Банкет на минном поле

Армия

Офицерская служба не всегда сопровождается положительными эмоциями. Желание побыстрее переключиться с негатива на позитив – естественная защитная реакция человека. Хорошо, когда впереди тебя ждет долгожданный отпуск или хотя бы полноценные выходные. А если в перспективе только ночь тревожных ожиданий? Когда офицер в конце рабочего дня начинает регулярно пропускать рюмку-другую перед сном, не находя иного способа для снятия напряжения, самое время поднимать тревогу: речь идет о начальной стадии одного из самых коварных и распространенных заболеваний – алкоголизма.
Желание употреблять спиртное легко и быстро закрепляется в сознании как положительная привычка – после употребления спиртного человек чувствует себя на эмоциональном подъеме. Так возникает привыкание. Даже уйдя в долгожданный отпуск, человек все равно не может обходиться без спиртного.
Вирус выкашивает неординарных
В поле зрения медиков больной алкоголизмом офицер попадает, как правило, лишь на второй стадии заболевания, когда пьянство носит уже систематический характер и каждая выпивка заканчивается тяжелым опьянением. Возникают так называемые псевдозапои: наутро человеку, чтобы восстановиться, необходимо опохмелиться. Однако после небольшой дозы алкоголя появляется непреодолимое желание продолжить пить. И офицер либо идет на службу в состоянии опьянения, либо прогуливает. На этой стадии алкоголизации проявляются признаки клинического заболевания, когда уже бесполезно заниматься уговорами, убеждениями. Этот этап профилактических мероприятий безвозвратно упущен. Помочь могут только психиатры и наркологи. Больного необходимо поместить в стационар, где к нему применят серьезные медикаментозные способы лечения.
Постепенно алкоголь отвоевывает в сердце человека все больше места, вытесняя любовь к родным, заботу о семье, какие-то увлечения, хобби, занятия спортом, рыбалку. Алкоголик перестает жить интересами жены, детей. Да и служба, которая прежде занимала большую часть времени, давала ощущение причастности к общему делу, теперь становится препятствием для реализации алкогольных стремлений, тяготит.
Под влиянием алкоголя меняется и характер человека. У всех больных алкоголизмом можно отметить общие черты: завышенная самооценка, мнение, что к ним предвзято относятся, быстрая раздражимость, необдуманные поступки, в том числе суицидального характера. Меняются и ценностные установки. В центре жизни теперь – реализация непрестанной потребности к выпивке. Все, что мешает этому, нивелируется, устраняется. «Если семья и работа мешают пьянке – смени их!» – лозунг больного алкоголизмом второй стадии. В результате такие люди увольняются со службы по состоянию здоровья или дискредитации, теряют семью, друзей и часто погибают, не дожив до пенсионного возраста.
Есть и третья стадия алкоголизма, когда развивается слабоумие, начинаются различные неврологические нарушения, например дрожание рук, недержание. В нашей стране до третьей стадии доживают немногие – те, у кого действительно крепкое здоровье. Было когда-то. Остальные умирают раньше, например от цирроза печени.
Алкоголизм поражает, как правило, самых лучших, наиболее чутких, добрых, совестливых, отзывчивых людей. На основании результатов многочисленных исследований проблемы среди опустившихся, дошедших до стадии деградации людей много бывших медалистов, краснодипломников, новаторов, ученых, лучших в своей профессии и т. д. Алкоголизм, как вирус, выкашивает наиболее восприимчивых к его действию, а таких много среди достойных, талантливых, неординарных.
Вливание в коллектив
Нередко сама армия способствует превращению офицера в алкоголика. Многие армейские традиции связаны с застольями. В медицинской практике автора есть немало печальных примеров, когда непьющий выпускник – лейтенант со слабой волей и предрасположенностью к спиртному, попав в нездоровый коллектив, через несколько лет становится алкозависимым. Его бравые сослуживцы этого, к сожалению, не замечали. Тем более что в некоторых офицерских коллективах считается хорошим тоном бравировать умением много выпить.
Поводов употребить спиртное в мужской компании очень много: «вливание» в коллектив, «обмывание» воинских званий и наград, «накрытие полян» по случаю убытия в отпуск или повышения в должности. «Но, – возразят мне оппоненты, – еще в Великую Отечественную войну появилась традиция выдавать нашим солдатам, находящимся на переднем крае, ежедневно 100 наркомовских грамм». Эта традиция закончилась вместе с войной. Алкоголь, употреблявшийся в определенный период времени в таких дозах, играл свою положительную роль – согревал, способствовал снятию стресса. Но кто подсчитал, сколько солдат, вернувшись с войны, погибли от алкоголизма, появившегося на фронте?
