О развитии советского военного искусства в период битвы под Москвой и в Сталинградской битве

История

Изучение вопроса развития военного искусства Красной Армии в боях против немецко-фашистских войск в 1941 – 1942 гг. является актуальным. И Московская (30.09.1941 – 20.04.1942 гг.), и Сталинградская (17.07.1942 – 02.02.1943 гг.) битвы в ходе Великой Отечественной и второй мировой войны вошли в историю не только Советского Союза и его Красной Армии, но и всего мирового сообщества.

В сражениях под Москвой сорван гитлеровский план «молниеносной» войны, захвата столицы СССР г. Москва, положено начало решающему повороту в ходе войны в пользу Советского Союза.

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом ознаменовал начало коренного перелома в ходе Великой Отечественной и второй мировой войны, в корне изменившим весь ход боевых действий.

«Сталинград явился новой и несравненно более высокой ступенью ведения вооруженной борьбы» (История ВОВ т.3 (изд.1961), с.66).

В ходе оборонительных и наступательных боевых действий совершенствовалось советское военное искусство в вопросах планирования и подготовки операции, управления, способов боевых действий войск, их боевого, материально-технического и тылового обеспечения. Вырастали талантливые, с приобретенным боевым опытом молодые командующие фронтами и армиями, командиры корпусов, дивизий, бригад и более младшего звена. Приобретали опыт управления Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандования под Председательством И.В.Сталина. Совершенствовалась работа Генерального штаба. Это позволило Ставке впервые в ходе оборонительных боев под Сталинградом принять решение, совместно с Генеральным штабом Красной Армии и с учетом мнения Военных Советов фронтов спланировать, подготовить и, начиная с 19 ноября 1942 года, успешно провести крупную контр-наступательную операцию по окружению и уничтожению главной группировки противника на Сталинградском направлении (более 330.000 солдат и офицеров – 22 дивизии и 160 отдельных частей).

Это не только военное искусство, это и военная наука.

Вот как написано в истории Великой Отечественной войны Советского Союза том 3 (изд. 1961 г.), стр. 65:

«Сталинградское контрнаступление по своему замыслу и выполнению является величайшим вкладом в военную науку, ее дальнейшим творческим развитием. Оно обогатило военное искусство классическим образцом современной наступательной операции с решительной целью, завершающейся полной ликвидацией крупной вражеской группировки путем ее окружения, уничтожения и пленения».

История военного искусства знает немного примеров, когда уничтожение крупных сил противника достигалось посредством окружения. Более двух тысяч лет назад карфагенские войска под командованием Ганнибала, имея 50 тыс. воинов, окружили и уничтожили в знаменитом сражении при Каннах (Италия) римскую армию под командованием Варрона численностью в 69 тыс. человек. С тех пор «Канны» стали считаться высшим образцом полководческого искусства. Многие полководцы на протяжении веков пытались осуществить «Канны» в борьбе с врагом. Особенно немецкие. Они считали себя «мастерами Канн».

Гитлеровские генералы стремились осуществить «Канны» и в борьбе против Красной Армии. В ходе наступления в 1941 – 1942 гг. немецко-фашистские войска провели несколько крупных операций на окружение: в районе западнее Минска, юго-западнее и восточнее Киева, в районах Вязьмы и Брянска, западнее Воронежа, юго-восточнее Харькова и в др. местах.

На седьмой день после начала войны, 28 июня 1941 г. немецко-фашистские войска окружили три армии в районе западнее Минска. А в сентябре этого же года окружено восточнее Киева четыре советских армии Юго-Западного фронта. И если значительная часть воинов 3, 10 и 13-ой армий Западного фронта выведено из окружения или ушла в партизаны, то в Юго-Западном фронте обстановка была более сложной. Десятки тысяч воинов и сотни командиров и политработников 21, 5, 37 и 26-ой армий героически погибли в неравной борьбе. Значительная часть бойцов и командиров, среди которых много было раненых, не смогла избежать фашистского плена.

Гитлеровское командование объявило в печати, что немецкие войска захватили в районе Киева 665 тыс. пленных. По нашим данным перед началом Киевской операции в ЮЗФ насчитывалось 677085 человек. К концу операции осталось 150541 человек с учетом воинов 40-й и 38-й армий, не попавших в окружение, частей фронтового подчинения и тылов. Большие потери понесли штабы армий и фронта. Погибли командующий фронтом генерал-полковник М.Т. Кирпонос, начальник штаба фронта генерал-майор В.И. Тупиков, член Военного совета фронта М.А. Бурмистренко.

Не менее плачевной была обстановка в октябре 1941 г. в районе Вязьмы, где были окружены части наших четырех армий (10, 20, 24 и 22-ой). И в районе юго-восточнее Харькова, в мае – июне 1942 г., когда вместо успеха Харьковской наступательной операции, 6-я, 57-я армии (командующие генерал-лейтенанты А.М. Городнянский и К.П. Подлас) и армейская группа генерал-майора Л.В. Бабкина были окружены вражескими войсками и в основной массе ликвидированы. Погибли оба командарма, командующий армейской опергруппой и заместитель командующего ЮЗФ генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко.

В Сталинградской битве никто из окруженных немецких солдат и офицеров из кольца окружения не вышел. Только 42.000 раненых и больных немцы вывезли на самолетах. Остальные погибли или взяты в плен советскими войсками.

Группа армий «Центр», имея превосходство в силах и средствах, планировала окружить и Москву. А затем уничтожить и окруженных, и сам город. Но стойкость Советских войск и жителей Москвы не позволила немецко-фашистским варварам это осуществить. Стремление окружить – подтверждает, что окружение – это высший образец разгрома противника.

Мы вправе считать, что первым, настоящим образцом «Современных Канн» является операция по окружению и уничтожению главной группировки немецко-фашистских войск Красной Армией в районе Сталинграда 19 ноября 1942 г. – 2 февраля 1943 г.

На какие вопросы нам следует обратить внимание, изучая опыт развития военного искусства Красной Армии в этой и в предшествующих операциях.

Прежде всего – мудрость замысла и процесс проведения ее планирования.

Идея перехода в контрнаступление возникла в ходе ожесточенных оборонительных сражений. Первые наметки будущей наступательной операции разработались в Ставке в августе 1942 года.

Это был период, когда противник уже преодолел р. Дон в нижнем и среднем течении, овладел Ростовом, Ейском (120 км юго-западнее Ростова), Сальском, подошел к Котельниковскому (~ 120 км юго-западнее Сталинграда), завязал бои на последнем оборонительном рубеже Сталинграда. 23 августа 1942 года вышел к Волге у северной окраины города, а с юга – к Сарпинским озерам.

Это период, когда работники Ставки ВГК и Генерального штаба Красной Армии и их руководители, учитывая просчеты в планировании боевых действий на 1942 год, понимая необходимость принятия срочных мер с учетом наличия возможностей, искали наиболее верный вариант отстоять Сталинград и Кавказ. Всем было ясно, что падение Сталинграда – это сигнал для объявления войны Японией и Турцией против Советского Союза, что могло бы привести к проигрышу нашим государством войны. Выход был один – удержать Сталинград, накопить силы и нанести мощный удар по противнику с целью его разгрома.

О каких просчетах идет речь? Окрыленные успехом Московского контрнаступления на первом этапе, Ставка и Генштаб считали, что противник «выдыхается» и Красная Армия имеет возможность перейти в наступление на всем советско-германском фронте. 5 января 1942 года на заседании Ставки ВГК с участием членов Политбюро ЦК ВКП(б) принято решение о переходе Красной Армии в общее наступление. 7 января издана директива с постановкой задач фронтам. А 10 января в войска направлено директивное письмо о методах организации и проведения наступления.

Представленные командующими фронтов планы одобрены, но не достаточно согласованы. Взаимодействие между фронтами было плохим. Фронтам Ставка раздала Стратегические резервы – одиннадцать вновь сформированных армий. Крупных танковых соединений (танковых и механизированных корпусов) у нас не было. Ни один фро нт не получил достаточного количества сил и средств для выполнения задачи. Общее превосходство в силах и средствах было у противника. Наступление на всех направлениях не оправдало себя. Оно было преждевременным. Ставка старалась подобную ошибку не допустить.

Первоначальный вариант плана носил ограниченный характер. Он предусматривал нанесение удара из Серафимовича и западнее его во фланг вражеской группировке, прорвавшейся в районе Сталинграда, силами одного фронта (две-три армии и три-четыре танковых корпуса).

Усилившаяся напряженность обстановки не позволила осуществить в то время задуманную операцию.

С учетом мнения Военных Советов фронтов план уточнялся. Планировалось окружение путем встречных ударов только той группировки противника, которая вошла в город. Но творческая мысль работала глубже.

В конце сентября Сталинградский фронт переименован в Донской (Командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский), а Юго-Восточный – в Сталинградский (Командующий генерал-полковник А.И. Еременко).
29 октября между Воронежским и Донским фронтами образован Юго-Западный фронт (Командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин).

В окончательном варианте плана, составленного на основе тщательного изучения противника, его обороны, предстоящая операция, условно названная «Уран», отличавшаяся своей целеустремленностью, смелостью замысла и огромным размахом, утверждена в октябре 1942 г. (Схема №1)

Контрнаступление мыслилось как стратегическая операция трех фронтов – Юго-Западного, Донского и Сталинградского. Оно развертывалось одновременно на 400-километровом фронте. Советские войска брали в клещи силы противника на территории радиусом около 100-километров. Чтобы большее количество войск врага окружить.

Красной Армии предстояло прорвать оборону противника, разгромить его войска северо-западнее и южнее Сталинграда, а затем, наступая по сходящимся направлениям, выйти в район Калач на Дону – Советский, окружить 6-ю и 4-ю танковую немецкие армии, создать внутренний и внешний фронт окружения, уничтожить окруженных и развивать наступление на запад.

Важным вопросом был выбор направления главного удара, участков прорыва обороны противника, создания группировок войск для прорыва обороны, подвижных группировок для развития наступления и окружения крупной группировки противника.

По плану, принятому Ставкой ВГК, советские войска, прорывая оборону на флангах ударной группировки противника, выходили кратчайшими путями в ее тыл, тем самым отрезали ее от основных баз снабжения и от значительной части резервов, расположенных в глубине обороны, разрывали коммуникации. Удары наносились там, где оборона была наиболее уязвимой. Таким местом были участки, где действовали румынские войска, боеспособность которых уступала немецким, а фронт обороны их соединений был растянут.

Учитывалось при этом чтобы наши войска имели плацдармы на правом берегу р.Дон и западнее Сарпинских озер, с которых войска будут наступать при прорыве обороны, и кротчайшие пути для встречи с целью окружения противника.

Немаловажное значение имело наличие железнодорожных путей, необходимых для создания группировок войск, их обеспечения и снабжения.

Большое творчество проявили командующие фронтами и армиями при выборе участков прорыва, исходя из поставленных им задач и обороны противника, учитывая условия местности.

Юго-Западному фронту, имевшему общую протяженность свыше 250 км, поставлена ближайшая задача: прорвать с плацдармов западнее и южнее Серафимовича и в районе Клецкой оборону противника и полностью разгромить его на участке Рыбный – Клетская. Этот участок имел протяженность 95 км. На всем участке прорывать оборону невозможно. А полностью разгромить противника нужно. Командующий фронтом определил участки прорыва обороны для каждой армии с учетом их тесного взаимодействия, как при прорыве обороны, так и при развитии наступления. Ширину участков прорыва определяли командующие армиями по согласованию с командующим фронтом с таким расчетом, чтобы, исходя из наличия сил и средств своих и противника, прочности его обороны, можно было создать необходимое превосходство для успешного прорыва обороны противника и развития наступления.

К началу операции советские войска всех трех фронтов не обладали сколько-нибудь существенным превосходством в силах и средствах. По количеству людей силы были равны: у нас 1005000 бойцов, у противника – 1011000. В 1,3 раза наши войска превосходили противника по танкам (894 к 675), по орудиям и минометам (13540 к 10300). А по авиации наши войска уступали противнику в 1,1 раза (1115 самолетов к 1216). (ИВОВ т.3 (изд. 1961 г.), с.26).

На направлениях главных ударов советское командование сумело создать значительное превосходство, как в живой силе, так и в технике за счет умелых перегруппировок. Например, в 21-й армии СЗФ было превосходство над противником: в людях – на всем фронте наступления армии в 1,4 раза, на главном направлении в 3 раза, в артиллерии – на всем фронте в 2,4 раза, а на главном направлении в 4,6 раза. Такая же картина в сосредоточении сил и средств на участках прорыва обороны была и в других армиях.

В создании решающего превосходства над противником в силах и средствах на направлениях главных ударов ярко проявился высокий уровень военного искусства советского командования (ИВОВ т.3, (изд.1961 г.), с.26).

Создание указанного превосходства над противником зависело не только от возросшего таланта высшего комсостава. Его успех был обеспечен высокосознательным трудом советского народа, сумевшего под руководством Государственного Комитета Обороны эвакуировать в июне – ноябре 1941 г. 1523 промышленные предприятия, в том числе
1360 военные, восстановить и наладить их работу. Уже в период битвы под Москвой они выдавали продукцию. В 1942 г. произведено 24700 танков, 25400 боевых самолетов, 127100 орудий, 230000 минометов, в т.ч. и реактивных установок («катюши»). Это позволило создать две ударные группировки: северо-западнее и южнее Сталинграда, насыщенные вооружением, боевой техникой, личным составом, обеспечить их горючим, боеприпасами и другими видами материального снабжения. Все это требовалось своевременно доставить к месту назначения. И это делал опять трудовой народ.

В Сталинградской битве впервые в истории Красной Армии массированно применены бронетанковые и механизированные войска. (Схемы №1, №2) Особенно в период контрнаступления и развития наступления. Всего участвовало в боях: танковых корпусов (тк) – 10, механизированных корпусов (мк) – 6, отдельных танковых бригад (отбр) – 14 и 3 отдельных танковых полка (отп). 83 % (от участвовавших в боях на всем советско-германском фронте) танковых и механизированных корпусов привлечено для развития контрнаступления. К началу контрнаступления танковых корпусов было только 4, механизированных – 3 (60%).

Отдельные танковые бригады, полки и батальоны придавались общевойсковым армиям и действовали совместно с пехотой. В обороне – обороняли рубежи, наносили контратаки, действовали из засад. Часто разрознено. В наступлении обеспечивали продвижение пехоты, уничтожая огневые точки противника. В Сталинградской битве отдельные танковые бригады, полки, батальоны действовали централизованно под руководством своих командиров, тесно взаимодействуя с пехотой. Поротно в стрелковые полки не раздавались, как это было под Москвой.

Танковые и механизированные корпуса применялись как подвижные группы (ПГр) армий. Здесь впервые начали создавать и применять подвижные группы. В 5-й танковой армии (Командующий генерал-лейтенант П.Л.Романенко) ПГр состояла из двух танковых корпусов (1 тк, 26 тк) и одного кавалерийского корпуса (8 кк). В 21-й армии (Командующий генерал-майор И.М. Чистяков) в ПГр входили 4 тк и 3 гв. кк. Это в Юго-Западном фронте. А в Сталинградском фронте в 51-й армии (Командующий генерал-майор Н.И. Труфанов) в ПГр действовали 4 мк и 4 кк. В 57-й армии (Командующий генерал-майор Ф.И. Толбухин) в качестве подвижной группы действовал 13 мк. Подвижные группы успешно решили постановленные им задачи по разгрому резервов противника, окружению его главной группировки и созданию внутреннего и внешнего фронта окружения.

26 тк 5-й танковой армии, захвативший в ночь на 22 ноября 1941 года единственный уцелевший мост через р.Дон у Калача на Дону, переименован в 1-й гвардейский Донской танковый корпус (командир И.Г. Родин).

4 тк (А.Г. Кравченко) 21-й армии, переправившийся по этому мосту, 23 ноября 1942 года соединившийся в Советском (ст. Кривомузгинская) с 4 мк (В.Т. Вольский) 51-й армии и 13 мк (Т.Н. Танасчишин) 57-й армии, успешно потеснивший противника на север в кольцо окружения, получили наименования «Сталинградские». Это впервые в Красной Армии.

Творческим явилось осуществление разгрома противника в оборонительной полосе противника большой протяженности, глубиной 5-8 км, состоящей их двух позиций, в каждой одна-две линии траншей и по 3-4 дзота (деревоземляных огневых точек) на 1 км фронта. Юго-Западным фронтом прорыв обороны осуществлен на пяти узких участках для расчленения оборонявшегося противника на части с целью воспрещения маневра. При этом окружены два румынских корпуса, пленено 27000 солдат и офицеров и три генерала. Отступавшие с этого участка полосы обороны вражеские разрозненные группы войск сопротивления не оказали.

Таким же методом поступила и 51-я, и 57-я армии Сталинградского фронта. На фронте 45 км они прорвали оборону на четырех участках, разгромили 1-ю, 2-ю и 18-ю пехотные дивизии, окружили и взяли в плен 7000 румынских солдат и офицеров.

Следует отметить, что прорыв подготовленной обороны противника не являлся единственным методом обеспечения успеха при переходе в контрнаступление. В оборонительных боях северо-западнее Москвы 1-я Ударная, 20-я, 16-я и 30-я армии 3 декабря нанесли контрудары по наступавшему противнику, которые 5 декабря переросли в контрнаступление. То же самое произошло юго-западнее Москвы. Контрудары 5-й и 33-й армий 3-4-го декабря по прорвавшемуся противнику севернее Нарофоминска переросли в контрнаступление без затраты времени, сил и средств на прорыв подготовленной обороны.

В оборонительных и наступательных боях под Сталинградом изучался вопрос организационных структур танковых и механизированных войск. В первый период войны у нас после расформирования механизированных корпусов, созданных до войны, и расформирования танковых дивизий из-за недостатка танков, в боях участвовали отдельные танковые батальоны и полки. Из батальонов начали формироваться танковые бригады. В Сталинград я прибыл в составе 84-й танковой бригады, будучи командиром танка в 200-ом танковом батальоне. В бригаде было два танковых батальона (200 тб и 201 тб) и мотопехотный батальон. Такая организация бригады просуществовала до конца 1943 года. С февраля 1943 года служил в 277-ом отдельном танковом батальоне, входившим в состав 31-й танковой бригады и имевшим свое Знамя и печать. В апреле – мае 1944 года танковые бригады переформированы. Их состав: три линейных танковых батальона (1-й, 2-й, 3-й тб) по две танковые роты (в роте 10 танков). Было два танковых батальона по три роты. Бывшие 277-й и 278-й отб переформированы в 1-й и 2-й тб, вновь сформирован 3-й танковый батальон и моторизованный батальон автоматчиков (МБА). В бригаде 65 танков и спецподразделения.

22 июля 1942 года, когда бои на Сталинградском направлении шли в междуречье р.Чир и р.Дон, в ходе отступления наших войск началось формирование двух танковых армий. На базе 38-й армии в районе юго-западнее Калач на Дону – 1-й танковой армии (1 ТА): два танковых корпуса (160 танков) и одна стрелковая дивизия. Командующий генерал-майор К.С.Москаленко. На базе 28-й армии – 4-й танковой армии (4 ТА): один танковый корпус (80 танков) и одна стрелковая дивизия. Командующий генерал-майор В.Д.Крюченкин.

Не закончив формирование, эти армии нанесли два контрудара по наступившим вражеским войскам: 27 июля 1 ТА из района Калача на Дону в северо-западном направлении, 28 июля 4 ТА из района Трехостровской в западном направлении. Продвинувшись до 35-40 км, они деблокировали две стрелковые дивизии 62-й армии, окруженные немецкими войсками в районе Верхне-Бузиновки, остановили наступление противника на юг вдоль правого берега р.Дон и на восток, что позволило нашим войскам организованно отойти, закрепиться на новых рубежах и сорвать попытку противника с ходу овладеть Сталинградом.

Однако из-за отставания стрелковых дивизий, плохо организованного артиллерийского и авиационного обеспечения задача выполнена неполностью. Влияло не законченное укомплектование формируемых армий, отсутствие опыта управления танковыми армиями, организации взаимодействия, боевого и материально-технического обеспечения. Все учились, приобретали практический опыт.

В контрнаступлении под Сталинградом принимала участие 5-я танковая армия. В ее составе кроме двух танковых и одного кавалерийского корпусов было еще шесть стрелковых дивизий. Те стрелковые дивизии, которые прорывали оборону противника на главном направлении с помощью танковых корпусов, далеко отстали и от танковых, и от кавалерийского корпусов. Большая часть стрелковых дивизий вела совместно с соединениями 21-й армии бой по окружению, уничтожению и пленению румынских частей 4-го и 5-го корпусов аж до 23 ноября, когда подвижные соединения завершили окружение и создали внутренний и внешний фронт окружения. Управлять такими армиями трудно. И 1-я, и 4-я, и 5-я танковые армии в боях задачи выполнили. Но опыт показал, что включать в состав танковых армий малоподвижные стрелковые дивизии нецелесообразно. Они тормозили маневренность, усложняли управление.

