ЕвроПРО: Россию продолжают водить за нос

Геополитика и безопасность ЕвроПРО

Затихшая было в прессе шумиха вокруг создания европейской системы противоракетной обороны (ЕвроПРО) в последнее время активизировалась с еще большей интенсивностью. Масла в огонь подлили последние шаги США и НАТО: заключение соглашения с Румынией о размещении противоракет наземного базирования на ее территории, запуск нового спутника, который по своим характеристикам будет интегрирован в ЕвроПРО, заявления о планируемом размещениирадиолокационной станции(РЛС) системы ПРО на Кавказе (Грузия или Армения) или Турции, и, наконец, полная несговорчивость западных политиков по объяснению своих действий перед российскими коллегами.

Обращает на себя внимание, с каким энтузиазмом с подачи президента Румынии Траяна Бэсеску подхватили эту тему румынские СМИ. Возмущаясь от полного непонимания русских, неспособных заметить исключительно «мирные» инициативы США и НАТО по созданию противоракетного щита от «сумасшедших» иранских политиков и их баллистических ракет, они стали рьяно доказывать о полной безобидности создаваемой базы ПРО на юге страны в Девеселу, жудеца Олт, для России.

Ко всей западной истерии подключились и российские «ура-патриоты», доказывающие о неспособности какой-либо существующей и перспективной системы ПРО противостоять российскому ответному (ответно-встречному) удару межконтинентальных баллистических ракет (МБР).

Правда, после заседания совета Россия-НАТО, состоявшегося 4 мая 2011 года в Брюсселе, российские политики резко сменили тон риторики по данной проблематике. Практически прямым текстом присутствовавший на заседании заместитель министра обороны Анатолий Антонов высказал озабоченность отсутствием прогресса в переговорах по вопросам разворачивания элементов американской системы ПРО у российских границ: на брошенный России вызов ей придется принимать ряд контрмер. Мало того, 16 мая постоянный представитель Российской Федерации при НАТО Дмитрий Рогозин возмутился откровенной антироссийской направленностью предполагаемой системы ПРО. «Почему на картах систем, которые нам предлагают, радиус действия противоракет США, если они будут расположены на севере Европы, доходит аж до Уральских гор?». «Мы-то вас не уполномочиваем защищать нас», – сказал Рогозин, отметив, что ПРО не должна «заползать на территорию России».

Попробуем разобраться, кто же прав или не прав в данном вопросе. Да и надо ли России ввязываться в эти политические перипетии с США и НАТО относительно ЕвроПРО?

Начнем с того, что создаваемая система противоракетной обороны называется «европейской» лишь применительно к территориям стран, на которых будут размещаться ее элементы. А в остальном, вся ЕвроПРО остается все тем же третьим позиционным районом американской системы ПРО в Европе.

О том, что развязанная американскими политиками игра под названием «прикрытие Европы от стран-изгоев», а конкретно от Ирана, не стоит и выеденного яйца. Не вызывает сомнения, что размещаемые элементы ПРО призваны защищать только одну страну – США (себя, любимых), а вся возня вокруг ЕвроПРО – лишний повод показать своим союзникам по НАТО, что они не одиноки перед ракетной угрозой с юга (Иран) и востока (Россия). Кстати, необходимо отметить, что в мире есть не так много стран, имеющих и способных создавать системы для поражения целей с баллистической траекторией полета классом от ракет средней дальности и выше. Если быть совсем точным, то их всего две – США и Россия (израильские системы ПРО «Железный купол» и «Arrow» есть не что иное, как системы ПВО, способные бороться с тактическими и оперативно-тактическими баллистическими ракетами, и поэтому они никак не могут быть зачислены в ранг стратегической системы ПРО). Вследствие этого не удивительно, что Европа (читай США) создает свою систему ПРО с привлечением сил и средств США.

Вторая сторона пропагандистской кампании, называемой ЕвроПРО, – показ российскому руководству и населению, что им ничего не угрожает, и все базы ПРО, размещаемые, как ни странно, вдоль границ России, имеют только одну задачу – сбивать «безумные» иранские ракеты, случайно пролетающие над территориями европейских стран. В данном вопросе у западных стратегов получается совсем неплохо – вся Европа на самом деле думает, что создаваемый противоракетный «зонтик» будет прикрывать их от угроз извне. Кстати, отдельные военные эксперты России (да что уж говорить – большинство конструкторов ракет) уверены в том, что для российских МБР американские противоракеты в Европе не представляют никакой угрозы. Ведь у российских ракет есть системы прорыва ПРО, сотни ложных целей и т.д., так что России ничего не угрожает – можно спокойно смотреть на всю их мышиную возню по размещению радаров и ракет в Европе.

Такие мнения, мягко говоря, не соответствуют действительности. Всем известно, что вовсе не обязательно говорить всем неправду, достаточно говорить лишь не всю правду. Всеми этими способами довольно виртуозно оперируют как американские и европейские, так и российские военные эксперты. Как и в случае с системой преодоления ПРО, которой оснащаются российские ракеты. Да, российские тяжелые МБР действительно обладают самыми совершенными системами преодоления ПРО противника, и им никак не могут угрожать существующие перехватчики. И действительно, предполагаемые несколько десятков ракет SM-3 не спасут Румынию от удара российских МБР.

Здесь же можно и поиграть фактами. Начнем с того, что США вовсе не собираются защищать ту же Польшу, Румынию, Чехию или Болгарию. Слишком много чести. А вот использовать их территории для размещения противоракетных систем есть большой резон. Важную роль здесь играет географическое положение этих стран, заодно есть шанс их политической элиты показать свою лояльность и востребованность перед заокеанскими хозяевами.

Также стоит отметить, что российские тяжелые МБР вовсе не направлены на эти государства. Не тот уровень угрозы. Но, приняв на себя обязательства по размещению этих систем вооружения, Румыния и подобные все же становятся в ранг приоритетных целей. Только ракеты, которым предстоит наносить удары, будут попроще и подешевле. Но, в тоже время они вполне могут быть оснащены ядерными боеголовками. А здесь, как говорится, за что боролись, на то и напоролись. С такими вещами, как противоракетная оборона, не шутят.

В итоге мы получаем следующее – российские МБР могут быть направлены лишь на страны, обладающие соразмерным с Россией ядерным потенциалом. А путь до таких стран довольно не близкий. И пока ракета находится на активном участке траектории (до момента разделения боевых блоков), она является довольно уязвимой целью. Все сотни ложных целей, генераторы помех и другие средства преодоления ПРО включаются (выпускаются) по окончании активного участка траектории (что-то раньше, что-то позже – конкретные детали, конечно же, держатся в секрете). А до этого момента ракета летит одна (!) и представляет собой довольно огромную цель (до нескольких метров в диаметре и десятки метров длинной). И не важно, каким способом этот, грубо говоря, «столб» будет поражен – прямым попаданием головной части ракеты SM-3 или THAAD, или подрывом ядерной боеголовки противоракеты, как это реализовано в российской системе ПРО Москвы. Все равно итог один – ракета будет не способна выполнить поставленную боевую задачу.

