Северокорейская проблема

Геополитика и безопасность

Объявив о том, что у нее возникли технические трудности, из-за которых запланированное ракетное испытание может быть перенесено, Северная Корея затем удивила мировое сообщество, внезапно запустив в среду утром трехступенчатую ракету. Еще большей неожиданностью стало то, что ракета «Ынха» (что по-корейски значит «Галактика») успешно вывела на орбиту спутник «Кванмёнсон-3» («Сияющая звезда-3»), хотя были сообщения о том, что со спутником возникают проблемы.

Однако поводов для радости у энтузиастов космоса нет никаких. Под маркой проектирования космической ракеты-носителя Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР) вынашивает планы создания межконтинентальных баллистических ракет, способных достигать целей в таких удаленных местах, как Калифорния и Аляска. Ракеты большой дальности, спроектированные под видом носителей космических аппаратов, и баллистические ракеты большой дальности, предназначенные для доставки к цели боеголовок, используют аналогичные двигатели, стартовые ускорители и прочие технические компоненты, хотя спутник может быть легче ядерного боевого заряда, которому нужен плотный термостойкий щит, способный защитить боеголовку от высоких температур при входе в плотные слои атмосферы. «Кванмёнсон-3» весит приблизительно 100 килограммов, в то время как стандартная боеголовка в 10 раз тяжелее. Правда, хороший конструктор способен сделать ее намного меньше, а следовательно, легче.

КНДР уже в пятый раз провела запуск трехступенчатой ракеты большой дальности, способной достигать континентальной части США. Первые три пуска были неудачными, однако последний неожиданно принес успех. В северокорейских ракетах большой дальности «Тэпходон» (местное название «Пэктусан») используются по сути дела те же технологии и аппаратура, что и в ракете «Ынха». Трехступенчатые варианты таких ракет имеют дальность пуска 6000-10000 километров в зависимости от полезной нагрузки на борту. Этого достаточно, чтобы достичь западного побережья США, которое находится примерно в 9000 километрах от КНДР.

Второй ракетный пуск за этот год в очередной раз свидетельствует о том, что новое поколение руководителей в Пхеньяне во главе с Ким Чен Ыном, который занял свой пост в декабре прошлого года, по сути дела, не отошло от внешней и оборонной политики Ким Чен Ира. В северокорейской пропаганде испытание ракеты использовали для прославления достижений и побед династии Кимов. Информационное агентство  КНДР Korean Central News Agency заявило: «В момент, когда всю страну пронизывает острая тоска и глубокое уважение к Ким Чен Иру, ее ученые и техники блестяще осуществили его заветы, запустив в 2012 году научно-технический спутник, и отметив таким образом столетний юбилей руководителя Ким Ир Сена». Так звали первого лидера Северной Кореи  и деда Ким Чен Ына. Запуск также осуществлен в первую годовщину смерти Ким Чен Ира, и это с лихвой окупает ту неловкость, которую Ким Чен Ын испытал в апреле, когда испытания закончились очень зрелищной неудачей.

Не исключено, что последние испытания имеют целью повлиять на изменения в руководстве Китая, Японии и Южной Кореи, которые происходят в настоящее время, причем в последних двух странах в этом месяце состоятся выборы. Успех испытаний также укрепил позиции Пхеньяна за столом переговоров с соседями, поскольку теперь КНДР может с большим основанием утверждать о появлении у нее сил ядерного сдерживания.

Безусловно, в действительности до создания надежных сил ядерного сдерживания Северной Корее пока еще далеко, однако она не раз демонстрировала свою готовность дорогой ценой заплатить за превращение в ядерную державу. Апрельские испытания привели к тому, что КНДР лишилась продовольственной помощи США, условия предоставления которой были оговорены в соглашении с Пхеньяном, заключенном в феврале текущего года. Испытания баллистических ракет  в 2006 и 2009 годах обошлись ей так же дорого, поскольку Совет Безопасности ООН ввел санкции против Северной Кореи.

