В сирийском пожаре могут погибнуть несколько режимов Ближнего Востока

Геополитика и безопасность

Ближний Восток для США – это не Калифорния, а для Евросоюза – не Греция. Пожар в этом отдаленном регионе практически не затрагивает интересов американских и европейских граждан, не угрожает безопасности Соединенных Штатов или Европы.

Вот уже почти два года Соединенные Штаты и Европа самым активным образом оказывают максимальную поддержку сирийской оппозиции, выступающей за свержение президента Башара Асада. Сирия, представляющая собой, фактически, единственное независимое от Вашингтона и Брюсселя арабское государство, является одной из немногих стран на Ближнем Востоке, которая проводит относительно самостоятельную, независимую от Запада, политику. Поэтому неудивительно, что нынешний сирийским режим не устраивает западных «ястребов». Однако, уничтожив его, указанные политические игроки рискуют не только устранить ненавистный им режим Асада, но и «поджечь» целый ряд близлежащих государств.

Дело в том, что сложное внутриполитическое положение на Ближнем Востоке – отнюдь не только в Сирийской арабской республике. Совсем рядом располагаются Турция, Ливан, Ирак и Иордания, которые столь же легко могут «вспыхнуть» от «сирийской спички». И если США и Евросоюз понесут в этом случае лишь ущерб в своих геополитических интересах, то, к примеру, турецкий и иорданский режимы, столь охотно сотрудничающие с Западом в борьбе против сирийского президента, рискуют собственной страной, своей, по сути, государственностью.

В частности, Турция, неожиданно ставшая основным противником Башара Асада в регионе, имеет свою могучую этно-религиозно-политическую проблему – курдскую. Война с незаконными вооруженными формированиями курдов, возглавляемыми Курдской рабочей партией (КРП), ведется официальной Анкарой с 1984 года. Это противостояние унесло жизни более чем 40 тысяч турецких граждан, однако до сих пор даже не имеет тенденции к прекращению, наоборот, КРП в последнее время значительно активизировалась. Еще 9 августа с.г. курдские боевики атаковали контрольно-пропускной пункт в турецкой провинции Измир, а двумя днями позже взяли под контроль целый уезд Семзинан в провинции Хаккари на юго-востоке страны. 12 августа случилось еще более резонансное событие – бойцы Курдской рабочей партии совершили похищение депутата парламента Турции. Это произошло в районе города Тунджели, расположенного на востоке страны.

Почему же активизация действий курдских повстанцев совпала с давлением Турции на Сирию? Почему этого не было раньше, когда Асад был «другом» Анкары? Все выглядит достаточно просто – ранее Турция и нынешнее правительство Сирии легко находили общий язык по курдской проблеме, соблюдая территориальную целостность своих стран. Еще в 2011 году турецкие и сирийские представители подписали соглашение о борьбе с терроризмом, а также пакт о борьбе с повстанцами. До поры-до времени эти договоры соблюдались. Однако когда Анкара в открытую поддержала откровенно террористические действия сирийской оппозиции и ее союзников (в числе которых имеются и «террористы из террористов» — бойцы «Аль-Каиды»), отношение Дамаска к курдам также переменилось. На данный момент Башар Асад уже предоставил сирийское гражданство 2,5 миллионам турецких курдов, а также вывел войска из районов Сирии, заселенных представителями данного народа. Сирийский президент оказал им доверие в борьбе с исламистами и из части курдов были сформированы полицейско-военизированные формирования. Кроме того, Асад ведет переговоры по вопросам о предоставлении сирийскому Курдистану максимальной автономии. Более того, имеется непроверенная информация о том, что соответствующий договор уже заключен. В результате бойцы курдской Объединенной демократической партии (ОДП), являющейся сирийским филиалом РПК, заявили о том, что исламистам, противостоящим официальному Дамаску в их районах – не место. В этом ОДП поддержали другие курдские группировки Сирии, объединенные в Курдский национальный совет. В ноябре курды уже выбивали сторонников Свободной сирийской армии из Алеппо.

Таким образом, сделавшийся другом курдов Башар Асад стал очень сложной проблемой для Турции. С одной стороны в целях сохранения территориальной целостности страны, его полезно было бы ликвидировать, однако любые военные или дипломатические действия в отношении Дамаска вызовут дальнейшую активизацию освободительной борьбы курдов в турецких провинциях. Фактически, фитиль «пороховой бочки» турецким правительством Эрдогана уже подожжен, и лишь изрядная доля дипломатического и политического мастерства и дальновидности может выправить ситуацию.

