Глава Центра оборонных исследований: страх перед Россией уменьшает влияние Эстонии в НАТО

Новости

«Другие члены НАТО не разделяют мнения, что Эстония стоит лицом к лицу с экзистенциальной угрозой. Чем эмоциональнее выглядит Эстония в связи с вызовами в сфере безопасности со стороны России, тем менее эффективна она в альянсе, тем меньше ее слушают», — сказал в интервью Eesti Päevaleht бывший американский дипломат Мэтью Брайза, который в марте возглавит находящийся в Эстонии Международный центр оборонных исследований.
Какую пользу извлек для себя центр, наняв вас?
Я привнесу, с академической точки зрения, другой взгляд на вещи, так как 23 года был на дипломатической службе. Попытаюсь и здесь привить понимание, что роль такого центра должна заключаться в том, чтобы влиять на тех, кто принимают решения. Например, делать предложения по новой политике, до которых не додумались.
Почему центр находится здесь? По трем причинам. Во-первых, для консультирования Министерства обороны, которое является нашим основным инвестором. Вторая цель — вновь обратить стратегический взгляд НАТО и ЕС на страны Балтии, Эстонию. И, в-третьих, напомнить союзникам, что Эстония — страна, вносящая вклад в международную безопасность, а не «потребляющая» ее. Эстония создает безопасность как своими миссиями (как в Афганистане), так и, например, навыками в области кибербезопасности.
У вас множество других рабочих мест, живете вы в Турции. Сколько времени сможете посвящать руководству центром и насколько часто будете приезжать в Эстонию?
Я бываю здесь каждый месяц — от двух-трех дней до недели. А в перерывах между приездами у нас идут постоянные совещания по Skype или мы списываемся по электронной почте. Если оценивать, то половина моего времени уходит на работу, связанную с центром, половина — на другие дела.
Прошлой осенью Министерство обороны обнародовало новую десятилетнюю программу развития Сил обороны, которую по сравнению с прошлой сильно урезали. Вы сказали, что Эстония вносит вклад в безопасность. Останется ли она такой страной и в соответствии с новыми планами?
Мы как раз сейчас занимаемся таким анализом. Но, отвечая на ваш вопрос: конечно, это будет и впредь так. В Эстонии и Финляндии многие люди до сих пор верят в тотальную оборону, однако тотальная оборона — не то, что Эстония могла бы по максимуму «вложить» в альянс.
Другие члены НАТО не разделяют мнения, что Эстония стоит сейчас лицом к лицу с экзистенциальной угрозой. Такие взгляды не разделяют и могут даже счесть истеричными, хотя они и обусловлены исторической реальностью и болезненными переживаниями.
Так что избавление от лишнего и сосредоточенность на разумном могли бы для НАТО только увеличить вклад Эстонии.
Афганская миссия, несомненно, то, чем Эстония вносит свой вклад в безопасность, но она близка к завершению. Что могло бы прийти на замену ей?
Как мы видим сейчас в Мали, в мире будут миссии, которые охватывают членов НАТО. Таким образом, будущее НАТО во многом связано с т.н. заграничными миссиями. Необходимости обеспечивать внутреннюю безопасность НАТО, как это было прежде, больше нет.
Эстония сможет продолжить вносить существенный вклад в такие новые миссии, но к этому надо подготовиться. Это я постараюсь здесь разъяснить: надо найти равновесие между внутренним чувством уверенности и опорой на коллективную оборону. Думаю, что именно последняя является ключом к многолетней национальной безопасности Эстонии. Но для укрепления связи с НАТО Эстония должна постоянно быть готова вносить вклад в операции, происходящие за границами альянса. «Другие члены НАТО не разделяют мнения, что Эстония стоит лицом к лицу с экзистенциальной угрозой. Чем эмоциональнее выглядит Эстония в связи с вызовами в сфере безопасности со стороны России, тем менее эффективна она в альянсе, тем меньше ее слушают», — сказал в интервью Eesti Päevaleht бывший американский дипломат Мэтью Брайза, который в марте возглавит находящийся в Эстонии Международный центр оборонных исследований.
Какую пользу извлек для себя центр, наняв вас?
Я привнесу, с академической точки зрения, другой взгляд на вещи, так как 23 года был на дипломатической службе. Попытаюсь и здесь привить понимание, что роль такого центра должна заключаться в том, чтобы влиять на тех, кто принимают решения. Например, делать предложения по новой политике, до которых не додумались.
Почему центр находится здесь? По трем причинам. Во-первых, для консультирования Министерства обороны, которое является нашим основным инвестором. Вторая цель — вновь обратить стратегический взгляд НАТО и ЕС на страны Балтии, Эстонию. И, в-третьих, напомнить союзникам, что Эстония — страна, вносящая вклад в международную безопасность, а не «потребляющая» ее. Эстония создает безопасность как своими миссиями (как в Афганистане), так и, например, навыками в области кибербезопасности.
У вас множество других рабочих мест, живете вы в Турции. Сколько времени сможете посвящать руководству центром и насколько часто будете приезжать в Эстонию?
Я бываю здесь каждый месяц — от двух-трех дней до недели. А в перерывах между приездами у нас идут постоянные совещания по Skype или мы списываемся по электронной почте. Если оценивать, то половина моего времени уходит на работу, связанную с центром, половина — на другие дела.
Прошлой осенью Министерство обороны обнародовало новую десятилетнюю программу развития Сил обороны, которую по сравнению с прошлой сильно урезали. Вы сказали, что Эстония вносит вклад в безопасность. Останется ли она такой страной и в соответствии с новыми планами?
Мы как раз сейчас занимаемся таким анализом. Но, отвечая на ваш вопрос: конечно, это будет и впредь так. В Эстонии и Финляндии многие люди до сих пор верят в тотальную оборону, однако тотальная оборона — не то, что Эстония могла бы по максимуму «вложить» в альянс.
Другие члены НАТО не разделяют мнения, что Эстония стоит сейчас лицом к лицу с экзистенциальной угрозой. Такие взгляды не разделяют и могут даже счесть истеричными, хотя они и обусловлены исторической реальностью и болезненными переживаниями.
Так что избавление от лишнего и сосредоточенность на разумном могли бы для НАТО только увеличить вклад Эстонии.
Афганская миссия, несомненно, то, чем Эстония вносит свой вклад в безопасность, но она близка к завершению. Что могло бы прийти на замену ей?
Как мы видим сейчас в Мали, в мире будут миссии, которые охватывают членов НАТО. Таким образом, будущее НАТО во многом связано с т.н. заграничными миссиями. Необходимости обеспечивать внутреннюю безопасность НАТО, как это было прежде, больше нет.
Эстония сможет продолжить вносить существенный вклад в такие новые миссии, но к этому надо подготовиться. Это я постараюсь здесь разъяснить: надо найти равновесие между внутренним чувством уверенности и опорой на коллективную оборону. Думаю, что именно последняя является ключом к многолетней национальной безопасности Эстонии. Но для укрепления связи с НАТО Эстония должна постоянно быть готова вносить вклад в операции, происходящие за границами альянса.