Проблема офицерских застолий по поводу и без, вечерних посиделок в канцеляриях и кафе, армейских буфетах с выпивкой и т. д. – мина замедленного действия. Сразу, когда наступаешь на нее, не взрывается, но непременно рванет позже, когда ногу уберешь.
По данным 2007 года, в Вооруженных Силах России каждый четвертый военнослужащий, попавший в поле зрения врачей-психиатров, страдает алкоголизмом или наркоманией.
Советы непостороннего
Начинать борьбу с пьянством надо параллельно – в армии и обществе. Грамотно и поступательно, с учетом ошибок прошлых антиалкогольных кампаний. Только запретами и повышением цен на спиртное проблему не решить. Главнейшая задача государства, армейского руководства – широкая работа по антиалкогольному просвещению.
Огромная роль здесь отводится профилактике. В Древнем Риме, например, мальчикам-патрициям специально показывали пьяных рабов, которых накачивали дешевым вином до скотского состояния, чтобы вид пьяных людей вызывал у молодежи омерзение. Образ пьяного офицера должен зафиксироваться в сознании военнослужащих как позорный и нелепый. Употребление алкоголя на службе, даже в неслужебное время, должно быть категорически запрещено. Одним из объяснений, почему больше других офицеров от алкоголизма страдают военные моряки, является то, что им в походах регулярно выдается вино. При наличии казенного «шила» (спирта) обязательная винная порция может стать лишь провокацией.
На наш взгляд, принятые меры о временном и возрастном ограничении продажи алкоголя правильны с профилактической точки зрения. Пришел офицер со службы, захотел расслабиться, а спиртное уже не купишь. У человека, для которого водка еще не стала единственным способом вырабатывания эндорфина, появился реальный шанс найти иной способ восстановить силы.
В целом по стране до 40 процентов обращающихся к врачу или попадающих в больницу составляют те, чьи болезни в той или иной степени связаны с употреблением алкоголя.
Наиболее эффективным методом борьбы с алкоголизмом была и остается просветительская работа, поддержанная на уровне государства. В масштабах страны надо начать формирование позитивного образа человека, ведущего трезвый образ жизни. Пока же все происходит с точностью до наоборот. Герои популярных фильмов пьют красиво, много и не пьянеет, а непременными атрибутами молодежных тусовок считается пиво. Что или кто мешает государству внести соответствующие поправки в законы, в том числе о рекламе?
Особенно важно начинать профилактическую работу с молодыми офицерами. Какую альтернативу можно предложить лжетрадициям? Например, регулярные занятия спортом. Спорт помогает снять усталость, позволяет переключить мозг на получение удовольствия от игры, а не от алкоголя, реализовать себя через стремление добиться каких-то результатов. В армии культ силы, культ здорового тела востребован, как нигде, и всегда актуален.
Одна из причин заболевания алкоголизмом – потеря контроля над собой. Алкоголик – это человек с порабощенной волей, ищущий повод выпить, обманывающий других и оправдывающий себя. Желающему выздороветь надо признать наличие в себе невидимых душевных сил, среди которых воля занимает ведущее место. Пока она не подавлена окончательно, есть шанс самому выкарабкаться. Закалка силы воли – необходимый шаг к исцелению, а воспитание волевых качеств – одна из приоритетных задач командования в профилактике алкоголизма.
Если воля человека надломлена, то надо мужественно это признать и отдать ее остатки в руки близкого, небезразличного к тебе человека. Лучше всего на эту роль подходит супруга.
Вообще в благополучной, гармоничной семье стать алкоголиком практически невозможно. В связи с этим совет офицерским женам. Если ваш муж пьет, задайте себе вопрос: «Что я делаю не так?».
Страдающему алкоголизмом надо избегать провоцирующих факторов – не ходить на мероприятия, где предполагается выпивка, исключить из своей компании пьющих людей, попытаться расширить свой суженный алкоголем кругозор: вспомнить былые увлечения, забытые интересы. Задуматься, чем же привлекает алкоголь? Чем можно его заменить, чтобы получать полноценную радость, как раньше?
