратизма.
По мнению экспертов, многое здесь зависит от религиозных лидеров всех конфессий, проповедников, которым государство должно оказывать всестороннюю помощь и поддержку, в том числе обеспечивать их безопасность. Ярким примером в этом является жизнь и деятельность лидера мусульман Дагестана шейха Саида Ацаева, активно выступавшего против экстремизма и погибшего от бомбы бандитов 29 августа этого года. Сотни тысяч мусульман, пришедших проводить в последний путь своего духовного лидера Саида Ацаева убедительно доказали, что нет и не может быть никакого знака равенства между террористами Умарова и целым народом.
Особого внимания заслуживает тезис экспертного сообщества о целесообразности формирования в России единой политической нации. Речь идет о формировании российской гражданской, а не этнической, нации, как единства россиян, независимо от этнической и конфессиональной принадлежности, как фактора, укрепляющего гражданскую идентичность российского общества.
Чтобы решить эту задачу, необходимо, прежде всего, восстановить единое духовное пространство России, ибо за последние 20 лет не только молодое поколение республик Северного Кавказа, но и все остальные граждане все более разобщаются и отдаляются друг от друга по национальному признаку. А это реальная угроза для единства многонациональной Российской Федерации. К сожалению, на государственном уровне у нас нет объединяющей всех россиян надэтнической и надрелигиозной идеологии. В этом контексте реально одним из стратегических направлений противодействия экстремистской идеологии ваххабизма является, безусловно, реализация политики государства, основные направления которой изложены в статье Владимира Путина «Россия, национальный вопрос».
http://catu.su/analytics/383-aktivno-protivostojat-informacionnomu-dzhihadu Интересы повышения эффективности борьбы с терроризмом на Северном Кавказе требуют обратить особое внимание на проблему активного противодействия «информационному джихаду» — пропаганде идеологии бандитского подполья в регионе – ваххабизма.
После второй чеченской войны борьба сепаратистов Северного Кавказа приобрела новую форму – здесь сформировалось террористическое подполье, объединенное единой идеологией радикального ислама – вероучением ваххабизм, что сделало задачу борьбы с террористами в регионе гораздо более трудновыполнимой, чем открытая борьба с бандитами без всякой идеологии.
Основу вероучения ваххабизм составляет требование всестороннего проведения в жизнь принципа тавхида (единобожия). Особая опасность ваххабизма заключается в том, что он пропагандирует строгое деление людей на правоверных мусульман и кафиров – «неверных» (не являющихся якобы полноценными людьми) и обязывает всех мусульман вести против «неверных» священную борьбу – джихад.
Консолидация приверженцев радикального ислама на религиозной основе позволила преодолеть одну из главных проблем сепаратистов Северного Кавказа – многочисленные противоречия между представителями разных национальностей: аварцами, даргинцами, лезгинами, ногайцами, карачаевцами черкесами, балкарцами, кабардинцами и др. Иными словами, перевод сепаратизма в исламско-религиозные рамки позволил задействовать потенциал религиозных экстремистов всего Северного Кавказа, а не отдельной республики, как, скажем Чечни времен генерала Джохара Дудаева. Кроме того, это позволило привлечь кадровый и финансовый ресурс таких террористических организаций, как «Аль-Каида», с которой сепаратисты Кавказа имеют долгосрочные и расширенные связи. Все это значительно повысило возможности для действий террористов на Северном Кавказе.
Практическим воплощением сепаратистской идеологии радикального ислама явилось провозглашение 30 октября 2007 года Докку Умаровым виртуального Исламского государства Имарат Кавказ, управляемого исключительно по законам шариата. Умаров заявил, что «никакой национально-освободительной борьбы чеченского народа больше нет, а есть «священная война», джихад, всех кавказских наций против русских оккупантов и их местных приспешников».
По определению Верховного Суда РФ «Имарат Кавказ» является террористической организацией, угрожающей территориальной целостности РФ, так как его стратегической целью является отделение Северного Кавказа от России и создание в этом регионе независимого шариатского государства посредством насильственного свержения конституционного строя и отмены действующего на его территории российского законодательства.
