Из опыта организации противовоздушной обороны в период битвы под Москвой и в Сталинградской битве

История

Полковник запаса А.И.Аранович, ученый секретарь Военно-научного общества при Государственном культурно-досуговом учреждении «Центральный Дом офицеров Вооруженных сил Республики Беларусь»

 Актуальность проблемы противовоздушной обороны страны определялась быстрым развитием авиации в сопредельных государствах, не скрывавших своего враждебного отношения к Советскому Союзу. Военно-воздушные силы (ВВС) в этих странах, рассматривались как одно из решающих средств вооруженной борьбы в будущей войне, а воздушное пространство – как плацдарм для развертывания главным образом наступательных действий наземных войск.

Советская военно-теоретическая мысль правильно и долгосрочно определила тенденции в развитии ВВС потенциального противника и связанную с этим угрозу воздушного нападения на крупные административно-политические центры, важные промышленно-экономические районы и другие стратегические объекты тыла СССР.

Войскам противовоздушной обороны (ПВО) в случае войны ставилась задача: защитить от ударов авиации противника созданные (создаваемые) группировки наших войск и базы их снабжения, обеспечить беспрепятственное развертывание Вооруженных Сил и оборонной промышленности, обеспечить нормальную работу тыла страны, его высокую активность, способность снабжать фронт всем необходимым для ведения напряженных и длительных боевых действий против сильного противника в условиях массового применения авиации. (Схема №4)

Организационная структура и группировка войск противовоздушной обороны строилась так, чтобы можно было своевременно обнаружить воздушного противника, уничтожать его силами истребительной авиации на дальних подступах к охраняемому объекту, а на ближних подступах – силами зенитной артиллерии.

Всего к началу войны в составе Войск ПВО страны (хотя, как такового, самостоятельного вида Вооруженных Сил не существовало) имелось: корпусов ПВО – 3, дивизий ПВО – 2, отдельных бригад ПВО – 9, отдельных зенитных артиллерийских полков – 28, отдельных зенитных артиллерийских дивизионов – 109, полков воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) – 6, отдельных батальонов ВНОС – 35 и ряд других частей. Их боевой состав насчитывал 182 тыс. человек личного состава, 3 329 зенитных орудий среднего калибра (76-мм орудия образца 1931 и 1938 годов, с 1940 года началось перевооружение на орудия 85-мм), 330 зенитных орудий малого калибра (37-мм), 650 зенитных пулеметов, 1500 зенитных прожекторов, 850 аэростатов заграждения, 45 радиолокационных станций обнаружения. Выделенные из состава ВВС для целей ПВО страны 40 истребительных авиационных полков имели около 1500 самолетов (И-15, И-16, И-153, Як-1, МиГ-1, МиГ-3, ЛаГГ-3).

Группировка войск ПВО страны была создана в соответствии с разработанным Генеральным штабом Красной Армии планом. Значительные силы войск ПВО были предназначены для обеспечения надежной обороны Москвы (1-й корпус ПВО), Ленинграда (2-й корпус ПВО) и Баку (3-й корпус ПВО). Одновременно вся угрожаемая зона была разделена на полосы.

Первая из них включала территорию западных приграничных округов (Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского). Вторая полоса охватывала территорию внутренних военных округов (Московского, Орловского и Харьковского). В третью полосу входили Закавказский и Северо-Кавказский военные округа.

Советское командование считало наиболее важным в отношении организации противовоздушной обороны Западное направление и Закавказье, поэтому здесь была сосредоточена основная масса зенитной артиллерии и истребительной авиации. Части ВНОС в основном были сосредоточены в первой полосе угрожаемой зоны.

Однако войска противовоздушной обороны Советского Союза в начальный период Великой Отечественной войны задачу по прикрытию группировок своих войск в приграничной полосе, их баз снабжения, аэродромов, крупных городов не выполнили. Противник в первые же часы войны нанес крупные воздушные удары по расположению войск Красной Армии, по аэродромам, особенно в западных военных округах, по военно-морским базам Севастополю, Кронштадту, Измаилу, по железнодорожным узлам, по многим городам Прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. К полудню 22 июня 1941 года наши потери в самолетах составили 1200 единиц (в том числе уничтоженных на земле – свыше 800 самолетов). Авиация противника, не встречая должного сопротивления, обеспечивала успешное продвижение своих войск. Наши войска несли большие потери. Крупные потери понесли соединения и части войск ПВО.

 

Противовоздушная оборона Москвы

Сделав выводы из неудач начального периода Великой Отечественной войны, Совнарком СССР по поручению Государственного Комитета Обороны (ГКО) 2 июля 1941 года издал Постановление «О всеобщей обязательной подготовке населения к противовоздушной обороне». А 9 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны принял специальное Решение «О противовоздушной обороне Москвы». На основании этих решений на местах и в войсках усилилась организационная и морально-психологическая работа по борьбе с воздушным противником и по защите населения от его ударов.

Изыскивались новые методы борьбы. Ставка значительно увеличила численность войск ПВО для обороны Москвы. Образованы городские аварийно-восстановительные отряды местной противовоздушной обороны (МПВО), в том числе полк восстановления дорог и мостов, полк восстановления энергохозяйства и отдельные батальоны восстановления городского хозяйства. Под руководством Московского партийного и советского руководства были сформированы добровольные бригады пожаротушения, дружины, обеспечивающие светомаскировку зданий, оповещение населения о воздушной тревоге, определены укрытия от бомбежки (т.н. «бомбоубежища»).