В армии США в 2004 году в срочном лечении от алкоголизма нуждался каждый пятый военнослужащий. За последние пять лет число злоупотребляющих выпивкой удвоилось. В минувшем году около 13 тысяч американских солдат и офицеров были наказаны в дисциплинарном порядке за употребление на службе алкоголя и некоторых других ядовитых опьянителей. (Солдатам армии США официально разрешили употреблять пиво еще во время 2-й иракской войны.)
В прошлом году командование ВС США утвердило решение о дополнительном наборе в армию и на флот 130 специалистов-психологов для борьбы с негативными явлениями. Пентагон потребовал от командиров частей, чтобы пьянки в гарнизонах были прекращены в самое ближайшее время.
Такой неудобный нарколог
Ведением целенаправленной профилактической работы, пропагандой здорового образа жизни среди военнослужащих, выявлением и лечением больных алкоголизмом на ранней стадии могли бы заняться специалисты – врачи-наркологи, включенные в штаты воинских формирований от соединения и выше. Этому могут помешать различные причины. И не только финансово-экономические.
Во-первых, недооценка командованием значения профилактики. Навязчивый стереотип: зачем делать профилактику алкоголизма в здоровом коллективе? Но по тому же принципу проводятся все санитарно-гигиенические мероприятия по дезинфекции, например, помещений. Они не подверглись заражению, уборка производится с тем, чтобы этого не случилось. Люди регулярно принимают ванны, моются в бане и чистят зубы не потому, что у них педикулез или кариес.
Для того чтобы в здоровом воинском коллективе не оказалось больных алкоголизмом на ранней стадии, и нужен нарколог. Эффективность его работы будет скорее заметна не в той части, где пьянство уже укоренилось, а там, где командование борется с этой проблемой. Опираться в своей работе нарколог мог бы на штатных медиков, сотрудников аппарата заместителя командира по воспитательной работе, военное духовенство, организации ветеранов, женский актив.
Вторая причина, по которой армейское руководство не спешит вводить в штаты наркологов, – нежелание признавать даже косвенно наличие постыдной проблемы. Недаром вся статистика, касающаяся употребления спиртных напитков военнослужащими, которую ведут органы по воспитательной работе, относится к категории ДСП и не подлежит разглашению как военная тайна. Само присутствие нарколога в строю может послужить лишним неприятным напоминанием командиру о пьющих подчиненных. Нет специалиста – нет и связанной с ним проблемы. До очередного ЧП, связанного с употреблением на службе алкоголя.
Согласно действующим приказам увольняемые из Вооруженных Сил по болезни с диагнозом «Алкоголизм» приравниваются к больным с другими заболеваниями: сердца, печени, почек и их нигде особой категорией не выделяют. Многие офицеры из числа действующих уже давно больны алкоголизмом первой стадии, но не хотят признавать этого. Можно учесть, что какая-то часть лечится у гражданских наркологов анонимно, набегами. Точных данных, насколько наша армия охвачена алкогольным синдромом, нет. Получается, замалчивание проблемы алкоголизации в какой-то степени выгодно военному ведомству? Офицерская служба не всегда сопровождается положительными эмоциями. Желание побыстрее переключиться с негатива на позитив – естественная защитная реакция человека. Хорошо, когда впереди тебя ждет долгожданный отпуск или хотя бы полноценные выходные. А если в перспективе только ночь тревожных ожиданий? Когда офицер в конце рабочего дня начинает регулярно пропускать рюмку-другую перед сном, не находя иного способа для снятия напряжения, самое время поднимать тревогу: речь идет о начальной стадии одного из самых коварных и распространенных заболеваний – алкоголизма.
Желание употреблять спиртное легко и быстро закрепляется в сознании как положительная привычка – после употребления спиртного человек чувствует себя на эмоциональном подъеме. Так возникает привыкание. Даже уйдя в долгожданный отпуск, человек все равно не может обходиться без спиртного.
Вирус выкашивает неординарных
В поле зрения медиков больной алкоголизмом офицер попадает, как правило, лишь на второй стадии заболевания, когда пьянство носит уже систематический характер и каждая выпивка заканчивается тяжелым опьянением. Возникают так называемые псевдозапои: наутро человеку, чтобы восстановиться, необходимо опохмелиться. Однако после небольшой дозы алкоголя появляется непреодолимое желание продолжить пить. И офицер либо идет на службу в состоянии опьянения, либо прогуливает. На этой стадии алкоголизации проявляются признаки клинического заболевания, когда уже бесполезно заниматься уговорами, убеждениями. Этот этап профилактических мероприятий безвозвратно упущен. Помочь могут только психиатры и наркологи. Больного необходимо поместить в стационар, где к нему применят серьезные медикаментозные способы лечения.