По мнению создателей «Имарат Кавказа», «основанием для провозглашения исламского государства стала безусловная обязанность мусульман перед Аллахом установить на подконтрольных территориях закон Аллаха – шариат».
В настоящее время виртуальный «Имарат Кавказ» представляет собой реальное сепаратистско-террористическое подполье, охватывающее территорию Дагестана, Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Северной Осетии-Алании и части Ставропольского края. Ударной силой «Имарат Кавказа» являются вооруженные отряды боевиков, действующих в горно-лесистых районах региона.
Различные группы (джамааты), составляющие «Имарат Кавказ», объединены единой религиозной идеологией и методами вооруженной борьбы против российской государственности на Северном Кавказе, федеральных силовых структур и местных органов власти. Основными методами действий бандгрупп, входящих в состав «Имарат Кавказа», являются террористические акты, обстрелы и подрывы, а также иные акции устрашения населения, представителей власти и духовенства. В подавляющем большинстве случаев жертвами боевиков становятся сотрудники силовых структур, российские военнослужащие, сотрудники спецслужб, духовенство, исповедующее нормы традиционного ислама и выступающее против экстремистской идеологии.
В настоящее время исламистское подполье, называемое «Имарат Кавказом», это уже не горстка бандитов, которую, как утверждают некоторые специалисты по Кавказу, не следует воспринимать всерьез. «Имарат Кавказ» — это мощная военная и политическая сила, имеющая не только боевой потенциал для осуществления террористических атак, но и потенциал растлевающей идеологии — ваххабизма для осуществления, по словам идеологов сепаратистов, «информационного джихада».
Особая опасность «информационного джихада» заключается в том, что ваххабизм восприимчив заметной частью населения, и, прежде всего – молодежи. «Эмир» Докку Умаров как-то заметил в интервью одной турецкой газете: «Сегодня на Кавказе тысячи молодых людей хотят вступить в наши ряды… Но мы ограничены в их приеме из-за наших материальных возможностей. Поверьте, если бы у нас было достаточно денег и оружия, мы бы за одну неделю создали бы огромную армию на Кавказе».
Сказано, конечно, с обычной для Умарова бравадой, однако слова о поддержке террористов немалым количеством кавказской молодежи, увы, имеют под собой реальную основу. И этому есть свои причины. Не имея крепкого духовного стержня, не выработав защитных механизмов к изощренным методам информационно-психологического воздействия со стороны хорошо обученных проповедников ваххабизма, молодые люди становятся легкой добычей циничных растлителей, радящихся в белые одежды проповедников «чистой веры», «защитников народа», испускающих целые потоки изощренной лжи с целью завлечь в бандитское подполье неокрепшие души.
По многим свидетельствам, эти «неокрепшие души» проходят многоступенчатую психологическую обработку, направленную на их зомбирование и на инфицирование на подсознательном уровне вирусом национальной и религиозной нетерпимости. И делается эта промывка мозгов, как заявляет сам М. Удугов, для одной цели: «мотивации» рядовых членов на «войну» и «смерть».
По заключению экспертов, идеальная питательная среда для пропаганды ваххабизма на Северном Кавказе – нищета, бедность кавказской глубинки, межклановые разборки, отсутствие законности и бесправие людей, две третьих которых исповедуют ислам. Как отмечает научный сотрудник Института востоковедения РАН Дмитрий Макаров, идеология ваххабизма стала «альтернативой для людей, теряющих жизненные ориентиры в условиях постсоветской социально-экономической деформации общества и разрушения традиционной системы ценностей» и средством «преодоления этнических, общинных и клановых барьеров и консолидации на новой идеологической основе». Без устранения этих причин, решения актуальных вопросов социально-экономической сферы все разговоры о повышении духовного потенциала Северокавказских республик являются пустым звуком.
