Глобальный кибернетический бум

Геополитика и безопасность Оружие

В настоящее время американские и европейские военные эксперты рассматривают кибернетические операции в качестве альтернативы применению средств огневого поражения. Они полагают, что современные средства киберборьбы достигли такого уровня развития, что могут радикально изменить содержание военного противоборства, т.е. нанести противнику такой удар, который вызовет экономический хаос, сорвет функционирование энергетических, транспортных и информационных систем, а также парализует органы политического и военного управления без физического уничтожения живой силы и военных объектов.

Примером наступательного кибероружия является компьютерный червь Stuxnet. 17 июня 2010 года его обнаружил белорусский антивирусный эксперт С.Уласень из компании «ВирусБлокАда» (в настоящее время работает в Лаборатории Касперского). В дальнейшем, вирус был найден не только на компьютерах рядовых пользователей, но и в промышленных системах, управляющих автоматизированными производственными процессами. Позже выяснилось, что поражающий компьютеры под управлением операционной системы Microsoft Windows компьютерный червь Stuxnet вероятно использовался в качестве средства шпионажа и диверсий в АСУ промышленных предприятий, электростанций, аэропортов.

Уникальность программы заключалась в том, что впервые в истории кибератак червь был направлен на физическое разрушение инфраструктуры. Оставаться незамеченным антивирусными программами ему помогало наличие настоящих цифровых подписей. Предполагается, что Stuxnet был разработан для саботажа ядерной программы Ирана и использовался в рамках операции «Олимпийские игры» американского правительства.

Случай с применением компьютерного червя отчасти пролил свет на уровень развития американских технологий в этой сфере. В настоящее время, наряду с разработкой и апробированием наступательного кибероружия, США и НАТО активно разрабатывают защитные системы. Американские специалисты, сумевшие создать Stuxnet, обоснованно опасаются, что подобные угрозы могут возникнуть в качестве ответной реакции, и тогда Соединенные Штаты окажутся лицом к лицу с т.н. «кибернетическим Перл-Харбором». Об этом, в частности, заявил министр обороны США Леон Панетта. В свою очередь, руководство американской разведки на слушаниях в Конгрессе США подтвердило наличие киберопасности со стороны России и Китая.

Для решения задачи обеспечения глобального доминирования в киберпространстве Вашингтон провел реорганизацию Стратегического командования США, включив в его структуру Командование кибернетическими средствами борьбы. Была разработана концепция «Сферического театра военных действий», объединившего космическое и кибернетическое пространство. В составе новой структуры функциями Киберкомандования стали подготовка, координация, интеграция, синхронизация действий по проведению операций и защите информационных сетей Минобороны США, а также проведение военных информационных операций с целью обеспечения действий американских ВС и ОВС НАТО во всех сферах, включая киберпространство.

Вашингтон также был одним из инициаторов развития данного направления в рамках Североатлантического блока. В 2002 году в Праге стартовала программа альянса по защите от кибератак. Программа, впрочем, не носила прикладного характера. Практические меры для защиты объектов информационной и телекоммуникационной инфраструктуры стран-членов НАТО были приняты только в 2007 году в условиях резкого увеличения количества кибератак. Напомним, что тогда на протяжении трех недель информационные системы Эстонии подвергались кибератакам, которые парализовали работу не только интернет-сайтов правительства, парламента и эстонских газет, но и на час остановили работу онлайн-системы крупнейшего банка страны. Несмотря на то, что виновных найти не удалось, отдельные эксперты связали данную активизацию хакеров с переносом памятника советским воинам, павшим в годы Великой Отечественной войны, из центра Таллинна на Военное кладбище. Таким образом, подозрения пали на Россию.

События 2007 года, фактически, послужили подписанию 14 мая 2008 года на заседании Совета НАТО в Брюсселе Меморандума о взаимопонимании по созданию центра кибернетической защиты НАТО в Таллине, получившего впоследствии название «Передовой центр сотрудничества НАТО по вопросам киберзащиты». Кроме того, как заявляют официальные представители НАТО, его образование стало возможным благодаря политике альянса по созданию в странах-членах так называемых центров компетенции в определенных областях. В настоящее время в рамках НАТО созданы 15 центров передового опыта. В частности, в Турции создан центр по борьбе с терроризмом. В Норвегии создается Центр по ведению военных действий в холодных климатических условиях. В свою очередь Эстония, как государство, активно развивающее IT-технологии, предложило создать центр кибербезопасности на своей территории.

По заявлениям официальных представителей НАТО, центр занимается исследованием и разработкой новых способов защиты информации, в том числе выявление вредоносного воздействия на информационные системы стран-членов альянса, оценка причиненного ущерба, восстановление их работоспособности, а также своевременное принятие мер по предотвращению кибератак. В компетенцию его специалистов также входит юридическое сопровождение деятельности НАТО в сфере киберзащиты, изучение, обобщение и распространение опыта в области обеспечения информационной безопасности, а также учебно-методическая работа и подготовка специалистов в области защиты и обеспечения безопасности информации стран-членов альянса.

Особое внимание центра уделяется проведению исследований в ходе проведения учений и тренировок в сфере киберзащиты. C 2009 года Центр обеспечивает проведение учений альянса с отработкой вопросов по киберзащите «Cyber Coalition», в ходе которого участникам демонстрируются реальные возможности системы киберзащиты НАТО, а также определение ее уязвимых мест с целью дальнейшего совершенствования. В мае 2010 года в сотрудничестве с рядом шведских правительственных организаций центр провел учение «Baltic Cyber Shield» по защите промышленных компьютерных сетей от реальных кибератак.

В первоначальный состав центра входили представители Эстонии, Германии, Италии, Латвии, Литвы, Словакии и Испании. В 2010 году к ним присоединились специалисты Венгрии, а в 2011 году – США и Польши. Турция также неоднократно принимала участие в его работе в качестве государства-партнера.

Эксперты предполагают, что интерес к деятельности как центра, так и новым возможностям использования кибероружия в целом будет расти и дальше. Наряду с ведущими государствами группу заинтересованных пополнят, прежде всего, страны, неспособные разрабатывать и производить стратегические ударные вооружения. Во-первых, их будет привлекать относительная дешевизна кибернетических средств нападения и защиты, во-вторых, – эффективность кибероружия, сравнимая с самыми разрушительными военными технологиями. В то же время слепое копирование чужой теории, без учета особенностей того или иного государства может привести к непредсказуемым последствиям. «Фетишизация» кибероружия и всей «теории бесконтактных войн» в условиях прямого боевого столкновения грозит обернуться полной утратой боеспособности вооруженных сил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.