Оба раза КНДР ответила на это воинственной риторикой и испытаниями ядерных взрывных устройств. Многие опасаются, что и на сей раз она готовит то же самое. Из-за усиления напряженности в 2009 году Северная Корея вышла из шестисторонних переговоров, которые проходили с участием Китая, Японии, России, Северной и Южной Кореи, а также США. Они так пока и не возобновились.

Хотя вопрос о ядерном потенциале КНДР на шестисторонних переговорах напрямую не обсуждается, для надежного и долговременного решения северокорейской проблемы ядерного распространения понадобятся жесткие ограничения в ракетной программе Севера. Северная Корея использует ракеты для усиления своего ударного потенциала, компенсируя тем самым недостатки ВВС, а также получает твердую валюту за счет продаж своих вооружений на открытом рынке. Этому могут также способствовать внутриполитические и бюрократические факторы, однако КНДР явно желает получить средства для создания угрозы Соединенным Штатам и для сдерживания этой страны от применения силы против Пхеньяна. Поскольку северокорейские ракеты большой дальности неточны, КНДР хочет оснастить их ядерными, а не обычными боезарядами, поскольку первые намного мощнее.

Как было отмечено выше, КНДР пока не продемонстрировала, что ей удалось изготовить действующую боеголовку, способную преодолевать большие расстояния на борту баллистической ракеты, а также с высокой долей безопасности и точности входить в атмосферу Земли после полета по заданной траектории. Два предыдущих испытания ядерных взрывных устройств оказались не совсем успешными, что может объясняться недостатками конструкции боезаряда. Процесс уменьшения размеров даже действующего боезаряда для его размещения в головной части очень сложен, так как заряд должен выдерживать колоссальные температуры во время пуска и возвращения в плотные слои атмосферы. Например, более точной МКБР с высоким баллистическим коэффициентом при входе в атмосферу приходится выдерживать температуру, составляющую около 2000 градусов Цельсия.

Сколько времени понадобится КНДР для выполнения этой задачи, зависит от того, сумел ли Пхеньян получить один из проектов испытанных боезарядов, которые незаконная торговая сеть А.К. Хана продавала на черном рынке. Если да, то это существенно ускорит ход работ. Согласно сообщениям СМИ, КНДР получила от организации Хана чертежи и расчеты центрифуг для обогащения урана. Другой вопрос – в каком объеме КНДР получает и будет получать помощь от иностранных государств в деле создания ядерных зарядов и ракет. Прежде всего, речь идет о Китае. Руководство Северной Кореи также хочет убедить остальных, что боеголовки и ракеты работают именно так, как и предусматривает их конструкция. А для этого понадобятся более успешные испытания боезарядов и ракет-носителей.

Выполнить такую задачу не очень сложно, если у КНДР будет достаточный запас времени и дополнительные возможности для проведения испытаний ракет большой дальности. Северная Корея уже провела испытания двух ядерных взрывных устройств, а поскольку она прежде занималась производством плутония, вполне вероятно, что Пхеньян уже обладает несколькими единицами ядерного оружия. Он также пытается разработать технологии обогащения крупных запасов собственного урана для создания ядерного боезаряда. В своих исследованиях и разработках КНДР стремится сделать боеголовки достаточно маленькими и надежными, чтобы в них на борту баллистической ракеты можно было размещать ядерный боезаряд или иные опасные вещества.

Вопрос сейчас заключается в  том, как Соединенные Штаты  и их союзники могут помешать Северной Корее в ее разработках. Одна из трудностей в решении северокорейской проблемы состоит в том, что надо убедить Россию и Китай дать согласие на более жесткие меры и политические действия. Пекин и Москва отчасти разделяют обеспокоенность США в отношении Северной Кореи, и обе страны призывают ее не продолжать ракетные пуски, каждый раз выражая сожаление в связи со свершившимся фактом пуска.

