Как наехали на «Волата»

Новости

Корыстные интересы российских властных элит могут разрушить наработанные десятилетиями кооперационные связи белорусских и российских оборонных предприятий и привести к утрате инновационного потенциала флагманов отечественной промышленности.

На прошлой неделе с подачи газеты «Известия» появились сообщения о том, что Министерство обороны России намерено к 2014 г. отказаться от закупки белорусских специальных колесных шасси для использования в качестве носителей мобильных стратегических ракетных комплексов «Ярс» и «Авангард». В качестве источника этой информации указывался некий высокопоставленный неназванный источник в главкомате ракетных войск стратегического назначения (РВСН) РФ.

Ходовые испытания заменяющих их колесных шасси семейства «Платформа», разработанных Камским автозаводом, начнутся нынешней зимой, а уже к 2014 г. на них будут монтироваться ракетные комплексы «Ярс».

Предполагается, что в последующем специальные автомобили этого семейства поступят на вооружение всех видов и родов войск России.

Практически сразу возникла полемика относительно причин, заставивших Минобороны РФ пойти на столь решительный шаг. Ведь российские мобильные стратегические ракетные комплексы с самого момента их появления базируются на колесных шасси, производимых в Минске сначала под маркой МАЗ, а с 1991 г. — под брендом МЗКТ («Волат»).

Умом Россию не понять.

На сегодняшний день эти машины составляют основу парка тяжелой колесной техники Вооруженных сил России. Так, шасси МЗКТ-79221 (колесная формула 16х16) разработано под монтаж пусковых установок и транспортных машин российских подвижных грунтовых ракетных комплексов стратегического назначения (ПГРК) «Тополь-М» и «Ярс», которые должны стать основой стратегических ядерных сил РФ.

На базе МЗКТ-7930 (8х8) монтируются: пусковая установка и транспортно-заряжающая машина оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер-М» и «Искандер-Э»; машины обеспечения боевого дежурства стратегического ракетного комплекса «Тополь-М» и «Ярс»; радиолокационная станция зенитной ракетной системы С-400; пусковые установки и транспортно-заряжающие машины противокорабельных береговых ракетных комплексов «Бастион», «Бал-Э», «Клаб-М»; мостоукладчик ТММ-6 «Гусеница-2» и др.

Чтобы адаптировать все эти надстройки к другой колесной базе, потребуется масса времени и денег, которые и в богатой России отнюдь не лишние. Не меньшее, а может быть, даже большее значение имеет то, что вся инфраструктура (в том числе сооружения «Крона»), обеспечивающая нормальное функционирование стратегических грунтовых ракетных комплексов (включая несение боевого дежурства), «заточена» именно под унифицированные колесные шасси Минского завода колесных тягачей. Ее ведь тоже придется адаптировать или даже перестраивать.

Ну и, кроме того, недостаточно просто разработать продвинутый спецавтомобиль, необходимо придать ему характеристики, дающие возможность «служить в строю», что дает только опыт реальной эксплуатации в войсках, который нарабатывается годами. При этом специалисты отмечают, что освоение такого рода изделий в серийном производстве требует решения организационных и технических задач, зачастую сопоставимых по сложности с процессом их создания.

Одна из возможных причин отказа от закупок белорусских шасси, наиболее часто приводимая в публикациях, — это сокращение зависимости Вооруженных сил России от импортной продукции военного и двойного назначения.

Однако на фоне уже заключенных контрактов на поставку россиянам итальянских бронемашин Iveco LMV Lynx («Рысь»), израильских беспилотных летательных аппаратов Searcher II и BirdEye-400, французских десантных вертолетоносных кораблей-доков типа «Мистраль» вытеснение из российской армии специзделий, выпускаемых ближайшим союзником, выглядит, по меньшей мере, странно.

Причуды выбора.

Но если даже по каким-либо неведомым соображениям у Минобороны РФ действительно возникла необходимость отказаться от импорта белорусской техники, то выбор на роль разработчика аналогичных шасси Брянского автозавода выглядел бы наиболее обоснованным. Ведь БАЗ занимался производством колесных платформ под различные виды вооружения еще с 1958 г. Другое дело, смогло ли бы это предприятие справиться с проектом такой степени сложности, как создание сухопутного носителя межконтинентальных баллистических ракет.

Очевидно, здесь следует отметить, что вплоть до 2008 г. в России под контролем Главного автобронетанкового управления Минобороны (ГАБТУ) РФ велись научно-исследовательские работы по созданию специальной колесной техники тяжелого класса. Одно из направлений — проект «Вощина-2», над которым трудился коллектив Брянского автозавода. Кстати, в сентябрьской публикации «Известий», где также шла речь о замене автомобильной спецтехники белорусского производства в ВС РФ на российскую, в качестве наиболее вероятной альтернативы шасси МЗКТ назывались именно изделия БАЗа.

Но по непонятным причинам в 2008 г. большинство этих работ было свернуто и был объявлен конкурс на создание тяжелой колесной платформы. Причем БАЗ к участию в нем не был допущен. Еще более странным выглядит то обстоятельство, что в новом конкурсе победил КамАЗ, который ранее подобными машинами не занимался, а следовательно, не имеет соответствующего интеллектуального и технологического потенциала, а также необходимых производственных площадей.