Сильная сторона потенциала «информационного джихада» — сеть Интернет, использование его новейших технологий, что позволяет создавать новую реальность, общаться с различными слоями мусульманского общества, избегать цензуры размещаемой информации по пропаганде сепаратизма и религиозного экстремизма. Искажение новостей и исторических фактов, популяризация принятых в среде сепаратистов географических названий, использование агентов «языка вражды» — все это формирует в Интернете мир Имарата Кавказа вне правового, культурного и информационного поля Российской Федерации.
Главный информационный рупор Имарата-Кавказа в Интернете – сайт Кавказ-Центр, работающий на русском, английском, арабском, украинском и турецком языках. Сервер Кавказ-Центр доступен на всей территории России и по всему миру, объектом его пропаганды являются более трех миллионов пользователей сети.
У проповедников ваххабизма мощная сеть зарегистрированных за рубежом других Интернет-сайтов, десятки проповедников-адвокатов, считающих себя защитниками народа, борющегося за свою независимость. Главным претендентом на роль постоянно бдящего защитника интересов кавказцев выступает израильский раввин Авраам Шмулевич, который активно поддерживает умаровских боевиков и стремительно наращивает в настоящее время свою сетевую активность на кавказском направлении.
Один из последних вбросов в сеть Интернет называется «Имарат Кавказ готов сделать решающий шаг к победе?» В своем опусе Шмулевич тиражирует недавнее «приказание» Докку Умарова своим соратникам по «ограничению» акций против гражданского населения, которое, якобы, и так недовольно политикой нынешнего режима в России и проводит свои акции протеста.
Комментируя это заявление Умарова, Шмулевич пишет: «Если боевики Имарата Кавказ действительно прекратят террор против гражданского населения в центральной России, это может означать коренной перелом в ходе террористическо-партизанской войны, которую они ведут против властей Российской Федерации». И далее делается вывод с далеко идущими последствиями: «Если исламисты полностью сосредоточатся на терактах против крупных чиновников и «ментов», — это вызовет их поистине всенародную поддержку в самой России, откроет им дорогу к выстраиванию отношений с политиками Запада и выбьет у Кремля одну из главных опор легитимного режима»…
Из вышесказанного следует, что информационное противодействие пропаганде ваххабизма, как идеологии сепаратизма и терроризма, выходит на первый план в борьбе с бандитским подпольем Северного Кавказа. При этом очевидно, что особого внимания заслуживает духовное воспитание молодежи, чтобы, как заметил президент ассоциации ветеранов подразделений антитеррора «Альфа» Алексей Филатов, «выбить у бандитов людской ресурс, чтобы молодежь не шла в горы».
Однако, только силовыми методами эту задачу не решить. Ситуация требует системной работы на всех уровнях: федеральном, региональном, муниципальном. В эту работу должны быть включены радио, телевидение, ресурсы Интернета, другие средства массовой информации, сфера образования, науки, специалисты, которые могли бы противопоставить идеологии ваххабизма грамотную и убедительную контрпропаганду, поставить заслон пропаганде бездуховности и насилия.
Более точную стратегию противодействия пропаганде ваххабизма позволит разработать глубокий системный анализ причин и условий, способствующих появлению и развитию на территории Северного Кавказа религиозного экстремизма и национального сепаратизма.
По мнению экспертов, многое здесь зависит от религиозных лидеров всех конфессий, проповедников, которым государство должно оказывать всестороннюю помощь и поддержку, в том числе обеспечивать их безопасность. Ярким примером в этом является жизнь и деятельность лидера мусульман Дагестана шейха Саида Ацаева, активно выступавшего против экстремизма и погибшего от бомбы бандитов 29 августа этого года. Сотни тысяч мусульман, пришедших проводить в последний путь своего духовного лидера Саида Ацаева убедительно доказали, что нет и не может быть никакого знака равенства между террористами Умарова и целым народом.
Особого внимания заслуживает тезис экспертного сообщества о целесообразности формирования в России единой политической нации. Речь идет о формировании российской гражданской, а не этнической, нации, как единства россиян, независимо от этнической и конфессиональной принадлежности, как фактора, укрепляющего гражданскую идентичность российского общества.