Постепенно алкоголь отвоевывает в сердце человека все больше места, вытесняя любовь к родным, заботу о семье, какие-то увлечения, хобби, занятия спортом, рыбалку. Алкоголик перестает жить интересами жены, детей. Да и служба, которая прежде занимала большую часть времени, давала ощущение причастности к общему делу, теперь становится препятствием для реализации алкогольных стремлений, тяготит.
Под влиянием алкоголя меняется и характер человека. У всех больных алкоголизмом можно отметить общие черты: завышенная самооценка, мнение, что к ним предвзято относятся, быстрая раздражимость, необдуманные поступки, в том числе суицидального характера. Меняются и ценностные установки. В центре жизни теперь – реализация непрестанной потребности к выпивке. Все, что мешает этому, нивелируется, устраняется. «Если семья и работа мешают пьянке – смени их!» – лозунг больного алкоголизмом второй стадии. В результате такие люди увольняются со службы по состоянию здоровья или дискредитации, теряют семью, друзей и часто погибают, не дожив до пенсионного возраста.
Есть и третья стадия алкоголизма, когда развивается слабоумие, начинаются различные неврологические нарушения, например дрожание рук, недержание. В нашей стране до третьей стадии доживают немногие – те, у кого действительно крепкое здоровье. Было когда-то. Остальные умирают раньше, например от цирроза печени.
Алкоголизм поражает, как правило, самых лучших, наиболее чутких, добрых, совестливых, отзывчивых людей. На основании результатов многочисленных исследований проблемы среди опустившихся, дошедших до стадии деградации людей много бывших медалистов, краснодипломников, новаторов, ученых, лучших в своей профессии и т. д. Алкоголизм, как вирус, выкашивает наиболее восприимчивых к его действию, а таких много среди достойных, талантливых, неординарных.
Вливание в коллектив
Нередко сама армия способствует превращению офицера в алкоголика. Многие армейские традиции связаны с застольями. В медицинской практике автора есть немало печальных примеров, когда непьющий выпускник – лейтенант со слабой волей и предрасположенностью к спиртному, попав в нездоровый коллектив, через несколько лет становится алкозависимым. Его бравые сослуживцы этого, к сожалению, не замечали. Тем более что в некоторых офицерских коллективах считается хорошим тоном бравировать умением много выпить.
Поводов употребить спиртное в мужской компании очень много: «вливание» в коллектив, «обмывание» воинских званий и наград, «накрытие полян» по случаю убытия в отпуск или повышения в должности. «Но, – возразят мне оппоненты, – еще в Великую Отечественную войну появилась традиция выдавать нашим солдатам, находящимся на переднем крае, ежедневно 100 наркомовских грамм». Эта традиция закончилась вместе с войной. Алкоголь, употреблявшийся в определенный период времени в таких дозах, играл свою положительную роль – согревал, способствовал снятию стресса. Но кто подсчитал, сколько солдат, вернувшись с войны, погибли от алкоголизма, появившегося на фронте?
Проблема офицерских застолий по поводу и без, вечерних посиделок в канцеляриях и кафе, армейских буфетах с выпивкой и т. д. – мина замедленного действия. Сразу, когда наступаешь на нее, не взрывается, но непременно рванет позже, когда ногу уберешь.
По данным 2007 года, в Вооруженных Силах России каждый четвертый военнослужащий, попавший в поле зрения врачей-психиатров, страдает алкоголизмом или наркоманией.
Советы непостороннего
Начинать борьбу с пьянством надо параллельно – в армии и обществе. Грамотно и поступательно, с учетом ошибок прошлых антиалкогольных кампаний. Только запретами и повышением цен на спиртное проблему не решить. Главнейшая задача государства, армейского руководства – широкая работа по антиалкогольному просвещению.
Огромная роль здесь отводится профилактике. В Древнем Риме, например, мальчикам-патрициям специально показывали пьяных рабов, которых накачивали дешевым вином до скотского состояния, чтобы вид пьяных людей вызывал у молодежи омерзение. Образ пьяного офицера должен зафиксироваться в сознании военнослужащих как позорный и нелепый. Употребление алкоголя на службе, даже в неслужебное время, должно быть категорически запрещено. Одним из объяснений, почему больше других офицеров от алкоголизма страдают военные моряки, является то, что им в походах регулярно выдается вино. При наличии казенного «шила» (спирта) обязательная винная порция может стать лишь провокацией.