«Другие члены НАТО не разделяют мнения, что Эстония стоит лицом к лицу с экзистенциальной угрозой. Чем эмоциональнее выглядит Эстония в связи с вызовами в сфере безопасности со стороны России, тем менее эффективна она в альянсе, тем меньше ее слушают», — сказал в интервью Eesti Päevaleht бывший американский дипломат Мэтью Брайза, который в марте возглавит находящийся в Эстонии Международный центр оборонных исследований.
Какую пользу извлек для себя центр, наняв вас?
Я привнесу, с академической точки зрения, другой взгляд на вещи, так как 23 года был на дипломатической службе. Попытаюсь и здесь привить понимание, что роль такого центра должна заключаться в том, чтобы влиять на тех, кто принимают решения. Например, делать предложения по новой политике, до которых не додумались.
Почему центр находится здесь? По трем причинам. Во-первых, для консультирования Министерства обороны, которое является нашим основным инвестором. Вторая цель — вновь обратить стратегический взгляд НАТО и ЕС на страны Балтии, Эстонию. И, в-третьих, напомнить союзникам, что Эстония — страна, вносящая вклад в международную безопасность, а не «потребляющая» ее. Эстония создает безопасность как своими миссиями (как в Афганистане), так и, например, навыками в области кибербезопасности.
У вас множество других рабочих мест, живете вы в Турции. Сколько времени сможете посвящать руководству центром и насколько часто будете приезжать в Эстонию?
Я бываю здесь каждый месяц — от двух-трех дней до недели. А в перерывах между приездами у нас идут постоянные совещания по Skype или мы списываемся по электронной почте. Если оценивать, то половина моего времени уходит на работу, связанную с центром, половина — на другие дела.
Прошлой осенью Министерство обороны обнародовало новую десятилетнюю программу развития Сил обороны, которую по сравнению с прошлой сильно урезали. Вы сказали, что Эстония вносит вклад в безопасность. Останется ли она такой страной и в соответствии с новыми планами?
Мы как раз сейчас занимаемся таким анализом. Но, отвечая на ваш вопрос: конечно, это будет и впредь так. В Эстонии и Финляндии многие люди до сих пор верят в тотальную оборону, однако тотальная оборона — не то, что Эстония могла бы по максимуму «вложить» в альянс.
Другие члены НАТО не разделяют мнения, что Эстония стоит сейчас лицом к лицу с экзистенциальной угрозой. Такие взгляды не разделяют и могут даже счесть истеричными, хотя они и обусловлены исторической реальностью и болезненными переживаниями.
Так что избавление от лишнего и сосредоточенность на разумном могли бы для НАТО только увеличить вклад Эстонии.
Афганская миссия, несомненно, то, чем Эстония вносит свой вклад в безопасность, но она близка к завершению. Что могло бы прийти на замену ей?
Как мы видим сейчас в Мали, в мире будут миссии, которые охватывают членов НАТО. Таким образом, будущее НАТО во многом связано с т.н. заграничными миссиями. Необходимости обеспечивать внутреннюю безопасность НАТО, как это было прежде, больше нет.
Эстония сможет продолжить вносить существенный вклад в такие новые миссии, но к этому надо подготовиться. Это я постараюсь здесь разъяснить: надо найти равновесие между внутренним чувством уверенности и опорой на коллективную оборону. Думаю, что именно последняя является ключом к многолетней национальной безопасности Эстонии. Но для укрепления связи с НАТО Эстония должна постоянно быть готова вносить вклад в операции, происходящие за границами альянса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.