О процессе евразийской интеграции и наметившихся направлениях обсуждений в Армении

Геополитика и безопасность

8 августа 2012г. в Москве президент Республики Армения Серж Азатович Саргсян и президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин договорились поручить своим министрам изучить возможность более тесного подключения Армении к набирающим темп процессам евразийской интеграции между Россией, Беларусью и Казахстаном. Хорошо известно, что 1 января 2014г. эти страны планируют декларировать создание Евразийского Союза.

Мы помним также, что еще накануне этой встречи армянские политики неоднократно заявляли, что главным препятствием на пути полноценного участия Армении в Таможенном союзе является отсутствие наземной границы с этим пространством. На этот аргумент, приведенный также в кулуарах вышеназванной московской встречи, ответил один из российских наблюдателей, заявивший, что в случае с Арменией можно применить те льготы и преференции, которыми пользуется Калининградская область. Как бы там ни было, обсуждение перспектив участия Армении в процессе евразийской интеграции началось, и московская встреча стала катализатором общественных дискуссий в нашей стране. Внимательно изучив информационные материалы этих обсуждений, высказывания государственных деятелей и публичных политиков, позволим себе сделать первые выводы о главных направлениях этих обсуждений и основных вопросах, ответы на которые необходимо получить обществу для выработки полноценного мнения о происходящем.

1. Между процессами европейской и евразийской интеграции нет противоречия

Прошел ровно один год с момента опубликования известной статьи Президента РФ Владимира Владимировича Путина в газете «Известия», которая стала сигналом к началу общественно-политических обсуждений на постсоветском пространстве. За этот год в России и других заинтересованных странах прошло несколько дискуссий о видении общего евразийского будущего. И у нас в Армении прошло несколько международных обсуждений, в работе которых мне довелось участвовать. Если все это пока трудно назвать общественным обсуждением проблемы, потому что пока вырисовывались только общие, мировоззренческие подходы и политические пожелания, то можно с уверенностью сказать, что мы вплотную подошли к изучению наших возможных подходов в данном вопросе на научно-экспертном уровне. В армянском обществе после первых «перестрелок» идей и подходов есть понимание того, что процесс этих обсуждений не может быть поводом для новой острой конфронтации между политическими силами. Хотя бы в силу того, что сторонники и противники евразийской интеграции есть во всех основных политических лагерях.

Наши политики в целом высказывались на этот счет доброжелательно, но осторожно, чтобы не дать повода для новых давлений с разных сторон. После того как уезжающий германский посол заявил о том, что невозможно одновременно участвовать в Таможенном союзе и стать ассоциированным членом Европейского Союза, в Армении вышла не одна статья о том, что наше общество не видит противоречия между развертыванием евразийской интеграции и развитием отношений с Европейским Союзом в рамках «Восточного партнерства». Не раз в нашей прессе звучала мысль о том, что и у главного инициатора процессов евразийской интеграции на постсоветском пространстве – Президента Владимира Путина – есть такое же политическое видение: этот процесс не только не входит в противоречие с евроинтеграционными процессами, но и в результате этих двух процессов может получить реальную силу известный концепт о создании Большой Европы от Лиссабона до Владивостока.

Это известная политическая концепция, которая давно имеет хождение в западноевропейских политических кругах, и главным противником которой до сих пор являлись США. Вот этот подход стал наиболее популярным в современной армянской действительности, обеспечивая некоторую внутреннюю гармонию у армянских общественно-политических деятелей, которые прекрасно осознают необходимость поддержки усилий нашего стратегического партнера и военно-политического союзника – России, и одновременно искренне желают построить постсоветскую армянскую цивилизацию европейской типа с полной имплементацией европейских стандартов в нашу политическую, экономическую, общественную и культурную действительность. В последние два месяца в нашей стране побывало несколько групп и делегаций от Европейского Союза, и все они говорили о том, что Армения на достойном уровне выполняет условия партнерства с ЕС и, хотя не заявляет о том, что желает стать его членом, прилагает усилия по «европеизации» своей общественно-политической системы.