На наш взгляд, принятые меры о временном и возрастном ограничении продажи алкоголя правильны с профилактической точки зрения. Пришел офицер со службы, захотел расслабиться, а спиртное уже не купишь. У человека, для которого водка еще не стала единственным способом вырабатывания эндорфина, появился реальный шанс найти иной способ восстановить силы.
В целом по стране до 40 процентов обращающихся к врачу или попадающих в больницу составляют те, чьи болезни в той или иной степени связаны с употреблением алкоголя.
Наиболее эффективным методом борьбы с алкоголизмом была и остается просветительская работа, поддержанная на уровне государства. В масштабах страны надо начать формирование позитивного образа человека, ведущего трезвый образ жизни. Пока же все происходит с точностью до наоборот. Герои популярных фильмов пьют красиво, много и не пьянеет, а непременными атрибутами молодежных тусовок считается пиво. Что или кто мешает государству внести соответствующие поправки в законы, в том числе о рекламе?
Особенно важно начинать профилактическую работу с молодыми офицерами. Какую альтернативу можно предложить лжетрадициям? Например, регулярные занятия спортом. Спорт помогает снять усталость, позволяет переключить мозг на получение удовольствия от игры, а не от алкоголя, реализовать себя через стремление добиться каких-то результатов. В армии культ силы, культ здорового тела востребован, как нигде, и всегда актуален.
Одна из причин заболевания алкоголизмом – потеря контроля над собой. Алкоголик – это человек с порабощенной волей, ищущий повод выпить, обманывающий других и оправдывающий себя. Желающему выздороветь надо признать наличие в себе невидимых душевных сил, среди которых воля занимает ведущее место. Пока она не подавлена окончательно, есть шанс самому выкарабкаться. Закалка силы воли – необходимый шаг к исцелению, а воспитание волевых качеств – одна из приоритетных задач командования в профилактике алкоголизма.
Если воля человека надломлена, то надо мужественно это признать и отдать ее остатки в руки близкого, небезразличного к тебе человека. Лучше всего на эту роль подходит супруга.
Вообще в благополучной, гармоничной семье стать алкоголиком практически невозможно. В связи с этим совет офицерским женам. Если ваш муж пьет, задайте себе вопрос: «Что я делаю не так?».
Страдающему алкоголизмом надо избегать провоцирующих факторов – не ходить на мероприятия, где предполагается выпивка, исключить из своей компании пьющих людей, попытаться расширить свой суженный алкоголем кругозор: вспомнить былые увлечения, забытые интересы. Задуматься, чем же привлекает алкоголь? Чем можно его заменить, чтобы получать полноценную радость, как раньше?
В армии США в 2004 году в срочном лечении от алкоголизма нуждался каждый пятый военнослужащий. За последние пять лет число злоупотребляющих выпивкой удвоилось. В минувшем году около 13 тысяч американских солдат и офицеров были наказаны в дисциплинарном порядке за употребление на службе алкоголя и некоторых других ядовитых опьянителей. (Солдатам армии США официально разрешили употреблять пиво еще во время 2-й иракской войны.)
В прошлом году командование ВС США утвердило решение о дополнительном наборе в армию и на флот 130 специалистов-психологов для борьбы с негативными явлениями. Пентагон потребовал от командиров частей, чтобы пьянки в гарнизонах были прекращены в самое ближайшее время.
Такой неудобный нарколог
Ведением целенаправленной профилактической работы, пропагандой здорового образа жизни среди военнослужащих, выявлением и лечением больных алкоголизмом на ранней стадии могли бы заняться специалисты – врачи-наркологи, включенные в штаты воинских формирований от соединения и выше. Этому могут помешать различные причины. И не только финансово-экономические.
Во-первых, недооценка командованием значения профилактики. Навязчивый стереотип: зачем делать профилактику алкоголизма в здоровом коллективе? Но по тому же принципу проводятся все санитарно-гигиенические мероприятия по дезинфекции, например, помещений. Они не подверглись заражению, уборка производится с тем, чтобы этого не случилось. Люди регулярно принимают ванны, моются в бане и чистят зубы не потому, что у них педикулез или кариес.