Об исключительном внимании ГКО к обеспечению безопасности Москвы свидетельствует и такой исторический факт. В напряженные июльские дни 1941 года Народный комиссар обороны СССР И.В.Сталин
21 июля провел с руководящим составом Московской зоны ПВО командно-штабное учение по отражению дневных массированных налетов противника на Москву.

Москва и Московский экономический район прикрывались от ударов авиации противника войсками Московской зоны ПВО, в состав которой входили: 1-й корпус ПВО, 6-й истребительный авиационный корпус, Тульский бригадный район ПВО, Калининский бригадный район ПВО.

Противовоздушная оборона Москвы создавалась как мощная комплексная оборона, к которой привлекались соединения и части всех  войск ПВО (истребительная авиация, зенитная артиллерия среднего и малого калибра, зенитные пулеметы, прожекторы и аэростаты заграждения).

Авиационные полки 6-го истребительно авиационного корпуса располагались на аэродромах вокруг Москвы в радиусе до 100-120км. С приближением линии фронта к столице полки, которым угрожали наземные войска противника, были перебазированы на аэродромы северо-восточнее и восточнее Москвы. Это затрудняло действия своей авиации, ибо истребителям приходилось работать в зоне огня зенитной артиллерии.

Для обнаружения воздушного противника и наведения самолетов истребителей ПВО на его самолеты была создана система ВНОС на удалении до 250 км от города. Главный пост ВНОС Московской зоны ПВО имел прямую проводную связь с главными постами ВНОС Северной, Северо-Западной, Западной, Киевской и Южной зон ПВО, что позволяло иметь первичную информацию о возможных маршрутах полета и количестве авиации противника. Для непосредственного наведения истребителей на вражеские самолеты постам были выделены радиостанции. Командные пункты полков 6-го авиационного корпуса имели прямую телефонную связь с постами ВНОС. На наиболее ответственных направлениях – в пунктах Клин и Серпухов – были установлены радиолокационные станции управления самолетами (РУС-2), а в пунктах Химки, Внуково и Люберцы – маневренные радиолокационные установки (МРУ-105). Каждой радиолокационной станции был отведен сектор наблюдения и наведения. Эти станции были оперативно подчинены командирам истребительных авиационных полков, расположенных в этих же районах. Кроме того, они могли управляться централизованно, с командного пункта корпуса. (Что в послевоенные годы было применено при создании единого командного пункта бригады, дивизии, корпуса, армии ПВО).

Боевые порядки зенитной артиллерии среднего калибра (176, 250, 745, 329, 193 и 251 зенап) были развернуты в шести секторах обороны по одному в каждой.

Зенитная артиллерия малого калибра и зенитные пулеметы  прикрывали важнейшие объекты как внутри Москвы, так и за ее пределами от ударов с малых высот и с пикирования. Большая ее часть  (до 60-70 проц.) была использована для усиления противовоздушной обороны Кремля, вокзалов, электростанций и других важных объектов внутри города. До 30-40 проц. зенитной артиллерии малого калибра и зенитных пулеметов было использовано для обороны аэродромов истребительной авиации, боевых порядков зенитной артиллерии среднего калибра и зенитных прожекторов, шлюзов канала Москва-Волга и других важных объектов вне города.

В городе орудия малого калибра и зенитные пулеметы зачастую устанавливались на крышах домов, на заводских и фабричных зданиях, на специально оборудованных для этого площадках.

Общая численность зенитного артиллерийского вооружения  к 22 июля 1941 года – к началу налетов воздушного противника на Москву – составила: зенитных пушек 85-мм – 564, 76-мм – 232, 37-мм – 248, зенитных пулеметов – 336.

Зенитные прожекторные полки предназначались для обеспечения ночных действий истребительной авиации, а прожекторные батальоны зенитных артиллерийских полков – для обеспечения стрельбы зенитной артиллерии сопроводительным огнем ночью. В августе 1941 года Москва была опоясана сплошным кольцом световых прожекторных полей. Эффективность их боевых действий  зависела от благоприятной погоды и когда фашистская авиация действовала на средних высотах. Всего прожектористы участвовали в отражении 35 ночных налетов. Из 2158 самолетов, участвовавших в этих налетах, было освещено в световых прожекторных полях 322 и в световой зоне зенитной артиллерии 308. При этом из освещенных самолетов было сбито 56, в том числе 36 самолетов огнем зенитной артиллерии.

Прожектористы своими лучами ослепляли фашистских летчиков. Бывали случаи, когда вражеские бомбардировщики, завидев прожекторные лучи, разворачивались и уходили. Поэтому при каждом удобном случае фашистские летчики пытались подавить прожекторные станции, обстреливая их по светящемуся лучу и засыпая прожектористов бомбами.

Аэростаты заграждения применялись для усиления противовоздушной обороны центральной части города путем создания зоны заграждения радиусом 5-6 км от центра города. Кроме того, были созданы полосы заграждения вдоль западной и южной окраин города глубиной 2-4 км, а также прикрыты водонасосные станции. За весь период налетов немецкой авиации на Москву было произведено 268 ночных и 8 дневных подъемов аэростатов в воздух. Высота подъема аэростатов не превышала 4500 метров. За это время отмечено 17 случаев столкновения вражеских самолетов с тросами аэростатов. Из них в 7 случаях вражеские самолеты разрушались.