К началу Курской битвы определился типовой состав танковой армии: два танковых, один механизированный корпуса и спецчасти. Танковые и механизированные корпуса не были постоянными. Вновь сформированная в феврале – марте 1943 года 5-я гвардейская танковая армия (Командующий генерал-лейтенант П.А. Ротмистров) имела в своем составе 18 тк, 29 тк и 5 гв. мк. В Прохоровском сражении армии подчинили еще два танковых корпуса (2-й и 2 гв. тк). В боях на Правобережной Украине в 5 гв. ТА было три танковых корпуса (18, 20 и 29 тк) и временами 7 мк или 8 мк. В Корсунь-Шевченковской операции в ходе наступления в 5 гв. ТА было три танковых корпуса (18,20 и 29 тк). А при удержании внешнего фронта окружения армии подчинили стрелковый корпус и воздушно-десантную дивизию. В Белорусской операции «Багратион» в 5 гв. ТА было всего два танковых корпуса (3 гв. тк и 29 тк).

Состав танковых и механизированных корпусов утвердился. В танковом корпусе: три танковых и одна мотострелковая бригады. В механизированном – три механизированные и одна танковая бригады и спецчасти.

Высокоманевренные боевые действия показали танковые и механизированные корпуса без стрелковых дивизий в их составе, но в тесном взаимодействии с общевойсковыми армиями при развитии контрнаступления под Сталинградом в декабре 1942 года и при разгроме контрударных группировок противника. Они стремительно продвигались в глубину обороны, расчленяли врага на части, окружали и уничтожали его, перерезали коммуникации, захватывали аэродромы. 24 танковый корпус Юго-Западного фронта за пять дней продвинулся на 240 км, 24 декабря 1942 года захватил Тацинскую и аэродром с самолетами, перерезал железную дорогу Лихая – Сталинград, что создало угрозу охвата левого фланга армейской группы «Гот» противника. 24 тк преобразован во 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус.

Командир генерал-майор В.М.Баданов первым был награжден орденом Суворова II степени.

В ходе второго этапа Сталинградской битвы произошло встречное сражение при разгроме контрударных группировок противника – Котельниковской и Тормосинской. (Схема №2)

Утром 12 декабря 1942 года немецко-фашистские войска перешли в наступление южнее Сталинграда из района Котельниковского вдоль железной дороги Тихорецк – Сталинград. В состав Котельниковской группировки входили: 57-й – танковый корпус (23-я, 6-я, а затем и 17-я танковые дивизии). Одна только 6 тд в своем составе имела 200 танков и самоходных орудий. Впервые сформированный в немецко-фашистской армии танковый батальон тяжелых танков Т-VI («тигр). Кроме того четыре пехотные и остатки двух кавалерийских дивизий румын, а также отдельные отряды полевой немецкой жандармерии. Эта группировка за три дня продвинулась на 45 км в сторону окруженной группировки немецких войск в районе Сталинграда и продолжала наступать.

Учитывая создавшуюся обстановку Ставка ВГК приняла решение разгромить вначале контрударные группировки врага, после этого заняться ликвидацией окруженных 6 А и 4 ТА немцев. 5-й Ударной армией усилен левый фланг Юго-Западного фронта с целью ликвидации готовящейся к наступлению Тормосинской группировки. Для ликвидации Котельниковской группировки в состав Сталинградского фронта передана предназначавшаяся для участи в ликвидации окруженной группировки противника 2-я гвардейская армия (Р.Я. Малиновского). В ее состав входили 1-й и 13-й стрелковые корпуса и 2-й гвардейский механизированный (К.В. Свиридова). Армия усилена 7-м танковым корпусом (П.А. Ротмистрова) и 6-м механизированным корпусом (С.И.Богданова). После выгрузки, совершив 200-280 км марш в зимних условиях по бездорожью, 2 гв. армия 24 декабря перешла в наступление. Одновременно после перегруппировки возобновил наступление и враг основными танковыми силами группы «Гот». Разгорелись ожесточенные встречные бои крупных соединений. 2-я гв. армия сломила сопротивление противника и начала продвигаться в направлении Котельниковского. Особый успех имели подвижные войска. 7 тк, обходя узлы сопротивления, преодолел более 120 км, к 27 декабря вышел в район Котельниковского в тыл группировки противника, разгромил его резервы и тылы, захватил аэродром с самолетами и к 29 декабря овладел городом. Продолжая успешное наступление 7 тк и 6 мк на Дубовское, а 13 мк и 3 гв. мк на Зимовники, эти высокоподвижные соединения создали угрозу коммуникациям всей Котельниковской группировки.

7-й танковый корпус за отвагу в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность был преобразован в 3-й гвардейский Котельниковский танковый корпус. Командиру корпуса П.А. Ротмистрову присвоено воинское звание генерал-лейтенант и поручено Ставкой формировать новую 5-ю гвардейскую танковую армию.

2 гв. мк в районе Верх. Курмоярская переправился на западный берег р.Дон, и продвинувшись на 50 км, нанес с юга удар по Тормосинской группировке, что способствовало ее разгрому.

Успешное продвижение четырех танковых (17, 18, 24 и 25 тк), одного механизированного (1 гв. мк) корпусов и 5-й танковой армии Юго-Западного фронта в юго-восточном направлении, четырех механизированных (2 гв., 6, 13 и 3 гв.) корпусов и одного танкового (7 тк) Сталинградского фронта в юго-западном направлении в тесном взаимодействии с общевойсковыми армиями, кавалерийскими корпусами, артиллерией и авиацией удалось в короткие сроки ликвидировать контрударные группировки врага и к 31 декабря 1942 года отодвинуть внешний фронт от окруженных до 320 км на северо-запад и до 240-120 км на запад и юго-запад.

Совершенствовались приемы и методы боевых действий в тактическом звене.

Успешное выполнение боевой задачи стрелковой дивизией, полком, батальоном в наступлении в значительной степени зависело от построения боевых порядков, правильного использования танков, применения артиллерии и их взаимодействия. При прорыве обороны применялось двухэшелонное построение боевых порядков в дивизиях и полках. Имелись резервы. В ходе развития наступления в оперативной глубине от полков высылались авангардные батальоны и разведка. А от дивизий – передовые отряды в составе усиленного полка.

В танковых и механизированных корпусах в передовой отряд направлялась усиленная бригада. От нее впереди наступал, преследуя противника, усиленный батальон. В качестве разведки впереди на удалении зрительной связи шел боевой разведдозор (БРД) – танковый взвод (три танка) от танкового батальона. От мотострелкового (механизированного) батальона – усиленный высокоподвижный взвод. При встрече противника авангардные батальоны сбивали его или обходили. Этим добивались высоких темпов продвижения и обеспечения главных сил от внезапного нападения противника.

Успеху контрнаступления наших войск под Сталинградом способствовала внезапность наступления. Она достигалась скрытностью подготовки наступления, дезинформацией противника, маскировкой передвижения и сосредоточения войск и другими мероприятиями. Контрнаступления наших войск под Сталинградом противник не ожидал. Для него это явилось внезапностью. Успех продвижения войск к Сталинграду и на Кавказ, замысел овладеть Сталинградом, втянуть Турцию и Японию в войну против СССР, окончательно разгромить Красную Армию и победоносно закончить войну затуманили мозги Гитлеру и его генералам до такой степени, что они даже не подумали о возможности опасного для них поворота в ходе боевых действий, который произошел под Сталинградом. Подвела фашистов и их разведка.

Однако главным при этом явилась скрытная подготовка контрнаступления наших войск. И планирования. И подготовки.

Три месяца с большим напряжением двигались ежесуточно поезда с Востока нашей Родины СССР в сторону Сталинграда.

Три месяца советский трудовой и военный народ, принимавший участие в выполнении этой задачи, знал, в какие районы и для чего сосредоточиваются войска, боевая техника и необходимые грузы. Но к противнику эти сведения не просочились. В этом заслуга Ставки Верховного Главнокомандования. В этом заслуга и высокий патриотизм нашего высокосознательного, преданного своей Родине народа.

В период подготовки к переходу в всеобщее наступление Красной Армии зимой 1942 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решительные меры к обобщению и освоению войсками опыта боевых действий в ходе контрнаступления под Москвой.

В директивном письме Ставки от 10 января 1942 г. излагались выводы, сделанные на основании опыта контрнаступления, и вскрывались серьезные оперативные и тактические недостатки в действиях войск. Указывалось, что одной из причин медленного прорыва тактической зоны обороны противника является рассредоточенные действия советских войск на отдельных направлениях и применение артиллерии только для артподготовки. Ставка приказала отказаться от равномерного распределения дивизий по фронту, потребовала создавать на главных направлениях сильные ударные группировки, а от артиллерийской подготовки перейти к артиллерийскому наступлению, то есть поддерживать огнем пехоту и танки до окончательного прорыва вражеской обороны. Письмо давало рекомендации по массированному применению артиллерии и танков и организации взаимодействия родов войск на всю глубину наступления.

22 января 1942 г. Ставка издала приказ, в котором потребовала танковые бригады и отдельные танковые батальоны в бою, как правило, применять в полном составе и в тесном взаимодействии с пехотой, артиллерией и авиацией. Приказ запрещал вводить танки в бой без предварительной разведки и командирской рекогносцировки. Этот приказ положил начало массированному использованию советских бронетанковых войск.

Освоение передового опыта осуществлялось в военных училищах при подготовке командирских кадров. На курсах усовершенствования командного и начальствующего состава, на курсах подготовки младших специалистов. В феврале 1942 г. в системе Всевобуча начали создаваться специальные комсомольско-молодежные подразделения, в которых готовились истребители танков, пулеметчики, снайперы и минометчики. Они составляли резерв действующей армии или направлялись на фронт, где наилучшим способом изучался и совершенствовался боевой опыт.

Новые краткосрочные училища по подготовке первичных офицерских званий начали создаваться в начале войны. Большие потери самолетов на аэродромах и в воздухе, потери танков, артиллерийских орудий, а с ними и личного состава, в том числе и командиров первичного звена (танк, самолет, орудие, взвод) требовали их быстрого восполнения. Подготовить в короткий срок способного для ведения боя командира можно было только из человека, имеющего среднее образование. После призыва в Красную Армию 28 июля 1941 года многие выпускники Золотоношской педагогической школы, в том числе и я, направлены во вновь сформированное 2-е Харьковское танковое училище (2 ХТУ), передислоцированное в октябре 1941 г. в Самарканд Узбекской ССР. Училище готовило командиров танков и танковых взводов. Срок обучения 6 месяцев. В связи с появлением нового танка Т-70 (вместо
Т-60) нам срок обучения продлили еще на 6 месяцев. Мы, курсанты, изучали новые боевые порядки танкового взвода, танковой роты и танкового батальона в наступлении. Новшество заключалось в том, что место командира определялось за боевым порядком роты и за боевым порядком батальона. До этого их место было впереди, что приводило к плохому управлению и к быстрой потере командиров рот и батальонов. Место командира взвода – в боевой линии наравне с линейными танками. После окончания училища 28 июля 1942 г. большую группу молодых офицеров-танкистов направили в Горький на автозавод получать танки. Меня назначили командиром танкового взвода (три танка). Условие было такое: курсант, закончивший училище и сдавший госэкзамен без «троек», получал воинское звание «лейтенант» и мог быть назначен командиром взвода. А кто получил на госэкзамене хоть одну «тройку», тому присваивалось воинское звание «младший лейтенант» и назначался командиром танка. По прибытии в составе маршевой роты в 84-ю танковую бригаду командование бригады (командир, комиссар и начальник штаба) меня в должности командира танкового взвода не утвердило и предложило ехать в Горький снова получать танки. Молодой (не было еще и 19), не имел боевого опыта. Я попросил назначить меня командиром танка, чтобы в составе бригады уехать на фронт.

Просьба удовлетворена. Так я попал в Сталинград.

В первой части этой статьи обращено внимание на наиболее важные вопросы в развитии военного искусства Красной Армии в ходе наступления. Ибо новое творчество наиболее ярко проявилось в наступательных боях и в значительной степени способствовало нашему успеху.

Сталинградская битва длилась шесть с половиной месяцев. Четыре месяца из них – оборонительные бои (17.07 – 18.11.1942 гг.).А в городе они продолжались более пяти месяцев ( 23.08.1942 г. – 31.01.1943 г.).
23 августа1942 г. 14 танковый корпус 6-й армии немцев вышел к р.Волга на участке : Латошинка – Рынок и завязал бой за северную часть Сталинграда. Сталинград объявлен в осадном положении . 31 января 1943 г. командующий окружённой в Сталинграде группировкой немецко-фашистских войск фельдмаршал Паулюс принял ультиматум о капитуляции и прекратил сопротивление.

Мне довелось участвовать в боях в Сталинграде. Впечатление грустное. После выгрузки на ж.д. станции в 50 км восточнее Сталинграда 200-й танковый батальон 84-й танковой бригады подошёл к Волге. Город, вытянувшийся на 30 км по западному берегу реки, — горел. Ночью на паромах переправились и заняли оборону. Огневая позиция моего танка Т-70 в 150 – 200 м сев.-зап. забора Сталинградского тракторного завода (СТЗ). р.Волга – 1,5-2 км позади. Впереди слева ровное открытое поле. Далее – жилой посёлок тракторозаводцев. Прямо перед танком редкий кустарник, а в 200-300 м в глубину – отдельные дома. Там уже немцы. Метрах в 30-50 впереди траншея наших войск. Но красноармейцев не видно.

Это был левый фланг 84-й танковой бригады, оборонявшейся в северной части Сталинграда на рубеже: тракторный завод, пос. Спартановка, Рынок.

Ежедневные бомбёжки. Частые атаки противника с целью овладеть тракторным заводом, выйти на этом направлении к Волге, расчленить 62-ю армию на части и уничтожить ее. Если учесть, что 62-я и 64-я армии, оборонявшие Сталинград, уже были отрезаны от своих войск с севера и с юга, что связь, всё боевое и материальное обеспечение осуществлялось только через Волгу, то можно понять всю сложность удержания города.

23 и 24 августа противник нанёс по Сталинграду массированный авиаудар. Город с 600 тыс. населением превратился в груды развалин.
400 тыс. жителей города эвакуировано. Остальные работали на заводах, ушли в ополчение, в батальоны истребителей танков, готовили  инженерные заграждения, вступали в воинские части связистами, снайперами, санитарками. Особенно девушки. Город обороняли воины Красной Армии и трудовой народ в тесном взаимодействии.

Например. Атаки противника на СТЗ отражали: левый фланг нашего танкового батальона и тракторозаводцы (бойцы ополчения и рабочие). Своей пехоты не было. При этом перед каждой атакой к танку прибегал юноша с завода (13-15 лет) и предупреждал о том, что немцы готовятся к атаке. На заводе работали и жили  отцы и дети, а с занятой немцами территории – целые семьи. Вот эти юные ребята, зная все ходы, проходы, укрытые места, умевшие владеть оружием, и вели разведку. Иногда пробирались и в расположение врага, добывая ценные сведения. Так было и на других заводах: «Баррикады», Красный Октябрь.

В ходе этих боёв я из своего танка уничтожил три танка и два орудия противника. Учёта уничтоженной пехоты врага совместно с тракторозаводцами у меня не было.

13 сентября 1942 г. немецко-фашистские войска начали штурм города. (13 дивизий, 3 тыс. орудий и миномётов, 500 танков, 1000 самолётов). Очень тяжелое время. Но наши воины держались. Они находили новые методы и формы тактической борьбы с врагом. Вели бой за каждый завод, за каждый жилой квартал, за дом, за важный узел или пункт обороны. Железнодорожный вокзал 13 раз переходил из рук в руки. Мамаев Курган – несколько раз. Дом Павлова Я.Ф удерживался в окружении двенадцатью бойцами Красной Армии восьми национальностей, что создавало врагу много неприятностей.

Наши воины переходили даже в контратаки. В одной из них довелось участвовать и мне. Стрелковый батальон обязан был овладеть тремя домами, в 1,5 – 2 км сев.-зап. тракторного завода. Мой танк Т-70 (командир танка лейтенант Фень А.Ф, механик-водитель старший сержант Свечкарёв И.И.) получил задачу поддержать огнём левофланговую стрелковую роту при овладении двухэтажным домом барачного типа. 27 осколочных 45 мм снарядов я послал поочерёдно во все окна первого и второго этажа. Когда наша пехота подползла ближе к дому, по сигналу ракетой прекратил огонь по окнам и послал ещё два снаряда по группе немцев, бежавших к  дому на помощь. А наши стрелки с криком “Ура” ворвались в дом, добили оставшихся в живых вражеских солдат и овладели домом.

Небольшая часть жилого квартала была освобождена. Это вынудило врага остановить временно атаки на СТЗ и перебросить часть своих подразделений на это направление.

Возвращаясь по приказу в расположение своей танковой роты, мы с И.И.Свечкаревым подобрали на улице оставленный без экипажа танк нашей роты и прибуксировали его в своё расположение. За эти боевые действия командир стрелкового батальона похвалил, а командир моей роты старший лейтенант И.К. Синица пообещал представить наш экипаж к награде.

Описанный эпизод по овладению домом – это был один из методов борьбы в городе. Командиры соединений и частей отказались от контратак целыми частями. В полках создавались штурмовые группы, малые по численности, сильные ударом, изворотливые. В данном случае действовали три штурмовые группы, каждая в составе стрелковой роты и одного танка.

Много нового применялось в действиях войск и в управлении, и в боевом обеспечении.

Чтобы лишить возможности противника бомбить наш передний край в 62-й армии максимально сокращено расстояние между советскими и немецкими войсками (До броска гранаты). Штабы приблизились к переднему краю.

Ввиду недостатка танков в общевойсковых соединениях и частях в городе их использовали рассредоточено по одной – две машины на важных направлениях, как огневые точки, или включали в штурмовые группы. Кроме того, рабочие СТЗ ремонтировали танки, изготовили 170 башен с пушкой и пулемётом и передали их на передний край для установки в качестве огневых точек.

Отличительными чертами боевого применения артиллерии в период оборонительных боёв являлись её массированное использование и централизованное управление артиллерийским огнём. Создавались армейские артиллерийские группы, которые располагались на восточном берегу р.Волга и вели огонь по противнику с закрытых огневых позиций. Для отражения атак пехоты и танков противника создавалась фронтовая артгруппа. Управлял ею командующий артиллерией 51-й армии генерал-майор артиллерии В.П.Дмитриев (После войны в пятидесятые годы служил в БВО). Противотанковая артиллерия и малокалиберные минометы действовали со штурмовыми группами в боевых порядках стрелковых и танковых подразделений. Наблюдательные пункты командиров артиллерийских частей и подразделений располагались рядом с пунктами управлений стрелковых и танковых частей и подразделений.

Новшеством в боях в городе Сталинград было снайперское движение. В каждом полку созданы группы охотников-снайперов. Только в 62-й армии было 400 снайперов. Они уничтожили более 6 тыс. гитлеровцев.

С особой гордостью отмечаются героические дела комсомольцев и молодежи при обороне города. За героизм, проявленный в Великой Отечественной войне, комсомольская организация Сталинграда награждена орденом Красного Знамени (Ист. ВОВ т. 2, с. 451).

Важным шагом в развитии военного искусства Ставкой ВГК явилась организация боевого и материально-технического обеспечения войск и населения крупного, имеющего большое стратегическое значение города Сталинград, охваченного с трёх сторон и прижатого вражескими войсками к великой русской реке Волга. Это обеспечение проводилось силами и средствами Волжской военной флотилии под командованием контр-адмирала Д.Д.Рогачева и Нижне-Волжского речного пароходства. Воинские части и соединения, десятки тысяч бойцов и тысячи тонн боеприпасов, горючего, продовольствия и другого имущества переправлено с левого берега Волги в Сталинград. Эвакуировано из Сталинграда гражданское население, тысячи, а в тяжелые дни – десятки тысяч раненых бойцов и командиров. В 62-й армии небольшой коллектив подвижного полевого госпиталя № 689, расположенного в городе в подвалах, в период ожесточенных боёв ежедневно оказывал медпомощь 600-800 раненым и отправлял их на левый берег реки Волга.

Военная флотилия поддерживала боевые действия сухопутных войск огнём. А в самые трудные моменты, когда противник прорывался к Волге, а окружённые на заводах, в домах и других важных пунктах наши воины вели неравный бой, Волжская военная флотилия ночью переправляла целые дивизии для восстановления положения. В конце сентября – начале октября через Волгу переправлено шесть дивизий и одна танковая бригада.

В ночь на 14 и 15 сентября переправлена в Сталинград 13-я гвардейская стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор А.И.Родимцев. Она с ходу выбила противника из центра города, а 16 сентября штурмом овладела Мамаев Курганом. Вражеские войска здесь отброшенные от Волги.

В ночь на 17 октября корабли Волжской флотилии переправили из-за Волги в Сталинград 138-ю стрелковую дивизию полковника И.И.Людникова, которая с ходу контратаковала врага, освободила СТЗ и установила в районе завода «Баррикады» связь с частями 37-й гв. и 95-й стрелковых действий.

На этих двух примерах отслеживается тесное взаимодействие сухопутных войск 62-й армии генерал-майора В.И.Чуйкова и 64-й армии генерал-майора М.С.Шумилова с Волжской военной флотилией.

Последний пример мне запомнился особенно. 14 октября был днём самых ожесточенных боёв за весь период обороны Сталинграда. Утром после мощной артиллерийской подготовки противник перешёл в наступление силами до восьми дивизий на район заводов. Главный удар наносился в направлении тракторного завода силами пяти дивизий и более 180 танков. Авиация противника в этот день произвела более 2 тыс. самолетовылетов. Во второй половине дня 14 октября вражеские войска вышли в район северного стадиона СТЗ  и завязали бой в цехах завода. А к исходу15 октября захватили СТЗ и вышли в этом районе к Волге, отрезав от главных сил 62-й армии часть её соединений. Эти соединения объединены в группу и под командованием её командира полковника С.Ф.Горохова и комиссара — старшего батальонного комиссара В.А.Грекова заняли круговую оборону в районе Рынок-Спартановска (1-4 км сев.-вост. СТЗ) и удерживали этот район до конца оборонительного сражения.