Турция – не единственное государство, которое может впрямую и очень серьезно пострадать от сирийского кризиса. Не меньший ущерб развитие событий в Сирии может нанести еще одному ее соседу – Ливану. Это многоконфессиональное государство и без того в последние 30 лет не отличалось политической стабильностью и безопасностью, а вооруженное противостояние в Сирии всерьез усугубляет ситуацию и в этой соседней стране. Фактически Ливан уже разделен по «сирийскому признаку». Если движение «Хезболлах» и проживающие в стране мусульмане-шииты поддерживают Башара Асада, то большая часть населения, ведомая, прежде всего, суннитскими политиками, выступает на стороне Сирийской свободной армии (ССА). Бойцы последней уже отметились похищением ливанских граждан, за что, правда, серьезно поплатились. В августе текущего года в интернете появилось видео допроса сирийскими оппозиционерами гражданина Ливана Хассана аль-Мекдада. Ливанец говорит на опубликованной записи, что он снайпер и признается в получении задания от движения «Хезболлах» защищать президента Асада. Однако, спустя лишь два дня после «допроса» родственники пленника похитили несколько солдат Сирийской свободной армии, двое из которых «выступили» на одном из ливанских телеканалов. Оба сирийца признали себя членами ССА. Представитель воинственного и несговорчивого клана Рамзи аль-Мекдад утверждал, что он готов начать похищения также граждан Саудовской Аравии и Катара, находящихся в Ливане. Известно, что упомянутые государства также сотрудничают со Свободной сирийской армией.

Стоит отметить, что нередки в последнее время и приграничные столкновения между ливанцами и бойцами ССА, в ходе которых были убиты уже несколько граждан Ливана. Еще более ситуацию усугубила бомбардировка сирийскими ВВС города Азаза, близ Алеппо. В результате данного мероприятия возникли слухи о гибели в городе 11 паломников из Ливана, похищенных боевиками еще 22 мая. В Бейруте начались беспорядки. Возмущенные граждане уничтожали автомобили, громили магазины находящихся в Ливане сирийцев и даже перекрыли дорогу в бейрутский аэропорт. Обстановку несколько «разрядило» лишь заявление президента страны Мишеля Сулеймана о том, что все 11 ливанских паломников живы.

А в конце августа в городе Триполи произошли настоящие бои между шиитами и суннитами. Стороны не остановились перед насилием, в результате чего было убито 10, а ранено в несколько раз больше человек. В город пришлось ввести войска, которым был дан строгий приказ «отвечать огнем на каждый выстрел». Конфликт удалось «потушить» (возможно, временно), благодаря вмешательству премьер-министра Ливана Наджиба Микати, а также посредничеству религиозных лидеров.

Так же, как и в Турции, кровавое противостояние в Ливане, подожженное сирийским конфликтом, фактически, уже началось. Однако мало того, что эта страна традиционно более зависима от Дамаска и, как следствие, отражает политические процессы в Сирии, словно зеркало, в ней гораздо более сложное религиозно-политическое положение. В стране проживают представители целого ряда мусульманских и христианских конфессий, каждая из которых чувствует себя достаточно независимо и, в случае возникновения конфликтной ситуации может выступить ее субъектом. Кроме того, на территории этого маленького государства уже находятся 41 000 сирийских беженцев, что тоже, вне сомнения, может явиться дестабилизирующим фактором. В случае дальнейшего развития событий по уже наметившемуся вектору, «мирить» и без того неспокойный Ливан придется долго…

Не менее опасен сирийский конфликт и для Ирака. Страна, подобно Ливану, не отличается стабильностью и безопасностью. Здесь присутствует и курдский фактор (именно лидер иракского Курдистана Барзани сыграл ключевую роль в объединении сирийских курдов), и религиозное противостояние между шиитами и суннитами, а «Аль-Каида» чувствует себя на территории этой страны весьма вольготно. Нетрудно представить, что может случиться, в случае крушения режима в Сирии и прихода к власти там исламистов — единственной политической силы, которая способна реально взять власть. Аль-Каида, получив плацдарм в Сирии, вряд ли упустит случая вновь нанести удар шиитскому правительству в Багдаде, а, в свете появления автономного сирийского Курдистана, руководство иракского Курдистана может и пересмотреть свое решение о подчинении этому самому центральному правительству. Вполне реален сценарий объединения двух автономий граничащих стран и последующее провозглашение независимости курдского государства (в этом случае следующая очередь будет за Курдистаном турецким).