Опыт боевого применения аэростатов заграждения показал, что тросы, поднимаемые аэростатами, обладают достаточной разрушительной силой для самолетов деревянной конструкции. Для борьбы с цельнометаллическими самолетами потребовалось повышение режущей силы тросов, а также оснащение тросов минновзрывными механизмами.

Аэростаты заграждения вынуждали авиацию противника увеличивать высоту полета и обходить зоны заграждения. При попытке воздушного противника прорваться сквозь зону он нес потери. Однако опыт боевого применения показал, что их наиболее целесообразно применять для усиления ПВО небольших, но важных объектов, располагая аэростаты вне зоны огня зенитной артиллерии.

Для обмана противника в период его массированных налетов на Москву и Подмосковье силами частей ПВО ряд объектов был замаскирован, а на пустырях, болотах и в лесу выросли ложные объекты.

С первых же налетов фашистская авиация интенсивно бомбила ложные объекты, которые умышленно прикрывались слабым зенитным огнем, что давало определенную эффективность в борьбе с воздушным противником. Так, на ложный элеватор в Плетенихе немцы сбросили 943 фугасные, зажигательные и 31 осветительную бомбу, а на ложную нефтебазу в Томилино 402 фугасные и зажигательные бомбы. Усиленной бомбардировке также подвергались и ложные аэродромы. Всего на московские ложные объекты было сброшено фашистской авиацией 697 фугасных, 2521 зажигательная и 156 осветительных бомб.

Управление боевыми действиями войск ПВО строилось в основном централизовано с командного пункта командира 1-го корпуса ПВО. Здесь же располагались командир 6-го истребительного авиационного корпуса и начальник артиллерии 1-го корпуса ПВО со своими командными пунктами. План взаимодействия истребительной авиации и зенитной артиллерии (ИА и ЗА) разрабатывался совместно штабами истребительной авиации и зенитной артиллерии заблаговременно и в последующем доводился до всех взаимодействующих частей.

Основным видом связи, при помощи которой осуществлялось управление частями ПВО Москвы, являлась проводная связь. Радиосвязь довольно широко использовалась в истребительной авиации, службе ВНОС и в меньшей мере в зенитной артиллерии.

Первый бомбардировочный налет на Москву немецкая авиация совершила в ночь на 22 июля 1941 года. В этом налете участвовало до 220 бомбардировщиков, шли они четырьмя эшелонами с интервалом 30 – 40 минут по маршруту Минск, Орша, Смоленск, Вязьма, Москва. Налет продолжался в течение 5 часов. Он осуществлялся четырьмя эшелонами с интервалом 30-40 минут на высотах 2000-3000 м вдоль шоссе и железных дорог. В отражении этого налета приняли участие все основные силы и средства ПВО Московской зоны. Истребительная авиация произвела более 170 самолето-вылетов, а зенитной артиллерией и зенитными пулеметами было израсходовано более 29 000 снарядов и до 130 000 пулеметных патронов. В итоге к городу прорвалось лишь несколько одиночных самолетов, беспорядочно сбросивших фугасные и зажигательные бомбы. При отражении этого налета было сбито 22 бомбардировщика.

За успешное отражение первого массированного налета на Москву приказом Народного комиссара обороны №241 от 22 июля личному составу 1-го корпуса ПВО и 6-го истребительного авиационного корпуса была объявлена благодарность (Это был первый в истории Великой Отечественной войны благодарственный приказ Наркома обороны за достигнутые войсками боевые успехи). Особо отличившиеся удостоились правительственных наград: 5 человек были награждены орденом Ленина, 28 – орденом Красного Знамени, 22 – медалью «За отвагу».

Однако при отражении первого вражеского налета на Москву в действиях частей выявилось довольно много недостатков. Огонь зенитной артиллерии был слишком рассредоточен, сплошь и рядом он велся по личному впечатлению командиров батарей. Оказался малоэффективным способ стрельбы заградительным огнем зенитной артиллерии.

Огонь велся дивизионами по заранее составленным таблицам, что позволяло экономить время, но влекло за собой большой расход боеприпасов. В работе прожекторов также не было должной дисциплины – за одной целью тянулось 15-20 лучей, а другие пропускались неосвещенными. Некоторые летчики-истребители излишне долго задерживались в зонах ожидания и неумело вели поиск воздушного противника, не преследовали в целях уничтожения уходящих на запад группы бомбардировщиков. Передача целей фронтовым истребителям в условиях ночи организована не была. Недоставало офицеров штаба, принимающих информацию о воздушной обстановке, анализирующих ее, управляющих силами ПВО.

Командованием Московской зоны ПВО были сделаны организационные выводы в первую очередь по совершенствованию централизованной системы управления боем всех сил и средств, усилению боевой выучки летного состава, зенитчиков, прожектористов, бойцов ВНОС, расширению зоны боевых действий истребительной авиации за счет перемещения ряда аэродромов на удаление от Москвы до 200 км, улучшению разведки воздушного противника возможностями радиолокационных станций.

Несмотря на провал первого массированного налета немецко-фашистской авиации на советскую столицу, верховное командование вермахта не отказалось от своего плана. В оперативной директиве №34 от 30 июля 1941 года Гитлер потребовал от 2-го воздушного флота «продолжать воздушное наступление на Москву». С 22 июля начались почти ежедневные ночные налеты вражеской авиации на Москву. Крупные массированные налеты 100-120 самолетов чередовались с налетами групп в 50-80 бомбардировщиков.