Стоит лишь напомнить, что в Российской Федерации приоритетной названа задача выстраивания отношений с ЕС в духе стратегического партнерства. Говоря проще, таких отношений, какие, например, она имеет с Арменией или Азербайджаном. Таким образом, очевидно, что развивать экономические отношения с Таможенным союзом мы будем осторожно и твердо исходя из привлекательности участия в общем рынке на евразийском пространстве, но, с другой стороны, постоянно оглядываясь в сторону отношений с ЕС, как, впрочем, это делают и другие страны постсоветского пространства.

В России ожидают, что Армения и Украина, страны наблюдатели в ЕврАзЭС станут полноправными участниками Таможенного союза. Сведения о разговорах на эту тему между высокими политическими чинами этих стран неоднократно появлялись в СМИ. Именно это является наиболее интересной темой, когда говорят о политике Украины после выборов в Верховную Раду 28 октября. Однако хорошо известно, что украинские политики, стремясь не допустить ментального и политического раскола в своей стране, в целом осторожно реагируют на эту перспективу, хотя заявляют о готовности иметь особый, специальный статус отношений с ЕврАзЭС. Еще несколько лет тому назад вошла в моду поговорка о том, что Россия и Украина вместе – это сверхдержава, а отдельно просто два больших государства. Подключение Украины к процессам евразийской интеграции имеет для России и ее ближайших союзников огромное значение. Вот почему все внимательно следят за тем, подпишет ли Европейский Союз соглашение об ассоциации с Украиной после того, как год тому назад завершил с ней переговоры об этом, и если подпишет, то насколько реальным будет дальнейшее продвижение Украины в сторону Европы? Понятно также, что участие Украины в процессе евразийской интеграции придаст гораздо более серьезный характер поискам возможности создания на этом пространстве в обозримой перспективе единой общей конкурентоспособной валюты. Разговоры об этом уже аккуратно ведутся в кулуарах власти.

Таким образом, вырисовывается внутреннее переплетение тех направлений, где будут разворачиваться политико-дипломатические события, если евразийская интеграция будет набирать дальнейший темп. Мы в Армении буквально обречены участвовать в этих процессах и должны это сделать на качественном уровне. Наша сверхзадача – обеспечить внутриполитическое и гражданское согласие, создавая доброжелательный фон для исследований и обсуждений на экспертном уровне, и проводить качественный мониторинг региональных и глобальных процессов, влияющих на это.

2. Евразийская интеграция и Южный Кавказ

Парламентские выборы в Грузии показали, что движение в направлении евроинтеграции у наших соседей будет продолжено. Но наряду с этим появились тенденции нормализации отношений с Россией, т.е. в перспективе теоретически нельзя исключить формирование позитивного отношения к процессу евразийской интеграции. Кроме общих туманных пожеланий, нет свидетельств о стремлении официального Тбилиси радикально изменить к лучшему отношения с Россией. Мы с понятным интересом ждем этих изменений, потому что связываем с ними улучшение нашего экономического и политического будущего. С другой стороны, нет свидетельств о том, что в Азербайджане серьезно обсуждается возможное участие в евразийской интеграции.

Следует констатировать полное отсутствие в АР интереса к этому проекту. И хотя некоторые московские политики, тесно сотрудничающие с азербайджанской элитой, прилагают усилия для инициирования этих обсуждений, реально пока ничего не происходит. Это один из главных аргументов противников евразийской интеграции в Армении. Они считают, что без участия в этих процессах Грузии или Азербайджана Армения, даже в случае своего тесного подключения к этим процессам, абсолютно ничего не выиграет в экономическом плане, а в политическом плане потеряет доверие Запада. Таким образом, мы тесно подошли к еще одному направлению наших исследований и обсуждений. Необходима помощь наших квалифицированных экономистов в изучении возможной выгоды от участия в этом процессе. Посещающие Ереван российские, белорусские и казахские эксперты и специалисты приводят массу данных о положительном эффекте от развертывания евразийского сотрудничества. Подходы наших экономистов, финансистов и бизнесменов могли бы иметь для общественности куда более ценное значение, чем подходы, продиктованные политической конъюнктурой.