К слову сказать, эти два героя-сталинградца в послевоенный период служили в Беларусии: С.Ф.Горохов – начальником управления кадров БВО, а В.А.Греков – членом Военного Совета округа.

84-я танковая бригада (командир полковник Д.Н. Белый) и её 200-й танковый батальон (командир м-р М.С.Тесленко), в котором я служил, 14 и 15 октября вели упорные бои в районе СТЗ и севернее.

14 октября 1942 г. при подготовке танка к бою я был ранен. И.И.Свечкарёв занёс меня в блиндаж, вызвал фельдшера, который осмотрел рану, перевязал и сказал чтобы ожидал в блиндаже: «За тобой придут и отведут на переправу». Это было ближе к вечеру. Ожидал до утра. Никто за мной не пришёл. Утром вышел из блиндажа. Осмотрелся. Танка моего нет. Механика-водителя нет. Никого из наших нет. Оглянулся назад, а там, у железнодорожного полотна под прикрытием вагонов, стоявших россыпью, лежат немцы головой в сторону Волги. Я оказался у них в тылу. Решил проскочить в промежуток 15-20 м между вагонами. С подвязанной через плечо левой рукой из-за ранения, с пистолетом в правой руке и двумя гранатами за ремнём комбинезона подошёл поближе. У вагона справа у колёс и слева — два немца. Метров с 15 делаю выстрел в правого, потом в левого и быстро побежал между этими вагонами в сторону Волги. Лежавшие в обороне за третьей ж.д. колеёй наши солдаты открыли огонь по немцам, что спасло мне жизнь. В лодке переправились на остров Спорный, потом по пешеходному мосту на восточный берег р.Волга. В медсанвзводе бригады перевязали рану и направили в госпиталь на ст. Джаныбек.

Почему о событиях 14 октября 1942 г. более подробно рассказываю? Причины две.

Первая. Вести бой в осажденном городе, удерживать более двух месяцев ограниченными силами небольшой квартал, будучи в окружении, при недостатке боевого и материального обеспечения, и победить – это тоже метод ведения боя в городе.

Вторая. В ходе выступлений перед молодежью слушатели часто задают вопрос: Какая награда у меня за Сталинград. Рассказывая о боях в Сталинграде, я молодежи разъясняю, что главная награда для меня заключается в том, что мы в Сталинграде победили и что я остался живым. Медаль «За оборону Сталинграда», учрежденную 22 декабря 1942 г., мне вручил Центральный военком г. Минска в 1979 г. после увольнения из рядов Советской Армии. В период боев в Сталинграде заниматься наградами некогда, да и рано, не дождавшись победы. А после окончания Сталинградской битвы мой механик-водитель И.И. Свечкарев, награжден орденом Отечественной войны 2-й степени. В его наградном листе (представление к награде) описаны и события боевых действий, когда мы с ним были экипажем танка Т-70 в августе – октябре 1942 г. в Сталинграде.

Мои сталинградские командиры 14 октября 1942 г. оставили меня раненого командира танка Т-70 лейтенанта Феня А.Ф. в блиндаже фашистам на растерзание, а сами (в т.ч. мой механик-водитель И.И. Свечкарев) уехали на танках в новый район обороны. Узнал я об этом в 1946 г., когда поступил в Военную Академию БТВ и кадровики только в конце первого курса учебы нашли мое личное дело в архивах.

Представляя моего боевого сталинградского механика-водителя И.И. Свечкарева к правительственной награде, руководство 84-й танковой бригады (командир полковник Д.Н. Белый, комиссар Н.А. Сафонов) и 200-го танкового батальона (командир-майор М.С. Тесленко) меня заживо похоронило и личное дело отправило в архив. Это негатив. Но так, к сожалению, тоже бывало. И забывать об этом нельзя.

Совершенствование искусства ведения вооруженной борьбы, способов и методов боевых действий войск управляемо. Без знаний, умения предвидеть и без устойчивого управления новое приживается плохо. Ход боевых действий Красной Армии против достаточно вооруженной, с боевым опытом немецко-фашистской армии это подтверждает. В первый период Великой Отечественной войны потеря управления приводила к неприятностям. В Сталинградской битве управление было надежным.

Вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. и стремительное продвижение ее войск в глубь страны вынудило руководство СССР экстренно принять ряд мер с целью обеспечения условий для ведения затяжной войны и достижения победы.

Одним из важных мероприятий было создание нового народного хозяйства, в том числе и военного, в Восточных районах страны за счет эвакуации промышленных предприятий из прифронтовой зоны, и строительства новых. Важным мероприятием было укрепление боеспособности Вооруженных Сил. Для выполнения этой задачи требовалось устойчивое управление государством и его армией.

Постановлением СНК СССР (Председатель И.В. Сталин – с мая 1941 г.) и ЦК ВКП(б) (Генеральный секретарь И.В. Сталин – с 1922 г.) 23 июня 1941 г. создается Ставка Главного Командования Вооруженных Сил СССР (с 10 июля – Ставка Верховного Командования, возглавляемая И.В.Сталиным). А 24 июня – Совет по эвакуации.

30 июня 1941 г. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) образуется Государственный комитет Обороны (ГКО) под председательством И.В. Сталина.

Указом Президиума Верховного Совета СССР И.В. Сталин 19 июля назначается Народным комиссаром обороны.

В период битвы под Москвой 25 октября 1941 г. решением ГКО под председательством А.И.Микояна был создан специальный Комитет по эвакуации (вместо Совета). А 23 декабря 1942 г. – образован Государственный Комитет по разгрузке ж.д. станций и наведению порядка в движении поездов.

Централизация власти в руках И.В. Сталина позволила продуманно организовать работу всех органов Государственной власти – исполнительной, партийной и военной – по созданию условий для надежного отпора нашествию, вероломно напавшего на нашу страну врага, с последующим его уничтожением.

25 октября 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) поручили заместителю Председателя Совнаркома Н.А. Вознесенскому:

«…представлять в г.Куйбышеве Совет Народных Комиссаров СССР, руководить работой эвакуируемых на Восток наркоматов и прежде всего наркоматов: Авиапром, Танкопром, Вооружения, Черной Металлургии, Боеприпасов и добиться того, чтобы в кратчайший срок были пущены в ход заводы, эвакуированные за Волгу, Урал и Сибирь» (ИВОВ, т. 2 (изд. 1961 г.), с. 148).

Секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Андрееву, находившемуся в Куйбышеве с частью аппарата ЦК партии, по решению Политбюро от 25 октября 1941 г. разрешалось давать от имени Центрального Комитета указания и распоряжения обкомам Поволжья, Урала, Средней Азии и Сибири по вопросам организации промышленности в связи с эвакуацией промпредприятий в эти области, а также по вопросам сельскохозяйственных заготовок.

Централизованными органами власти под Председательством И.В. Сталина решались и другие насущные вопросы того времени. Это вопросы мобилизации и пополнения рядов Вооруженных Сил, создания резервов, подготовки кадров военных и рабочих специалистов, организации ополчения, партизанской борьбы, материально-технического обеспечения, морально-психологического воспитания, укрепления дисциплины и другие.

Еще 22 июня 1941 г., в день нападения Германии на нашу страну, премьер-министр Великобритании У. Черчиль заявил о поддержке Советского Союза в войне против фашистской Германии. А 24 июня президент США Ф. Рузвельт – о готовности американского правительства предоставить помощь Советскому Союзу. В тяжелые дни битвы под Москвой и развернувшегося наступления гитлеровских войск на Сталинград и Кавказ активизировалась работа И.В. Сталина и подчиненных ему органов власти по созданию Антигитлеровской Коалиции и по организации взаимопомощи в борьбе против фашистского блока.

29.09 – 1.10.1941 г. проведена Московская конференция представителей СССР, США и Англии по вопросам взаимных военных постановок.

1 января 1942 г. в Вашингтоне подписана декларация 26 государств об использовании всех военных и экономических ресурсов этих стран для борьбы против фашистского блока.

26 мая 1942 г. в Лондоне подписан договор между СССР и Великобританией о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны.

12 июня 1942 г. опубликовано англо-советское и советско-американское коммюнике о договоренности открыть второй фронт в Европе в 1942 г.

Принятыми мерами, упорным трудом советского народа, умелым управлением обеспечена подготовка и успешное проведение Сталинградской битвы. На ее уроках совершенствовалось воинское мастерство, продолжало развиваться военное искусство в последующих операциях в зависимости от условий их проведения. Основным направлением избрано – совершенствование операций Красной Армии по окружению и уничтожению противника.

Ярким примером хорошего наследия является Белорусская наступательная операция «Багратион». В ходе ее проведения осуществлено окружение противника и его ликвидация в пяти районах. В районе Витебска окружено – 30 тыс. солдат и офицеров врага силами двух фронтов (1 ПФ и 3 БФ), в районе Бобруйска – пять дивизий силами одного фронта (1 БФ), восточнее Минска – более 100 тыс. силами трех фронтов (3, 2 и 1 БФ), в районах Вильно и Бреста – силами 3 БФ и 1 БФ ликвидированы гарнизоны и остатки оборонявшихся войск врага.

Только два окружения осуществлено в прифронтовых районах (Витебск, Бобруйск). Остальные – в оперативной глубине. В районе восточнее Минска в 150-210 км от бывшего переднего края обороны окружена и ликвидирована более 100 тыс. группировка противника. При этом окружение осуществлено танковыми соединениями, принимавшими участие в Сталинградской битве, преобразованными в гвардейские и получившими впервые в Красной Армии почетные наименования: 3-го гвардейского Котельниковского (бывшего 7 тк) и вновь сформированного 29-го танковых корпусов 5-й гвардейской танковой армии, 2-го гвардейского Тацинского (бывшего 24 тк) и 1-го гвардейского Донского (бывшего 26 тк) танковых корпусов.

В Белорусской наступательной операции успешно применены подвижные группы фронтов и армий. Они получили дальнейшее развитие. Состав фронтовых подвижных групп был неоднообразный и зависел от выполняемых задач. В 3-м Белорусском фронте одну подвижную группу (ПГр.) представляла 5-я гвардейская танковая армия (3 гв. тк и 29 тк), другую – конно-механизированная группа (КМГ) Осликовского (3 гв. кк и 3 гв. мк). В 1-ом Белорусском фронте было три подвижные группы. Одну из них представляла 2-я танковая армия (на левом крыле фронта). Другую (в центре) – конно-механизированная группа (КМГ) Плиева (в составе 4 гв. кк и 1 мк). Третью (на левом крыле фронта) – конно-механизированная группа Крюкова (в составе 2 гв. кк и 11 тк).

Нельзя не упомянуть в проявленной Ставкой ВГК мудрости в последовательном нанесении ударов по врагу. Операция «Багратион» началась 23 июня 1944 г., а 10 июля 1944 г. перешел в наступление 2 ПФ, 13 июля – 1 УФ, 17 июля – 3 ПФ, 18 июля – левое крыло 1 БФ, 24 июля Ленинградский фронт. Это сковывало маневр войск противника, способствовало успешному проведению операции «Багратион».

Применялся метод расчленения оборонявшегося и отступавшего противника на части и окружения его более мелких группировок с последующим уничтожением, как это было при развитии контрнаступления советских войск под Сталинградом в декабре 1942 г.

Однако венцом развития военной науки и искусства явилась Берлинская стратегическая наступательная операция, осуществленная 1-м и 2-м Белорусскими, 1-м Украинским фронтами и Краснознаменным Балтийским флотом. В ходе ее разгромлено путем окружения, расчленения и уничтожения 70 пехотных, 12 танковых и 11 моторизованных дивизий, взято в плен около 480 тыс. солдат и офицеров, захвачено более 1,5 тыс. танков и самоходных орудий, 4,5 тыс. самолетов, 10917 орудий и минометов.

Советская военная наука и военное искусство в тяжелые годы Великой Отечественной и второй мировой войны одержали Победу.

Решающие операции противника на советско-германском фронте – наступления на Москву и на Сталинград – были задуманы также в форме окружения и уничтожения.

Однако, несмотря на огромную массу войск, брошенных гитлеровским командованием, их большую маневренность и пробивную силу, эти операции закончились полным провалом. Под Сталинградом немецко-фашистские войска сами стали объектом грандиозных «Канн» ХХ века, устроенных им Красной Армией.

Вооруженная передовой советской военной наукой Красная Армия полностью развенчала военную доктрину немецких генералов, перед которой долгое время преклонялись военные специалисты многих буржуазных стран. «Битва под Сталинградом, — вынужден признать Гёрлитц (Авт. – начальник германского Генерального штаба), – положила начало банкротству всей гитлеровской стратегии, в основе которой лежали иллюзии и соображения престижа». (См. ИВОВ, т.3, с. 66).

Мы живем в другой обстановке. Значит и борьба за укрепление и защиту своего государства иная. Способы и методы этой борьбы молодежь изучает в военных учебных заведениях, совершенствует в ходе службы в армии. И это правильно. Но нельзя забывать и опыт бывшей войны и приобретенный в годы локальных конфликтов.

Обстановка в мире усложняется. Идет борьба за первенство в экономическом развитии, за первенство в управлении миром.

Разного рода «обамы», «саркози» и примкнувшие к ним, не могут без войны жить, ибо не знают что это такое, не испытали ее на себе (большой или малой). «Цветные» революции, «санкции», двойные стандарты, продолжающаяся борьба бывших союзников (США, Англия, Франция и др.) за первенство в Победе во второй мировой войне, насаждение путем военных действий «демократических» режимов, угодных США и НАТО – все это происки фашизма, который мы разгромили в 1941 – 1945 годах. И хорошее начало положили в Сталинградской битве. Активным и правдивым освещением событий мы не должны допустить искажения истории и возрождения фашистских действий. Именно Советский народ в Сталинградской битве под руководством мирового вождя и наставника того времени И.В. Сталина положил начало коренного перелома в ходе Великой Отечественной и второй мировой войны, разгромил фашизм и его главное гнездо – фашистскую Германию. Народы мира восприняли победу под Сталинградом как символ величия и непобедимости Советского государства.

Как написано в истории Великой Отечественной войны Советского Союза: «Пройдут десятилетия, пройдут века, а человечество с благодарностью будет хранить в памяти великий подвиг Советского народа, осуществленный им под Сталинградом».

Изучение вопроса развития военного искусства Красной Армии в боях против немецко-фашистских войск в 1941 – 1942 гг. является актуальным. И Московская (30.09.1941 – 20.04.1942 гг.), и Сталинградская (17.07.1942 – 02.02.1943 гг.) битвы в ходе Великой Отечественной и второй мировой войны вошли в историю не только Советского Союза и его Красной Армии, но и всего мирового сообщества.

В сражениях под Москвой сорван гитлеровский план «молниеносной» войны, захвата столицы СССР г. Москва, положено начало решающему повороту в ходе войны в пользу Советского Союза.

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом ознаменовал начало коренного перелома в ходе Великой Отечественной и второй мировой войны, в корне изменившим весь ход боевых действий.

«Сталинград явился новой и несравненно более высокой ступенью ведения вооруженной борьбы» (История ВОВ т.3 (изд.1961), с.66).

В ходе оборонительных и наступательных боевых действий совершенствовалось советское военное искусство в вопросах планирования и подготовки операции, управления, способов боевых действий войск, их боевого, материально-технического и тылового обеспечения. Вырастали талантливые, с приобретенным боевым опытом молодые командующие фронтами и армиями, командиры корпусов, дивизий, бригад и более младшего звена. Приобретали опыт управления Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандования под Председательством И.В.Сталина. Совершенствовалась работа Генерального штаба. Это позволило Ставке впервые в ходе оборонительных боев под Сталинградом принять решение, совместно с Генеральным штабом Красной Армии и с учетом мнения Военных Советов фронтов спланировать, подготовить и, начиная с 19 ноября 1942 года, успешно провести крупную контр-наступательную операцию по окружению и уничтожению главной группировки противника на Сталинградском направлении (более 330.000 солдат и офицеров – 22 дивизии и 160 отдельных частей).

Это не только военное искусство, это и военная наука.

Вот как написано в истории Великой Отечественной войны Советского Союза том 3 (изд. 1961 г.), стр. 65:

«Сталинградское контрнаступление по своему замыслу и выполнению является величайшим вкладом в военную науку, ее дальнейшим творческим развитием. Оно обогатило военное искусство классическим образцом современной наступательной операции с решительной целью, завершающейся полной ликвидацией крупной вражеской группировки путем ее окружения, уничтожения и пленения».

История военного искусства знает немного примеров, когда уничтожение крупных сил противника достигалось посредством окружения. Более двух тысяч лет назад карфагенские войска под командованием Ганнибала, имея 50 тыс. воинов, окружили и уничтожили в знаменитом сражении при Каннах (Италия) римскую армию под командованием Варрона численностью в 69 тыс. человек. С тех пор «Канны» стали считаться высшим образцом полководческого искусства. Многие полководцы на протяжении веков пытались осуществить «Канны» в борьбе с врагом. Особенно немецкие. Они считали себя «мастерами Канн».

Гитлеровские генералы стремились осуществить «Канны» и в борьбе против Красной Армии. В ходе наступления в 1941 – 1942 гг. немецко-фашистские войска провели несколько крупных операций на окружение: в районе западнее Минска, юго-западнее и восточнее Киева, в районах Вязьмы и Брянска, западнее Воронежа, юго-восточнее Харькова и в др. местах.

На седьмой день после начала войны, 28 июня 1941 г. немецко-фашистские войска окружили три армии в районе западнее Минска. А в сентябре этого же года окружено восточнее Киева четыре советских армии Юго-Западного фронта. И если значительная часть воинов 3, 10 и 13-ой армий Западного фронта выведено из окружения или ушла в партизаны, то в Юго-Западном фронте обстановка была более сложной. Десятки тысяч воинов и сотни командиров и политработников 21, 5, 37 и 26-ой армий героически погибли в неравной борьбе. Значительная часть бойцов и командиров, среди которых много было раненых, не смогла избежать фашистского плена.

Гитлеровское командование объявило в печати, что немецкие войска захватили в районе Киева 665 тыс. пленных. По нашим данным перед началом Киевской операции в ЮЗФ насчитывалось 677085 человек. К концу операции осталось 150541 человек с учетом воинов 40-й и 38-й армий, не попавших в окружение, частей фронтового подчинения и тылов. Большие потери понесли штабы армий и фронта. Погибли командующий фронтом генерал-полковник М.Т. Кирпонос, начальник штаба фронта генерал-майор В.И. Тупиков, член Военного совета фронта М.А. Бурмистренко.

Не менее плачевной была обстановка в октябре 1941 г. в районе Вязьмы, где были окружены части наших четырех армий (10, 20, 24 и 22-ой). И в районе юго-восточнее Харькова, в мае – июне 1942 г., когда вместо успеха Харьковской наступательной операции, 6-я, 57-я армии (командующие генерал-лейтенанты А.М. Городнянский и К.П. Подлас) и армейская группа генерал-майора Л.В. Бабкина были окружены вражескими войсками и в основной массе ликвидированы. Погибли оба командарма, командующий армейской опергруппой и заместитель командующего ЮЗФ генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко.

В Сталинградской битве никто из окруженных немецких солдат и офицеров из кольца окружения не вышел. Только 42.000 раненых и больных немцы вывезли на самолетах. Остальные погибли или взяты в плен советскими войсками.

Группа армий «Центр», имея превосходство в силах и средствах, планировала окружить и Москву. А затем уничтожить и окруженных, и сам город. Но стойкость Советских войск и жителей Москвы не позволила немецко-фашистским варварам это осуществить. Стремление окружить – подтверждает, что окружение – это высший образец разгрома противника.

Мы вправе считать, что первым, настоящим образцом «Современных Канн» является операция по окружению и уничтожению главной группировки немецко-фашистских войск Красной Армией в районе Сталинграда 19 ноября 1942 г. – 2 февраля 1943 г.

На какие вопросы нам следует обратить внимание, изучая опыт развития военного искусства Красной Армии в этой и в предшествующих операциях.

Прежде всего – мудрость замысла и процесс проведения ее планирования.

Идея перехода в контрнаступление возникла в ходе ожесточенных оборонительных сражений. Первые наметки будущей наступательной операции разработались в Ставке в августе 1942 года.

Это был период, когда противник уже преодолел р. Дон в нижнем и среднем течении, овладел Ростовом, Ейском (120 км юго-западнее Ростова), Сальском, подошел к Котельниковскому (~ 120 км юго-западнее Сталинграда), завязал бои на последнем оборонительном рубеже Сталинграда. 23 августа 1942 года вышел к Волге у северной окраины города, а с юга – к Сарпинским озерам.

Это период, когда работники Ставки ВГК и Генерального штаба Красной Армии и их руководители, учитывая просчеты в планировании боевых действий на 1942 год, понимая необходимость принятия срочных мер с учетом наличия возможностей, искали наиболее верный вариант отстоять Сталинград и Кавказ. Всем было ясно, что падение Сталинграда – это сигнал для объявления войны Японией и Турцией против Советского Союза, что могло бы привести к проигрышу нашим государством войны. Выход был один – удержать Сталинград, накопить силы и нанести мощный удар по противнику с целью его разгрома.