Для того чтобы в здоровом воинском коллективе не оказалось больных алкоголизмом на ранней стадии, и нужен нарколог. Эффективность его работы будет скорее заметна не в той части, где пьянство уже укоренилось, а там, где командование борется с этой проблемой. Опираться в своей работе нарколог мог бы на штатных медиков, сотрудников аппарата заместителя командира по воспитательной работе, военное духовенство, организации ветеранов, женский актив.
Вторая причина, по которой армейское руководство не спешит вводить в штаты наркологов, – нежелание признавать даже косвенно наличие постыдной проблемы. Недаром вся статистика, касающаяся употребления спиртных напитков военнослужащими, которую ведут органы по воспитательной работе, относится к категории ДСП и не подлежит разглашению как военная тайна. Само присутствие нарколога в строю может послужить лишним неприятным напоминанием командиру о пьющих подчиненных. Нет специалиста – нет и связанной с ним проблемы. До очередного ЧП, связанного с употреблением на службе алкоголя.
Согласно действующим приказам увольняемые из Вооруженных Сил по болезни с диагнозом «Алкоголизм» приравниваются к больным с другими заболеваниями: сердца, печени, почек и их нигде особой категорией не выделяют. Многие офицеры из числа действующих уже давно больны алкоголизмом первой стадии, но не хотят признавать этого. Можно учесть, что какая-то часть лечится у гражданских наркологов анонимно, набегами. Точных данных, насколько наша армия охвачена алкогольным синдромом, нет. Получается, замалчивание проблемы алкоголизации в какой-то степени выгодно военному ведомству?

Офицерская служба не всегда сопровождается положительными эмоциями. Желание побыстрее переключиться с негатива на позитив – естественная защитная реакция человека. Хорошо, когда впереди тебя ждет долгожданный отпуск или хотя бы полноценные выходные. А если в перспективе только ночь тревожных ожиданий? Когда офицер в конце рабочего дня начинает регулярно пропускать рюмку-другую перед сном, не находя иного способа для снятия напряжения, самое время поднимать тревогу: речь идет о начальной стадии одного из самых коварных и распространенных заболеваний – алкоголизма.
Желание употреблять спиртное легко и быстро закрепляется в сознании как положительная привычка – после употребления спиртного человек чувствует себя на эмоциональном подъеме. Так возникает привыкание. Даже уйдя в долгожданный отпуск, человек все равно не может обходиться без спиртного.
Вирус выкашивает неординарных
В поле зрения медиков больной алкоголизмом офицер попадает, как правило, лишь на второй стадии заболевания, когда пьянство носит уже систематический характер и каждая выпивка заканчивается тяжелым опьянением. Возникают так называемые псевдозапои: наутро человеку, чтобы восстановиться, необходимо опохмелиться. Однако после небольшой дозы алкоголя появляется непреодолимое желание продолжить пить. И офицер либо идет на службу в состоянии опьянения, либо прогуливает. На этой стадии алкоголизации проявляются признаки клинического заболевания, когда уже бесполезно заниматься уговорами, убеждениями. Этот этап профилактических мероприятий безвозвратно упущен. Помочь могут только психиатры и наркологи. Больного необходимо поместить в стационар, где к нему применят серьезные медикаментозные способы лечения.
Постепенно алкоголь отвоевывает в сердце человека все больше места, вытесняя любовь к родным, заботу о семье, какие-то увлечения, хобби, занятия спортом, рыбалку. Алкоголик перестает жить интересами жены, детей. Да и служба, которая прежде занимала большую часть времени, давала ощущение причастности к общему делу, теперь становится препятствием для реализации алкогольных стремлений, тяготит.
Под влиянием алкоголя меняется и характер человека. У всех больных алкоголизмом можно отметить общие черты: завышенная самооценка, мнение, что к ним предвзято относятся, быстрая раздражимость, необдуманные поступки, в том числе суицидального характера. Меняются и ценностные установки. В центре жизни теперь – реализация непрестанной потребности к выпивке. Все, что мешает этому, нивелируется, устраняется. «Если семья и работа мешают пьянке – смени их!» – лозунг больного алкоголизмом второй стадии. В результате такие люди увольняются со службы по состоянию здоровья или дискредитации, теряют семью, друзей и часто погибают, не дожив до пенсионного возраста.
Есть и третья стадия алкоголизма, когда развивается слабоумие, начинаются различные неврологические нарушения, например дрожание рук, недержание. В нашей стране до третьей стадии доживают немногие – те, у кого действительно крепкое здоровье. Было когда-то. Остальные умирают раньше, например от цирроза печени.