Чтобы решить эту задачу, необходимо, прежде всего, восстановить единое духовное пространство России, ибо за последние 20 лет не только молодое поколение республик Северного Кавказа, но и все остальные граждане все более разобщаются и отдаляются друг от друга по национальному признаку. А это реальная угроза для единства многонациональной Российской Федерации. К сожалению, на государственном уровне у нас нет объединяющей всех россиян надэтнической и надрелигиозной идеологии. В этом контексте реально одним из стратегических направлений противодействия экстремистской идеологии ваххабизма является, безусловно, реализация политики государства, основные направления которой изложены в статье Владимира Путина «Россия, национальный вопрос».
http://catu.su/analytics/383-aktivno-protivostojat-informacionnomu-dzhihadu

Интересы повышения эффективности борьбы с терроризмом на Северном Кавказе требуют обратить особое внимание на проблему активного противодействия «информационному джихаду» — пропаганде идеологии бандитского подполья в регионе – ваххабизма.
После второй чеченской войны борьба сепаратистов Северного Кавказа приобрела новую форму – здесь сформировалось террористическое подполье, объединенное единой идеологией радикального ислама – вероучением ваххабизм, что сделало задачу борьбы с террористами в регионе гораздо более трудновыполнимой, чем открытая борьба с бандитами без всякой идеологии.
Основу вероучения ваххабизм составляет требование всестороннего проведения в жизнь принципа тавхида (единобожия). Особая опасность ваххабизма заключается в том, что он пропагандирует строгое деление людей на правоверных мусульман и кафиров – «неверных» (не являющихся якобы полноценными людьми) и обязывает всех мусульман вести против «неверных» священную борьбу – джихад.
Консолидация приверженцев радикального ислама на религиозной основе позволила преодолеть одну из главных проблем сепаратистов Северного Кавказа – многочисленные противоречия между представителями разных национальностей: аварцами, даргинцами, лезгинами, ногайцами, карачаевцами черкесами, балкарцами, кабардинцами и др. Иными словами, перевод сепаратизма в исламско-религиозные рамки позволил задействовать потенциал религиозных экстремистов всего Северного Кавказа, а не отдельной республики, как, скажем Чечни времен генерала Джохара Дудаева. Кроме того, это позволило привлечь кадровый и финансовый ресурс таких террористических организаций, как «Аль-Каида», с которой сепаратисты Кавказа имеют долгосрочные и расширенные связи. Все это значительно повысило возможности для действий террористов на Северном Кавказе.
Практическим воплощением сепаратистской идеологии радикального ислама явилось провозглашение 30 октября 2007 года Докку Умаровым виртуального Исламского государства Имарат Кавказ, управляемого исключительно по законам шариата. Умаров заявил, что «никакой национально-освободительной борьбы чеченского народа больше нет, а есть «священная война», джихад, всех кавказских наций против русских оккупантов и их местных приспешников».
По определению Верховного Суда РФ «Имарат Кавказ» является террористической организацией, угрожающей территориальной целостности РФ, так как его стратегической целью является отделение Северного Кавказа от России и создание в этом регионе независимого шариатского государства посредством насильственного свержения конституционного строя и отмены действующего на его территории российского законодательства.
По мнению создателей «Имарат Кавказа», «основанием для провозглашения исламского государства стала безусловная обязанность мусульман перед Аллахом установить на подконтрольных территориях закон Аллаха – шариат».
В настоящее время виртуальный «Имарат Кавказ» представляет собой реальное сепаратистско-террористическое подполье, охватывающее территорию Дагестана, Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Северной Осетии-Алании и части Ставропольского края. Ударной силой «Имарат Кавказа» являются вооруженные отряды боевиков, действующих в горно-лесистых районах региона.