О каких просчетах идет речь? Окрыленные успехом Московского контрнаступления на первом этапе, Ставка и Генштаб считали, что противник «выдыхается» и Красная Армия имеет возможность перейти в наступление на всем советско-германском фронте. 5 января 1942 года на заседании Ставки ВГК с участием членов Политбюро ЦК ВКП(б) принято решение о переходе Красной Армии в общее наступление. 7 января издана директива с постановкой задач фронтам. А 10 января в войска направлено директивное письмо о методах организации и проведения наступления.

Представленные командующими фронтов планы одобрены, но не достаточно согласованы. Взаимодействие между фронтами было плохим. Фронтам Ставка раздала Стратегические резервы – одиннадцать вновь сформированных армий. Крупных танковых соединений (танковых и механизированных корпусов) у нас не было. Ни один фро нт не получил достаточного количества сил и средств для выполнения задачи. Общее превосходство в силах и средствах было у противника. Наступление на всех направлениях не оправдало себя. Оно было преждевременным. Ставка старалась подобную ошибку не допустить.

Первоначальный вариант плана носил ограниченный характер. Он предусматривал нанесение удара из Серафимовича и западнее его во фланг вражеской группировке, прорвавшейся в районе Сталинграда, силами одного фронта (две-три армии и три-четыре танковых корпуса).

Усилившаяся напряженность обстановки не позволила осуществить в то время задуманную операцию.

С учетом мнения Военных Советов фронтов план уточнялся. Планировалось окружение путем встречных ударов только той группировки противника, которая вошла в город. Но творческая мысль работала глубже.

В конце сентября Сталинградский фронт переименован в Донской (Командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский), а Юго-Восточный – в Сталинградский (Командующий генерал-полковник А.И. Еременко).
29 октября между Воронежским и Донским фронтами образован Юго-Западный фронт (Командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин).

В окончательном варианте плана, составленного на основе тщательного изучения противника, его обороны, предстоящая операция, условно названная «Уран», отличавшаяся своей целеустремленностью, смелостью замысла и огромным размахом, утверждена в октябре 1942 г. (Схема №1)

Контрнаступление мыслилось как стратегическая операция трех фронтов – Юго-Западного, Донского и Сталинградского. Оно развертывалось одновременно на 400-километровом фронте. Советские войска брали в клещи силы противника на территории радиусом около 100-километров. Чтобы большее количество войск врага окружить.

Красной Армии предстояло прорвать оборону противника, разгромить его войска северо-западнее и южнее Сталинграда, а затем, наступая по сходящимся направлениям, выйти в район Калач на Дону – Советский, окружить 6-ю и 4-ю танковую немецкие армии, создать внутренний и внешний фронт окружения, уничтожить окруженных и развивать наступление на запад.

Важным вопросом был выбор направления главного удара, участков прорыва обороны противника, создания группировок войск для прорыва обороны, подвижных группировок для развития наступления и окружения крупной группировки противника.

По плану, принятому Ставкой ВГК, советские войска, прорывая оборону на флангах ударной группировки противника, выходили кратчайшими путями в ее тыл, тем самым отрезали ее от основных баз снабжения и от значительной части резервов, расположенных в глубине обороны, разрывали коммуникации. Удары наносились там, где оборона была наиболее уязвимой. Таким местом были участки, где действовали румынские войска, боеспособность которых уступала немецким, а фронт обороны их соединений был растянут.

Учитывалось при этом чтобы наши войска имели плацдармы на правом берегу р.Дон и западнее Сарпинских озер, с которых войска будут наступать при прорыве обороны, и кротчайшие пути для встречи с целью окружения противника.

Немаловажное значение имело наличие железнодорожных путей, необходимых для создания группировок войск, их обеспечения и снабжения.

Большое творчество проявили командующие фронтами и армиями при выборе участков прорыва, исходя из поставленных им задач и обороны противника, учитывая условия местности.

Юго-Западному фронту, имевшему общую протяженность свыше 250 км, поставлена ближайшая задача: прорвать с плацдармов западнее и южнее Серафимовича и в районе Клецкой оборону противника и полностью разгромить его на участке Рыбный – Клетская. Этот участок имел протяженность 95 км. На всем участке прорывать оборону невозможно. А полностью разгромить противника нужно. Командующий фронтом определил участки прорыва обороны для каждой армии с учетом их тесного взаимодействия, как при прорыве обороны, так и при развитии наступления. Ширину участков прорыва определяли командующие армиями по согласованию с командующим фронтом с таким расчетом, чтобы, исходя из наличия сил и средств своих и противника, прочности его обороны, можно было создать необходимое превосходство для успешного прорыва обороны противника и развития наступления.

К началу операции советские войска всех трех фронтов не обладали сколько-нибудь существенным превосходством в силах и средствах. По количеству людей силы были равны: у нас 1005000 бойцов, у противника – 1011000. В 1,3 раза наши войска превосходили противника по танкам (894 к 675), по орудиям и минометам (13540 к 10300). А по авиации наши войска уступали противнику в 1,1 раза (1115 самолетов к 1216). (ИВОВ т.3 (изд. 1961 г.), с.26).

На направлениях главных ударов советское командование сумело создать значительное превосходство, как в живой силе, так и в технике за счет умелых перегруппировок. Например, в 21-й армии СЗФ было превосходство над противником: в людях – на всем фронте наступления армии в 1,4 раза, на главном направлении в 3 раза, в артиллерии – на всем фронте в 2,4 раза, а на главном направлении в 4,6 раза. Такая же картина в сосредоточении сил и средств на участках прорыва обороны была и в других армиях.

В создании решающего превосходства над противником в силах и средствах на направлениях главных ударов ярко проявился высокий уровень военного искусства советского командования (ИВОВ т.3, (изд.1961 г.), с.26).

Создание указанного превосходства над противником зависело не только от возросшего таланта высшего комсостава. Его успех был обеспечен высокосознательным трудом советского народа, сумевшего под руководством Государственного Комитета Обороны эвакуировать в июне – ноябре 1941 г. 1523 промышленные предприятия, в том числе
1360 военные, восстановить и наладить их работу. Уже в период битвы под Москвой они выдавали продукцию. В 1942 г. произведено 24700 танков, 25400 боевых самолетов, 127100 орудий, 230000 минометов, в т.ч. и реактивных установок («катюши»). Это позволило создать две ударные группировки: северо-западнее и южнее Сталинграда, насыщенные вооружением, боевой техникой, личным составом, обеспечить их горючим, боеприпасами и другими видами материального снабжения. Все это требовалось своевременно доставить к месту назначения. И это делал опять трудовой народ.

В Сталинградской битве впервые в истории Красной Армии массированно применены бронетанковые и механизированные войска. (Схемы №1, №2) Особенно в период контрнаступления и развития наступления. Всего участвовало в боях: танковых корпусов (тк) – 10, механизированных корпусов (мк) – 6, отдельных танковых бригад (отбр) – 14 и 3 отдельных танковых полка (отп). 83 % (от участвовавших в боях на всем советско-германском фронте) танковых и механизированных корпусов привлечено для развития контрнаступления. К началу контрнаступления танковых корпусов было только 4, механизированных – 3 (60%).

Отдельные танковые бригады, полки и батальоны придавались общевойсковым армиям и действовали совместно с пехотой. В обороне – обороняли рубежи, наносили контратаки, действовали из засад. Часто разрознено. В наступлении обеспечивали продвижение пехоты, уничтожая огневые точки противника. В Сталинградской битве отдельные танковые бригады, полки, батальоны действовали централизованно под руководством своих командиров, тесно взаимодействуя с пехотой. Поротно в стрелковые полки не раздавались, как это было под Москвой.

Танковые и механизированные корпуса применялись как подвижные группы (ПГр) армий. Здесь впервые начали создавать и применять подвижные группы. В 5-й танковой армии (Командующий генерал-лейтенант П.Л.Романенко) ПГр состояла из двух танковых корпусов (1 тк, 26 тк) и одного кавалерийского корпуса (8 кк). В 21-й армии (Командующий генерал-майор И.М. Чистяков) в ПГр входили 4 тк и 3 гв. кк. Это в Юго-Западном фронте. А в Сталинградском фронте в 51-й армии (Командующий генерал-майор Н.И. Труфанов) в ПГр действовали 4 мк и 4 кк. В 57-й армии (Командующий генерал-майор Ф.И. Толбухин) в качестве подвижной группы действовал 13 мк. Подвижные группы успешно решили постановленные им задачи по разгрому резервов противника, окружению его главной группировки и созданию внутреннего и внешнего фронта окружения.

26 тк 5-й танковой армии, захвативший в ночь на 22 ноября 1941 года единственный уцелевший мост через р.Дон у Калача на Дону, переименован в 1-й гвардейский Донской танковый корпус (командир И.Г. Родин).

4 тк (А.Г. Кравченко) 21-й армии, переправившийся по этому мосту, 23 ноября 1942 года соединившийся в Советском (ст. Кривомузгинская) с 4 мк (В.Т. Вольский) 51-й армии и 13 мк (Т.Н. Танасчишин) 57-й армии, успешно потеснивший противника на север в кольцо окружения, получили наименования «Сталинградские». Это впервые в Красной Армии.

Творческим явилось осуществление разгрома противника в оборонительной полосе противника большой протяженности, глубиной 5-8 км, состоящей их двух позиций, в каждой одна-две линии траншей и по 3-4 дзота (деревоземляных огневых точек) на 1 км фронта. Юго-Западным фронтом прорыв обороны осуществлен на пяти узких участках для расчленения оборонявшегося противника на части с целью воспрещения маневра. При этом окружены два румынских корпуса, пленено 27000 солдат и офицеров и три генерала. Отступавшие с этого участка полосы обороны вражеские разрозненные группы войск сопротивления не оказали.

Таким же методом поступила и 51-я, и 57-я армии Сталинградского фронта. На фронте 45 км они прорвали оборону на четырех участках, разгромили 1-ю, 2-ю и 18-ю пехотные дивизии, окружили и взяли в плен 7000 румынских солдат и офицеров.

Следует отметить, что прорыв подготовленной обороны противника не являлся единственным методом обеспечения успеха при переходе в контрнаступление. В оборонительных боях северо-западнее Москвы 1-я Ударная, 20-я, 16-я и 30-я армии 3 декабря нанесли контрудары по наступавшему противнику, которые 5 декабря переросли в контрнаступление. То же самое произошло юго-западнее Москвы. Контрудары 5-й и 33-й армий 3-4-го декабря по прорвавшемуся противнику севернее Нарофоминска переросли в контрнаступление без затраты времени, сил и средств на прорыв подготовленной обороны.

В оборонительных и наступательных боях под Сталинградом изучался вопрос организационных структур танковых и механизированных войск. В первый период войны у нас после расформирования механизированных корпусов, созданных до войны, и расформирования танковых дивизий из-за недостатка танков, в боях участвовали отдельные танковые батальоны и полки. Из батальонов начали формироваться танковые бригады. В Сталинград я прибыл в составе 84-й танковой бригады, будучи командиром танка в 200-ом танковом батальоне. В бригаде было два танковых батальона (200 тб и 201 тб) и мотопехотный батальон. Такая организация бригады просуществовала до конца 1943 года. С февраля 1943 года служил в 277-ом отдельном танковом батальоне, входившим в состав 31-й танковой бригады и имевшим свое Знамя и печать. В апреле – мае 1944 года танковые бригады переформированы. Их состав: три линейных танковых батальона (1-й, 2-й, 3-й тб) по две танковые роты (в роте 10 танков). Было два танковых батальона по три роты. Бывшие 277-й и 278-й отб переформированы в 1-й и 2-й тб, вновь сформирован 3-й танковый батальон и моторизованный батальон автоматчиков (МБА). В бригаде 65 танков и спецподразделения.

22 июля 1942 года, когда бои на Сталинградском направлении шли в междуречье р.Чир и р.Дон, в ходе отступления наших войск началось формирование двух танковых армий. На базе 38-й армии в районе юго-западнее Калач на Дону – 1-й танковой армии (1 ТА): два танковых корпуса (160 танков) и одна стрелковая дивизия. Командующий генерал-майор К.С.Москаленко. На базе 28-й армии – 4-й танковой армии (4 ТА): один танковый корпус (80 танков) и одна стрелковая дивизия. Командующий генерал-майор В.Д.Крюченкин.

Не закончив формирование, эти армии нанесли два контрудара по наступившим вражеским войскам: 27 июля 1 ТА из района Калача на Дону в северо-западном направлении, 28 июля 4 ТА из района Трехостровской в западном направлении. Продвинувшись до 35-40 км, они деблокировали две стрелковые дивизии 62-й армии, окруженные немецкими войсками в районе Верхне-Бузиновки, остановили наступление противника на юг вдоль правого берега р.Дон и на восток, что позволило нашим войскам организованно отойти, закрепиться на новых рубежах и сорвать попытку противника с ходу овладеть Сталинградом.

Однако из-за отставания стрелковых дивизий, плохо организованного артиллерийского и авиационного обеспечения задача выполнена неполностью. Влияло не законченное укомплектование формируемых армий, отсутствие опыта управления танковыми армиями, организации взаимодействия, боевого и материально-технического обеспечения. Все учились, приобретали практический опыт.

В контрнаступлении под Сталинградом принимала участие 5-я танковая армия. В ее составе кроме двух танковых и одного кавалерийского корпусов было еще шесть стрелковых дивизий. Те стрелковые дивизии, которые прорывали оборону противника на главном направлении с помощью танковых корпусов, далеко отстали и от танковых, и от кавалерийского корпусов. Большая часть стрелковых дивизий вела совместно с соединениями 21-й армии бой по окружению, уничтожению и пленению румынских частей 4-го и 5-го корпусов аж до 23 ноября, когда подвижные соединения завершили окружение и создали внутренний и внешний фронт окружения. Управлять такими армиями трудно. И 1-я, и 4-я, и 5-я танковые армии в боях задачи выполнили. Но опыт показал, что включать в состав танковых армий малоподвижные стрелковые дивизии нецелесообразно. Они тормозили маневренность, усложняли управление.

К началу Курской битвы определился типовой состав танковой армии: два танковых, один механизированный корпуса и спецчасти. Танковые и механизированные корпуса не были постоянными. Вновь сформированная в феврале – марте 1943 года 5-я гвардейская танковая армия (Командующий генерал-лейтенант П.А. Ротмистров) имела в своем составе 18 тк, 29 тк и 5 гв. мк. В Прохоровском сражении армии подчинили еще два танковых корпуса (2-й и 2 гв. тк). В боях на Правобережной Украине в 5 гв. ТА было три танковых корпуса (18, 20 и 29 тк) и временами 7 мк или 8 мк. В Корсунь-Шевченковской операции в ходе наступления в 5 гв. ТА было три танковых корпуса (18,20 и 29 тк). А при удержании внешнего фронта окружения армии подчинили стрелковый корпус и воздушно-десантную дивизию. В Белорусской операции «Багратион» в 5 гв. ТА было всего два танковых корпуса (3 гв. тк и 29 тк).

Состав танковых и механизированных корпусов утвердился. В танковом корпусе: три танковых и одна мотострелковая бригады. В механизированном – три механизированные и одна танковая бригады и спецчасти.

Высокоманевренные боевые действия показали танковые и механизированные корпуса без стрелковых дивизий в их составе, но в тесном взаимодействии с общевойсковыми армиями при развитии контрнаступления под Сталинградом в декабре 1942 года и при разгроме контрударных группировок противника. Они стремительно продвигались в глубину обороны, расчленяли врага на части, окружали и уничтожали его, перерезали коммуникации, захватывали аэродромы. 24 танковый корпус Юго-Западного фронта за пять дней продвинулся на 240 км, 24 декабря 1942 года захватил Тацинскую и аэродром с самолетами, перерезал железную дорогу Лихая – Сталинград, что создало угрозу охвата левого фланга армейской группы «Гот» противника. 24 тк преобразован во 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус.

Командир генерал-майор В.М.Баданов первым был награжден орденом Суворова II степени.

В ходе второго этапа Сталинградской битвы произошло встречное сражение при разгроме контрударных группировок противника – Котельниковской и Тормосинской. (Схема №2)

Утром 12 декабря 1942 года немецко-фашистские войска перешли в наступление южнее Сталинграда из района Котельниковского вдоль железной дороги Тихорецк – Сталинград. В состав Котельниковской группировки входили: 57-й – танковый корпус (23-я, 6-я, а затем и 17-я танковые дивизии). Одна только 6 тд в своем составе имела 200 танков и самоходных орудий. Впервые сформированный в немецко-фашистской армии танковый батальон тяжелых танков Т-VI («тигр). Кроме того четыре пехотные и остатки двух кавалерийских дивизий румын, а также отдельные отряды полевой немецкой жандармерии. Эта группировка за три дня продвинулась на 45 км в сторону окруженной группировки немецких войск в районе Сталинграда и продолжала наступать.

Учитывая создавшуюся обстановку Ставка ВГК приняла решение разгромить вначале контрударные группировки врага, после этого заняться ликвидацией окруженных 6 А и 4 ТА немцев. 5-й Ударной армией усилен левый фланг Юго-Западного фронта с целью ликвидации готовящейся к наступлению Тормосинской группировки. Для ликвидации Котельниковской группировки в состав Сталинградского фронта передана предназначавшаяся для участи в ликвидации окруженной группировки противника 2-я гвардейская армия (Р.Я. Малиновского). В ее состав входили 1-й и 13-й стрелковые корпуса и 2-й гвардейский механизированный (К.В. Свиридова). Армия усилена 7-м танковым корпусом (П.А. Ротмистрова) и 6-м механизированным корпусом (С.И.Богданова). После выгрузки, совершив 200-280 км марш в зимних условиях по бездорожью, 2 гв. армия 24 декабря перешла в наступление. Одновременно после перегруппировки возобновил наступление и враг основными танковыми силами группы «Гот». Разгорелись ожесточенные встречные бои крупных соединений. 2-я гв. армия сломила сопротивление противника и начала продвигаться в направлении Котельниковского. Особый успех имели подвижные войска. 7 тк, обходя узлы сопротивления, преодолел более 120 км, к 27 декабря вышел в район Котельниковского в тыл группировки противника, разгромил его резервы и тылы, захватил аэродром с самолетами и к 29 декабря овладел городом. Продолжая успешное наступление 7 тк и 6 мк на Дубовское, а 13 мк и 3 гв. мк на Зимовники, эти высокоподвижные соединения создали угрозу коммуникациям всей Котельниковской группировки.

7-й танковый корпус за отвагу в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность был преобразован в 3-й гвардейский Котельниковский танковый корпус. Командиру корпуса П.А. Ротмистрову присвоено воинское звание генерал-лейтенант и поручено Ставкой формировать новую 5-ю гвардейскую танковую армию.

2 гв. мк в районе Верх. Курмоярская переправился на западный берег р.Дон, и продвинувшись на 50 км, нанес с юга удар по Тормосинской группировке, что способствовало ее разгрому.

Успешное продвижение четырех танковых (17, 18, 24 и 25 тк), одного механизированного (1 гв. мк) корпусов и 5-й танковой армии Юго-Западного фронта в юго-восточном направлении, четырех механизированных (2 гв., 6, 13 и 3 гв.) корпусов и одного танкового (7 тк) Сталинградского фронта в юго-западном направлении в тесном взаимодействии с общевойсковыми армиями, кавалерийскими корпусами, артиллерией и авиацией удалось в короткие сроки ликвидировать контрударные группировки врага и к 31 декабря 1942 года отодвинуть внешний фронт от окруженных до 320 км на северо-запад и до 240-120 км на запад и юго-запад.

Совершенствовались приемы и методы боевых действий в тактическом звене.

Успешное выполнение боевой задачи стрелковой дивизией, полком, батальоном в наступлении в значительной степени зависело от построения боевых порядков, правильного использования танков, применения артиллерии и их взаимодействия. При прорыве обороны применялось двухэшелонное построение боевых порядков в дивизиях и полках. Имелись резервы. В ходе развития наступления в оперативной глубине от полков высылались авангардные батальоны и разведка. А от дивизий – передовые отряды в составе усиленного полка.

В танковых и механизированных корпусах в передовой отряд направлялась усиленная бригада. От нее впереди наступал, преследуя противника, усиленный батальон. В качестве разведки впереди на удалении зрительной связи шел боевой разведдозор (БРД) – танковый взвод (три танка) от танкового батальона. От мотострелкового (механизированного) батальона – усиленный высокоподвижный взвод. При встрече противника авангардные батальоны сбивали его или обходили. Этим добивались высоких темпов продвижения и обеспечения главных сил от внезапного нападения противника.

Успеху контрнаступления наших войск под Сталинградом способствовала внезапность наступления. Она достигалась скрытностью подготовки наступления, дезинформацией противника, маскировкой передвижения и сосредоточения войск и другими мероприятиями. Контрнаступления наших войск под Сталинградом противник не ожидал. Для него это явилось внезапностью. Успех продвижения войск к Сталинграду и на Кавказ, замысел овладеть Сталинградом, втянуть Турцию и Японию в войну против СССР, окончательно разгромить Красную Армию и победоносно закончить войну затуманили мозги Гитлеру и его генералам до такой степени, что они даже не подумали о возможности опасного для них поворота в ходе боевых действий, который произошел под Сталинградом. Подвела фашистов и их разведка.

Однако главным при этом явилась скрытная подготовка контрнаступления наших войск. И планирования. И подготовки.

Три месяца с большим напряжением двигались ежесуточно поезда с Востока нашей Родины СССР в сторону Сталинграда.