Возможности американских систем ПРО Aegis с ракетами SM-3 и THAAD по перехвату любых видов баллистических целей уже неоднократно подтверждены многочисленными реальными и вполне успешными пусками. И пусть, скромно занижая значимость некоторых характеристик своих противоракетных систем, американцы называют их системами оперативно-тактической ПРО, но все же иногда дают миру возможность посмотреть на их реальные характеристики. Так, в 2008 году был аккуратно «снят» с орбиты аварийный американский спутник-шпион, тем самым подтверждена возможность системы Aegis по перехвату МБР (в том числе и на восходящем участке траектории полета).

Далее следует отметить, что сухопутная часть группировки ПРО в Румынии до окончания третьего этапа развития американской ПРО в Европе действительно для российских ракет не представляет какой-либо угрозы. Это признают и российские военные эксперты. Однако они уже сейчас заявляют об очевидной опасности предполагаемого размещения морской составляющей системы ПРО в акватории Черного моря. А это уже другой расклад сил и средств. Данной морской группировкой США способны пододвинуть рубежи пуска ракет сразу на несколько сотен километров ближе к границам России, и те российские МБР, находящиеся вдалеке от румынских наземных перехватчиков, автоматически могут быть перехвачены с помощью ракет, установленных на эсминцах и крейсерах США, патрулирующих в Черном море. И не поэтому ли 20 мая Д.Медведев еще раз призвал страны Запададоговориться по проекту европейской противоракетной обороны, заявив, что в противном случае «мы получим Европу времен начала 1980-х годов».

Заставляют задуматься и планы США по размещению на Кавказе или Турции РЛС системы ПРО. В случае успеха полученными средствами контроля американские военные смогут держать под контролем все этапы старта и полета российских МБР. Возможно, таким шагом они компенсируют отказ от размещения радара в Чехии. При этом Белый дом наотрез отказывается от услуг российских РЛС под Армавиром и в Габале (Азербайджан), характеристики которых как нельзя лучше отвечают задачам по перехвату иранских ракет. Как мы видим, политики США, порой делая России какие-либо уступки, упорно продвигают элементы своей системы ПРО к российским границам.

Угроза, создаваемая элементами ПРО, не такая уж и мифическая. В одном из своих выступлений Д.Рогозин сказал «Если ты считаешь, что ты неуязвим – значит, ты можешь делать все что угодно в этом мире. Иллюзия эффективности ПРО может породить иллюзию безнаказанности». Получается так, что, имея твердую уверенность, что ответный российский ракетно-ядерный удар по США не достигнет ее территории, американские политики и военные стратеги могут ощутить себя властелинами мира, что очень чревато последствиями как для России, так и для ее союзников. Кроме того, они уже сейчас могут позволить себе вести современные военные действия без применения ядерного оружия (по крайней мере, стратегического), что позволит им рассчитывать на территории, пригодные для дальнейшего их использования, например добычи полезных ископаемых (читай экспансии).

Действия американских конгрессменов и сенаторов также заслуживают «уважения». С легкостью и грациозностью асфальтоукладчика они умудряются проталкивать вопросы по финансированию значимых проектов национальной безопасности, к которым относится и национальная противоракетная оборона. Несмотря на все политические дебаты и на то, кто на данный момент находится в Белом доме, идея американского противоракетного района в Европе последовательно реализовывается. Хотя со стороны все выглядело так, что с приходом к власти администрации Барака Обамы в отношениях России и США наконец-таки наступила весна. В действительности, именно при нынешнем американском президенте планы по созданию системы ПРО в Европе приняли окончательный и оформленный вид. Все мероприятия тщательно спланированы, постепенно и неукоснительно претворяются в жизнь. И пусть США отказались от применения стратегических перехватчиков GBI, но в то же время приняли решение на размещение системы Aegis с противоракетами SM-3.

В соответствии с планами модернизации характеристики этих ракет будут подняты до уровня, способного перехватывать российские МБР с территории Польши и Румынии. Кстати, стоит отметить уровень развития американских ракетных технологий: используя стандартный пусковой контейнер (по размерам сопоставим с контейнером российского зенитно-ракетного комплекса С-300), США умудрились создать ракету, способную уже сейчас перехватывать баллистические цели за сотни километров от места пуска. У российских же ЗРК (даже нового поколения С-400) эти показатели куда скромнее. Хотя остаются надежды, что в ЗРК новейшего поколения С-500 эти характеристики будут подтянуты на более высокий уровень.

Подводя предварительные итоги сказанному, необходимо отметить, что участие России в создаваемой американцами ЕвроПРО все-таки необходимо. По крайней мере, важно получить юридические гарантии о ненаправленности элементов ПРО на российский ядерный потенциал, что будет решением части проблем. Отрадно наблюдать, что Россия наконец-то взялась за решение военных вопросов дипломатическим путем. Как-то так повелось, что, достигнув каких-либо успехов в развитии какого-нибудь вида оружия, Россия терпела поражение на дипломатическом фронте, обязывающем либо уничтожить это вооружение или ограничить его распространение. Яркий тому пример – развитие собственной ПРО.

К семидесятым годам прошлого столетия СССР опережал США в разработках по ПРО. Уже в 1961 году был осуществлен первый в мире реальный перехват баллистической цели. Подобный результат американцы повторили лишь спустя двадцать три года. Зато, заключив Договор по ПРО в июне 1972 года, США не позволили СССР достичь в этом направлении подавляющего превосходства. Сейчас американские политики, осознавая возможности собственного ОПК, в одностороннем порядке вышли из этого договора и довольно быстрыми темпами наращивают усилия в этом направлении.

Как ни странно, но у России есть все шансы адекватно ответить на шаги США. Один из них – вступление в ЕвроПРО именно по российскому сценарию – активно прорабатывается политиками и военными. И, хотя США и НАТО активно сопротивляются данным шагам, успехи России очевидны. По крайней мере, создание ЕвроПРО (по любому сценарию) уже не видится без участия Российской Федерации. В перспективе необходимо только «додавить» США к подписанию юридических обязательств о ненаправленности системы ПРО на Россию.

Параллельно, не исключая участия в ЕвроПРО, необходимо перевести в практическую плоскость планы по размещению оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер» в Калининградской области или на территории Беларуси. Не исключено более активное вовлечение в круг российских геополитических интересов и Украины. Но этот процесс, довольно болезненно воспринимаемый западными украинскими регионами, идет «со скрипом».