Различные группы (джамааты), составляющие «Имарат Кавказ», объединены единой религиозной идеологией и методами вооруженной борьбы против российской государственности на Северном Кавказе, федеральных силовых структур и местных органов власти. Основными методами действий бандгрупп, входящих в состав «Имарат Кавказа», являются террористические акты, обстрелы и подрывы, а также иные акции устрашения населения, представителей власти и духовенства. В подавляющем большинстве случаев жертвами боевиков становятся сотрудники силовых структур, российские военнослужащие, сотрудники спецслужб, духовенство, исповедующее нормы традиционного ислама и выступающее против экстремистской идеологии.
В настоящее время исламистское подполье, называемое «Имарат Кавказом», это уже не горстка бандитов, которую, как утверждают некоторые специалисты по Кавказу, не следует воспринимать всерьез. «Имарат Кавказ» — это мощная военная и политическая сила, имеющая не только боевой потенциал для осуществления террористических атак, но и потенциал растлевающей идеологии — ваххабизма для осуществления, по словам идеологов сепаратистов, «информационного джихада».
Особая опасность «информационного джихада» заключается в том, что ваххабизм восприимчив заметной частью населения, и, прежде всего – молодежи. «Эмир» Докку Умаров как-то заметил в интервью одной турецкой газете: «Сегодня на Кавказе тысячи молодых людей хотят вступить в наши ряды… Но мы ограничены в их приеме из-за наших материальных возможностей. Поверьте, если бы у нас было достаточно денег и оружия, мы бы за одну неделю создали бы огромную армию на Кавказе».
Сказано, конечно, с обычной для Умарова бравадой, однако слова о поддержке террористов немалым количеством кавказской молодежи, увы, имеют под собой реальную основу. И этому есть свои причины. Не имея крепкого духовного стержня, не выработав защитных механизмов к изощренным методам информационно-психологического воздействия со стороны хорошо обученных проповедников ваххабизма, молодые люди становятся легкой добычей циничных растлителей, радящихся в белые одежды проповедников «чистой веры», «защитников народа», испускающих целые потоки изощренной лжи с целью завлечь в бандитское подполье неокрепшие души.
По многим свидетельствам, эти «неокрепшие души» проходят многоступенчатую психологическую обработку, направленную на их зомбирование и на инфицирование на подсознательном уровне вирусом национальной и религиозной нетерпимости. И делается эта промывка мозгов, как заявляет сам М. Удугов, для одной цели: «мотивации» рядовых членов на «войну» и «смерть».
По заключению экспертов, идеальная питательная среда для пропаганды ваххабизма на Северном Кавказе – нищета, бедность кавказской глубинки, межклановые разборки, отсутствие законности и бесправие людей, две третьих которых исповедуют ислам. Как отмечает научный сотрудник Института востоковедения РАН Дмитрий Макаров, идеология ваххабизма стала «альтернативой для людей, теряющих жизненные ориентиры в условиях постсоветской социально-экономической деформации общества и разрушения традиционной системы ценностей» и средством «преодоления этнических, общинных и клановых барьеров и консолидации на новой идеологической основе». Без устранения этих причин, решения актуальных вопросов социально-экономической сферы все разговоры о повышении духовного потенциала Северокавказских республик являются пустым звуком.
Сильная сторона потенциала «информационного джихада» — сеть Интернет, использование его новейших технологий, что позволяет создавать новую реальность, общаться с различными слоями мусульманского общества, избегать цензуры размещаемой информации по пропаганде сепаратизма и религиозного экстремизма. Искажение новостей и исторических фактов, популяризация принятых в среде сепаратистов географических названий, использование агентов «языка вражды» — все это формирует в Интернете мир Имарата Кавказа вне правового, культурного и информационного поля Российской Федерации.
Главный информационный рупор Имарата-Кавказа в Интернете – сайт Кавказ-Центр, работающий на русском, английском, арабском, украинском и турецком языках. Сервер Кавказ-Центр доступен на всей территории России и по всему миру, объектом его пропаганды являются более трех миллионов пользователей сети.