Три месяца советский трудовой и военный народ, принимавший участие в выполнении этой задачи, знал, в какие районы и для чего сосредоточиваются войска, боевая техника и необходимые грузы. Но к противнику эти сведения не просочились. В этом заслуга Ставки Верховного Главнокомандования. В этом заслуга и высокий патриотизм нашего высокосознательного, преданного своей Родине народа.

В период подготовки к переходу в всеобщее наступление Красной Армии зимой 1942 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решительные меры к обобщению и освоению войсками опыта боевых действий в ходе контрнаступления под Москвой.

В директивном письме Ставки от 10 января 1942 г. излагались выводы, сделанные на основании опыта контрнаступления, и вскрывались серьезные оперативные и тактические недостатки в действиях войск. Указывалось, что одной из причин медленного прорыва тактической зоны обороны противника является рассредоточенные действия советских войск на отдельных направлениях и применение артиллерии только для артподготовки. Ставка приказала отказаться от равномерного распределения дивизий по фронту, потребовала создавать на главных направлениях сильные ударные группировки, а от артиллерийской подготовки перейти к артиллерийскому наступлению, то есть поддерживать огнем пехоту и танки до окончательного прорыва вражеской обороны. Письмо давало рекомендации по массированному применению артиллерии и танков и организации взаимодействия родов войск на всю глубину наступления.

22 января 1942 г. Ставка издала приказ, в котором потребовала танковые бригады и отдельные танковые батальоны в бою, как правило, применять в полном составе и в тесном взаимодействии с пехотой, артиллерией и авиацией. Приказ запрещал вводить танки в бой без предварительной разведки и командирской рекогносцировки. Этот приказ положил начало массированному использованию советских бронетанковых войск.

Освоение передового опыта осуществлялось в военных училищах при подготовке командирских кадров. На курсах усовершенствования командного и начальствующего состава, на курсах подготовки младших специалистов. В феврале 1942 г. в системе Всевобуча начали создаваться специальные комсомольско-молодежные подразделения, в которых готовились истребители танков, пулеметчики, снайперы и минометчики. Они составляли резерв действующей армии или направлялись на фронт, где наилучшим способом изучался и совершенствовался боевой опыт.

Новые краткосрочные училища по подготовке первичных офицерских званий начали создаваться в начале войны. Большие потери самолетов на аэродромах и в воздухе, потери танков, артиллерийских орудий, а с ними и личного состава, в том числе и командиров первичного звена (танк, самолет, орудие, взвод) требовали их быстрого восполнения. Подготовить в короткий срок способного для ведения боя командира можно было только из человека, имеющего среднее образование. После призыва в Красную Армию 28 июля 1941 года многие выпускники Золотоношской педагогической школы, в том числе и я, направлены во вновь сформированное 2-е Харьковское танковое училище (2 ХТУ), передислоцированное в октябре 1941 г. в Самарканд Узбекской ССР. Училище готовило командиров танков и танковых взводов. Срок обучения 6 месяцев. В связи с появлением нового танка Т-70 (вместо
Т-60) нам срок обучения продлили еще на 6 месяцев. Мы, курсанты, изучали новые боевые порядки танкового взвода, танковой роты и танкового батальона в наступлении. Новшество заключалось в том, что место командира определялось за боевым порядком роты и за боевым порядком батальона. До этого их место было впереди, что приводило к плохому управлению и к быстрой потере командиров рот и батальонов. Место командира взвода – в боевой линии наравне с линейными танками. После окончания училища 28 июля 1942 г. большую группу молодых офицеров-танкистов направили в Горький на автозавод получать танки. Меня назначили командиром танкового взвода (три танка). Условие было такое: курсант, закончивший училище и сдавший госэкзамен без «троек», получал воинское звание «лейтенант» и мог быть назначен командиром взвода. А кто получил на госэкзамене хоть одну «тройку», тому присваивалось воинское звание «младший лейтенант» и назначался командиром танка. По прибытии в составе маршевой роты в 84-ю танковую бригаду командование бригады (командир, комиссар и начальник штаба) меня в должности командира танкового взвода не утвердило и предложило ехать в Горький снова получать танки. Молодой (не было еще и 19), не имел боевого опыта. Я попросил назначить меня командиром танка, чтобы в составе бригады уехать на фронт.

Просьба удовлетворена. Так я попал в Сталинград.

В первой части этой статьи обращено внимание на наиболее важные вопросы в развитии военного искусства Красной Армии в ходе наступления. Ибо новое творчество наиболее ярко проявилось в наступательных боях и в значительной степени способствовало нашему успеху.

Сталинградская битва длилась шесть с половиной месяцев. Четыре месяца из них – оборонительные бои (17.07 – 18.11.1942 гг.).А в городе они продолжались более пяти месяцев ( 23.08.1942 г. – 31.01.1943 г.).
23 августа1942 г. 14 танковый корпус 6-й армии немцев вышел к р.Волга на участке : Латошинка – Рынок и завязал бой за северную часть Сталинграда. Сталинград объявлен в осадном положении . 31 января 1943 г. командующий окружённой в Сталинграде группировкой немецко-фашистских войск фельдмаршал Паулюс принял ультиматум о капитуляции и прекратил сопротивление.

Мне довелось участвовать в боях в Сталинграде. Впечатление грустное. После выгрузки на ж.д. станции в 50 км восточнее Сталинграда 200-й танковый батальон 84-й танковой бригады подошёл к Волге. Город, вытянувшийся на 30 км по западному берегу реки, — горел. Ночью на паромах переправились и заняли оборону. Огневая позиция моего танка Т-70 в 150 – 200 м сев.-зап. забора Сталинградского тракторного завода (СТЗ). р.Волга – 1,5-2 км позади. Впереди слева ровное открытое поле. Далее – жилой посёлок тракторозаводцев. Прямо перед танком редкий кустарник, а в 200-300 м в глубину – отдельные дома. Там уже немцы. Метрах в 30-50 впереди траншея наших войск. Но красноармейцев не видно.

Это был левый фланг 84-й танковой бригады, оборонявшейся в северной части Сталинграда на рубеже: тракторный завод, пос. Спартановка, Рынок.

Ежедневные бомбёжки. Частые атаки противника с целью овладеть тракторным заводом, выйти на этом направлении к Волге, расчленить 62-ю армию на части и уничтожить ее. Если учесть, что 62-я и 64-я армии, оборонявшие Сталинград, уже были отрезаны от своих войск с севера и с юга, что связь, всё боевое и материальное обеспечение осуществлялось только через Волгу, то можно понять всю сложность удержания города.

23 и 24 августа противник нанёс по Сталинграду массированный авиаудар. Город с 600 тыс. населением превратился в груды развалин.
400 тыс. жителей города эвакуировано. Остальные работали на заводах, ушли в ополчение, в батальоны истребителей танков, готовили  инженерные заграждения, вступали в воинские части связистами, снайперами, санитарками. Особенно девушки. Город обороняли воины Красной Армии и трудовой народ в тесном взаимодействии.

Например. Атаки противника на СТЗ отражали: левый фланг нашего танкового батальона и тракторозаводцы (бойцы ополчения и рабочие). Своей пехоты не было. При этом перед каждой атакой к танку прибегал юноша с завода (13-15 лет) и предупреждал о том, что немцы готовятся к атаке. На заводе работали и жили  отцы и дети, а с занятой немцами территории – целые семьи. Вот эти юные ребята, зная все ходы, проходы, укрытые места, умевшие владеть оружием, и вели разведку. Иногда пробирались и в расположение врага, добывая ценные сведения. Так было и на других заводах: «Баррикады», Красный Октябрь.

В ходе этих боёв я из своего танка уничтожил три танка и два орудия противника. Учёта уничтоженной пехоты врага совместно с тракторозаводцами у меня не было.

13 сентября 1942 г. немецко-фашистские войска начали штурм города. (13 дивизий, 3 тыс. орудий и миномётов, 500 танков, 1000 самолётов). Очень тяжелое время. Но наши воины держались. Они находили новые методы и формы тактической борьбы с врагом. Вели бой за каждый завод, за каждый жилой квартал, за дом, за важный узел или пункт обороны. Железнодорожный вокзал 13 раз переходил из рук в руки. Мамаев Курган – несколько раз. Дом Павлова Я.Ф удерживался в окружении двенадцатью бойцами Красной Армии восьми национальностей, что создавало врагу много неприятностей.

Наши воины переходили даже в контратаки. В одной из них довелось участвовать и мне. Стрелковый батальон обязан был овладеть тремя домами, в 1,5 – 2 км сев.-зап. тракторного завода. Мой танк Т-70 (командир танка лейтенант Фень А.Ф, механик-водитель старший сержант Свечкарёв И.И.) получил задачу поддержать огнём левофланговую стрелковую роту при овладении двухэтажным домом барачного типа. 27 осколочных 45 мм снарядов я послал поочерёдно во все окна первого и второго этажа. Когда наша пехота подползла ближе к дому, по сигналу ракетой прекратил огонь по окнам и послал ещё два снаряда по группе немцев, бежавших к  дому на помощь. А наши стрелки с криком “Ура” ворвались в дом, добили оставшихся в живых вражеских солдат и овладели домом.

Небольшая часть жилого квартала была освобождена. Это вынудило врага остановить временно атаки на СТЗ и перебросить часть своих подразделений на это направление.

Возвращаясь по приказу в расположение своей танковой роты, мы с И.И.Свечкаревым подобрали на улице оставленный без экипажа танк нашей роты и прибуксировали его в своё расположение. За эти боевые действия командир стрелкового батальона похвалил, а командир моей роты старший лейтенант И.К. Синица пообещал представить наш экипаж к награде.

Описанный эпизод по овладению домом – это был один из методов борьбы в городе. Командиры соединений и частей отказались от контратак целыми частями. В полках создавались штурмовые группы, малые по численности, сильные ударом, изворотливые. В данном случае действовали три штурмовые группы, каждая в составе стрелковой роты и одного танка.

Много нового применялось в действиях войск и в управлении, и в боевом обеспечении.

Чтобы лишить возможности противника бомбить наш передний край в 62-й армии максимально сокращено расстояние между советскими и немецкими войсками (До броска гранаты). Штабы приблизились к переднему краю.

Ввиду недостатка танков в общевойсковых соединениях и частях в городе их использовали рассредоточено по одной – две машины на важных направлениях, как огневые точки, или включали в штурмовые группы. Кроме того, рабочие СТЗ ремонтировали танки, изготовили 170 башен с пушкой и пулемётом и передали их на передний край для установки в качестве огневых точек.

Отличительными чертами боевого применения артиллерии в период оборонительных боёв являлись её массированное использование и централизованное управление артиллерийским огнём. Создавались армейские артиллерийские группы, которые располагались на восточном берегу р.Волга и вели огонь по противнику с закрытых огневых позиций. Для отражения атак пехоты и танков противника создавалась фронтовая артгруппа. Управлял ею командующий артиллерией 51-й армии генерал-майор артиллерии В.П.Дмитриев (После войны в пятидесятые годы служил в БВО). Противотанковая артиллерия и малокалиберные минометы действовали со штурмовыми группами в боевых порядках стрелковых и танковых подразделений. Наблюдательные пункты командиров артиллерийских частей и подразделений располагались рядом с пунктами управлений стрелковых и танковых частей и подразделений.

Новшеством в боях в городе Сталинград было снайперское движение. В каждом полку созданы группы охотников-снайперов. Только в 62-й армии было 400 снайперов. Они уничтожили более 6 тыс. гитлеровцев.

С особой гордостью отмечаются героические дела комсомольцев и молодежи при обороне города. За героизм, проявленный в Великой Отечественной войне, комсомольская организация Сталинграда награждена орденом Красного Знамени (Ист. ВОВ т. 2, с. 451).

Важным шагом в развитии военного искусства Ставкой ВГК явилась организация боевого и материально-технического обеспечения войск и населения крупного, имеющего большое стратегическое значение города Сталинград, охваченного с трёх сторон и прижатого вражескими войсками к великой русской реке Волга. Это обеспечение проводилось силами и средствами Волжской военной флотилии под командованием контр-адмирала Д.Д.Рогачева и Нижне-Волжского речного пароходства. Воинские части и соединения, десятки тысяч бойцов и тысячи тонн боеприпасов, горючего, продовольствия и другого имущества переправлено с левого берега Волги в Сталинград. Эвакуировано из Сталинграда гражданское население, тысячи, а в тяжелые дни – десятки тысяч раненых бойцов и командиров. В 62-й армии небольшой коллектив подвижного полевого госпиталя № 689, расположенного в городе в подвалах, в период ожесточенных боёв ежедневно оказывал медпомощь 600-800 раненым и отправлял их на левый берег реки Волга.

Военная флотилия поддерживала боевые действия сухопутных войск огнём. А в самые трудные моменты, когда противник прорывался к Волге, а окружённые на заводах, в домах и других важных пунктах наши воины вели неравный бой, Волжская военная флотилия ночью переправляла целые дивизии для восстановления положения. В конце сентября – начале октября через Волгу переправлено шесть дивизий и одна танковая бригада.

В ночь на 14 и 15 сентября переправлена в Сталинград 13-я гвардейская стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор А.И.Родимцев. Она с ходу выбила противника из центра города, а 16 сентября штурмом овладела Мамаев Курганом. Вражеские войска здесь отброшенные от Волги.

В ночь на 17 октября корабли Волжской флотилии переправили из-за Волги в Сталинград 138-ю стрелковую дивизию полковника И.И.Людникова, которая с ходу контратаковала врага, освободила СТЗ и установила в районе завода «Баррикады» связь с частями 37-й гв. и 95-й стрелковых действий.

На этих двух примерах отслеживается тесное взаимодействие сухопутных войск 62-й армии генерал-майора В.И.Чуйкова и 64-й армии генерал-майора М.С.Шумилова с Волжской военной флотилией.

Последний пример мне запомнился особенно. 14 октября был днём самых ожесточенных боёв за весь период обороны Сталинграда. Утром после мощной артиллерийской подготовки противник перешёл в наступление силами до восьми дивизий на район заводов. Главный удар наносился в направлении тракторного завода силами пяти дивизий и более 180 танков. Авиация противника в этот день произвела более 2 тыс. самолетовылетов. Во второй половине дня 14 октября вражеские войска вышли в район северного стадиона СТЗ  и завязали бой в цехах завода. А к исходу15 октября захватили СТЗ и вышли в этом районе к Волге, отрезав от главных сил 62-й армии часть её соединений. Эти соединения объединены в группу и под командованием её командира полковника С.Ф.Горохова и комиссара — старшего батальонного комиссара В.А.Грекова заняли круговую оборону в районе Рынок-Спартановска (1-4 км сев.-вост. СТЗ) и удерживали этот район до конца оборонительного сражения.

К слову сказать, эти два героя-сталинградца в послевоенный период служили в Беларусии: С.Ф.Горохов – начальником управления кадров БВО, а В.А.Греков – членом Военного Совета округа.

84-я танковая бригада (командир полковник Д.Н. Белый) и её 200-й танковый батальон (командир м-р М.С.Тесленко), в котором я служил, 14 и 15 октября вели упорные бои в районе СТЗ и севернее.

14 октября 1942 г. при подготовке танка к бою я был ранен. И.И.Свечкарёв занёс меня в блиндаж, вызвал фельдшера, который осмотрел рану, перевязал и сказал чтобы ожидал в блиндаже: «За тобой придут и отведут на переправу». Это было ближе к вечеру. Ожидал до утра. Никто за мной не пришёл. Утром вышел из блиндажа. Осмотрелся. Танка моего нет. Механика-водителя нет. Никого из наших нет. Оглянулся назад, а там, у железнодорожного полотна под прикрытием вагонов, стоявших россыпью, лежат немцы головой в сторону Волги. Я оказался у них в тылу. Решил проскочить в промежуток 15-20 м между вагонами. С подвязанной через плечо левой рукой из-за ранения, с пистолетом в правой руке и двумя гранатами за ремнём комбинезона подошёл поближе. У вагона справа у колёс и слева — два немца. Метров с 15 делаю выстрел в правого, потом в левого и быстро побежал между этими вагонами в сторону Волги. Лежавшие в обороне за третьей ж.д. колеёй наши солдаты открыли огонь по немцам, что спасло мне жизнь. В лодке переправились на остров Спорный, потом по пешеходному мосту на восточный берег р.Волга. В медсанвзводе бригады перевязали рану и направили в госпиталь на ст. Джаныбек.

Почему о событиях 14 октября 1942 г. более подробно рассказываю? Причины две.

Первая. Вести бой в осажденном городе, удерживать более двух месяцев ограниченными силами небольшой квартал, будучи в окружении, при недостатке боевого и материального обеспечения, и победить – это тоже метод ведения боя в городе.

Вторая. В ходе выступлений перед молодежью слушатели часто задают вопрос: Какая награда у меня за Сталинград. Рассказывая о боях в Сталинграде, я молодежи разъясняю, что главная награда для меня заключается в том, что мы в Сталинграде победили и что я остался живым. Медаль «За оборону Сталинграда», учрежденную 22 декабря 1942 г., мне вручил Центральный военком г. Минска в 1979 г. после увольнения из рядов Советской Армии. В период боев в Сталинграде заниматься наградами некогда, да и рано, не дождавшись победы. А после окончания Сталинградской битвы мой механик-водитель И.И. Свечкарев, награжден орденом Отечественной войны 2-й степени. В его наградном листе (представление к награде) описаны и события боевых действий, когда мы с ним были экипажем танка Т-70 в августе – октябре 1942 г. в Сталинграде.

Мои сталинградские командиры 14 октября 1942 г. оставили меня раненого командира танка Т-70 лейтенанта Феня А.Ф. в блиндаже фашистам на растерзание, а сами (в т.ч. мой механик-водитель И.И. Свечкарев) уехали на танках в новый район обороны. Узнал я об этом в 1946 г., когда поступил в Военную Академию БТВ и кадровики только в конце первого курса учебы нашли мое личное дело в архивах.

Представляя моего боевого сталинградского механика-водителя И.И. Свечкарева к правительственной награде, руководство 84-й танковой бригады (командир полковник Д.Н. Белый, комиссар Н.А. Сафонов) и 200-го танкового батальона (командир-майор М.С. Тесленко) меня заживо похоронило и личное дело отправило в архив. Это негатив. Но так, к сожалению, тоже бывало. И забывать об этом нельзя.

Совершенствование искусства ведения вооруженной борьбы, способов и методов боевых действий войск управляемо. Без знаний, умения предвидеть и без устойчивого управления новое приживается плохо. Ход боевых действий Красной Армии против достаточно вооруженной, с боевым опытом немецко-фашистской армии это подтверждает. В первый период Великой Отечественной войны потеря управления приводила к неприятностям. В Сталинградской битве управление было надежным.

Вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. и стремительное продвижение ее войск в глубь страны вынудило руководство СССР экстренно принять ряд мер с целью обеспечения условий для ведения затяжной войны и достижения победы.

Одним из важных мероприятий было создание нового народного хозяйства, в том числе и военного, в Восточных районах страны за счет эвакуации промышленных предприятий из прифронтовой зоны, и строительства новых. Важным мероприятием было укрепление боеспособности Вооруженных Сил. Для выполнения этой задачи требовалось устойчивое управление государством и его армией.

Постановлением СНК СССР (Председатель И.В. Сталин – с мая 1941 г.) и ЦК ВКП(б) (Генеральный секретарь И.В. Сталин – с 1922 г.) 23 июня 1941 г. создается Ставка Главного Командования Вооруженных Сил СССР (с 10 июля – Ставка Верховного Командования, возглавляемая И.В.Сталиным). А 24 июня – Совет по эвакуации.

30 июня 1941 г. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) образуется Государственный комитет Обороны (ГКО) под председательством И.В. Сталина.

Указом Президиума Верховного Совета СССР И.В. Сталин 19 июля назначается Народным комиссаром обороны.

В период битвы под Москвой 25 октября 1941 г. решением ГКО под председательством А.И.Микояна был создан специальный Комитет по эвакуации (вместо Совета). А 23 декабря 1942 г. – образован Государственный Комитет по разгрузке ж.д. станций и наведению порядка в движении поездов.

Централизация власти в руках И.В. Сталина позволила продуманно организовать работу всех органов Государственной власти – исполнительной, партийной и военной – по созданию условий для надежного отпора нашествию, вероломно напавшего на нашу страну врага, с последующим его уничтожением.

25 октября 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) поручили заместителю Председателя Совнаркома Н.А. Вознесенскому:

«…представлять в г.Куйбышеве Совет Народных Комиссаров СССР, руководить работой эвакуируемых на Восток наркоматов и прежде всего наркоматов: Авиапром, Танкопром, Вооружения, Черной Металлургии, Боеприпасов и добиться того, чтобы в кратчайший срок были пущены в ход заводы, эвакуированные за Волгу, Урал и Сибирь» (ИВОВ, т. 2 (изд. 1961 г.), с. 148).

Секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Андрееву, находившемуся в Куйбышеве с частью аппарата ЦК партии, по решению Политбюро от 25 октября 1941 г. разрешалось давать от имени Центрального Комитета указания и распоряжения обкомам Поволжья, Урала, Средней Азии и Сибири по вопросам организации промышленности в связи с эвакуацией промпредприятий в эти области, а также по вопросам сельскохозяйственных заготовок.

Централизованными органами власти под Председательством И.В. Сталина решались и другие насущные вопросы того времени. Это вопросы мобилизации и пополнения рядов Вооруженных Сил, создания резервов, подготовки кадров военных и рабочих специалистов, организации ополчения, партизанской борьбы, материально-технического обеспечения, морально-психологического воспитания, укрепления дисциплины и другие.