Данные действия никаким образом не могут быть квалифицированы как агрессивные. Грамотно подготовив соответствующие дипломатические заявления, все это шаги можно «обставить» как дополнительное продвижение к юридическим гарантиям ненаправленности ЕвроПРО против России. Как говорит Д.Рогозин, «США – хозяин своего слова, поэтому может его забрать» (как это было с договором по ПРО 1972 года). Поэтому такая перестраховка не будет лишней.

В рамках же ЕвроПРО необходимо коренным образом пересмотреть систему вновь создаваемой воздушно-космической обороны (ВКО) России. Возможно, российский ВПК выйдет на тот уровень, когда ЗРК С-400 и С-500 выйдут по показателям ПРО на уровень Aegis SM-3 и THAAD. Технически это все реализуемо, по крайней мере, у американцев это уже находится «в железе». В таком случае, простая замена уже морально устаревшего, но все еще надежного ЗРК С-300 позволит значительно усилить как противоздушную, так и противоракетную оборону. Подобная замена противовоздушных систем в рамках созданных и планируемых к созданию единых региональных систем ПВО (Россия-Беларусь, Россия-Армения, Россия-Казахстан) позволит создать полноценную ВКО в несколько эшелонов. Положение ОДКБ, в том числе Союзного государства Беларуси и России, в геополитическом плане значительно укрепится, а над территориями входящих в них стран будет сформирован полноценный противоракетный «зонтик», что в свете последних вызовов и угроз не является лишним.

Основными направлениями в отличие от официально выражаемого Западом южного (Иран) варианта угрозы, остаются западное и юго-восточное направления. И с одной, и с другой стороны есть страны, обладающие ракетами средней дальности с ядерными боеголовками. В направлении Ирана вполне подойдут ЗРК С-300 (на первое время) с последующей заменой на новые системы ПВО, так как при всем уважении к иранским ракетостроителям, ну не могут они еще создавать ракеты уровня средней дальности.

Однако подлинным бичом для российских военных остается разваленный в лихие 90-е ВПК, который в настоящее время не в состоянии в полной мере исполнять требуемые оборонные заказы. Срыв гособоронзаказа 2010 года только подтверждает это. Остается надеяться, что выделенные средства на новую программу вооружения, позволят российскому ВПК решить эти проблемы.

Подведем итог вышесказанному:

американской ПРО в Европе – быть при любом президенте США;

в дополнение к юридическим обязательствам о ненаправленности создаваемой европейской системы ПРО против средств ядерного сдерживания России необходимо осуществлять комплекс мер по противодействию формирования данной системы ПРО по американскому варианту;

целесообразно максимально вовлечь в сферу ответственности России по ПРО Беларусь, Украину, Армению и Казахстан, как вариант – осуществить размещение ОТРК «Искандер» на территории этих государств;

необходимо привлекать силы и средства на совершенствование будущей системы ВКО, а также переоснащение новыми видами зенитно-ракетных систем созданных и планируемых к созданию единых региональных систем ПВО (Россия-Беларусь, Россия-Армения, Россия-Казахстан).

Остается надеяться, что озвученное Д.Медведевым мнение о возможности возобновления нового витка гонки вооружений является лишь предупреждением для все еще упирающихся США и НАТО. В противном случае, Россия не ограничится выходом из договора СНВ-3, и возможно будут разорваны договоренности по РСМД и по ПРО. А дальше даже думать страшно. Будем полагать, что западные политики возьмутся за голову и дадут какие-либо обязательства в «безобидности» создаваемой европейской системы ПРО для России, и здесь еще нужно разобраться, где в их заявлениях правда, а где масштабная дезинформация. В любом случае не исключается дополнительное усиление западных и южных рубежей ОДКБ.

Все еще впереди, и до окончательно сформированной ЕвроПРО политики и военные сломают еще немало копий, согласовывая все пункты будущих договоренностей. Одно остается незыблемым – Россия была и остается потенциальной помехой реализации интересов США, поэтому создание европейской системы ПРО необходимо рассматривать как нейтрализацию ответного российского удара. Не важно, что говорится на встречах и переговорах. Так нас учит история, так оно на самом деле и есть. Остается лишь пытаться навязывать в этой игре свои правила, не отдавая полностью инициативу в руки Запада. Что-то получается. Не все конечно, но направление выбрано правильное.

Затихшая было в прессе шумиха вокруг создания европейской системы противоракетной обороны (ЕвроПРО) в последнее время активизировалась с еще большей интенсивностью. Масла в огонь подлили последние шаги США и НАТО: заключение соглашения с Румынией о размещении противоракет наземного базирования на ее территории, запуск нового спутника, который по своим характеристикам будет интегрирован в ЕвроПРО, заявления о планируемом размещениирадиолокационной станции(РЛС) системы ПРО на Кавказе (Грузия или Армения) или Турции, и, наконец, полная несговорчивость западных политиков по объяснению своих действий перед российскими коллегами.

Обращает на себя внимание, с каким энтузиазмом с подачи президента Румынии Траяна Бэсеску подхватили эту тему румынские СМИ. Возмущаясь от полного непонимания русских, неспособных заметить исключительно «мирные» инициативы США и НАТО по созданию противоракетного щита от «сумасшедших» иранских политиков и их баллистических ракет, они стали рьяно доказывать о полной безобидности создаваемой базы ПРО на юге страны в Девеселу, жудеца Олт, для России.

Ко всей западной истерии подключились и российские «ура-патриоты», доказывающие о неспособности какой-либо существующей и перспективной системы ПРО противостоять российскому ответному (ответно-встречному) удару межконтинентальных баллистических ракет (МБР).

Правда, после заседания совета Россия-НАТО, состоявшегося 4 мая 2011 года в Брюсселе, российские политики резко сменили тон риторики по данной проблематике. Практически прямым текстом присутствовавший на заседании заместитель министра обороны Анатолий Антонов высказал озабоченность отсутствием прогресса в переговорах по вопросам разворачивания элементов американской системы ПРО у российских границ: на брошенный России вызов ей придется принимать ряд контрмер. Мало того, 16 мая постоянный представитель Российской Федерации при НАТО Дмитрий Рогозин возмутился откровенной антироссийской направленностью предполагаемой системы ПРО. «Почему на картах систем, которые нам предлагают, радиус действия противоракет США, если они будут расположены на севере Европы, доходит аж до Уральских гор?». «Мы-то вас не уполномочиваем защищать нас», – сказал Рогозин, отметив, что ПРО не должна «заползать на территорию России».

Попробуем разобраться, кто же прав или не прав в данном вопросе. Да и надо ли России ввязываться в эти политические перипетии с США и НАТО относительно ЕвроПРО?