Но хотя китайские и российские первые лица в целом согласны с тем, что миру было бы лучше и спокойнее, не будь у Северной Кореи ракет большой дальности в ядерном оснащении, они расходятся со странами Запада в вопросах тактики по недопущению такого плачевного исхода. В связи с этим китайские и российские стратеги считают, что ракеты КНДР представляют лишь косвенную угрозу, так как не видят причин, по которым Пхеньян может совершить нападение на их страны.

Более того,  они выступают против жестких санкций, способных вызвать крах северокорейского режима, так как в результате прямо у них на границе может появиться государство-банкрот. На самом деле, Китай и Россию больше беспокоит именно крах КНДР, нежели непреклонность Пхеньяна в отношении своих программ по созданию ядерного оружия и ракет для его доставки.

Но здесь есть другой важный момент. Китайские и российские политические руководители все больше тревожатся по поводу того, что КНДР своими действиями может подтолкнуть Южную Корею и Японию к созданию собственных наступательных и оборонительных стратегических вооружений, особенно ядерного оружия, баллистических ракет и противоракетной обороны. Ведь когда-нибудь Токио, Сеул, а возможно, и другие страны смогут использовать  такое оружие против Китая и России.

Еще одно соображение, влияющее на политику США в отношении ядерной проблемы КНДР, состоит в том, что американским политическим руководителям не хочется, чтобы их союзники в Азиатско-Тихоокеанском регионе полагали, будто Вашингтон пренебрегает их интересами безопасности. Разработка Пхеньяном ядерного оружия и совершенствование им характеристик баллистических ракет  уже повлияло на региональную безопасность в Восточной Азии по многим направлениям, включая усиление сомнений в гарантиях безопасности США, которые предоставлены Японии и Южной Корее.

Отчасти по этой причине японские официальные лица жалуются своим американским коллегам на то, что Соединенные Штаты  и прочие участники шестисторонних переговоров уделяют недостаточно внимания ракетному потенциалу КНДР. Японских экспертов по вопросам безопасности также тревожит то обстоятельство, что американские руководители могут согласиться на сделку, в рамках которой Северная Корея откажется от работ в области создания ракет большой дальности, но не ракет меньшей дальности (то есть тех, которые долетят до Японии, но не до США). Тем не менее, японские руководители пока не выдвинули никаких инициатив по решению данных проблем и по выходу из возникшего переговорного тупика, где стороны находятся с 2009 года.

Японию и прочих союзников США, а также саму Америку беспокоит и вопрос надежности вашингтонских гарантий по обеспечению ядерного сдерживания в Восточной Азии. Это парадокс, но эффективнее всего такие гарантии отбивают у стран охоту начинать крупномасштабную войну против получившего их государства; но они намного менее результативны в недопущении мелких провокаций. Как отметил в декабре 2011 года эксперт Абрахам Денмарк (Abraham Denmark), «Северная Корея с 1953 года осуществила 221 нападение на Юг, то есть, в среднем почти по четыре нападения в год». Более того,  эта тенденция не на пользу Южной Корее, потому что  инциденты 2010 года продемонстрировали мощную эскалацию по сравнению с  предыдущими годами.

В результате военное руководство Южной Кореи в своей доктрине подчеркивает необходимость жесткого и активного реагирования на провокации КНДР. Республика Корея, как в одиночку, так и совместно с американцами, в прошедшем году провела целую серию масштабных учений. Китайские и российские представители часто выступают против таких действий, называя из провокационными. Однако северные корейцы обычно реагируют весьма спокойно  и осторожно, когда проходят такие учения. Правда, свои первые ядерные испытания в 2006 году они провели вскоре после того, как США и Республика Корея завершили ежегодные военные маневры Ulchi Focus Lens.