Войска ПВО при обороне Москвы успешно справились со своей боевой задачей. Основная масса бомбардировщиков к городу не допускалась. Из 1700 бомбардировщиков, налетавших на Москву в июле и августе, к городу прорвалось не более 70, беспорядочно сброшенные этими самолетами бомбы не причинили значительного ущерба городу.

Лучшие бомбардировочные фашистские эскадры при налетах на Москву были почти целиком разгромлены. Так, 53-я бомбардировочная эскадра «Легион-Кондор» потеряла до 70 проц. своего состава, а 55-я бомбардировочная эскадра – до 50 проц. Обе были сняты с операций и отведены на переформирование.

В сентябре противник сосредоточил силы для решительного наступления на Москву. В этот период гитлеровцы перешли к налетам на город малыми группами и одиночными самолетами. Целью таких налетов, длившихся в течение нескольких часов было: измотать силы противовоздушной обороны Москвы, частыми и продолжительными воздушными тревогами вызвать длительный простой промышленности и оказать моральное воздействие на население города.

2 октября 1941 года немецкие войска перешли в общее наступление на Западном направлении. В этот период основная масса ВВС противника наносила удары по объектам прифронтовой полосы.

По мере приближения линии фронта к Москве воздушные налеты на город участились: всего за октябрь противник совершил 31 налет с участием в каждом от 15 до 30 самолетов. Наряду с ночными налетами противник начал производить их днем. Налеты чрезвычайно растягивались по времени – от 5 до 8 часов, а в ночь на 29 сентября налет длился около 9 часов, участвовало в нем всего лишь 18 бомбардировщиков.

В конце октября, когда первое немецкое наступление на Москву выдохлось и неприятель перешел к обороне, фашистская авиация усилила воздушные налеты на Москву, но они проводились набольшими группами самолетов.

В сентябре – октябре 1-й корпус ПВО с задачей противовоздушной обороны Москвы справился.

В период второго «генерального» наступления  фашистов на Москву немецкая авиация активно действовала на поле боя, а также по железнодорожным станциям, промышленным объектам и населенным пунктам в районах наступления своих наземных войск.

Противник продолжал воздушные налеты на Москву, особенно в первые дни наступления. Так, в течение 17, 18 и 19 ноября фашистская авиация несколько раз небольшими группами ночью и днем пыталась прорваться к городу. За эти три дня было отражено десять налетов 145 самолетов. Всего за ноябрь на Москву налетало 1900 самолетов, из которых к городу через зону огня зенитной артиллерии прорвалось только 28 самолетов.

С переходом наших войск в контрнаступление под Москвой, в декабре 1941 года и с развитием общего наступления Красной Армии на Западном направлении количество воздушных налетов фашистской авиации на столицу резко сократилось. Все силы своей авиации противник бросил на противодействие нашим наступающим войскам, ограничиваясь в районе Москвы лишь отдельными полетами самолетов разведчиков. В этих условиях истребительная авиация ПВО города была полностью использована для поддержки наступления войск Западного фронта.

В январе 1942 года неприятель произвел четыре воздушных налета на Москву, а в марте и апреле – семь. Эти налеты были слабы, неорганизованны, и их отражение системой ПВО Москвы было проведено без особых затруднений.

С апреля бомбардировочные налеты на Москву совершенно прекратились.

В последующие годы войны над городом появлялись лишь отдельные самолеты-разведчики на больших высотах, да иногда в зону зенитного огня вторгались одиночные бомбардировщики, которые не доходили до Москвы.

Но, несмотря на прекращение воздушных налетов на столицу, до самого конца войны противовоздушная оборона Москвы непрерывно усиливалась, оснащалась новой боевой техникой и совершенствовалась.

Одновременно, с основной боевой задачей, войска ПВО активно участвовали в борьбе с сухопутными войсками противника.12 октября 1941 года в части Московской зоны ПВО поступил приказ Ставки, подписанный Верховным Главнокомандующим, которым на все зенитные батареи, расположенные западнее, юго-западнее и южнее столицы возлагались задачи не только отражения воздушного противника, но и уничтожение прорвавшихся танковых частей и живой силы врага.

Во исполнение этого приказа около 50 проц. батарей зенитной артиллерии ПВО Москвы получили задачу вести борьбу с наземным противником. Из состава зенитной артиллерии 1-го корпуса ПВО для нужд противотанковой обороны было выделено 211 орудий.

Первыми в борьбу с танками противника вступили зенитчики Тульского бригадного района ПВО. 732–й зенитный артполк в ночь на 29 октября 1941 года сорвал попытку прорыва к Туле 3-танковой дивизии фашистов. А всего с 29 октября по 5 декабря 1941 года 732 зенитный артиллерийский полк сбил 11 самолетов, уничтожил 49 танков, 50 бронемашин, 3 артиллерийские и 12 минометных батарей и свыше 1800 фашистских солдат и офицеров. В своих воспоминаниях генерал Гудериан, касаясь этих событий, писал: «…29 октября наши главные танковые подразделения достигли пункта, стоящего в 4 км. от Тулы. Попытка захватить город с ходу натолкнулась на сильную противотанковую и противовоздушную оборону и окончилась провалом, причем мы понесли значительные потери в танках и офицерском составе».

Особенно важная роль принадлежит войскам Московской зоны ПВО в борьбе с массированными танковыми атаками противника в период его второго «генерального» наступления на Москву в середине ноября – начале декабря 1941 года.