Начнем с того, что создаваемая система противоракетной обороны называется «европейской» лишь применительно к территориям стран, на которых будут размещаться ее элементы. А в остальном, вся ЕвроПРО остается все тем же третьим позиционным районом американской системы ПРО в Европе.

О том, что развязанная американскими политиками игра под названием «прикрытие Европы от стран-изгоев», а конкретно от Ирана, не стоит и выеденного яйца. Не вызывает сомнения, что размещаемые элементы ПРО призваны защищать только одну страну – США (себя, любимых), а вся возня вокруг ЕвроПРО – лишний повод показать своим союзникам по НАТО, что они не одиноки перед ракетной угрозой с юга (Иран) и востока (Россия). Кстати, необходимо отметить, что в мире есть не так много стран, имеющих и способных создавать системы для поражения целей с баллистической траекторией полета классом от ракет средней дальности и выше. Если быть совсем точным, то их всего две – США и Россия (израильские системы ПРО «Железный купол» и «Arrow» есть не что иное, как системы ПВО, способные бороться с тактическими и оперативно-тактическими баллистическими ракетами, и поэтому они никак не могут быть зачислены в ранг стратегической системы ПРО). Вследствие этого не удивительно, что Европа (читай США) создает свою систему ПРО с привлечением сил и средств США.

Вторая сторона пропагандистской кампании, называемой ЕвроПРО, – показ российскому руководству и населению, что им ничего не угрожает, и все базы ПРО, размещаемые, как ни странно, вдоль границ России, имеют только одну задачу – сбивать «безумные» иранские ракеты, случайно пролетающие над территориями европейских стран. В данном вопросе у западных стратегов получается совсем неплохо – вся Европа на самом деле думает, что создаваемый противоракетный «зонтик» будет прикрывать их от угроз извне. Кстати, отдельные военные эксперты России (да что уж говорить – большинство конструкторов ракет) уверены в том, что для российских МБР американские противоракеты в Европе не представляют никакой угрозы. Ведь у российских ракет есть системы прорыва ПРО, сотни ложных целей и т.д., так что России ничего не угрожает – можно спокойно смотреть на всю их мышиную возню по размещению радаров и ракет в Европе.

Такие мнения, мягко говоря, не соответствуют действительности. Всем известно, что вовсе не обязательно говорить всем неправду, достаточно говорить лишь не всю правду. Всеми этими способами довольно виртуозно оперируют как американские и европейские, так и российские военные эксперты. Как и в случае с системой преодоления ПРО, которой оснащаются российские ракеты. Да, российские тяжелые МБР действительно обладают самыми совершенными системами преодоления ПРО противника, и им никак не могут угрожать существующие перехватчики. И действительно, предполагаемые несколько десятков ракет SM-3 не спасут Румынию от удара российских МБР.

Здесь же можно и поиграть фактами. Начнем с того, что США вовсе не собираются защищать ту же Польшу, Румынию, Чехию или Болгарию. Слишком много чести. А вот использовать их территории для размещения противоракетных систем есть большой резон. Важную роль здесь играет географическое положение этих стран, заодно есть шанс их политической элиты показать свою лояльность и востребованность перед заокеанскими хозяевами.

Также стоит отметить, что российские тяжелые МБР вовсе не направлены на эти государства. Не тот уровень угрозы. Но, приняв на себя обязательства по размещению этих систем вооружения, Румыния и подобные все же становятся в ранг приоритетных целей. Только ракеты, которым предстоит наносить удары, будут попроще и подешевле. Но, в тоже время они вполне могут быть оснащены ядерными боеголовками. А здесь, как говорится, за что боролись, на то и напоролись. С такими вещами, как противоракетная оборона, не шутят.

В итоге мы получаем следующее – российские МБР могут быть направлены лишь на страны, обладающие соразмерным с Россией ядерным потенциалом. А путь до таких стран довольно не близкий. И пока ракета находится на активном участке траектории (до момента разделения боевых блоков), она является довольно уязвимой целью. Все сотни ложных целей, генераторы помех и другие средства преодоления ПРО включаются (выпускаются) по окончании активного участка траектории (что-то раньше, что-то позже – конкретные детали, конечно же, держатся в секрете). А до этого момента ракета летит одна (!) и представляет собой довольно огромную цель (до нескольких метров в диаметре и десятки метров длинной). И не важно, каким способом этот, грубо говоря, «столб» будет поражен – прямым попаданием головной части ракеты SM-3 или THAAD, или подрывом ядерной боеголовки противоракеты, как это реализовано в российской системе ПРО Москвы. Все равно итог один – ракета будет не способна выполнить поставленную боевую задачу.

Возможности американских систем ПРО Aegis с ракетами SM-3 и THAAD по перехвату любых видов баллистических целей уже неоднократно подтверждены многочисленными реальными и вполне успешными пусками. И пусть, скромно занижая значимость некоторых характеристик своих противоракетных систем, американцы называют их системами оперативно-тактической ПРО, но все же иногда дают миру возможность посмотреть на их реальные характеристики. Так, в 2008 году был аккуратно «снят» с орбиты аварийный американский спутник-шпион, тем самым подтверждена возможность системы Aegis по перехвату МБР (в том числе и на восходящем участке траектории полета).

Далее следует отметить, что сухопутная часть группировки ПРО в Румынии до окончания третьего этапа развития американской ПРО в Европе действительно для российских ракет не представляет какой-либо угрозы. Это признают и российские военные эксперты. Однако они уже сейчас заявляют об очевидной опасности предполагаемого размещения морской составляющей системы ПРО в акватории Черного моря. А это уже другой расклад сил и средств. Данной морской группировкой США способны пододвинуть рубежи пуска ракет сразу на несколько сотен километров ближе к границам России, и те российские МБР, находящиеся вдалеке от румынских наземных перехватчиков, автоматически могут быть перехвачены с помощью ракет, установленных на эсминцах и крейсерах США, патрулирующих в Черном море. И не поэтому ли 20 мая Д.Медведев еще раз призвал страны Запададоговориться по проекту европейской противоракетной обороны, заявив, что в противном случае «мы получим Европу времен начала 1980-х годов».

Заставляют задуматься и планы США по размещению на Кавказе или Турции РЛС системы ПРО. В случае успеха полученными средствами контроля американские военные смогут держать под контролем все этапы старта и полета российских МБР. Возможно, таким шагом они компенсируют отказ от размещения радара в Чехии. При этом Белый дом наотрез отказывается от услуг российских РЛС под Армавиром и в Габале (Азербайджан), характеристики которых как нельзя лучше отвечают задачам по перехвату иранских ракет. Как мы видим, политики США, порой делая России какие-либо уступки, упорно продвигают элементы своей системы ПРО к российским границам.