У проповедников ваххабизма мощная сеть зарегистрированных за рубежом других Интернет-сайтов, десятки проповедников-адвокатов, считающих себя защитниками народа, борющегося за свою независимость. Главным претендентом на роль постоянно бдящего защитника интересов кавказцев выступает израильский раввин Авраам Шмулевич, который активно поддерживает умаровских боевиков и стремительно наращивает в настоящее время свою сетевую активность на кавказском направлении.
Один из последних вбросов в сеть Интернет называется «Имарат Кавказ готов сделать решающий шаг к победе?» В своем опусе Шмулевич тиражирует недавнее «приказание» Докку Умарова своим соратникам по «ограничению» акций против гражданского населения, которое, якобы, и так недовольно политикой нынешнего режима в России и проводит свои акции протеста.
Комментируя это заявление Умарова, Шмулевич пишет: «Если боевики Имарата Кавказ действительно прекратят террор против гражданского населения в центральной России, это может означать коренной перелом в ходе террористическо-партизанской войны, которую они ведут против властей Российской Федерации». И далее делается вывод с далеко идущими последствиями: «Если исламисты полностью сосредоточатся на терактах против крупных чиновников и «ментов», — это вызовет их поистине всенародную поддержку в самой России, откроет им дорогу к выстраиванию отношений с политиками Запада и выбьет у Кремля одну из главных опор легитимного режима»…
Из вышесказанного следует, что информационное противодействие пропаганде ваххабизма, как идеологии сепаратизма и терроризма, выходит на первый план в борьбе с бандитским подпольем Северного Кавказа. При этом очевидно, что особого внимания заслуживает духовное воспитание молодежи, чтобы, как заметил президент ассоциации ветеранов подразделений антитеррора «Альфа» Алексей Филатов, «выбить у бандитов людской ресурс, чтобы молодежь не шла в горы».
Однако, только силовыми методами эту задачу не решить. Ситуация требует системной работы на всех уровнях: федеральном, региональном, муниципальном. В эту работу должны быть включены радио, телевидение, ресурсы Интернета, другие средства массовой информации, сфера образования, науки, специалисты, которые могли бы противопоставить идеологии ваххабизма грамотную и убедительную контрпропаганду, поставить заслон пропаганде бездуховности и насилия.
Более точную стратегию противодействия пропаганде ваххабизма позволит разработать глубокий системный анализ причин и условий, способствующих появлению и развитию на территории Северного Кавказа религиозного экстремизма и национального сепаратизма.
По мнению экспертов, многое здесь зависит от религиозных лидеров всех конфессий, проповедников, которым государство должно оказывать всестороннюю помощь и поддержку, в том числе обеспечивать их безопасность. Ярким примером в этом является жизнь и деятельность лидера мусульман Дагестана шейха Саида Ацаева, активно выступавшего против экстремизма и погибшего от бомбы бандитов 29 августа этого года. Сотни тысяч мусульман, пришедших проводить в последний путь своего духовного лидера Саида Ацаева убедительно доказали, что нет и не может быть никакого знака равенства между террористами Умарова и целым народом.
Особого внимания заслуживает тезис экспертного сообщества о целесообразности формирования в России единой политической нации. Речь идет о формировании российской гражданской, а не этнической, нации, как единства россиян, независимо от этнической и конфессиональной принадлежности, как фактора, укрепляющего гражданскую идентичность российского общества.
Чтобы решить эту задачу, необходимо, прежде всего, восстановить единое духовное пространство России, ибо за последние 20 лет не только молодое поколение республик Северного Кавказа, но и все остальные граждане все более разобщаются и отдаляются друг от друга по национальному признаку. А это реальная угроза для единства многонациональной Российской Федерации. К сожалению, на государственном уровне у нас нет объединяющей всех россиян надэтнической и надрелигиозной идеологии. В этом контексте реально одним из стратегических направлений противодействия экстремистской идеологии ваххабизма является, безусловно, реализация политики государства, основные направления которой изложены в статье Владимира Путина «Россия, национальный вопрос».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.