По указанию Ставки ВГК из состава зенитной артиллерии ПВО были выделены специальные артиллерийские группы, предназначенные для ликвидации танковых группировок противника. Одна группа (64 орудия среднего калибра и 43 зенитных пулемета) действовала на Солнечногорско-Истринском направлении совместно с 7-й гвардейской и 18-й стрелковыми дивизиями. Другая группа действовала на Рогачевском направлении совместно с 133-й и 126-й стрелковыми дивизиями. В результате боевых действий этих групп были ликвидированы опасные прорывы танковых группировок врага в районах Клин, Белый Раст и между каналом Москва – Волга и Клязминским водохранилищем. При этом с 24 ноября по 1 декабря батареями данных групп было уничтожено более 30 танков, несколько самолетов, 4 минометные  батареи, 12 пулеметных точек и до полка вражеской пехоты.

В целях борьбы с наступающим противником широко активно привлекался 6-й  истребительный авиационный корпус. Его полки привлекались для ведения воздушной разведки и штурмовых действий по войскам и аэродромам врага. Выполняя одновременно две боевые задачи – прикрытие воздушного пространства Москвы и Подмосковья, борьба с наземным противником – летный состав работал по схеме, разработанной штабом ПВО Московской зоны.

А именно, учитывая, что наступление вражеских войск развивалось главным образом вдоль дорог, командование корпуса на каждую магистраль, по которой мог двигаться противник, выделяло по одному авиационному полку. А командиры полков, в свою очередь, закрепили все дороги и участки за эскадрильями, за каждым звеном и летчиком. Такое распределение объектов и районов обеспечивало оперативное получение разведданных. Каждый командир и летчик должен был представлять командованию исчерпывающие сведения о своей дороге.

Ни погода, ни условия обстановки не могли помешать сбору разведданных к установленному сроку. Благодаря этому своевременно удалось обнаружить весьма опасные по своим последствиям прорывы танковых групп противника 2 октября на Белый и 5 октября в районе Юхнова. В последующем силами корпуса совместно с бомбардировочной авиацией Западного фронта  в этих районах наносился удар по танкам и мотопехоте врага.

За короткий срок части истребительной авиации ПВО Москвы уничтожили и подбили 120 танков и до 70 самолетов.

Наиболее значительные штурмовые действия истребителей 6-го истребительного авиационного корпуса были во второй половине ноября 1941 года при уничтожении вражеской группировки в районе Клина, Тургинова. Только в период с 28 по 30 ноября части корпуса произвели 370 самолето-вылетов, штурмовали мотомехчасти, наступавшие от Солнечногорска на Литвиново, и уничтожили 77 танков, 263 машины, много другой техники и живой силы противника.

А всего за оборонительный период битвы под Москвой частями противовоздушной обороны при проведении наземной операции было уничтожено: танков – 343, автомобилей – свыше 3000, артиллерийских батарей – 49, рассеяно и уничтожено свыше 40 000 пехоты противника.

Опыт противовоздушной обороны Москвы подтвердил в основном правильность принципов организации ПВО крупных центров страны, а именно:

— массирование средств ПВО на угрожаемых направлениях, заблаговременный их маневр с целью создания глубокоэшелонированной круговой обороны;

— активное и согласованное по времени и месту действие всех родов войск ПВО, объединенных единым командованием, то есть при централизованном управлении войсками ПВО;

— основным средством уничтожения воздушного противника является истребительная авиация. Ее эффективность значительно возрастает при четком взаимодействии с зенитной артиллерией и ВНОС.

Всего за время Великой Отечественной войны в границах Московской зоны ПВО было зафиксировано 12 100 самолето-полетов противника, но прорваться сквозь истребительно-авиационный заслон и зону огня зенитной артиллерии к Москве поодиночке сумели только около 250 самолетов. Войска ПВО, оборонявшие Москву и объекты на подступах к городу, при отражении воздушных налетов уничтожили 738 фашистских самолетов, из них истребительная авиация – 509, зенитная артиллерия – 180, зенитные пулеметы – 36, аэростаты заграждения – 7 и части ВНОС – 6. Кроме того, истребители 6-го истребительного авиационного корпуса при выполнении задач по прикрытию наших наземных войск и штурмовыми ударами по вражеским аэродромам уничтожили еще 567 немецких самолетов. Таким образом, войска ПВО Москвы в период войны уничтожили всего 1305 немецких самолетов.

Приказом Народного комиссара обороны № 346 от 7 ноября 1942 года за проявленную отвагу в боях с немецко-фашистским захватчиками, за стойкость и мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава 193 зенитный артполк был преобразован в 72-й гвардейский зенитный артиллерийский полк.

Всего в ходе боевых действий по противовоздушной обороне Москвы за боевые подвиги 32 воинам ПВО было присвоено звание Героя Советского Союза.

Главным итогом боевой деятельности войск ПВО Москвы является то, что они  защитили столицу от разрушения с воздуха, уберегли от варварского уничтожения ее жителей, обеспечили нормальную работу промышленных предприятий

На основе глубокого анализа боевого опыта войск ПВО на первом этапе войны при организации противовоздушной обороны Москвы решением Государственного Комитета Обороны от 9 ноября 1941 года была проведена коренная реорганизация Войск ПВО страны.

Во-первых учреждена должность командующего Войсками ПВО территории страны – заместителя Народного комиссара обороны по ПВО. На эту должность был назначен генерал-майор М.С.Громадин.