Угроза, создаваемая элементами ПРО, не такая уж и мифическая. В одном из своих выступлений Д.Рогозин сказал «Если ты считаешь, что ты неуязвим – значит, ты можешь делать все что угодно в этом мире. Иллюзия эффективности ПРО может породить иллюзию безнаказанности». Получается так, что, имея твердую уверенность, что ответный российский ракетно-ядерный удар по США не достигнет ее территории, американские политики и военные стратеги могут ощутить себя властелинами мира, что очень чревато последствиями как для России, так и для ее союзников. Кроме того, они уже сейчас могут позволить себе вести современные военные действия без применения ядерного оружия (по крайней мере, стратегического), что позволит им рассчитывать на территории, пригодные для дальнейшего их использования, например добычи полезных ископаемых (читай экспансии).

Действия американских конгрессменов и сенаторов также заслуживают «уважения». С легкостью и грациозностью асфальтоукладчика они умудряются проталкивать вопросы по финансированию значимых проектов национальной безопасности, к которым относится и национальная противоракетная оборона. Несмотря на все политические дебаты и на то, кто на данный момент находится в Белом доме, идея американского противоракетного района в Европе последовательно реализовывается. Хотя со стороны все выглядело так, что с приходом к власти администрации Барака Обамы в отношениях России и США наконец-таки наступила весна. В действительности, именно при нынешнем американском президенте планы по созданию системы ПРО в Европе приняли окончательный и оформленный вид. Все мероприятия тщательно спланированы, постепенно и неукоснительно претворяются в жизнь. И пусть США отказались от применения стратегических перехватчиков GBI, но в то же время приняли решение на размещение системы Aegis с противоракетами SM-3.

В соответствии с планами модернизации характеристики этих ракет будут подняты до уровня, способного перехватывать российские МБР с территории Польши и Румынии. Кстати, стоит отметить уровень развития американских ракетных технологий: используя стандартный пусковой контейнер (по размерам сопоставим с контейнером российского зенитно-ракетного комплекса С-300), США умудрились создать ракету, способную уже сейчас перехватывать баллистические цели за сотни километров от места пуска. У российских же ЗРК (даже нового поколения С-400) эти показатели куда скромнее. Хотя остаются надежды, что в ЗРК новейшего поколения С-500 эти характеристики будут подтянуты на более высокий уровень.

Подводя предварительные итоги сказанному, необходимо отметить, что участие России в создаваемой американцами ЕвроПРО все-таки необходимо. По крайней мере, важно получить юридические гарантии о ненаправленности элементов ПРО на российский ядерный потенциал, что будет решением части проблем. Отрадно наблюдать, что Россия наконец-то взялась за решение военных вопросов дипломатическим путем. Как-то так повелось, что, достигнув каких-либо успехов в развитии какого-нибудь вида оружия, Россия терпела поражение на дипломатическом фронте, обязывающем либо уничтожить это вооружение или ограничить его распространение. Яркий тому пример – развитие собственной ПРО.

К семидесятым годам прошлого столетия СССР опережал США в разработках по ПРО. Уже в 1961 году был осуществлен первый в мире реальный перехват баллистической цели. Подобный результат американцы повторили лишь спустя двадцать три года. Зато, заключив Договор по ПРО в июне 1972 года, США не позволили СССР достичь в этом направлении подавляющего превосходства. Сейчас американские политики, осознавая возможности собственного ОПК, в одностороннем порядке вышли из этого договора и довольно быстрыми темпами наращивают усилия в этом направлении.

Как ни странно, но у России есть все шансы адекватно ответить на шаги США. Один из них – вступление в ЕвроПРО именно по российскому сценарию – активно прорабатывается политиками и военными. И, хотя США и НАТО активно сопротивляются данным шагам, успехи России очевидны. По крайней мере, создание ЕвроПРО (по любому сценарию) уже не видится без участия Российской Федерации. В перспективе необходимо только «додавить» США к подписанию юридических обязательств о ненаправленности системы ПРО на Россию.

Параллельно, не исключая участия в ЕвроПРО, необходимо перевести в практическую плоскость планы по размещению оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер» в Калининградской области или на территории Беларуси. Не исключено более активное вовлечение в круг российских геополитических интересов и Украины. Но этот процесс, довольно болезненно воспринимаемый западными украинскими регионами, идет «со скрипом».

Данные действия никаким образом не могут быть квалифицированы как агрессивные. Грамотно подготовив соответствующие дипломатические заявления, все это шаги можно «обставить» как дополнительное продвижение к юридическим гарантиям ненаправленности ЕвроПРО против России. Как говорит Д.Рогозин, «США – хозяин своего слова, поэтому может его забрать» (как это было с договором по ПРО 1972 года). Поэтому такая перестраховка не будет лишней.

В рамках же ЕвроПРО необходимо коренным образом пересмотреть систему вновь создаваемой воздушно-космической обороны (ВКО) России. Возможно, российский ВПК выйдет на тот уровень, когда ЗРК С-400 и С-500 выйдут по показателям ПРО на уровень Aegis SM-3 и THAAD. Технически это все реализуемо, по крайней мере, у американцев это уже находится «в железе». В таком случае, простая замена уже морально устаревшего, но все еще надежного ЗРК С-300 позволит значительно усилить как противоздушную, так и противоракетную оборону. Подобная замена противовоздушных систем в рамках созданных и планируемых к созданию единых региональных систем ПВО (Россия-Беларусь, Россия-Армения, Россия-Казахстан) позволит создать полноценную ВКО в несколько эшелонов. Положение ОДКБ, в том числе Союзного государства Беларуси и России, в геополитическом плане значительно укрепится, а над территориями входящих в них стран будет сформирован полноценный противоракетный «зонтик», что в свете последних вызовов и угроз не является лишним.

Основными направлениями в отличие от официально выражаемого Западом южного (Иран) варианта угрозы, остаются западное и юго-восточное направления. И с одной, и с другой стороны есть страны, обладающие ракетами средней дальности с ядерными боеголовками. В направлении Ирана вполне подойдут ЗРК С-300 (на первое время) с последующей заменой на новые системы ПВО, так как при всем уважении к иранским ракетостроителям, ну не могут они еще создавать ракеты уровня средней дальности.

Однако подлинным бичом для российских военных остается разваленный в лихие 90-е ВПК, который в настоящее время не в состоянии в полной мере исполнять требуемые оборонные заказы. Срыв гособоронзаказа 2010 года только подтверждает это. Остается надеяться, что выделенные средства на новую программу вооружения, позволят российскому ВПК решить эти проблемы.