Мне доводилось слышать, что России, Беларуси и Казахстану, имеющим более высокие экономические показатели и уровень жизни, еще надо будет крепко подумать над тем, расширить ли будущий Евразийский Союз, включив в него Кыргызстан и Таджикистан. Ведь известно об экономических проблемах в этих странах. Такой разговор может быть затеян и в случае Армении. Понятно, что Армения – маленький рынок и большого экономического эффекта от ее участия в Союзе ожидать невозможно. Понятно также, что в Москве хотели бы получить политическую поддержку Армении как стратегического партнера и союзника, и эта политическая поддержка в нужный момент могла бы оказаться куда более ценной, чем экономические расклады.

Но в Армении уже постулирован аргумент о том, что наша страна при любом раскладе является другом и союзником России и всегда им будет. Сторонники этого аргумента задаются вопросом: а причем здесь страны, например Центральной Азии, с которыми у нас незначительные экономические отношения? Поэтому, исследуя на экспертном уровне набор этих экономических аргументов, необходимо детально проанализировать современный менталитет обществ постсоветских стран и стимулировать все виды сотрудничества, способствующие пробуждению интереса в различных поколениях к общению и дружбе в едином пространстве. Хорошо известно, что страны Европейского Союза прошли 30-летний путь от союза угля и стали до общей европейской валюты через экономический союз и общий рынок. У Евразийского Союза задумано движение в том же направлении, но политические предпосылки и реальный уровень отношений дают возможность оптимистично утверждать, что эти процессы будут разворачиваться быстрее.

Всем понятно, что Южный Кавказ постсоветского периода – это сложный геополитический узел, где состязаются и одновременно сотрудничают как США, ЕС и Россия, так и сравнительно крупные государства региона – Турция и Иран. Мне доводилась писать о том, насколько удивительно читать на многих сайтах, в частности Википедии, о том, что Армения, Грузия и Азербайджан являются частью Ближнего Востока. Обратите внимание, не постсоветского евразийского пространства, не Европы (притом, что мы являемся членами Совета Европы и других европейских структур), а именно Ближнего Востока, точнее – Большого Ближнего Востока. Каждых раз меня удивляет, что против этого нового географического ноу-хау в Армении, да и в Грузии никто до сих пор не возразил.

Если баланс сил и внутреннее равновесие в нашем регионе сохранятся, то в геополитическом плане для Южного Кавказа очерчиваются три пути: или действительно стать неотъемлемой частью Ближнего Востока, где Армения и Грузия будут единственными христианскими государствами региона, или попасть когда-нибудь в Европу, несмотря на то, что расширение Евросоюза откладывается на неопределенное время, или стать частью нового Евразийского Союза, несмотря на все неясности и трудности в региональном развитии. Есть, конечно, и четвертый путь – быть буфером между исламским югом и восточно-христианской цивилизацией во главе с Россией. Но это самый плохой из возможных сценариев, потому что тогда именно здесь будут накапливаться отрицательные заряды со всех сторон. Поэтому участие в глобальных интеграционных процессах (призванное не противопоставлять их друг другу, а поддерживать усилия тех, кто стремится к гармонизации этих процессов) представляется делом благоразумным.