Алкоголизм поражает, как правило, самых лучших, наиболее чутких, добрых, совестливых, отзывчивых людей. На основании результатов многочисленных исследований проблемы среди опустившихся, дошедших до стадии деградации людей много бывших медалистов, краснодипломников, новаторов, ученых, лучших в своей профессии и т. д. Алкоголизм, как вирус, выкашивает наиболее восприимчивых к его действию, а таких много среди достойных, талантливых, неординарных.
Вливание в коллектив
Нередко сама армия способствует превращению офицера в алкоголика. Многие армейские традиции связаны с застольями. В медицинской практике автора есть немало печальных примеров, когда непьющий выпускник – лейтенант со слабой волей и предрасположенностью к спиртному, попав в нездоровый коллектив, через несколько лет становится алкозависимым. Его бравые сослуживцы этого, к сожалению, не замечали. Тем более что в некоторых офицерских коллективах считается хорошим тоном бравировать умением много выпить.
Поводов употребить спиртное в мужской компании очень много: «вливание» в коллектив, «обмывание» воинских званий и наград, «накрытие полян» по случаю убытия в отпуск или повышения в должности. «Но, – возразят мне оппоненты, – еще в Великую Отечественную войну появилась традиция выдавать нашим солдатам, находящимся на переднем крае, ежедневно 100 наркомовских грамм». Эта традиция закончилась вместе с войной. Алкоголь, употреблявшийся в определенный период времени в таких дозах, играл свою положительную роль – согревал, способствовал снятию стресса. Но кто подсчитал, сколько солдат, вернувшись с войны, погибли от алкоголизма, появившегося на фронте?
Проблема офицерских застолий по поводу и без, вечерних посиделок в канцеляриях и кафе, армейских буфетах с выпивкой и т. д. – мина замедленного действия. Сразу, когда наступаешь на нее, не взрывается, но непременно рванет позже, когда ногу уберешь.
По данным 2007 года, в Вооруженных Силах России каждый четвертый военнослужащий, попавший в поле зрения врачей-психиатров, страдает алкоголизмом или наркоманией.
Советы непостороннего
Начинать борьбу с пьянством надо параллельно – в армии и обществе. Грамотно и поступательно, с учетом ошибок прошлых антиалкогольных кампаний. Только запретами и повышением цен на спиртное проблему не решить. Главнейшая задача государства, армейского руководства – широкая работа по антиалкогольному просвещению.
Огромная роль здесь отводится профилактике. В Древнем Риме, например, мальчикам-патрициям специально показывали пьяных рабов, которых накачивали дешевым вином до скотского состояния, чтобы вид пьяных людей вызывал у молодежи омерзение. Образ пьяного офицера должен зафиксироваться в сознании военнослужащих как позорный и нелепый. Употребление алкоголя на службе, даже в неслужебное время, должно быть категорически запрещено. Одним из объяснений, почему больше других офицеров от алкоголизма страдают военные моряки, является то, что им в походах регулярно выдается вино. При наличии казенного «шила» (спирта) обязательная винная порция может стать лишь провокацией.
На наш взгляд, принятые меры о временном и возрастном ограничении продажи алкоголя правильны с профилактической точки зрения. Пришел офицер со службы, захотел расслабиться, а спиртное уже не купишь. У человека, для которого водка еще не стала единственным способом вырабатывания эндорфина, появился реальный шанс найти иной способ восстановить силы.
В целом по стране до 40 процентов обращающихся к врачу или попадающих в больницу составляют те, чьи болезни в той или иной степени связаны с употреблением алкоголя.
Наиболее эффективным методом борьбы с алкоголизмом была и остается просветительская работа, поддержанная на уровне государства. В масштабах страны надо начать формирование позитивного образа человека, ведущего трезвый образ жизни. Пока же все происходит с точностью до наоборот. Герои популярных фильмов пьют красиво, много и не пьянеет, а непременными атрибутами молодежных тусовок считается пиво. Что или кто мешает государству внести соответствующие поправки в законы, в том числе о рекламе?
Особенно важно начинать профилактическую работу с молодыми офицерами. Какую альтернативу можно предложить лжетрадициям? Например, регулярные занятия спортом. Спорт помогает снять усталость, позволяет переключить мозг на получение удовольствия от игры, а не от алкоголя, реализовать себя через стремление добиться каких-то результатов. В армии культ силы, культ здорового тела востребован, как нигде, и всегда актуален.