Еще 22 июня 1941 г., в день нападения Германии на нашу страну, премьер-министр Великобритании У. Черчиль заявил о поддержке Советского Союза в войне против фашистской Германии. А 24 июня президент США Ф. Рузвельт – о готовности американского правительства предоставить помощь Советскому Союзу. В тяжелые дни битвы под Москвой и развернувшегося наступления гитлеровских войск на Сталинград и Кавказ активизировалась работа И.В. Сталина и подчиненных ему органов власти по созданию Антигитлеровской Коалиции и по организации взаимопомощи в борьбе против фашистского блока.

29.09 – 1.10.1941 г. проведена Московская конференция представителей СССР, США и Англии по вопросам взаимных военных постановок.

1 января 1942 г. в Вашингтоне подписана декларация 26 государств об использовании всех военных и экономических ресурсов этих стран для борьбы против фашистского блока.

26 мая 1942 г. в Лондоне подписан договор между СССР и Великобританией о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны.

12 июня 1942 г. опубликовано англо-советское и советско-американское коммюнике о договоренности открыть второй фронт в Европе в 1942 г.

Принятыми мерами, упорным трудом советского народа, умелым управлением обеспечена подготовка и успешное проведение Сталинградской битвы. На ее уроках совершенствовалось воинское мастерство, продолжало развиваться военное искусство в последующих операциях в зависимости от условий их проведения. Основным направлением избрано – совершенствование операций Красной Армии по окружению и уничтожению противника.

Ярким примером хорошего наследия является Белорусская наступательная операция «Багратион». В ходе ее проведения осуществлено окружение противника и его ликвидация в пяти районах. В районе Витебска окружено – 30 тыс. солдат и офицеров врага силами двух фронтов (1 ПФ и 3 БФ), в районе Бобруйска – пять дивизий силами одного фронта (1 БФ), восточнее Минска – более 100 тыс. силами трех фронтов (3, 2 и 1 БФ), в районах Вильно и Бреста – силами 3 БФ и 1 БФ ликвидированы гарнизоны и остатки оборонявшихся войск врага.

Только два окружения осуществлено в прифронтовых районах (Витебск, Бобруйск). Остальные – в оперативной глубине. В районе восточнее Минска в 150-210 км от бывшего переднего края обороны окружена и ликвидирована более 100 тыс. группировка противника. При этом окружение осуществлено танковыми соединениями, принимавшими участие в Сталинградской битве, преобразованными в гвардейские и получившими впервые в Красной Армии почетные наименования: 3-го гвардейского Котельниковского (бывшего 7 тк) и вновь сформированного 29-го танковых корпусов 5-й гвардейской танковой армии, 2-го гвардейского Тацинского (бывшего 24 тк) и 1-го гвардейского Донского (бывшего 26 тк) танковых корпусов.

В Белорусской наступательной операции успешно применены подвижные группы фронтов и армий. Они получили дальнейшее развитие. Состав фронтовых подвижных групп был неоднообразный и зависел от выполняемых задач. В 3-м Белорусском фронте одну подвижную группу (ПГр.) представляла 5-я гвардейская танковая армия (3 гв. тк и 29 тк), другую – конно-механизированная группа (КМГ) Осликовского (3 гв. кк и 3 гв. мк). В 1-ом Белорусском фронте было три подвижные группы. Одну из них представляла 2-я танковая армия (на левом крыле фронта). Другую (в центре) – конно-механизированная группа (КМГ) Плиева (в составе 4 гв. кк и 1 мк). Третью (на левом крыле фронта) – конно-механизированная группа Крюкова (в составе 2 гв. кк и 11 тк).

Нельзя не упомянуть в проявленной Ставкой ВГК мудрости в последовательном нанесении ударов по врагу. Операция «Багратион» началась 23 июня 1944 г., а 10 июля 1944 г. перешел в наступление 2 ПФ, 13 июля – 1 УФ, 17 июля – 3 ПФ, 18 июля – левое крыло 1 БФ, 24 июля Ленинградский фронт. Это сковывало маневр войск противника, способствовало успешному проведению операции «Багратион».

Применялся метод расчленения оборонявшегося и отступавшего противника на части и окружения его более мелких группировок с последующим уничтожением, как это было при развитии контрнаступления советских войск под Сталинградом в декабре 1942 г.

Однако венцом развития военной науки и искусства явилась Берлинская стратегическая наступательная операция, осуществленная 1-м и 2-м Белорусскими, 1-м Украинским фронтами и Краснознаменным Балтийским флотом. В ходе ее разгромлено путем окружения, расчленения и уничтожения 70 пехотных, 12 танковых и 11 моторизованных дивизий, взято в плен около 480 тыс. солдат и офицеров, захвачено более 1,5 тыс. танков и самоходных орудий, 4,5 тыс. самолетов, 10917 орудий и минометов.

Советская военная наука и военное искусство в тяжелые годы Великой Отечественной и второй мировой войны одержали Победу.

Решающие операции противника на советско-германском фронте – наступления на Москву и на Сталинград – были задуманы также в форме окружения и уничтожения.

Однако, несмотря на огромную массу войск, брошенных гитлеровским командованием, их большую маневренность и пробивную силу, эти операции закончились полным провалом. Под Сталинградом немецко-фашистские войска сами стали объектом грандиозных «Канн» ХХ века, устроенных им Красной Армией.

Вооруженная передовой советской военной наукой Красная Армия полностью развенчала военную доктрину немецких генералов, перед которой долгое время преклонялись военные специалисты многих буржуазных стран. «Битва под Сталинградом, — вынужден признать Гёрлитц (Авт. – начальник германского Генерального штаба), – положила начало банкротству всей гитлеровской стратегии, в основе которой лежали иллюзии и соображения престижа». (См. ИВОВ, т.3, с. 66).

Мы живем в другой обстановке. Значит и борьба за укрепление и защиту своего государства иная. Способы и методы этой борьбы молодежь изучает в военных учебных заведениях, совершенствует в ходе службы в армии. И это правильно. Но нельзя забывать и опыт бывшей войны и приобретенный в годы локальных конфликтов.

Обстановка в мире усложняется. Идет борьба за первенство в экономическом развитии, за первенство в управлении миром.

Разного рода «обамы», «саркози» и примкнувшие к ним, не могут без войны жить, ибо не знают что это такое, не испытали ее на себе (большой или малой). «Цветные» революции, «санкции», двойные стандарты, продолжающаяся борьба бывших союзников (США, Англия, Франция и др.) за первенство в Победе во второй мировой войне, насаждение путем военных действий «демократических» режимов, угодных США и НАТО – все это происки фашизма, который мы разгромили в 1941 – 1945 годах. И хорошее начало положили в Сталинградской битве. Активным и правдивым освещением событий мы не должны допустить искажения истории и возрождения фашистских действий. Именно Советский народ в Сталинградской битве под руководством мирового вождя и наставника того времени И.В. Сталина положил начало коренного перелома в ходе Великой Отечественной и второй мировой войны, разгромил фашизм и его главное гнездо – фашистскую Германию. Народы мира восприняли победу под Сталинградом как символ величия и непобедимости Советского государства.

Как написано в истории Великой Отечественной войны Советского Союза: «Пройдут десятилетия, пройдут века, а человечество с благодарностью будет хранить в памяти великий подвиг Советского народа, осуществленный им под Сталинградом».

Изучение вопроса развития военного искусства Красной Армии в боях против немецко-фашистских войск в 1941 – 1942 гг. является актуальным. И Московская (30.09.1941 – 20.04.1942 гг.), и Сталинградская (17.07.1942 – 02.02.1943 гг.) битвы в ходе Великой Отечественной и второй мировой войны вошли в историю не только Советского Союза и его Красной Армии, но и всего мирового сообщества.

В сражениях под Москвой сорван гитлеровский план «молниеносной» войны, захвата столицы СССР г. Москва, положено начало решающему повороту в ходе войны в пользу Советского Союза.

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом ознаменовал начало коренного перелома в ходе Великой Отечественной и второй мировой войны, в корне изменившим весь ход боевых действий.

«Сталинград явился новой и несравненно более высокой ступенью ведения вооруженной борьбы» (История ВОВ т.3 (изд.1961), с.66).

В ходе оборонительных и наступательных боевых действий совершенствовалось советское военное искусство в вопросах планирования и подготовки операции, управления, способов боевых действий войск, их боевого, материально-технического и тылового обеспечения. Вырастали талантливые, с приобретенным боевым опытом молодые командующие фронтами и армиями, командиры корпусов, дивизий, бригад и более младшего звена. Приобретали опыт управления Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандования под Председательством И.В.Сталина. Совершенствовалась работа Генерального штаба. Это позволило Ставке впервые в ходе оборонительных боев под Сталинградом принять решение, совместно с Генеральным штабом Красной Армии и с учетом мнения Военных Советов фронтов спланировать, подготовить и, начиная с 19 ноября 1942 года, успешно провести крупную контр-наступательную операцию по окружению и уничтожению главной группировки противника на Сталинградском направлении (более 330.000 солдат и офицеров – 22 дивизии и 160 отдельных частей).

Это не только военное искусство, это и военная наука.

Вот как написано в истории Великой Отечественной войны Советского Союза том 3 (изд. 1961 г.), стр. 65:

«Сталинградское контрнаступление по своему замыслу и выполнению является величайшим вкладом в военную науку, ее дальнейшим творческим развитием. Оно обогатило военное искусство классическим образцом современной наступательной операции с решительной целью, завершающейся полной ликвидацией крупной вражеской группировки путем ее окружения, уничтожения и пленения».

История военного искусства знает немного примеров, когда уничтожение крупных сил противника достигалось посредством окружения. Более двух тысяч лет назад карфагенские войска под командованием Ганнибала, имея 50 тыс. воинов, окружили и уничтожили в знаменитом сражении при Каннах (Италия) римскую армию под командованием Варрона численностью в 69 тыс. человек. С тех пор «Канны» стали считаться высшим образцом полководческого искусства. Многие полководцы на протяжении веков пытались осуществить «Канны» в борьбе с врагом. Особенно немецкие. Они считали себя «мастерами Канн».

Гитлеровские генералы стремились осуществить «Канны» и в борьбе против Красной Армии. В ходе наступления в 1941 – 1942 гг. немецко-фашистские войска провели несколько крупных операций на окружение: в районе западнее Минска, юго-западнее и восточнее Киева, в районах Вязьмы и Брянска, западнее Воронежа, юго-восточнее Харькова и в др. местах.

На седьмой день после начала войны, 28 июня 1941 г. немецко-фашистские войска окружили три армии в районе западнее Минска. А в сентябре этого же года окружено восточнее Киева четыре советских армии Юго-Западного фронта. И если значительная часть воинов 3, 10 и 13-ой армий Западного фронта выведено из окружения или ушла в партизаны, то в Юго-Западном фронте обстановка была более сложной. Десятки тысяч воинов и сотни командиров и политработников 21, 5, 37 и 26-ой армий героически погибли в неравной борьбе. Значительная часть бойцов и командиров, среди которых много было раненых, не смогла избежать фашистского плена.

Гитлеровское командование объявило в печати, что немецкие войска захватили в районе Киева 665 тыс. пленных. По нашим данным перед началом Киевской операции в ЮЗФ насчитывалось 677085 человек. К концу операции осталось 150541 человек с учетом воинов 40-й и 38-й армий, не попавших в окружение, частей фронтового подчинения и тылов. Большие потери понесли штабы армий и фронта. Погибли командующий фронтом генерал-полковник М.Т. Кирпонос, начальник штаба фронта генерал-майор В.И. Тупиков, член Военного совета фронта М.А. Бурмистренко.

Не менее плачевной была обстановка в октябре 1941 г. в районе Вязьмы, где были окружены части наших четырех армий (10, 20, 24 и 22-ой). И в районе юго-восточнее Харькова, в мае – июне 1942 г., когда вместо успеха Харьковской наступательной операции, 6-я, 57-я армии (командующие генерал-лейтенанты А.М. Городнянский и К.П. Подлас) и армейская группа генерал-майора Л.В. Бабкина были окружены вражескими войсками и в основной массе ликвидированы. Погибли оба командарма, командующий армейской опергруппой и заместитель командующего ЮЗФ генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко.

В Сталинградской битве никто из окруженных немецких солдат и офицеров из кольца окружения не вышел. Только 42.000 раненых и больных немцы вывезли на самолетах. Остальные погибли или взяты в плен советскими войсками.

Группа армий «Центр», имея превосходство в силах и средствах, планировала окружить и Москву. А затем уничтожить и окруженных, и сам город. Но стойкость Советских войск и жителей Москвы не позволила немецко-фашистским варварам это осуществить. Стремление окружить – подтверждает, что окружение – это высший образец разгрома противника.

Мы вправе считать, что первым, настоящим образцом «Современных Канн» является операция по окружению и уничтожению главной группировки немецко-фашистских войск Красной Армией в районе Сталинграда 19 ноября 1942 г. – 2 февраля 1943 г.

На какие вопросы нам следует обратить внимание, изучая опыт развития военного искусства Красной Армии в этой и в предшествующих операциях.

Прежде всего – мудрость замысла и процесс проведения ее планирования.

Идея перехода в контрнаступление возникла в ходе ожесточенных оборонительных сражений. Первые наметки будущей наступательной операции разработались в Ставке в августе 1942 года.

Это был период, когда противник уже преодолел р. Дон в нижнем и среднем течении, овладел Ростовом, Ейском (120 км юго-западнее Ростова), Сальском, подошел к Котельниковскому (~ 120 км юго-западнее Сталинграда), завязал бои на последнем оборонительном рубеже Сталинграда. 23 августа 1942 года вышел к Волге у северной окраины города, а с юга – к Сарпинским озерам.

Это период, когда работники Ставки ВГК и Генерального штаба Красной Армии и их руководители, учитывая просчеты в планировании боевых действий на 1942 год, понимая необходимость принятия срочных мер с учетом наличия возможностей, искали наиболее верный вариант отстоять Сталинград и Кавказ. Всем было ясно, что падение Сталинграда – это сигнал для объявления войны Японией и Турцией против Советского Союза, что могло бы привести к проигрышу нашим государством войны. Выход был один – удержать Сталинград, накопить силы и нанести мощный удар по противнику с целью его разгрома.

О каких просчетах идет речь? Окрыленные успехом Московского контрнаступления на первом этапе, Ставка и Генштаб считали, что противник «выдыхается» и Красная Армия имеет возможность перейти в наступление на всем советско-германском фронте. 5 января 1942 года на заседании Ставки ВГК с участием членов Политбюро ЦК ВКП(б) принято решение о переходе Красной Армии в общее наступление. 7 января издана директива с постановкой задач фронтам. А 10 января в войска направлено директивное письмо о методах организации и проведения наступления.

Представленные командующими фронтов планы одобрены, но не достаточно согласованы. Взаимодействие между фронтами было плохим. Фронтам Ставка раздала Стратегические резервы – одиннадцать вновь сформированных армий. Крупных танковых соединений (танковых и механизированных корпусов) у нас не было. Ни один фро нт не получил достаточного количества сил и средств для выполнения задачи. Общее превосходство в силах и средствах было у противника. Наступление на всех направлениях не оправдало себя. Оно было преждевременным. Ставка старалась подобную ошибку не допустить.

Первоначальный вариант плана носил ограниченный характер. Он предусматривал нанесение удара из Серафимовича и западнее его во фланг вражеской группировке, прорвавшейся в районе Сталинграда, силами одного фронта (две-три армии и три-четыре танковых корпуса).

Усилившаяся напряженность обстановки не позволила осуществить в то время задуманную операцию.

С учетом мнения Военных Советов фронтов план уточнялся. Планировалось окружение путем встречных ударов только той группировки противника, которая вошла в город. Но творческая мысль работала глубже.

В конце сентября Сталинградский фронт переименован в Донской (Командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский), а Юго-Восточный – в Сталинградский (Командующий генерал-полковник А.И. Еременко).
29 октября между Воронежским и Донским фронтами образован Юго-Западный фронт (Командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин).

В окончательном варианте плана, составленного на основе тщательного изучения противника, его обороны, предстоящая операция, условно названная «Уран», отличавшаяся своей целеустремленностью, смелостью замысла и огромным размахом, утверждена в октябре 1942 г. (Схема №1)

Контрнаступление мыслилось как стратегическая операция трех фронтов – Юго-Западного, Донского и Сталинградского. Оно развертывалось одновременно на 400-километровом фронте. Советские войска брали в клещи силы противника на территории радиусом около 100-километров. Чтобы большее количество войск врага окружить.

Красной Армии предстояло прорвать оборону противника, разгромить его войска северо-западнее и южнее Сталинграда, а затем, наступая по сходящимся направлениям, выйти в район Калач на Дону – Советский, окружить 6-ю и 4-ю танковую немецкие армии, создать внутренний и внешний фронт окружения, уничтожить окруженных и развивать наступление на запад.

Важным вопросом был выбор направления главного удара, участков прорыва обороны противника, создания группировок войск для прорыва обороны, подвижных группировок для развития наступления и окружения крупной группировки противника.

По плану, принятому Ставкой ВГК, советские войска, прорывая оборону на флангах ударной группировки противника, выходили кратчайшими путями в ее тыл, тем самым отрезали ее от основных баз снабжения и от значительной части резервов, расположенных в глубине обороны, разрывали коммуникации. Удары наносились там, где оборона была наиболее уязвимой. Таким местом были участки, где действовали румынские войска, боеспособность которых уступала немецким, а фронт обороны их соединений был растянут.

Учитывалось при этом чтобы наши войска имели плацдармы на правом берегу р.Дон и западнее Сарпинских озер, с которых войска будут наступать при прорыве обороны, и кротчайшие пути для встречи с целью окружения противника.

Немаловажное значение имело наличие железнодорожных путей, необходимых для создания группировок войск, их обеспечения и снабжения.

Большое творчество проявили командующие фронтами и армиями при выборе участков прорыва, исходя из поставленных им задач и обороны противника, учитывая условия местности.

Юго-Западному фронту, имевшему общую протяженность свыше 250 км, поставлена ближайшая задача: прорвать с плацдармов западнее и южнее Серафимовича и в районе Клецкой оборону противника и полностью разгромить его на участке Рыбный – Клетская. Этот участок имел протяженность 95 км. На всем участке прорывать оборону невозможно. А полностью разгромить противника нужно. Командующий фронтом определил участки прорыва обороны для каждой армии с учетом их тесного взаимодействия, как при прорыве обороны, так и при развитии наступления. Ширину участков прорыва определяли командующие армиями по согласованию с командующим фронтом с таким расчетом, чтобы, исходя из наличия сил и средств своих и противника, прочности его обороны, можно было создать необходимое превосходство для успешного прорыва обороны противника и развития наступления.

К началу операции советские войска всех трех фронтов не обладали сколько-нибудь существенным превосходством в силах и средствах. По количеству людей силы были равны: у нас 1005000 бойцов, у противника – 1011000. В 1,3 раза наши войска превосходили противника по танкам (894 к 675), по орудиям и минометам (13540 к 10300). А по авиации наши войска уступали противнику в 1,1 раза (1115 самолетов к 1216). (ИВОВ т.3 (изд. 1961 г.), с.26).

На направлениях главных ударов советское командование сумело создать значительное превосходство, как в живой силе, так и в технике за счет умелых перегруппировок. Например, в 21-й армии СЗФ было превосходство над противником: в людях – на всем фронте наступления армии в 1,4 раза, на главном направлении в 3 раза, в артиллерии – на всем фронте в 2,4 раза, а на главном направлении в 4,6 раза. Такая же картина в сосредоточении сил и средств на участках прорыва обороны была и в других армиях.

В создании решающего превосходства над противником в силах и средствах на направлениях главных ударов ярко проявился высокий уровень военного искусства советского командования (ИВОВ т.3, (изд.1961 г.), с.26).

Создание указанного превосходства над противником зависело не только от возросшего таланта высшего комсостава. Его успех был обеспечен высокосознательным трудом советского народа, сумевшего под руководством Государственного Комитета Обороны эвакуировать в июне – ноябре 1941 г. 1523 промышленные предприятия, в том числе
1360 военные, восстановить и наладить их работу. Уже в период битвы под Москвой они выдавали продукцию. В 1942 г. произведено 24700 танков, 25400 боевых самолетов, 127100 орудий, 230000 минометов, в т.ч. и реактивных установок («катюши»). Это позволило создать две ударные группировки: северо-западнее и южнее Сталинграда, насыщенные вооружением, боевой техникой, личным составом, обеспечить их горючим, боеприпасами и другими видами материального снабжения. Все это требовалось своевременно доставить к месту назначения. И это делал опять трудовой народ.

В Сталинградской битве впервые в истории Красной Армии массированно применены бронетанковые и механизированные войска. (Схемы №1, №2) Особенно в период контрнаступления и развития наступления. Всего участвовало в боях: танковых корпусов (тк) – 10, механизированных корпусов (мк) – 6, отдельных танковых бригад (отбр) – 14 и 3 отдельных танковых полка (отп). 83 % (от участвовавших в боях на всем советско-германском фронте) танковых и механизированных корпусов привлечено для развития контрнаступления. К началу контрнаступления танковых корпусов было только 4, механизированных – 3 (60%).

Отдельные танковые бригады, полки и батальоны придавались общевойсковым армиям и действовали совместно с пехотой. В обороне – обороняли рубежи, наносили контратаки, действовали из засад. Часто разрознено. В наступлении обеспечивали продвижение пехоты, уничтожая огневые точки противника. В Сталинградской битве отдельные танковые бригады, полки, батальоны действовали централизованно под руководством своих командиров, тесно взаимодействуя с пехотой. Поротно в стрелковые полки не раздавались, как это было под Москвой.