Известно, что сверхзадача внешней политики Армении – разрешение Нагорно-Карабахского конфликта. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ представляют три ведущих мировых полюса. От их состязания и сотрудничества многое зависит и здесь. Приходится констатировать, что за все прошедшее время, несмотря на заявления и резолюции в Брюсселе, Евросоюз или его ведущие члены не разработали фундаментальных подходов для разрешения этого конфликта. Там – как в России, так и в США – принято придерживаться известной позиции «то, на чем сойдутся Армения и Азербайджан, будет приемлемо для всех». Таким образом, чтобы сделать евразийскую интеграцию более привлекательной для Армении и Азербайджана, необходимо ответить на вопрос «как решить Карабахскую проблему?», а конкретнее, разработать такую систему подходов, где другие принципиальные преимущества заставляют по-новому подходить к принципиальным позициям сторон в процессе урегулирования. В этой связи не могу не отметить, что за прошедшие после июньской встречи министров иностранных дел Минской группы ОБСЕ, Армении и Азербайджана месяцы, несмотря на заявления о том, что необходимо выработать новые подходы и находить свежие идеи для продвижения процесса урегулирования, никаких новых, оригинальных подходов до сих пор нет. Интеллектуалам и аналитикам, сторонникам евразийской интеграции стоило бы отдельно и глубоко изучить эту проблему для того, чтобы облегчить политикам и политологам выстраивание концепции нового уровня интеграции.

3. Каким будет Евразийский Союз, или куда мы пойдем?

Есть сведения о том, что в высоких московских кругах дебатируют о национальных структурах власти будущего Евразийского Союза. Назовем их условно Евразийским парламентом и Евразийским правительством. Но здесь есть масса проблем для всех стран, которые, став независимыми после распада СССР, ни за что не хотели бы лишиться суверенитета. Это непростой вопрос, а не только прихоть властных национальных элит. Мои знакомые казахские политики, например, неоднократно мне говорили о том, что их страна будет поддерживать и приветствовать любые формы экономического сближения и объединения, но не за счет потери политического суверенитета. Думается, что для маленькой Армении эта не меньшая проблема, чем для большого Казахстана. Нужны настолько большие, неоспоримые и сильные аргументы в пользу политической интеграции вплоть до создания наднациональных структур управления, чтобы наши общества спокойно уступили часть суверенитета взамен новых выгод. Так, как это сделали европейские страны, войдя в Европейский Союз. Чтобы дискуссии и дебаты на эту тему были плодотворными, опять же необходимо фундаментально изучить накапливающийся опыт сотрудничества.

Политологи и футурологи во многих странах отмечают, что после конца эпохи глобализации в мире появятся большие региональные объединения. Не берусь рассуждать, когда это случится. Но с уверенностью можно сказать, что за прошедшие один-два года теоретически обосновано, что глобальный экономический кризис и, в частности, трудности в зоне евро делают возможным сравнительно безболезненное продвижение процесса евразийской интеграции. Осторожно, но уже дискутируется тема общей валюты нового союза. Экономисты и финансисты в России считают, что основная ответственность за эту новую валюту ляжет на стержень нового союза – Россию. Таким образом, вопросы хождения, стабильности этой валюты должны будут решаться в Москве. Так же, как и вопросы доллара решаются в США, хотя доллар – мировая валюта. А неофициальными гарантами евро выступают Германия и Франция. Эти сравнения могут выглядеть поверхностными и примитивными, но суть вопроса сводится к тому, согласятся ли другие члены нового Евразийского Союза на эту частичную потерю своего экономического и политического суверенитета в случае вхождения в зону новой валюты? Понятно, что нужны настолько серьезные финансово-экономические и политические предпосылки, например, внешние угрозы или вызовы, которые сделают данную постановку вопроса в обществах постсоветского пространства понятной и приемлемой.

Все собеседники из России, Беларуси и Казахстана, с которыми я беседовал на темы евразийской интеграции, говорили о продвижении этой идеи положительно и с оптимизмом. Широко освещаются результаты увеличения товарооборота в 2011г. между странами Таможенного союза. Сравнительно меньше серьезной информации о политических дискуссиях и дебатах на эту тему. Говорят, что российские политики в данном направлении работают по некоему графику, согласно которому уже в конце этого года должны быть изучены и определены дальнейшие направления продвижения данного процесса. Думается, что у нас есть время и возможности для обсуждения в нашем обществе вопросов нашей пользы и нашей выгоды от более тесного подключения к евразийской интеграции. Делать это необходимо спокойно и неспешно, но и не отставать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.