При командующем Войсками ПВО территории страны были созданы органы управления:

— штаб (начальник штаба генерал-майор Н.Н.Нагорный);

— управление истребительной авиации ПВО (командующий ИА ПВО генерал-майор авиации И.Д.Климов, с апреля 1942 года – генерал-майор авиации А.С.Осипенко);

— управление командующего зенитной артиллерии ПВО (командующий ЗА ПВО генерал-майор артиллерии А.Ф.Горохов);

— другие структурные подразделения управления и штаба.

Войска ПВО территории были выведены из подчинения командующих военных округов и фронтов и во всех отношениях подчинены командующему Войсками территории страны и его органам на местах.

Во-вторых, существовавшие на территории европейской части СССР зоны ПВО были расформированы и на их базе образованы Московский и Ленинградский корпусные районы ПВО и дивизионные районы ПВО – Архангельский, Череповецко-Вологодский,  Рыбинско-Ярославский, Ряжско-Тамбовский, Воронежско-Борисоглебский, Горьковский, Казанский, Пензенский, Куйбышевский, Саратовско-Балашовский, Сталинградский, Краснодарский и Грозненский, а несколько позже – Мурманский, Уральский и Ростовский.

В-третьих, истребительные авиационные корпуса и дивизии, выделенные для выполнения задач противовоздушной обороны страны, были оперативно подчинены командующему Войсками ПВО страны, а на местах — командующим корпусными и дивизионными районами ПВО.

24 ноября 1941 года приказом Народного комиссара обороны СССР было совершенно точно определено, какие части и соединения ПВО передаются в подчинение фронтов и какие – в подчинение командующего Войсками ПВО страны. Этим самым  было произведено строгое разделение противовоздушной обороны на ПВО территории страны и ПВО войск.

Таким образом, проведенная в ноябре 1941 года реорганизация войск противовоздушной обороны по существу означала оформление Войск противовоздушной обороны страны в самостоятельный вид Вооруженных Сил. Что в послевоенные годы и было реализовано в Советском Союзе и сегодня используется в развитии и совершенствовании системы ПВО Республики Беларусь и объединенной системы ПВО Союзного государства.

Противовоздушная оборона Сталинграда

Противовоздушную оборону Сталинграда и подступов к нему осуществляли соединения и части Сталинградского корпусного района ПВО и 102-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Командовал корпусным районом ПВО полковник Е.А.Райнин. (Схема №5)

К июлю в состав корпусного района входили: 7 зенитных артиллерийских полков среднего калибра, 2 зенитных артиллерийских полка малого калибра, 12 отдельных зенитных артиллерийских дивизионов, 6 зенитных бронепоездов, 2 отдельных зенитно-пулеметных батальона, 7 отдельных зенитно-пулеметных рот и 19 отдельных зенитно-пулеметных взводов, зенитный прожекторный полк и зенитный прожекторный батальон, отдельный дивизион аэростатов заграждения, 6 отдельных батальонов ВНОС, отдельная радиорота ВНОС и отдельный батальон связи. Зенитные бронепоезда, оснащенные зенитными артиллерийскими орудиями и пулеметами, впервые были применены как маневренное средство борьбы с воздушным противником.

Истребительная авиация своим первым эшелоном из трех полков (629-й, 651-й, 652-й) обеспечивала перехват и уничтожение противника на дальних подступах к городу с западного и юго-западного направлений, а вторым эшелоном из двух полков (439-й и 788-й) – на непосредственных подступах и над самим городом.

Кроме основной задачи по прикрытию Сталинграда от налетов воздушного противника 102-я истребительная авиадивизия обеспечивала  прикрытие Астрахани, железнодорожных и водных путей сообщения. Одновременно части дивизии выполняли задачи фронтовой истребительной авиации: прикрывали наши наземные войска на поле боя и на переправах, сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков, наносили штурмовые удары по наземным войскам противника.

Зенитная артиллерия обеспечивала круговое прикрытие объектов Сталинграда и уничтожала вражескую авиацию на ближних подступах к городу и над ним. Зенитная артиллерия среднего калибра составляла основу противоздушной обороны города. Для надежного управления огнем зенитной артиллерии было создано семь боевых секторов. В каждом из них располагался полк среднего калибра, а некоторые секторы усиливались отдельными артиллерийским дивизионами.

 Начальниками секторов были назначены командиры зенитных артиллерийских полков.

Наибольшая плотность зенитного огня была создана на северо-западном и западном направлениях.

Части зенитной артиллерии малого калибра и зенитных пулеметов были использования для прикрытия наиболее важных объектов от налетов на малых высотах и с пикирования. Они располагались непосредственно у прикрываемых объектов и на крышах зданий.

В оборонительный период битвы на Волге летом и осенью 1942 года, когда фашистская авиация очень активно действовала по коммуникациям на Сталинградском направлении, для противовоздушной обороны железнодорожных дорог были привлечены, в целях усиления войск Сталинградского корпусного района, части зенитной  артиллерии Воронежско-Борисоглебского, Саратовско-Балашовского, Астраханского дивизионных и Пензенского бригадного районов ПВО.

Зенитный прожекторный полк для обеспечения стрельбы зенитной артиллерии ночью создал круговую световую зону с упреждением от зоны огня зенитной артиллерии на западном и северо-западном направлениях за 30 и более секунд полетного времени авиации противника, а на других направлениях – менее 30 секунд или без упреждения.