Танковые и механизированные корпуса применялись как подвижные группы (ПГр) армий. Здесь впервые начали создавать и применять подвижные группы. В 5-й танковой армии (Командующий генерал-лейтенант П.Л.Романенко) ПГр состояла из двух танковых корпусов (1 тк, 26 тк) и одного кавалерийского корпуса (8 кк). В 21-й армии (Командующий генерал-майор И.М. Чистяков) в ПГр входили 4 тк и 3 гв. кк. Это в Юго-Западном фронте. А в Сталинградском фронте в 51-й армии (Командующий генерал-майор Н.И. Труфанов) в ПГр действовали 4 мк и 4 кк. В 57-й армии (Командующий генерал-майор Ф.И. Толбухин) в качестве подвижной группы действовал 13 мк. Подвижные группы успешно решили постановленные им задачи по разгрому резервов противника, окружению его главной группировки и созданию внутреннего и внешнего фронта окружения.

26 тк 5-й танковой армии, захвативший в ночь на 22 ноября 1941 года единственный уцелевший мост через р.Дон у Калача на Дону, переименован в 1-й гвардейский Донской танковый корпус (командир И.Г. Родин).

4 тк (А.Г. Кравченко) 21-й армии, переправившийся по этому мосту, 23 ноября 1942 года соединившийся в Советском (ст. Кривомузгинская) с 4 мк (В.Т. Вольский) 51-й армии и 13 мк (Т.Н. Танасчишин) 57-й армии, успешно потеснивший противника на север в кольцо окружения, получили наименования «Сталинградские». Это впервые в Красной Армии.

Творческим явилось осуществление разгрома противника в оборонительной полосе противника большой протяженности, глубиной 5-8 км, состоящей их двух позиций, в каждой одна-две линии траншей и по 3-4 дзота (деревоземляных огневых точек) на 1 км фронта. Юго-Западным фронтом прорыв обороны осуществлен на пяти узких участках для расчленения оборонявшегося противника на части с целью воспрещения маневра. При этом окружены два румынских корпуса, пленено 27000 солдат и офицеров и три генерала. Отступавшие с этого участка полосы обороны вражеские разрозненные группы войск сопротивления не оказали.

Таким же методом поступила и 51-я, и 57-я армии Сталинградского фронта. На фронте 45 км они прорвали оборону на четырех участках, разгромили 1-ю, 2-ю и 18-ю пехотные дивизии, окружили и взяли в плен 7000 румынских солдат и офицеров.

Следует отметить, что прорыв подготовленной обороны противника не являлся единственным методом обеспечения успеха при переходе в контрнаступление. В оборонительных боях северо-западнее Москвы 1-я Ударная, 20-я, 16-я и 30-я армии 3 декабря нанесли контрудары по наступавшему противнику, которые 5 декабря переросли в контрнаступление. То же самое произошло юго-западнее Москвы. Контрудары 5-й и 33-й армий 3-4-го декабря по прорвавшемуся противнику севернее Нарофоминска переросли в контрнаступление без затраты времени, сил и средств на прорыв подготовленной обороны.

В оборонительных и наступательных боях под Сталинградом изучался вопрос организационных структур танковых и механизированных войск. В первый период войны у нас после расформирования механизированных корпусов, созданных до войны, и расформирования танковых дивизий из-за недостатка танков, в боях участвовали отдельные танковые батальоны и полки. Из батальонов начали формироваться танковые бригады. В Сталинград я прибыл в составе 84-й танковой бригады, будучи командиром танка в 200-ом танковом батальоне. В бригаде было два танковых батальона (200 тб и 201 тб) и мотопехотный батальон. Такая организация бригады просуществовала до конца 1943 года. С февраля 1943 года служил в 277-ом отдельном танковом батальоне, входившим в состав 31-й танковой бригады и имевшим свое Знамя и печать. В апреле – мае 1944 года танковые бригады переформированы. Их состав: три линейных танковых батальона (1-й, 2-й, 3-й тб) по две танковые роты (в роте 10 танков). Было два танковых батальона по три роты. Бывшие 277-й и 278-й отб переформированы в 1-й и 2-й тб, вновь сформирован 3-й танковый батальон и моторизованный батальон автоматчиков (МБА). В бригаде 65 танков и спецподразделения.

22 июля 1942 года, когда бои на Сталинградском направлении шли в междуречье р.Чир и р.Дон, в ходе отступления наших войск началось формирование двух танковых армий. На базе 38-й армии в районе юго-западнее Калач на Дону – 1-й танковой армии (1 ТА): два танковых корпуса (160 танков) и одна стрелковая дивизия. Командующий генерал-майор К.С.Москаленко. На базе 28-й армии – 4-й танковой армии (4 ТА): один танковый корпус (80 танков) и одна стрелковая дивизия. Командующий генерал-майор В.Д.Крюченкин.

Не закончив формирование, эти армии нанесли два контрудара по наступившим вражеским войскам: 27 июля 1 ТА из района Калача на Дону в северо-западном направлении, 28 июля 4 ТА из района Трехостровской в западном направлении. Продвинувшись до 35-40 км, они деблокировали две стрелковые дивизии 62-й армии, окруженные немецкими войсками в районе Верхне-Бузиновки, остановили наступление противника на юг вдоль правого берега р.Дон и на восток, что позволило нашим войскам организованно отойти, закрепиться на новых рубежах и сорвать попытку противника с ходу овладеть Сталинградом.

Однако из-за отставания стрелковых дивизий, плохо организованного артиллерийского и авиационного обеспечения задача выполнена неполностью. Влияло не законченное укомплектование формируемых армий, отсутствие опыта управления танковыми армиями, организации взаимодействия, боевого и материально-технического обеспечения. Все учились, приобретали практический опыт.

В контрнаступлении под Сталинградом принимала участие 5-я танковая армия. В ее составе кроме двух танковых и одного кавалерийского корпусов было еще шесть стрелковых дивизий. Те стрелковые дивизии, которые прорывали оборону противника на главном направлении с помощью танковых корпусов, далеко отстали и от танковых, и от кавалерийского корпусов. Большая часть стрелковых дивизий вела совместно с соединениями 21-й армии бой по окружению, уничтожению и пленению румынских частей 4-го и 5-го корпусов аж до 23 ноября, когда подвижные соединения завершили окружение и создали внутренний и внешний фронт окружения. Управлять такими армиями трудно. И 1-я, и 4-я, и 5-я танковые армии в боях задачи выполнили. Но опыт показал, что включать в состав танковых армий малоподвижные стрелковые дивизии нецелесообразно. Они тормозили маневренность, усложняли управление.

К началу Курской битвы определился типовой состав танковой армии: два танковых, один механизированный корпуса и спецчасти. Танковые и механизированные корпуса не были постоянными. Вновь сформированная в феврале – марте 1943 года 5-я гвардейская танковая армия (Командующий генерал-лейтенант П.А. Ротмистров) имела в своем составе 18 тк, 29 тк и 5 гв. мк. В Прохоровском сражении армии подчинили еще два танковых корпуса (2-й и 2 гв. тк). В боях на Правобережной Украине в 5 гв. ТА было три танковых корпуса (18, 20 и 29 тк) и временами 7 мк или 8 мк. В Корсунь-Шевченковской операции в ходе наступления в 5 гв. ТА было три танковых корпуса (18,20 и 29 тк). А при удержании внешнего фронта окружения армии подчинили стрелковый корпус и воздушно-десантную дивизию. В Белорусской операции «Багратион» в 5 гв. ТА было всего два танковых корпуса (3 гв. тк и 29 тк).

Состав танковых и механизированных корпусов утвердился. В танковом корпусе: три танковых и одна мотострелковая бригады. В механизированном – три механизированные и одна танковая бригады и спецчасти.

Высокоманевренные боевые действия показали танковые и механизированные корпуса без стрелковых дивизий в их составе, но в тесном взаимодействии с общевойсковыми армиями при развитии контрнаступления под Сталинградом в декабре 1942 года и при разгроме контрударных группировок противника. Они стремительно продвигались в глубину обороны, расчленяли врага на части, окружали и уничтожали его, перерезали коммуникации, захватывали аэродромы. 24 танковый корпус Юго-Западного фронта за пять дней продвинулся на 240 км, 24 декабря 1942 года захватил Тацинскую и аэродром с самолетами, перерезал железную дорогу Лихая – Сталинград, что создало угрозу охвата левого фланга армейской группы «Гот» противника. 24 тк преобразован во 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус.

Командир генерал-майор В.М.Баданов первым был награжден орденом Суворова II степени.

В ходе второго этапа Сталинградской битвы произошло встречное сражение при разгроме контрударных группировок противника – Котельниковской и Тормосинской. (Схема №2)

Утром 12 декабря 1942 года немецко-фашистские войска перешли в наступление южнее Сталинграда из района Котельниковского вдоль железной дороги Тихорецк – Сталинград. В состав Котельниковской группировки входили: 57-й – танковый корпус (23-я, 6-я, а затем и 17-я танковые дивизии). Одна только 6 тд в своем составе имела 200 танков и самоходных орудий. Впервые сформированный в немецко-фашистской армии танковый батальон тяжелых танков Т-VI («тигр). Кроме того четыре пехотные и остатки двух кавалерийских дивизий румын, а также отдельные отряды полевой немецкой жандармерии. Эта группировка за три дня продвинулась на 45 км в сторону окруженной группировки немецких войск в районе Сталинграда и продолжала наступать.

Учитывая создавшуюся обстановку Ставка ВГК приняла решение разгромить вначале контрударные группировки врага, после этого заняться ликвидацией окруженных 6 А и 4 ТА немцев. 5-й Ударной армией усилен левый фланг Юго-Западного фронта с целью ликвидации готовящейся к наступлению Тормосинской группировки. Для ликвидации Котельниковской группировки в состав Сталинградского фронта передана предназначавшаяся для участи в ликвидации окруженной группировки противника 2-я гвардейская армия (Р.Я. Малиновского). В ее состав входили 1-й и 13-й стрелковые корпуса и 2-й гвардейский механизированный (К.В. Свиридова). Армия усилена 7-м танковым корпусом (П.А. Ротмистрова) и 6-м механизированным корпусом (С.И.Богданова). После выгрузки, совершив 200-280 км марш в зимних условиях по бездорожью, 2 гв. армия 24 декабря перешла в наступление. Одновременно после перегруппировки возобновил наступление и враг основными танковыми силами группы «Гот». Разгорелись ожесточенные встречные бои крупных соединений. 2-я гв. армия сломила сопротивление противника и начала продвигаться в направлении Котельниковского. Особый успех имели подвижные войска. 7 тк, обходя узлы сопротивления, преодолел более 120 км, к 27 декабря вышел в район Котельниковского в тыл группировки противника, разгромил его резервы и тылы, захватил аэродром с самолетами и к 29 декабря овладел городом. Продолжая успешное наступление 7 тк и 6 мк на Дубовское, а 13 мк и 3 гв. мк на Зимовники, эти высокоподвижные соединения создали угрозу коммуникациям всей Котельниковской группировки.

7-й танковый корпус за отвагу в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность был преобразован в 3-й гвардейский Котельниковский танковый корпус. Командиру корпуса П.А. Ротмистрову присвоено воинское звание генерал-лейтенант и поручено Ставкой формировать новую 5-ю гвардейскую танковую армию.

2 гв. мк в районе Верх. Курмоярская переправился на западный берег р.Дон, и продвинувшись на 50 км, нанес с юга удар по Тормосинской группировке, что способствовало ее разгрому.

Успешное продвижение четырех танковых (17, 18, 24 и 25 тк), одного механизированного (1 гв. мк) корпусов и 5-й танковой армии Юго-Западного фронта в юго-восточном направлении, четырех механизированных (2 гв., 6, 13 и 3 гв.) корпусов и одного танкового (7 тк) Сталинградского фронта в юго-западном направлении в тесном взаимодействии с общевойсковыми армиями, кавалерийскими корпусами, артиллерией и авиацией удалось в короткие сроки ликвидировать контрударные группировки врага и к 31 декабря 1942 года отодвинуть внешний фронт от окруженных до 320 км на северо-запад и до 240-120 км на запад и юго-запад.

Совершенствовались приемы и методы боевых действий в тактическом звене.

Успешное выполнение боевой задачи стрелковой дивизией, полком, батальоном в наступлении в значительной степени зависело от построения боевых порядков, правильного использования танков, применения артиллерии и их взаимодействия. При прорыве обороны применялось двухэшелонное построение боевых порядков в дивизиях и полках. Имелись резервы. В ходе развития наступления в оперативной глубине от полков высылались авангардные батальоны и разведка. А от дивизий – передовые отряды в составе усиленного полка.

В танковых и механизированных корпусах в передовой отряд направлялась усиленная бригада. От нее впереди наступал, преследуя противника, усиленный батальон. В качестве разведки впереди на удалении зрительной связи шел боевой разведдозор (БРД) – танковый взвод (три танка) от танкового батальона. От мотострелкового (механизированного) батальона – усиленный высокоподвижный взвод. При встрече противника авангардные батальоны сбивали его или обходили. Этим добивались высоких темпов продвижения и обеспечения главных сил от внезапного нападения противника.

Успеху контрнаступления наших войск под Сталинградом способствовала внезапность наступления. Она достигалась скрытностью подготовки наступления, дезинформацией противника, маскировкой передвижения и сосредоточения войск и другими мероприятиями. Контрнаступления наших войск под Сталинградом противник не ожидал. Для него это явилось внезапностью. Успех продвижения войск к Сталинграду и на Кавказ, замысел овладеть Сталинградом, втянуть Турцию и Японию в войну против СССР, окончательно разгромить Красную Армию и победоносно закончить войну затуманили мозги Гитлеру и его генералам до такой степени, что они даже не подумали о возможности опасного для них поворота в ходе боевых действий, который произошел под Сталинградом. Подвела фашистов и их разведка.

Однако главным при этом явилась скрытная подготовка контрнаступления наших войск. И планирования. И подготовки.

Три месяца с большим напряжением двигались ежесуточно поезда с Востока нашей Родины СССР в сторону Сталинграда.

Три месяца советский трудовой и военный народ, принимавший участие в выполнении этой задачи, знал, в какие районы и для чего сосредоточиваются войска, боевая техника и необходимые грузы. Но к противнику эти сведения не просочились. В этом заслуга Ставки Верховного Главнокомандования. В этом заслуга и высокий патриотизм нашего высокосознательного, преданного своей Родине народа.

В период подготовки к переходу в всеобщее наступление Красной Армии зимой 1942 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решительные меры к обобщению и освоению войсками опыта боевых действий в ходе контрнаступления под Москвой.

В директивном письме Ставки от 10 января 1942 г. излагались выводы, сделанные на основании опыта контрнаступления, и вскрывались серьезные оперативные и тактические недостатки в действиях войск. Указывалось, что одной из причин медленного прорыва тактической зоны обороны противника является рассредоточенные действия советских войск на отдельных направлениях и применение артиллерии только для артподготовки. Ставка приказала отказаться от равномерного распределения дивизий по фронту, потребовала создавать на главных направлениях сильные ударные группировки, а от артиллерийской подготовки перейти к артиллерийскому наступлению, то есть поддерживать огнем пехоту и танки до окончательного прорыва вражеской обороны. Письмо давало рекомендации по массированному применению артиллерии и танков и организации взаимодействия родов войск на всю глубину наступления.

22 января 1942 г. Ставка издала приказ, в котором потребовала танковые бригады и отдельные танковые батальоны в бою, как правило, применять в полном составе и в тесном взаимодействии с пехотой, артиллерией и авиацией. Приказ запрещал вводить танки в бой без предварительной разведки и командирской рекогносцировки. Этот приказ положил начало массированному использованию советских бронетанковых войск.

Освоение передового опыта осуществлялось в военных училищах при подготовке командирских кадров. На курсах усовершенствования командного и начальствующего состава, на курсах подготовки младших специалистов. В феврале 1942 г. в системе Всевобуча начали создаваться специальные комсомольско-молодежные подразделения, в которых готовились истребители танков, пулеметчики, снайперы и минометчики. Они составляли резерв действующей армии или направлялись на фронт, где наилучшим способом изучался и совершенствовался боевой опыт.

Новые краткосрочные училища по подготовке первичных офицерских званий начали создаваться в начале войны. Большие потери самолетов на аэродромах и в воздухе, потери танков, артиллерийских орудий, а с ними и личного состава, в том числе и командиров первичного звена (танк, самолет, орудие, взвод) требовали их быстрого восполнения. Подготовить в короткий срок способного для ведения боя командира можно было только из человека, имеющего среднее образование. После призыва в Красную Армию 28 июля 1941 года многие выпускники Золотоношской педагогической школы, в том числе и я, направлены во вновь сформированное 2-е Харьковское танковое училище (2 ХТУ), передислоцированное в октябре 1941 г. в Самарканд Узбекской ССР. Училище готовило командиров танков и танковых взводов. Срок обучения 6 месяцев. В связи с появлением нового танка Т-70 (вместо
Т-60) нам срок обучения продлили еще на 6 месяцев. Мы, курсанты, изучали новые боевые порядки танкового взвода, танковой роты и танкового батальона в наступлении. Новшество заключалось в том, что место командира определялось за боевым порядком роты и за боевым порядком батальона. До этого их место было впереди, что приводило к плохому управлению и к быстрой потере командиров рот и батальонов. Место командира взвода – в боевой линии наравне с линейными танками. После окончания училища 28 июля 1942 г. большую группу молодых офицеров-танкистов направили в Горький на автозавод получать танки. Меня назначили командиром танкового взвода (три танка). Условие было такое: курсант, закончивший училище и сдавший госэкзамен без «троек», получал воинское звание «лейтенант» и мог быть назначен командиром взвода. А кто получил на госэкзамене хоть одну «тройку», тому присваивалось воинское звание «младший лейтенант» и назначался командиром танка. По прибытии в составе маршевой роты в 84-ю танковую бригаду командование бригады (командир, комиссар и начальник штаба) меня в должности командира танкового взвода не утвердило и предложило ехать в Горький снова получать танки. Молодой (не было еще и 19), не имел боевого опыта. Я попросил назначить меня командиром танка, чтобы в составе бригады уехать на фронт.

Просьба удовлетворена. Так я попал в Сталинград.

В первой части этой статьи обращено внимание на наиболее важные вопросы в развитии военного искусства Красной Армии в ходе наступления. Ибо новое творчество наиболее ярко проявилось в наступательных боях и в значительной степени способствовало нашему успеху.

Сталинградская битва длилась шесть с половиной месяцев. Четыре месяца из них – оборонительные бои (17.07 – 18.11.1942 гг.).А в городе они продолжались более пяти месяцев ( 23.08.1942 г. – 31.01.1943 г.).
23 августа1942 г. 14 танковый корпус 6-й армии немцев вышел к р.Волга на участке : Латошинка – Рынок и завязал бой за северную часть Сталинграда. Сталинград объявлен в осадном положении . 31 января 1943 г. командующий окружённой в Сталинграде группировкой немецко-фашистских войск фельдмаршал Паулюс принял ультиматум о капитуляции и прекратил сопротивление.

Мне довелось участвовать в боях в Сталинграде. Впечатление грустное. После выгрузки на ж.д. станции в 50 км восточнее Сталинграда 200-й танковый батальон 84-й танковой бригады подошёл к Волге. Город, вытянувшийся на 30 км по западному берегу реки, — горел. Ночью на паромах переправились и заняли оборону. Огневая позиция моего танка Т-70 в 150 – 200 м сев.-зап. забора Сталинградского тракторного завода (СТЗ). р.Волга – 1,5-2 км позади. Впереди слева ровное открытое поле. Далее – жилой посёлок тракторозаводцев. Прямо перед танком редкий кустарник, а в 200-300 м в глубину – отдельные дома. Там уже немцы. Метрах в 30-50 впереди траншея наших войск. Но красноармейцев не видно.

Это был левый фланг 84-й танковой бригады, оборонявшейся в северной части Сталинграда на рубеже: тракторный завод, пос. Спартановка, Рынок.

Ежедневные бомбёжки. Частые атаки противника с целью овладеть тракторным заводом, выйти на этом направлении к Волге, расчленить 62-ю армию на части и уничтожить ее. Если учесть, что 62-я и 64-я армии, оборонявшие Сталинград, уже были отрезаны от своих войск с севера и с юга, что связь, всё боевое и материальное обеспечение осуществлялось только через Волгу, то можно понять всю сложность удержания города.

23 и 24 августа противник нанёс по Сталинграду массированный авиаудар. Город с 600 тыс. населением превратился в груды развалин.
400 тыс. жителей города эвакуировано. Остальные работали на заводах, ушли в ополчение, в батальоны истребителей танков, готовили  инженерные заграждения, вступали в воинские части связистами, снайперами, санитарками. Особенно девушки. Город обороняли воины Красной Армии и трудовой народ в тесном взаимодействии.

Например. Атаки противника на СТЗ отражали: левый фланг нашего танкового батальона и тракторозаводцы (бойцы ополчения и рабочие). Своей пехоты не было. При этом перед каждой атакой к танку прибегал юноша с завода (13-15 лет) и предупреждал о том, что немцы готовятся к атаке. На заводе работали и жили  отцы и дети, а с занятой немцами территории – целые семьи. Вот эти юные ребята, зная все ходы, проходы, укрытые места, умевшие владеть оружием, и вели разведку. Иногда пробирались и в расположение врага, добывая ценные сведения. Так было и на других заводах: «Баррикады», Красный Октябрь.