Недавно Южная Корея объявила о закупках новых баллистических и крылатых ракет большей дальности. Против этих закупок выступил Пекин, да и в Вашингтоне к ним отнеслись не очень положительно. Что произойдет, если Южная Корея реально применит всю эту огневую мощь в ответ на мелкую провокацию КНДР? Об этом можно только догадываться. Некоторые американцы и южные корейцы призывают Соединенные Штаты  вернуть на Юг свое тактическое ядерное оружие, или даже дать возможность Южной Корее для создания собственного небольшого ядерного арсенала. Однако большинство людей, включая автора данной статьи, считают такой шаг контрпродуктивным.

Главная проблема, с которой сталкиваются  США, состоит в том, что северокорейские лидеры считают необходимым иметь ядерное оружие для сдерживания американских угроз, а американцы придерживаются мнения о том, что для достижения прочного мира на Корейском полуострове он должен стать безъядерной зоной. Поэтому Вашингтон заявляет о своей готовности сотрудничать с другими сторонами, чтобы компенсировать КНДР все ее потери от действий, направленных на отказ от ядерного оружия и ракетных программ, в том числе, путем оказания экономической помощи и предоставления гарантий безопасности. Но поскольку Пхеньян продолжает свои непредсказуемые и своенравные действия, запустив недавно ракету большой дальности, Соединенные Штаты  вместе с союзниками сторонятся КНДР в дипломатическом плане и применяют против нее дополнительные односторонние и многосторонние санкции. Представители нынешней администрации США, как и их предшественники, также подтверждают свою готовность сдерживать ядерные угрозы северных корейцев иными средствами, кроме переговоров, в том числе, за счет наращивания карательных санкций, укрепления систем союзной обороны в восточноазиатском регионе и усиления американских и многонациональных действий на воспрещение.

Администрация Обамы по-прежнему  придерживается принципа «действие в ответ на действие», в котором позитивные и негативные стимулы сочетаются с готовностью поддерживать контакты с КНДР в рамках шестисторонних переговоров. Проводя такую политику «стратегического терпения», администрация Обамы требует от КНДР до возобновления шестисторонних переговоров дать ей конкретное доказательство того, что Северная Корея не будет доводить до конца свою программу ядерных вооружений. Политика  «стратегического терпения» администрации Обамы является дополнением к соответствующей политике Южной Кореи, поскольку Вашингтон с Сеулом отказываются возобновлять прямые переговоры с КНДР, пока та не изменит ясно и четко свою политику.

Однако в таком курсе на терпеливое ожидание поддающихся проверке перемен есть ряд опасностей. Во-первых,  он дает северным корейцам дополнительный запас времени для доводки их ядерных и ракетных программ. Во-вторых,  нынешняя тупиковая ситуация изначально неустойчива. КНДР может в любой момент возобновить испытания ядерного оружия и баллистических ракет  большой дальности, подтверждая и обеспечивая свой курс на создание надежных сил ядерного сдерживания, а возможно также, по причине простого недовольства тем, что ее  игнорируют. Такая стратегия создает опасность и другого рода, ведь любой незначительный инцидент способен привести к серьезным последствиям и эскалации напряженности в силу южнокорейской политики «упреждающего сдерживания», которая предусматривает незамедлительный и несоразмерный ответ на любую военную провокацию КНДР в целях пресечения дальнейшей агрессии.

При самом худшем сценарии руководство КНДР, думая о том, что его ракетно-ядерный арсенал защитит страну, сдерживая потенциальные контратаки, может начать новую провокацию, что вызовет очередной  масштабный и оперативный ответ со стороны Южной Кореи, поскольку он предусмотрен ее новой стратегией. Северная Корея в ответ может подорвать ядерное устройство, дабы вызвать шок у Сеула и его зарубежных союзников, и заставить их отказаться от эскалации кризиса. Либо же она может просто нанести мощный артиллерийский удар по Сеулу и его пригородам, задействовав сосредоточенную на границе артиллерию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.