Поэтому (при всем уважении к несомненным талантам конструкторов и менеджеров КамАЗа) говорить об их машинах как о состоявшихся сухопутных ракетоносцах, способных уже завтра взять на свои «плечи» значительную часть российской ядерной триады, специалисты считают несерьезным. Это притом что КамАЗу для серийного производства спецавтомобилей семейства «Платформа» придется построить отдельный завод, что потребует огромных финансовых средств, помимо немереных затрат на разработку самих колесных шасси.

В значительной степени это относится и к разработкам гораздо более продвинутого в данной сфере Брянского автозавода. Это публично признали и представители самого предприятия: при всем желании руководства военного ведомства РФ быстрого перехода с минских шасси на российские не получится. Даже если окончательное решение об этом будет принято до конца 2012 г., все равно потребуется от 5 до 7 лет на проведение опытно-конструкторских работ, испытаний и доработку шасси. А завершение важнейшего этапа перевооружения российской армии намечено на 2020 г. (Возможно, это и стало одной из причин того, что БАЗ лишили госфинансирования. В отличие от него, КамАЗ обещает все и сразу.)

Сомнения — прочь.

Между тем до сих пор нет никаких официальных документов оборонного ведомства России, уведомляющих Минский завод колесных тягачей об отказе от закупок его шасси. Более того, представители служб РВСН, непосредственно занятые эксплуатацией автотехники МЗКТ, совсем не уверены в том, что КамАЗ в приемлемые сроки сможет разработать и в обозримом будущем наладить выпуск машин, аналогичных белорусским.

Да и производство на Камском автозаводе налажено не столь идеально, как требуется для изготовления машин для ядерного щита России. В этом плане в Минске и даже в украинском Кременчуге опыта побольше. Например, гораздо более простые армейские автомобили семейства «Мустанг», серийно выпускаемые в Набережных Челнах, часто ломаются из-за низкого качества. Штучные экземпляры более сложных машин там могут «вылизать и прославить на весь мир посредством ралли», но крупносерийное производство — это совсем другое:

Так что же является истинной причиной столь настойчивого будирования в российских СМИ вопроса о назревшей замене колесных шасси МЗКТ в Вооруженных силах России на аналогичные, но тамошнего производства?

Аргумент о том, что перспективная платформа КамАЗа будет превосходить минские шасси «по многим показателям», по мнению экспертов, совершенно несостоятелен. Даже если его приводят некие высокопоставленные, но пожелавшие остаться неизвестными российские военные. Ведь, по сути дела, этот автомобиль еще предстоит создать (макетные образцы не в счет). А учитывая сложные проектные решения, которые закладываются в его конструкцию (главное из них — электрическая трансмиccия), готов он будет нескоро.

Много времени потребуют испытания и доводка опытных образцов. Не говоря уже о создании необходимых мощностей и проведении технической подготовки производства.

«Пилят» финансы?

Перенаправляя госзаказ на колесные спецшасси КамАЗу, российское правительство тем самым, возможно, намеревается поддержать отечественного производителя.

Однако многие истолковывают угрозу перехода с белорусской на российскую технику как игру России, призванную стимулировать затянувшийся процесс слияния Минского и Камского автозаводов и создания совместного предприятия «Росбелавто».

Такое предположение вполне имеет право на жизнь. Как сообщил премьер-министр РБ Михаил Мясникович, выступая 4 марта 2011 г. на сессии общего собрания Национальной академии наук, руководство КамАЗа в лице гендиректора Сергея Когогина неоднократно выражало настоятельную заинтересованность в участии Минского завода колесных тягачей в проектируемом холдинге «Росбелавто». В случае если этого не произойдет, то, в соответствии с поручением Правительства РФ, в составе ООО «КамАЗ» за 2 года будет реализован проект по строительству завода колесных тягачей для размещения стратегических ракет.

Тогда подобный демарш (в силу причин, приведенных выше) был расценен аналитиками как обыкновенный блеф со стороны отдельно взятого предприятия. Теперь в свете вновь открывшихся обстоятельств заявление КамАЗа может быть истолковано как отражение позиции определенных российских госструктур, которая плохо согласуется с принципами строительства Союзного государства РБ и РФ.

Выходит, союзная интеграция, даже в области военно-технического сотрудничества, существует больше на словах. И США не надо предпринимать особых усилий по сдерживанию объединительных процессов на постсоветском пространстве (о чем так беспокоилась Хиллари Клинтон) — эти процессы замрут сами.

Впрочем, возможно, нет особой нужды углубляться в дебри большой политики. В данном случае речь, скорее всего, идет об обычном «распиле» казенных финансов высокопоставленными чиновниками Министерства обороны РФ. Трудно подсчитать, сколько понадобится времени и средств для разработки и освоения производства колесного шасси принципиально новой конструкции. И еще труднее определить, сколько денег будет при этом украдено.

Время не терпит.

Но каковы бы ни были истинные причины информационной кампании против использования российскими военными белорусских колесных шасси, реализация опубликованных в «Известиях» планов практически неизбежно приведет к срыву программы перевооружения РВСН РФ новыми грунтовыми подвижными ракетными комплексами, что не позволит России вовремя получить эффективные средства противодействия американской ПРО.

За словесными «наездами» кроется конфликт интересов властных элит России и Беларуси. И, чтобы разрешить его с наименьшими для обеих стран потерями, им, очевидно, придется пойти на компромисс. Хотя бы посредством создания интегрированных, с учетом обоюдных интересов, структур в сфере ВПК.

С рациональной точки зрения наиболее логичным выглядело бы партнерство Минского завода колесных тягачей с российскими разработчиками и производителями ракетных вооружений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.