Подведем итог вышесказанному:

американской ПРО в Европе – быть при любом президенте США;

в дополнение к юридическим обязательствам о ненаправленности создаваемой европейской системы ПРО против средств ядерного сдерживания России необходимо осуществлять комплекс мер по противодействию формирования данной системы ПРО по американскому варианту;

целесообразно максимально вовлечь в сферу ответственности России по ПРО Беларусь, Украину, Армению и Казахстан, как вариант – осуществить размещение ОТРК «Искандер» на территории этих государств;

необходимо привлекать силы и средства на совершенствование будущей системы ВКО, а также переоснащение новыми видами зенитно-ракетных систем созданных и планируемых к созданию единых региональных систем ПВО (Россия-Беларусь, Россия-Армения, Россия-Казахстан).

Остается надеяться, что озвученное Д.Медведевым мнение о возможности возобновления нового витка гонки вооружений является лишь предупреждением для все еще упирающихся США и НАТО. В противном случае, Россия не ограничится выходом из договора СНВ-3, и возможно будут разорваны договоренности по РСМД и по ПРО. А дальше даже думать страшно. Будем полагать, что западные политики возьмутся за голову и дадут какие-либо обязательства в «безобидности» создаваемой европейской системы ПРО для России, и здесь еще нужно разобраться, где в их заявлениях правда, а где масштабная дезинформация. В любом случае не исключается дополнительное усиление западных и южных рубежей ОДКБ.

Все еще впереди, и до окончательно сформированной ЕвроПРО политики и военные сломают еще немало копий, согласовывая все пункты будущих договоренностей. Одно остается незыблемым – Россия была и остается потенциальной помехой реализации интересов США, поэтому создание европейской системы ПРО необходимо рассматривать как нейтрализацию ответного российского удара. Не важно, что говорится на встречах и переговорах. Так нас учит история, так оно на самом деле и есть. Остается лишь пытаться навязывать в этой игре свои правила, не отдавая полностью инициативу в руки Запада. Что-то получается. Не все конечно, но направление выбрано правильное.

Затихшая было в прессе шумиха вокруг создания европейской системы противоракетной обороны (ЕвроПРО) в последнее время активизировалась с еще большей интенсивностью. Масла в огонь подлили последние шаги США и НАТО: заключение соглашения с Румынией о размещении противоракет наземного базирования на ее территории, запуск нового спутника, который по своим характеристикам будет интегрирован в ЕвроПРО, заявления о планируемом размещениирадиолокационной станции(РЛС) системы ПРО на Кавказе (Грузия или Армения) или Турции, и, наконец, полная несговорчивость западных политиков по объяснению своих действий перед российскими коллегами.

Обращает на себя внимание, с каким энтузиазмом с подачи президента Румынии Траяна Бэсеску подхватили эту тему румынские СМИ. Возмущаясь от полного непонимания русских, неспособных заметить исключительно «мирные» инициативы США и НАТО по созданию противоракетного щита от «сумасшедших» иранских политиков и их баллистических ракет, они стали рьяно доказывать о полной безобидности создаваемой базы ПРО на юге страны в Девеселу, жудеца Олт, для России.

Ко всей западной истерии подключились и российские «ура-патриоты», доказывающие о неспособности какой-либо существующей и перспективной системы ПРО противостоять российскому ответному (ответно-встречному) удару межконтинентальных баллистических ракет (МБР).

Правда, после заседания совета Россия-НАТО, состоявшегося 4 мая 2011 года в Брюсселе, российские политики резко сменили тон риторики по данной проблематике. Практически прямым текстом присутствовавший на заседании заместитель министра обороны Анатолий Антонов высказал озабоченность отсутствием прогресса в переговорах по вопросам разворачивания элементов американской системы ПРО у российских границ: на брошенный России вызов ей придется принимать ряд контрмер. Мало того, 16 мая постоянный представитель Российской Федерации при НАТО Дмитрий Рогозин возмутился откровенной антироссийской направленностью предполагаемой системы ПРО. «Почему на картах систем, которые нам предлагают, радиус действия противоракет США, если они будут расположены на севере Европы, доходит аж до Уральских гор?». «Мы-то вас не уполномочиваем защищать нас», – сказал Рогозин, отметив, что ПРО не должна «заползать на территорию России».

Попробуем разобраться, кто же прав или не прав в данном вопросе. Да и надо ли России ввязываться в эти политические перипетии с США и НАТО относительно ЕвроПРО?

Начнем с того, что создаваемая система противоракетной обороны называется «европейской» лишь применительно к территориям стран, на которых будут размещаться ее элементы. А в остальном, вся ЕвроПРО остается все тем же третьим позиционным районом американской системы ПРО в Европе.

О том, что развязанная американскими политиками игра под названием «прикрытие Европы от стран-изгоев», а конкретно от Ирана, не стоит и выеденного яйца. Не вызывает сомнения, что размещаемые элементы ПРО призваны защищать только одну страну – США (себя, любимых), а вся возня вокруг ЕвроПРО – лишний повод показать своим союзникам по НАТО, что они не одиноки перед ракетной угрозой с юга (Иран) и востока (Россия). Кстати, необходимо отметить, что в мире есть не так много стран, имеющих и способных создавать системы для поражения целей с баллистической траекторией полета классом от ракет средней дальности и выше. Если быть совсем точным, то их всего две – США и Россия (израильские системы ПРО «Железный купол» и «Arrow» есть не что иное, как системы ПВО, способные бороться с тактическими и оперативно-тактическими баллистическими ракетами, и поэтому они никак не могут быть зачислены в ранг стратегической системы ПРО). Вследствие этого не удивительно, что Европа (читай США) создает свою систему ПРО с привлечением сил и средств США.

Вторая сторона пропагандистской кампании, называемой ЕвроПРО, – показ российскому руководству и населению, что им ничего не угрожает, и все базы ПРО, размещаемые, как ни странно, вдоль границ России, имеют только одну задачу – сбивать «безумные» иранские ракеты, случайно пролетающие над территориями европейских стран. В данном вопросе у западных стратегов получается совсем неплохо – вся Европа на самом деле думает, что создаваемый противоракетный «зонтик» будет прикрывать их от угроз извне. Кстати, отдельные военные эксперты России (да что уж говорить – большинство конструкторов ракет) уверены в том, что для российских МБР американские противоракеты в Европе не представляют никакой угрозы. Ведь у российских ракет есть системы прорыва ПРО, сотни ложных целей и т.д., так что России ничего не угрожает – можно спокойно смотреть на всю их мышиную возню по размещению радаров и ракет в Европе.

Такие мнения, мягко говоря, не соответствуют действительности. Всем известно, что вовсе не обязательно говорить всем неправду, достаточно говорить лишь не всю правду. Всеми этими способами довольно виртуозно оперируют как американские и европейские, так и российские военные эксперты. Как и в случае с системой преодоления ПРО, которой оснащаются российские ракеты. Да, российские тяжелые МБР действительно обладают самыми совершенными системами преодоления ПРО противника, и им никак не могут угрожать существующие перехватчики. И действительно, предполагаемые несколько десятков ракет SM-3 не спасут Румынию от удара российских МБР.