Батальоны ВНОС Сталинградского корпусного района ПВО создали кольцевую систему постов наблюдения вокруг Сталинграда. Кроме того, система наблюдения с западного и южного направлений была усилена 102-й отдельной ротой ВНОС, имевшей на своем вооружении три радиолокационные станции «Пегматит». Эти станции были установлены в Калаче, Абганерове и Красноармейске. В первоначальный период станции «Пегматит» вели боевую работу в основном по обнаружению самолетов противника на дальних и ближних подступах к Сталинграду. Радиолокаторщики, благодаря обучению, научились работой станций «Пегматит» наводить наши самолеты истребители на подлетающие самолеты противника за 120 – 150 км при их высоте полета 3 – 5 км.

При подходе войск противника к окраинам Сталинграда посты ВНОС развертывались непосредственно в самом городе и на ближайших к нему высотах, на Мамаевом кургане, на крышах наиболее высоких зданий, что обеспечивало им хорошее наблюдение за действиями авиации противника над городом. Время упреждения оповещения сократилось до 10-18 минут. Большие затруднения в службе оповещения вызывали непрерывные нарушения связи при бомбардировках города и боевых порядков войск.

Вражеская авиация имела большие  количественные и  качественные преимущества и абсолютно господствовала в воздухе, особенно до прибытия нашей 8-й воздушной армии в начале августа 1942 года. Немцы бросили под Сталинград свои лучшие эскадры – группу Геринга, истребителей ПВО Берлина, 52-ю истребительную эскадру асов, на вооружении которых имелись новейшие марки истребителей  типа Ме-109ф и Ме-109г. Летный состав противника имел большой опыт воздушных боев.

Большинство же частей нашей 102-й авиационной истребительной дивизии имели на вооружении устаревшие типы самолетов И-15, И-16 и И-153, а летчики впервые участвовали в воздушных боях.

Поэтому поначалу их боевая деятельность была малоэффективной. Уже в августе летчики этой дивизии сбили 146 немецких самолетов.

С 23 августа 1942 г., когда противник вышел к р. Волга у северной окраины Сталинграда, а с юга подошел к внешнему оборонительному обводу города, когда 23 и 24 августа массированными авиаударами противник разрушил город, нанес значительное поражение нашим войскам в городе, главная задача войск ПВО состояла в том, чтобы прикрыть переправы и речной транспорт, обеспечить переправу войск и воинских грузов в город, вывоз раненых и эвакуировать население из города, обеспечить отступающие и ведущие бой на оборонительных обводах наши войска от ударов воздушного противник на главных направлениях. И с этой задачей войска ПВО справились. Они успешно вели бой не только с воздушным противником, но и с его танками, а порой в городе и при обороне важных объектов от наземного противника.

Войска Сталинградского корпусного района ПВО сбили 699 самолетов, из них 329 – истребители и 370 – зенитчики. За мужество, стойкость и боевые заслуги в боях за город на р. Волга Сталинградский корпусной район ПВО Указом Верховного Совета СССР был награжден орденом Красного Знамени.

За отвагу, проявленную в боях, за организованность, стойкость и героизм личного состава 102-я Краснознаменная истребительная авиационная дивизия ПВО приказом Наркома обороны СССР № 145 была преобразована во 2-ю гвардейскую Сталинградскую Краснознаменную истребительную авиационную дивизию.

Битва под Москвой и Сталинградская битва для войск противовоздушной обороны оказались самыми напряженными. Противовоздушная оборона страны в условиях численного и качественного превосходства авиации противника была нацелена на решение основной задачи – защиту жизненно важных центров  и железнодорожных, речных и иных коммуникаций от ударов с воздуха.

Войска ПВО приобрели значительный боевой опыт и превратились в самостоятельный вид Вооруженных Сил. Значительно улучшилась их организационная структура и система управления. К середине 1942 года Войска ПВО обороняли от воздушного противника объекты и районы на территории от Белого до Каспийского моря на глубину до 800-900 км. от линии фронта. Сложилась централизованная система управления Войсками ПВО территории страны. Войска ПВО страны начали получать во все возрастающем количестве новую боевую технику: самолеты-истребители Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, зенитные орудия 85-мм и 57-мм калибров, зенитные пулеметы ДШК, радиолокационные станции обнаружения РУС-2 («Редут» и «Пегматит»). В войска также начали поступать станции орудийной наводки (СОН-2).

В ходе боевых действий Войска ПВО накапливали опыт и совершенствовали свое боевое мастерство. Значительное развитие получила тактика родов войск ПВО.

Истребительная авиация ПВО применялась не только для обороны крупных центров страны, но и для прикрытия участков путей сообщения.

Это потребовало перейти к маневренному применению истребительных авиационных частей и соединений, к сосредоточению их усилий в определенные периоды на наиболее ответственных участках и направлениях. Поступление на вооружение станций РУС-2 и оснащение истребителей бортовыми радиостанциями позволило существенным образом изменить способы управления истребительной авиацией. Наведение истребителей на самолеты противника с помощью полотнищ и стрел повсеместно стало заменяться методом наведения с помощью радиолокационных станций. Радиосвязь позволила авиационным командирам конкретно и непосредственно руководить воздушным боем как с ведущего самолета, так и с командного пункта.