Одна из причин заболевания алкоголизмом – потеря контроля над собой. Алкоголик – это человек с порабощенной волей, ищущий повод выпить, обманывающий других и оправдывающий себя. Желающему выздороветь надо признать наличие в себе невидимых душевных сил, среди которых воля занимает ведущее место. Пока она не подавлена окончательно, есть шанс самому выкарабкаться. Закалка силы воли – необходимый шаг к исцелению, а воспитание волевых качеств – одна из приоритетных задач командования в профилактике алкоголизма.
Если воля человека надломлена, то надо мужественно это признать и отдать ее остатки в руки близкого, небезразличного к тебе человека. Лучше всего на эту роль подходит супруга.
Вообще в благополучной, гармоничной семье стать алкоголиком практически невозможно. В связи с этим совет офицерским женам. Если ваш муж пьет, задайте себе вопрос: «Что я делаю не так?».
Страдающему алкоголизмом надо избегать провоцирующих факторов – не ходить на мероприятия, где предполагается выпивка, исключить из своей компании пьющих людей, попытаться расширить свой суженный алкоголем кругозор: вспомнить былые увлечения, забытые интересы. Задуматься, чем же привлекает алкоголь? Чем можно его заменить, чтобы получать полноценную радость, как раньше?
В армии США в 2004 году в срочном лечении от алкоголизма нуждался каждый пятый военнослужащий. За последние пять лет число злоупотребляющих выпивкой удвоилось. В минувшем году около 13 тысяч американских солдат и офицеров были наказаны в дисциплинарном порядке за употребление на службе алкоголя и некоторых других ядовитых опьянителей. (Солдатам армии США официально разрешили употреблять пиво еще во время 2-й иракской войны.)
В прошлом году командование ВС США утвердило решение о дополнительном наборе в армию и на флот 130 специалистов-психологов для борьбы с негативными явлениями. Пентагон потребовал от командиров частей, чтобы пьянки в гарнизонах были прекращены в самое ближайшее время.
Такой неудобный нарколог
Ведением целенаправленной профилактической работы, пропагандой здорового образа жизни среди военнослужащих, выявлением и лечением больных алкоголизмом на ранней стадии могли бы заняться специалисты – врачи-наркологи, включенные в штаты воинских формирований от соединения и выше. Этому могут помешать различные причины. И не только финансово-экономические.
Во-первых, недооценка командованием значения профилактики. Навязчивый стереотип: зачем делать профилактику алкоголизма в здоровом коллективе? Но по тому же принципу проводятся все санитарно-гигиенические мероприятия по дезинфекции, например, помещений. Они не подверглись заражению, уборка производится с тем, чтобы этого не случилось. Люди регулярно принимают ванны, моются в бане и чистят зубы не потому, что у них педикулез или кариес.
Для того чтобы в здоровом воинском коллективе не оказалось больных алкоголизмом на ранней стадии, и нужен нарколог. Эффективность его работы будет скорее заметна не в той части, где пьянство уже укоренилось, а там, где командование борется с этой проблемой. Опираться в своей работе нарколог мог бы на штатных медиков, сотрудников аппарата заместителя командира по воспитательной работе, военное духовенство, организации ветеранов, женский актив.
Вторая причина, по которой армейское руководство не спешит вводить в штаты наркологов, – нежелание признавать даже косвенно наличие постыдной проблемы. Недаром вся статистика, касающаяся употребления спиртных напитков военнослужащими, которую ведут органы по воспитательной работе, относится к категории ДСП и не подлежит разглашению как военная тайна. Само присутствие нарколога в строю может послужить лишним неприятным напоминанием командиру о пьющих подчиненных. Нет специалиста – нет и связанной с ним проблемы. До очередного ЧП, связанного с употреблением на службе алкоголя.
Согласно действующим приказам увольняемые из Вооруженных Сил по болезни с диагнозом «Алкоголизм» приравниваются к больным с другими заболеваниями: сердца, печени, почек и их нигде особой категорией не выделяют. Многие офицеры из числа действующих уже давно больны алкоголизмом первой стадии, но не хотят признавать этого. Можно учесть, что какая-то часть лечится у гражданских наркологов анонимно, набегами. Точных данных, насколько наша армия охвачена алкогольным синдромом, нет. Получается, замалчивание проблемы алкоголизации в какой-то степени выгодно военному ведомству?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.