Здесь же можно и поиграть фактами. Начнем с того, что США вовсе не собираются защищать ту же Польшу, Румынию, Чехию или Болгарию. Слишком много чести. А вот использовать их территории для размещения противоракетных систем есть большой резон. Важную роль здесь играет географическое положение этих стран, заодно есть шанс их политической элиты показать свою лояльность и востребованность перед заокеанскими хозяевами.

Также стоит отметить, что российские тяжелые МБР вовсе не направлены на эти государства. Не тот уровень угрозы. Но, приняв на себя обязательства по размещению этих систем вооружения, Румыния и подобные все же становятся в ранг приоритетных целей. Только ракеты, которым предстоит наносить удары, будут попроще и подешевле. Но, в тоже время они вполне могут быть оснащены ядерными боеголовками. А здесь, как говорится, за что боролись, на то и напоролись. С такими вещами, как противоракетная оборона, не шутят.

В итоге мы получаем следующее – российские МБР могут быть направлены лишь на страны, обладающие соразмерным с Россией ядерным потенциалом. А путь до таких стран довольно не близкий. И пока ракета находится на активном участке траектории (до момента разделения боевых блоков), она является довольно уязвимой целью. Все сотни ложных целей, генераторы помех и другие средства преодоления ПРО включаются (выпускаются) по окончании активного участка траектории (что-то раньше, что-то позже – конкретные детали, конечно же, держатся в секрете). А до этого момента ракета летит одна (!) и представляет собой довольно огромную цель (до нескольких метров в диаметре и десятки метров длинной). И не важно, каким способом этот, грубо говоря, «столб» будет поражен – прямым попаданием головной части ракеты SM-3 или THAAD, или подрывом ядерной боеголовки противоракеты, как это реализовано в российской системе ПРО Москвы. Все равно итог один – ракета будет не способна выполнить поставленную боевую задачу.

Возможности американских систем ПРО Aegis с ракетами SM-3 и THAAD по перехвату любых видов баллистических целей уже неоднократно подтверждены многочисленными реальными и вполне успешными пусками. И пусть, скромно занижая значимость некоторых характеристик своих противоракетных систем, американцы называют их системами оперативно-тактической ПРО, но все же иногда дают миру возможность посмотреть на их реальные характеристики. Так, в 2008 году был аккуратно «снят» с орбиты аварийный американский спутник-шпион, тем самым подтверждена возможность системы Aegis по перехвату МБР (в том числе и на восходящем участке траектории полета).

Далее следует отметить, что сухопутная часть группировки ПРО в Румынии до окончания третьего этапа развития американской ПРО в Европе действительно для российских ракет не представляет какой-либо угрозы. Это признают и российские военные эксперты. Однако они уже сейчас заявляют об очевидной опасности предполагаемого размещения морской составляющей системы ПРО в акватории Черного моря. А это уже другой расклад сил и средств. Данной морской группировкой США способны пододвинуть рубежи пуска ракет сразу на несколько сотен километров ближе к границам России, и те российские МБР, находящиеся вдалеке от румынских наземных перехватчиков, автоматически могут быть перехвачены с помощью ракет, установленных на эсминцах и крейсерах США, патрулирующих в Черном море. И не поэтому ли 20 мая Д.Медведев еще раз призвал страны Запададоговориться по проекту европейской противоракетной обороны, заявив, что в противном случае «мы получим Европу времен начала 1980-х годов».

Заставляют задуматься и планы США по размещению на Кавказе или Турции РЛС системы ПРО. В случае успеха полученными средствами контроля американские военные смогут держать под контролем все этапы старта и полета российских МБР. Возможно, таким шагом они компенсируют отказ от размещения радара в Чехии. При этом Белый дом наотрез отказывается от услуг российских РЛС под Армавиром и в Габале (Азербайджан), характеристики которых как нельзя лучше отвечают задачам по перехвату иранских ракет. Как мы видим, политики США, порой делая России какие-либо уступки, упорно продвигают элементы своей системы ПРО к российским границам.

Угроза, создаваемая элементами ПРО, не такая уж и мифическая. В одном из своих выступлений Д.Рогозин сказал «Если ты считаешь, что ты неуязвим – значит, ты можешь делать все что угодно в этом мире. Иллюзия эффективности ПРО может породить иллюзию безнаказанности». Получается так, что, имея твердую уверенность, что ответный российский ракетно-ядерный удар по США не достигнет ее территории, американские политики и военные стратеги могут ощутить себя властелинами мира, что очень чревато последствиями как для России, так и для ее союзников. Кроме того, они уже сейчас могут позволить себе вести современные военные действия без применения ядерного оружия (по крайней мере, стратегического), что позволит им рассчитывать на территории, пригодные для дальнейшего их использования, например добычи полезных ископаемых (читай экспансии).

Действия американских конгрессменов и сенаторов также заслуживают «уважения». С легкостью и грациозностью асфальтоукладчика они умудряются проталкивать вопросы по финансированию значимых проектов национальной безопасности, к которым относится и национальная противоракетная оборона. Несмотря на все политические дебаты и на то, кто на данный момент находится в Белом доме, идея американского противоракетного района в Европе последовательно реализовывается. Хотя со стороны все выглядело так, что с приходом к власти администрации Барака Обамы в отношениях России и США наконец-таки наступила весна. В действительности, именно при нынешнем американском президенте планы по созданию системы ПРО в Европе приняли окончательный и оформленный вид. Все мероприятия тщательно спланированы, постепенно и неукоснительно претворяются в жизнь. И пусть США отказались от применения стратегических перехватчиков GBI, но в то же время приняли решение на размещение системы Aegis с противоракетами SM-3.

В соответствии с планами модернизации характеристики этих ракет будут подняты до уровня, способного перехватывать российские МБР с территории Польши и Румынии. Кстати, стоит отметить уровень развития американских ракетных технологий: используя стандартный пусковой контейнер (по размерам сопоставим с контейнером российского зенитно-ракетного комплекса С-300), США умудрились создать ракету, способную уже сейчас перехватывать баллистические цели за сотни километров от места пуска. У российских же ЗРК (даже нового поколения С-400) эти показатели куда скромнее. Хотя остаются надежды, что в ЗРК новейшего поколения С-500 эти характеристики будут подтянуты на более высокий уровень.

Подводя предварительные итоги сказанному, необходимо отметить, что участие России в создаваемой американцами ЕвроПРО все-таки необходимо. По крайней мере, важно получить юридические гарантии о ненаправленности элементов ПРО на российский ядерный потенциал, что будет решением части проблем. Отрадно наблюдать, что Россия наконец-то взялась за решение военных вопросов дипломатическим путем. Как-то так повелось, что, достигнув каких-либо успехов в развитии какого-нибудь вида оружия, Россия терпела поражение на дипломатическом фронте, обязывающем либо уничтожить это вооружение или ограничить его распространение. Яркий тому пример – развитие собственной ПРО.