В ходе этих боёв я из своего танка уничтожил три танка и два орудия противника. Учёта уничтоженной пехоты врага совместно с тракторозаводцами у меня не было.

13 сентября 1942 г. немецко-фашистские войска начали штурм города. (13 дивизий, 3 тыс. орудий и миномётов, 500 танков, 1000 самолётов). Очень тяжелое время. Но наши воины держались. Они находили новые методы и формы тактической борьбы с врагом. Вели бой за каждый завод, за каждый жилой квартал, за дом, за важный узел или пункт обороны. Железнодорожный вокзал 13 раз переходил из рук в руки. Мамаев Курган – несколько раз. Дом Павлова Я.Ф удерживался в окружении двенадцатью бойцами Красной Армии восьми национальностей, что создавало врагу много неприятностей.

Наши воины переходили даже в контратаки. В одной из них довелось участвовать и мне. Стрелковый батальон обязан был овладеть тремя домами, в 1,5 – 2 км сев.-зап. тракторного завода. Мой танк Т-70 (командир танка лейтенант Фень А.Ф, механик-водитель старший сержант Свечкарёв И.И.) получил задачу поддержать огнём левофланговую стрелковую роту при овладении двухэтажным домом барачного типа. 27 осколочных 45 мм снарядов я послал поочерёдно во все окна первого и второго этажа. Когда наша пехота подползла ближе к дому, по сигналу ракетой прекратил огонь по окнам и послал ещё два снаряда по группе немцев, бежавших к  дому на помощь. А наши стрелки с криком “Ура” ворвались в дом, добили оставшихся в живых вражеских солдат и овладели домом.

Небольшая часть жилого квартала была освобождена. Это вынудило врага остановить временно атаки на СТЗ и перебросить часть своих подразделений на это направление.

Возвращаясь по приказу в расположение своей танковой роты, мы с И.И.Свечкаревым подобрали на улице оставленный без экипажа танк нашей роты и прибуксировали его в своё расположение. За эти боевые действия командир стрелкового батальона похвалил, а командир моей роты старший лейтенант И.К. Синица пообещал представить наш экипаж к награде.

Описанный эпизод по овладению домом – это был один из методов борьбы в городе. Командиры соединений и частей отказались от контратак целыми частями. В полках создавались штурмовые группы, малые по численности, сильные ударом, изворотливые. В данном случае действовали три штурмовые группы, каждая в составе стрелковой роты и одного танка.

Много нового применялось в действиях войск и в управлении, и в боевом обеспечении.

Чтобы лишить возможности противника бомбить наш передний край в 62-й армии максимально сокращено расстояние между советскими и немецкими войсками (До броска гранаты). Штабы приблизились к переднему краю.

Ввиду недостатка танков в общевойсковых соединениях и частях в городе их использовали рассредоточено по одной – две машины на важных направлениях, как огневые точки, или включали в штурмовые группы. Кроме того, рабочие СТЗ ремонтировали танки, изготовили 170 башен с пушкой и пулемётом и передали их на передний край для установки в качестве огневых точек.

Отличительными чертами боевого применения артиллерии в период оборонительных боёв являлись её массированное использование и централизованное управление артиллерийским огнём. Создавались армейские артиллерийские группы, которые располагались на восточном берегу р.Волга и вели огонь по противнику с закрытых огневых позиций. Для отражения атак пехоты и танков противника создавалась фронтовая артгруппа. Управлял ею командующий артиллерией 51-й армии генерал-майор артиллерии В.П.Дмитриев (После войны в пятидесятые годы служил в БВО). Противотанковая артиллерия и малокалиберные минометы действовали со штурмовыми группами в боевых порядках стрелковых и танковых подразделений. Наблюдательные пункты командиров артиллерийских частей и подразделений располагались рядом с пунктами управлений стрелковых и танковых частей и подразделений.

Новшеством в боях в городе Сталинград было снайперское движение. В каждом полку созданы группы охотников-снайперов. Только в 62-й армии было 400 снайперов. Они уничтожили более 6 тыс. гитлеровцев.

С особой гордостью отмечаются героические дела комсомольцев и молодежи при обороне города. За героизм, проявленный в Великой Отечественной войне, комсомольская организация Сталинграда награждена орденом Красного Знамени (Ист. ВОВ т. 2, с. 451).

Важным шагом в развитии военного искусства Ставкой ВГК явилась организация боевого и материально-технического обеспечения войск и населения крупного, имеющего большое стратегическое значение города Сталинград, охваченного с трёх сторон и прижатого вражескими войсками к великой русской реке Волга. Это обеспечение проводилось силами и средствами Волжской военной флотилии под командованием контр-адмирала Д.Д.Рогачева и Нижне-Волжского речного пароходства. Воинские части и соединения, десятки тысяч бойцов и тысячи тонн боеприпасов, горючего, продовольствия и другого имущества переправлено с левого берега Волги в Сталинград. Эвакуировано из Сталинграда гражданское население, тысячи, а в тяжелые дни – десятки тысяч раненых бойцов и командиров. В 62-й армии небольшой коллектив подвижного полевого госпиталя № 689, расположенного в городе в подвалах, в период ожесточенных боёв ежедневно оказывал медпомощь 600-800 раненым и отправлял их на левый берег реки Волга.

Военная флотилия поддерживала боевые действия сухопутных войск огнём. А в самые трудные моменты, когда противник прорывался к Волге, а окружённые на заводах, в домах и других важных пунктах наши воины вели неравный бой, Волжская военная флотилия ночью переправляла целые дивизии для восстановления положения. В конце сентября – начале октября через Волгу переправлено шесть дивизий и одна танковая бригада.

В ночь на 14 и 15 сентября переправлена в Сталинград 13-я гвардейская стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор А.И.Родимцев. Она с ходу выбила противника из центра города, а 16 сентября штурмом овладела Мамаев Курганом. Вражеские войска здесь отброшенные от Волги.

В ночь на 17 октября корабли Волжской флотилии переправили из-за Волги в Сталинград 138-ю стрелковую дивизию полковника И.И.Людникова, которая с ходу контратаковала врага, освободила СТЗ и установила в районе завода «Баррикады» связь с частями 37-й гв. и 95-й стрелковых действий.

На этих двух примерах отслеживается тесное взаимодействие сухопутных войск 62-й армии генерал-майора В.И.Чуйкова и 64-й армии генерал-майора М.С.Шумилова с Волжской военной флотилией.

Последний пример мне запомнился особенно. 14 октября был днём самых ожесточенных боёв за весь период обороны Сталинграда. Утром после мощной артиллерийской подготовки противник перешёл в наступление силами до восьми дивизий на район заводов. Главный удар наносился в направлении тракторного завода силами пяти дивизий и более 180 танков. Авиация противника в этот день произвела более 2 тыс. самолетовылетов. Во второй половине дня 14 октября вражеские войска вышли в район северного стадиона СТЗ  и завязали бой в цехах завода. А к исходу15 октября захватили СТЗ и вышли в этом районе к Волге, отрезав от главных сил 62-й армии часть её соединений. Эти соединения объединены в группу и под командованием её командира полковника С.Ф.Горохова и комиссара — старшего батальонного комиссара В.А.Грекова заняли круговую оборону в районе Рынок-Спартановска (1-4 км сев.-вост. СТЗ) и удерживали этот район до конца оборонительного сражения.

К слову сказать, эти два героя-сталинградца в послевоенный период служили в Беларусии: С.Ф.Горохов – начальником управления кадров БВО, а В.А.Греков – членом Военного Совета округа.

84-я танковая бригада (командир полковник Д.Н. Белый) и её 200-й танковый батальон (командир м-р М.С.Тесленко), в котором я служил, 14 и 15 октября вели упорные бои в районе СТЗ и севернее.

14 октября 1942 г. при подготовке танка к бою я был ранен. И.И.Свечкарёв занёс меня в блиндаж, вызвал фельдшера, который осмотрел рану, перевязал и сказал чтобы ожидал в блиндаже: «За тобой придут и отведут на переправу». Это было ближе к вечеру. Ожидал до утра. Никто за мной не пришёл. Утром вышел из блиндажа. Осмотрелся. Танка моего нет. Механика-водителя нет. Никого из наших нет. Оглянулся назад, а там, у железнодорожного полотна под прикрытием вагонов, стоявших россыпью, лежат немцы головой в сторону Волги. Я оказался у них в тылу. Решил проскочить в промежуток 15-20 м между вагонами. С подвязанной через плечо левой рукой из-за ранения, с пистолетом в правой руке и двумя гранатами за ремнём комбинезона подошёл поближе. У вагона справа у колёс и слева — два немца. Метров с 15 делаю выстрел в правого, потом в левого и быстро побежал между этими вагонами в сторону Волги. Лежавшие в обороне за третьей ж.д. колеёй наши солдаты открыли огонь по немцам, что спасло мне жизнь. В лодке переправились на остров Спорный, потом по пешеходному мосту на восточный берег р.Волга. В медсанвзводе бригады перевязали рану и направили в госпиталь на ст. Джаныбек.

Почему о событиях 14 октября 1942 г. более подробно рассказываю? Причины две.

Первая. Вести бой в осажденном городе, удерживать более двух месяцев ограниченными силами небольшой квартал, будучи в окружении, при недостатке боевого и материального обеспечения, и победить – это тоже метод ведения боя в городе.

Вторая. В ходе выступлений перед молодежью слушатели часто задают вопрос: Какая награда у меня за Сталинград. Рассказывая о боях в Сталинграде, я молодежи разъясняю, что главная награда для меня заключается в том, что мы в Сталинграде победили и что я остался живым. Медаль «За оборону Сталинграда», учрежденную 22 декабря 1942 г., мне вручил Центральный военком г. Минска в 1979 г. после увольнения из рядов Советской Армии. В период боев в Сталинграде заниматься наградами некогда, да и рано, не дождавшись победы. А после окончания Сталинградской битвы мой механик-водитель И.И. Свечкарев, награжден орденом Отечественной войны 2-й степени. В его наградном листе (представление к награде) описаны и события боевых действий, когда мы с ним были экипажем танка Т-70 в августе – октябре 1942 г. в Сталинграде.

Мои сталинградские командиры 14 октября 1942 г. оставили меня раненого командира танка Т-70 лейтенанта Феня А.Ф. в блиндаже фашистам на растерзание, а сами (в т.ч. мой механик-водитель И.И. Свечкарев) уехали на танках в новый район обороны. Узнал я об этом в 1946 г., когда поступил в Военную Академию БТВ и кадровики только в конце первого курса учебы нашли мое личное дело в архивах.

Представляя моего боевого сталинградского механика-водителя И.И. Свечкарева к правительственной награде, руководство 84-й танковой бригады (командир полковник Д.Н. Белый, комиссар Н.А. Сафонов) и 200-го танкового батальона (командир-майор М.С. Тесленко) меня заживо похоронило и личное дело отправило в архив. Это негатив. Но так, к сожалению, тоже бывало. И забывать об этом нельзя.

Совершенствование искусства ведения вооруженной борьбы, способов и методов боевых действий войск управляемо. Без знаний, умения предвидеть и без устойчивого управления новое приживается плохо. Ход боевых действий Красной Армии против достаточно вооруженной, с боевым опытом немецко-фашистской армии это подтверждает. В первый период Великой Отечественной войны потеря управления приводила к неприятностям. В Сталинградской битве управление было надежным.

Вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. и стремительное продвижение ее войск в глубь страны вынудило руководство СССР экстренно принять ряд мер с целью обеспечения условий для ведения затяжной войны и достижения победы.

Одним из важных мероприятий было создание нового народного хозяйства, в том числе и военного, в Восточных районах страны за счет эвакуации промышленных предприятий из прифронтовой зоны, и строительства новых. Важным мероприятием было укрепление боеспособности Вооруженных Сил. Для выполнения этой задачи требовалось устойчивое управление государством и его армией.

Постановлением СНК СССР (Председатель И.В. Сталин – с мая 1941 г.) и ЦК ВКП(б) (Генеральный секретарь И.В. Сталин – с 1922 г.) 23 июня 1941 г. создается Ставка Главного Командования Вооруженных Сил СССР (с 10 июля – Ставка Верховного Командования, возглавляемая И.В.Сталиным). А 24 июня – Совет по эвакуации.

30 июня 1941 г. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) образуется Государственный комитет Обороны (ГКО) под председательством И.В. Сталина.

Указом Президиума Верховного Совета СССР И.В. Сталин 19 июля назначается Народным комиссаром обороны.

В период битвы под Москвой 25 октября 1941 г. решением ГКО под председательством А.И.Микояна был создан специальный Комитет по эвакуации (вместо Совета). А 23 декабря 1942 г. – образован Государственный Комитет по разгрузке ж.д. станций и наведению порядка в движении поездов.

Централизация власти в руках И.В. Сталина позволила продуманно организовать работу всех органов Государственной власти – исполнительной, партийной и военной – по созданию условий для надежного отпора нашествию, вероломно напавшего на нашу страну врага, с последующим его уничтожением.

25 октября 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) поручили заместителю Председателя Совнаркома Н.А. Вознесенскому:

«…представлять в г.Куйбышеве Совет Народных Комиссаров СССР, руководить работой эвакуируемых на Восток наркоматов и прежде всего наркоматов: Авиапром, Танкопром, Вооружения, Черной Металлургии, Боеприпасов и добиться того, чтобы в кратчайший срок были пущены в ход заводы, эвакуированные за Волгу, Урал и Сибирь» (ИВОВ, т. 2 (изд. 1961 г.), с. 148).

Секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Андрееву, находившемуся в Куйбышеве с частью аппарата ЦК партии, по решению Политбюро от 25 октября 1941 г. разрешалось давать от имени Центрального Комитета указания и распоряжения обкомам Поволжья, Урала, Средней Азии и Сибири по вопросам организации промышленности в связи с эвакуацией промпредприятий в эти области, а также по вопросам сельскохозяйственных заготовок.

Централизованными органами власти под Председательством И.В. Сталина решались и другие насущные вопросы того времени. Это вопросы мобилизации и пополнения рядов Вооруженных Сил, создания резервов, подготовки кадров военных и рабочих специалистов, организации ополчения, партизанской борьбы, материально-технического обеспечения, морально-психологического воспитания, укрепления дисциплины и другие.

Еще 22 июня 1941 г., в день нападения Германии на нашу страну, премьер-министр Великобритании У. Черчиль заявил о поддержке Советского Союза в войне против фашистской Германии. А 24 июня президент США Ф. Рузвельт – о готовности американского правительства предоставить помощь Советскому Союзу. В тяжелые дни битвы под Москвой и развернувшегося наступления гитлеровских войск на Сталинград и Кавказ активизировалась работа И.В. Сталина и подчиненных ему органов власти по созданию Антигитлеровской Коалиции и по организации взаимопомощи в борьбе против фашистского блока.

29.09 – 1.10.1941 г. проведена Московская конференция представителей СССР, США и Англии по вопросам взаимных военных постановок.

1 января 1942 г. в Вашингтоне подписана декларация 26 государств об использовании всех военных и экономических ресурсов этих стран для борьбы против фашистского блока.

26 мая 1942 г. в Лондоне подписан договор между СССР и Великобританией о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны.

12 июня 1942 г. опубликовано англо-советское и советско-американское коммюнике о договоренности открыть второй фронт в Европе в 1942 г.

Принятыми мерами, упорным трудом советского народа, умелым управлением обеспечена подготовка и успешное проведение Сталинградской битвы. На ее уроках совершенствовалось воинское мастерство, продолжало развиваться военное искусство в последующих операциях в зависимости от условий их проведения. Основным направлением избрано – совершенствование операций Красной Армии по окружению и уничтожению противника.

Ярким примером хорошего наследия является Белорусская наступательная операция «Багратион». В ходе ее проведения осуществлено окружение противника и его ликвидация в пяти районах. В районе Витебска окружено – 30 тыс. солдат и офицеров врага силами двух фронтов (1 ПФ и 3 БФ), в районе Бобруйска – пять дивизий силами одного фронта (1 БФ), восточнее Минска – более 100 тыс. силами трех фронтов (3, 2 и 1 БФ), в районах Вильно и Бреста – силами 3 БФ и 1 БФ ликвидированы гарнизоны и остатки оборонявшихся войск врага.

Только два окружения осуществлено в прифронтовых районах (Витебск, Бобруйск). Остальные – в оперативной глубине. В районе восточнее Минска в 150-210 км от бывшего переднего края обороны окружена и ликвидирована более 100 тыс. группировка противника. При этом окружение осуществлено танковыми соединениями, принимавшими участие в Сталинградской битве, преобразованными в гвардейские и получившими впервые в Красной Армии почетные наименования: 3-го гвардейского Котельниковского (бывшего 7 тк) и вновь сформированного 29-го танковых корпусов 5-й гвардейской танковой армии, 2-го гвардейского Тацинского (бывшего 24 тк) и 1-го гвардейского Донского (бывшего 26 тк) танковых корпусов.

В Белорусской наступательной операции успешно применены подвижные группы фронтов и армий. Они получили дальнейшее развитие. Состав фронтовых подвижных групп был неоднообразный и зависел от выполняемых задач. В 3-м Белорусском фронте одну подвижную группу (ПГр.) представляла 5-я гвардейская танковая армия (3 гв. тк и 29 тк), другую – конно-механизированная группа (КМГ) Осликовского (3 гв. кк и 3 гв. мк). В 1-ом Белорусском фронте было три подвижные группы. Одну из них представляла 2-я танковая армия (на левом крыле фронта). Другую (в центре) – конно-механизированная группа (КМГ) Плиева (в составе 4 гв. кк и 1 мк). Третью (на левом крыле фронта) – конно-механизированная группа Крюкова (в составе 2 гв. кк и 11 тк).

Нельзя не упомянуть в проявленной Ставкой ВГК мудрости в последовательном нанесении ударов по врагу. Операция «Багратион» началась 23 июня 1944 г., а 10 июля 1944 г. перешел в наступление 2 ПФ, 13 июля – 1 УФ, 17 июля – 3 ПФ, 18 июля – левое крыло 1 БФ, 24 июля Ленинградский фронт. Это сковывало маневр войск противника, способствовало успешному проведению операции «Багратион».

Применялся метод расчленения оборонявшегося и отступавшего противника на части и окружения его более мелких группировок с последующим уничтожением, как это было при развитии контрнаступления советских войск под Сталинградом в декабре 1942 г.

Однако венцом развития военной науки и искусства явилась Берлинская стратегическая наступательная операция, осуществленная 1-м и 2-м Белорусскими, 1-м Украинским фронтами и Краснознаменным Балтийским флотом. В ходе ее разгромлено путем окружения, расчленения и уничтожения 70 пехотных, 12 танковых и 11 моторизованных дивизий, взято в плен около 480 тыс. солдат и офицеров, захвачено более 1,5 тыс. танков и самоходных орудий, 4,5 тыс. самолетов, 10917 орудий и минометов.

Советская военная наука и военное искусство в тяжелые годы Великой Отечественной и второй мировой войны одержали Победу.

Решающие операции противника на советско-германском фронте – наступления на Москву и на Сталинград – были задуманы также в форме окружения и уничтожения.

Однако, несмотря на огромную массу войск, брошенных гитлеровским командованием, их большую маневренность и пробивную силу, эти операции закончились полным провалом. Под Сталинградом немецко-фашистские войска сами стали объектом грандиозных «Канн» ХХ века, устроенных им Красной Армией.

Вооруженная передовой советской военной наукой Красная Армия полностью развенчала военную доктрину немецких генералов, перед которой долгое время преклонялись военные специалисты многих буржуазных стран. «Битва под Сталинградом, — вынужден признать Гёрлитц (Авт. – начальник германского Генерального штаба), – положила начало банкротству всей гитлеровской стратегии, в основе которой лежали иллюзии и соображения престижа». (См. ИВОВ, т.3, с. 66).

Мы живем в другой обстановке. Значит и борьба за укрепление и защиту своего государства иная. Способы и методы этой борьбы молодежь изучает в военных учебных заведениях, совершенствует в ходе службы в армии. И это правильно. Но нельзя забывать и опыт бывшей войны и приобретенный в годы локальных конфликтов.

Обстановка в мире усложняется. Идет борьба за первенство в экономическом развитии, за первенство в управлении миром.

Разного рода «обамы», «саркози» и примкнувшие к ним, не могут без войны жить, ибо не знают что это такое, не испытали ее на себе (большой или малой). «Цветные» революции, «санкции», двойные стандарты, продолжающаяся борьба бывших союзников (США, Англия, Франция и др.) за первенство в Победе во второй мировой войне, насаждение путем военных действий «демократических» режимов, угодных США и НАТО – все это происки фашизма, который мы разгромили в 1941 – 1945 годах. И хорошее начало положили в Сталинградской битве. Активным и правдивым освещением событий мы не должны допустить искажения истории и возрождения фашистских действий. Именно Советский народ в Сталинградской битве под руководством мирового вождя и наставника того времени И.В. Сталина положил начало коренного перелома в ходе Великой Отечественной и второй мировой войны, разгромил фашизм и его главное гнездо – фашистскую Германию. Народы мира восприняли победу под Сталинградом как символ величия и непобедимости Советского государства.

Как написано в истории Великой Отечественной войны Советского Союза: «Пройдут десятилетия, пройдут века, а человечество с благодарностью будет хранить в памяти великий подвиг Советского народа, осуществленный им под Сталинградом».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.