Пожалуй, самая спокойная на данный момент из граничащих с Сирией стран, Иордания, не имеет на своей территории множества религиозных конфессий, курдского сепаратизма и, на первый взгляд, выглядит защищенной от последствий сирийского конфликта. Вместе с тем, в стороне от сирийского вопроса Амману остаться все же не получилось. В августе между сирийскими и иорданскими военными произошел приграничный конфликт, в ходе которого сторонам пришлось задействовать бронетехнику. В результате иорданские военные открыли ответный огонь. По сообщению иорданских представителей, погибших с их стороны не оказалось, но данный конфликт – не первый из произошедших на сирийской границе.

Очевидно, что беженцы из Сирии могут оказаться для маленькой Иордании фактором поистине роковым. Дело в том, что население страны, по данным ЦРУ на 2008 год, составляло немногим более 6 миллионов человек. Согласно сообщениям властей Иордании, на ее территорию уже прибыли около 230 тысяч сирийцев, из которых чуть менее половины получили официальный статус. Учитывая концентрацию беженцев, их тяжелое материальное и социальное положение, и уже немалый процент «гостей» по отношению к коренному населению, вполне можно ожидать «взрыва» именно в миграционных лагерях. Кстати, оттуда уже поступают тревожные сообщения. В частности, 27 ноября появилась информация о гибели троих детей в лагере Заатари. Инцидент, по данным СМИ, произошел из-за тяжелых условий проживания, созданных в данном месте.

Однако основным фактором, который может смести монархию Иордании, вслед за режимом Башара Асада, являются «Братья-мусульмане». Их позиции в хашимитском королевстве на данный момент гораздо сильнее, чем они были в Сирии перед началом вооруженного противостояния. Именно «Братья-мусульмане» являются движущей силой иорданской оппозиции, которая с января прошлого года проводит регулярные протестные мероприятия. Исламисты предъявляют правящей династии совершенно конкретные политические требования – введение свободных выборов, переход к конституционной монархии. Король Абдалла готов идти на уступки внутренней оппозиции. Он распустил парламент и декларировал проведение выборов по новым правилам. Однако «Братья-мусульмане» и другие антиправительственные группы уже высказали свое неудовлетворение реформами короля. «Измените конституцию, пока народ не восстал!», — требовали оппозиционеры во время одного из митингов неподалеку от амманской мечети аль-Хусейни. То, что «Братья-мусульмане» вполне способны на вооруженное восстание и введение в стране «режима тотального кровопролития», король Абдалла легко может убедиться, посмотрев новостные сводки из соседней Сирии.

На территории монархии имеется и тревожный этнический фактор — большая часть населения Иордании – палестинцы. Они на протяжении многих лет жалуются на свое неполноправное положение в королевстве. До последнего времени палестинское большинство не выступало в отрытую против короля и его администрации, однако после сирийских событий расстановка сил в Иордании существенно изменилась, и действия палестинцев легко могут перейти в вооруженную борьбу.

Таким образом, можно констатировать, что, поддерживая (а, возможно, и развязав) кровопролитие в Сирии, западные державы создали предпосылки для сходного развития ситуации сразу в нескольких ключевых государствах Ближнего Востока. Под угрозой оказался не только «диктатор» и «нарушитель прав человека» Башар Асад, но и верные союзники США и Евросоюза – турецкий и иорданский режимы (последний даже является дружественным по отношению к Израилю). Вряд ли входит в планы западных руководителей и гражданская война в Ливане и сворачивание процесса мирного урегулирования в Ираке. Во всяком случае, официальные заявления лидеров США и их союзников об этом ничего не говорят. Смеем надеяться также, что не планируется ими и гибель сотен тысяч людей…

Впрочем, цели, средства и моральные ориентиры западных «борцов за демократию» могут быть очень разными и порой даже претерпевать интересную эволюцию. Но, при этом, надо понимать, как было отмечено выше, что Ближний Восток для США – не Калифорния, а для Евросоюза – не Греция. Этот отдаленный регион не затрагивает интересов американских и европейских граждан, не угрожает безопасности Соединенных Штатов или Европы. Речь идет лишь о геополитических преимуществах. Однако действия «местных» союзников Вашингтона и Брюсселя (а на деле – и Иерусалима), к числу которых, несомненно, принадлежат, в частности, премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган и король Иордании Абдалла, вряд ли могут быть поняты с точки зрения хотя бы элементарного здравого смысла.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.