К семидесятым годам прошлого столетия СССР опережал США в разработках по ПРО. Уже в 1961 году был осуществлен первый в мире реальный перехват баллистической цели. Подобный результат американцы повторили лишь спустя двадцать три года. Зато, заключив Договор по ПРО в июне 1972 года, США не позволили СССР достичь в этом направлении подавляющего превосходства. Сейчас американские политики, осознавая возможности собственного ОПК, в одностороннем порядке вышли из этого договора и довольно быстрыми темпами наращивают усилия в этом направлении.

Как ни странно, но у России есть все шансы адекватно ответить на шаги США. Один из них – вступление в ЕвроПРО именно по российскому сценарию – активно прорабатывается политиками и военными. И, хотя США и НАТО активно сопротивляются данным шагам, успехи России очевидны. По крайней мере, создание ЕвроПРО (по любому сценарию) уже не видится без участия Российской Федерации. В перспективе необходимо только «додавить» США к подписанию юридических обязательств о ненаправленности системы ПРО на Россию.

Параллельно, не исключая участия в ЕвроПРО, необходимо перевести в практическую плоскость планы по размещению оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер» в Калининградской области или на территории Беларуси. Не исключено более активное вовлечение в круг российских геополитических интересов и Украины. Но этот процесс, довольно болезненно воспринимаемый западными украинскими регионами, идет «со скрипом».

Данные действия никаким образом не могут быть квалифицированы как агрессивные. Грамотно подготовив соответствующие дипломатические заявления, все это шаги можно «обставить» как дополнительное продвижение к юридическим гарантиям ненаправленности ЕвроПРО против России. Как говорит Д.Рогозин, «США – хозяин своего слова, поэтому может его забрать» (как это было с договором по ПРО 1972 года). Поэтому такая перестраховка не будет лишней.

В рамках же ЕвроПРО необходимо коренным образом пересмотреть систему вновь создаваемой воздушно-космической обороны (ВКО) России. Возможно, российский ВПК выйдет на тот уровень, когда ЗРК С-400 и С-500 выйдут по показателям ПРО на уровень Aegis SM-3 и THAAD. Технически это все реализуемо, по крайней мере, у американцев это уже находится «в железе». В таком случае, простая замена уже морально устаревшего, но все еще надежного ЗРК С-300 позволит значительно усилить как противоздушную, так и противоракетную оборону. Подобная замена противовоздушных систем в рамках созданных и планируемых к созданию единых региональных систем ПВО (Россия-Беларусь, Россия-Армения, Россия-Казахстан) позволит создать полноценную ВКО в несколько эшелонов. Положение ОДКБ, в том числе Союзного государства Беларуси и России, в геополитическом плане значительно укрепится, а над территориями входящих в них стран будет сформирован полноценный противоракетный «зонтик», что в свете последних вызовов и угроз не является лишним.

Основными направлениями в отличие от официально выражаемого Западом южного (Иран) варианта угрозы, остаются западное и юго-восточное направления. И с одной, и с другой стороны есть страны, обладающие ракетами средней дальности с ядерными боеголовками. В направлении Ирана вполне подойдут ЗРК С-300 (на первое время) с последующей заменой на новые системы ПВО, так как при всем уважении к иранским ракетостроителям, ну не могут они еще создавать ракеты уровня средней дальности.

Однако подлинным бичом для российских военных остается разваленный в лихие 90-е ВПК, который в настоящее время не в состоянии в полной мере исполнять требуемые оборонные заказы. Срыв гособоронзаказа 2010 года только подтверждает это. Остается надеяться, что выделенные средства на новую программу вооружения, позволят российскому ВПК решить эти проблемы.

Подведем итог вышесказанному:

американской ПРО в Европе – быть при любом президенте США;

в дополнение к юридическим обязательствам о ненаправленности создаваемой европейской системы ПРО против средств ядерного сдерживания России необходимо осуществлять комплекс мер по противодействию формирования данной системы ПРО по американскому варианту;

целесообразно максимально вовлечь в сферу ответственности России по ПРО Беларусь, Украину, Армению и Казахстан, как вариант – осуществить размещение ОТРК «Искандер» на территории этих государств;

необходимо привлекать силы и средства на совершенствование будущей системы ВКО, а также переоснащение новыми видами зенитно-ракетных систем созданных и планируемых к созданию единых региональных систем ПВО (Россия-Беларусь, Россия-Армения, Россия-Казахстан).

Остается надеяться, что озвученное Д.Медведевым мнение о возможности возобновления нового витка гонки вооружений является лишь предупреждением для все еще упирающихся США и НАТО. В противном случае, Россия не ограничится выходом из договора СНВ-3, и возможно будут разорваны договоренности по РСМД и по ПРО. А дальше даже думать страшно. Будем полагать, что западные политики возьмутся за голову и дадут какие-либо обязательства в «безобидности» создаваемой европейской системы ПРО для России, и здесь еще нужно разобраться, где в их заявлениях правда, а где масштабная дезинформация. В любом случае не исключается дополнительное усиление западных и южных рубежей ОДКБ.

Все еще впереди, и до окончательно сформированной ЕвроПРО политики и военные сломают еще немало копий, согласовывая все пункты будущих договоренностей. Одно остается незыблемым – Россия была и остается потенциальной помехой реализации интересов США, поэтому создание европейской системы ПРО необходимо рассматривать как нейтрализацию ответного российского удара. Не важно, что говорится на встречах и переговорах. Так нас учит история, так оно на самом деле и есть. Остается лишь пытаться навязывать в этой игре свои правила, не отдавая полностью инициативу в руки Запада. Что-то получается. Не все конечно, но направление выбрано правильное.

2 thoughts on “ЕвроПРО: Россию продолжают водить за нос

  1. Слышал, что наших специалистов из ВПК специально устраняют, если те отказываются переезжать в земной рай США. Пока об этом молчат, видимо? тема лежит под грифом TOP SECRET, как и климатическое и геофизические оружие, разработанное нашими учёными.
    http://abdullin.blogspot.com/2011/05/blog-post_6147.html

  2. Пока существует Россия, Америка не будет спать спокойно.
    Под маркой создания ЕвроПРО на территории европейских государств можно разместить наземные комплексы запуска крылатых ракет, в головках которых будут цели объектов ну уж точно не Ирана. Лидерам этих государств стоит подумать, надо ли им эта лишняя головная боль. Ведь пока на их территории нет ракетных комплексов ПРО, по ним, в случае чего, не будет нанесен ответный удар. Американцы всегда решают свои интересы за чужой счет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.