На основе опыта двух битв были пересмотрены боевые порядки истребителей для ведения воздушного боя. Основной огневой единицей стала пара истребителей, увеличены интервалы и дистанции между самолетами и между парами в группе, что значительно повысило ее маневренность и сделало боевые порядки менее уязвимыми, стало обязательным выделение в боевом порядке подразделений и частей истребительной авиации ударной группы и группы прикрытия. Особое  внимание при ведении воздушного боя обращалось на внезапность атак, их решительность и  на взаимную поддержку истребителей.

В 1941 году были введены в действие новые правила стрельбы зенитной артиллерии среднего калибра. В них учитывался накопленный боевой опыт и наличие более совершенной техники, были разработаны и изложены в специальных инструкциях новые способы стрельбы по пикирующим самолетам и по самолетам, идущим по кругу около объекта.  Поступление на вооружение станций орудийной наводки (СОН-2) позволило вести более эффективную борьбу с ненаблюдаемыми в оптические приборы воздушными целями. Зенитчики освоили стрельбу по наземным целям не только в целях самообороны прямой наводкой, но и стрельбу с закрытых позиций для поддержки наших наземных войск. В построении боевых порядков зенитной артиллерии наметился переход к сокращению интервалов и дистанций между батареями с целью повышения плотности зенитного артиллерийского огня.

Для прикрытия железнодорожных магистралей и повышения маневренности зенитной артиллерии были созданы зенитные бронепоезда и зенитные железнодорожные батареи. Они вооружались зенитной артиллерией среднего и малого калибров и зенитными пулеметами.

Зенитные прожекторные части Войск ПВО страны также получили значительный боевой опыт в обеспечении ночных действий истребительной авиации и зенитной артиллерии. Были усовершенствованы способы поиска воздушных целей и их сопровождения прожекторами, а также способы взаимодействия зенитных прожекторных частей и подразделений с истребительной авиацией.

Аэростаты заграждения при обороне крупных объектов вынуждали вражеские самолеты увеличивать высоту полета, что снижало точность бомбометания. Но их применение связывалось с условиями погоды.

Боевой опыт начального периоды войны позволил советскому военно-политическому руководству в значительной степени перестроить всю систему противовоздушной обороны территории страны, внести коррективы в оперативное искусство и тактику боевых  действий всех родов Войск ПВО.

Об авторе

 

Полковник запаса Аранович Анатолий Иосифович родился 1 октября 1954 года в г.Минске.

В 1972 году поступил и в 1976 году закончил Ленинградское высшее военно-политическое училище Войск ПВО страны. Затем был направлен для прохождения службы в город Березу Брестской области на должность заместителя по политической части командира автотранспортной роты 105-й  зенитно-ракетной бригады 2-й Отдельной Краснознаменной армии ПВО. В 1977 году назначен помощником начальника политического отдела бригады по комсомольской работе, в 1978 – старшим инструктором отделения комсомольской работы политического отдела 2-й Отдельной Краснознаменной армии ПВО, в 1981 – старшим инструктором отдела комсомольской работы политического управления Краснознаменного Белорусского военного округа, в 1982 году политического управления Группы советских войск в Германии. В 1984 году поступил в Военно-политическую академию имени В.И.Ленина и назначен заместителем по политической части командира 47-го гвардейского Уманско-Померанского ордена Ленина Краснознаменного орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого танкового полка 16-й гвардейской танковой Уманской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова дивизии. В 1986 году откомандирован в Краснознаменный Среднеазиатский военный округ на должность заместителя по политической части командира 50-го танкового полка 8-й гвардейской мотострелковой дивизии имени Панфилова И.В. в 1987 году в сложных метеорологических условиях (ноябрь-декабрь) провел передислокацию полка из м.Курдай в п. Рыбачье (Иссык-Куль).

После окончания в 1988 году Военно-политической академии имени В.И.Ленина назначен начальником политического отдела 202-й ракетной бригады по ликвидации ракет средней дальности. Организовывал и обеспечивал выполнение договорные обязательства между СССР и США в рамках Договора ОСВ-2. В 1991 году назначен на должность начальника политического отдела 2-й зенитно-ракетной бригады (в последующем 1-я зенитная ракетная бригада имени Тукрменбаши) Краснознаменного Туркестанского военного округа, которая несла боевое дежурство по охране воздушного пространства на южных рубежах СССР.

В период службы в войсках ПВО страны освоил технику и тактику боевых действий зенитно-ракетных комплексов С-75, С-125м, С-200, Круг-1МА, радиолокационных станций – П-15, П-12, П-14, ПРВ-13, ПРВ-18, систем автоматизированного управления «Асурк», «Вектор-2», «Снежать». Участвовал в учениях войск ПВО с боевыми пусками ракет на полигонах «Ашалук», «Эмба».

После распада Советского Союза и образования Вооруженных Сил Туркменистана полковник Аранович А.И. был назначен начальником отдела информации и связи с общественностью Объединенного командования Вооруженных Сил Туркменистана.

В 1993 году вернулся на Родину и продолжил службу в Вооруженных Силах Республики Беларусь. В этом же году стал заместителем по воспитательной работе командира 293-го центра по подготовке младших специалистов, а в 1994 году выдвинут на должность старшего офицера – заместителя начальника 1-го отдела Управления воспитательной работы и информации Министерства обороны Республики Беларусь.

В июле 1999 года полковник Аранович А.И. в возрасте 45 лет уволен с военной службы в запас и работал заместителем директора Государственного архитектурно-строительного колледжа по воспитательной работе и одновременно преподавал политологию, социологию и философию.

В 2009 году избран ученым секретарем Военно-научного общества при Центральном Доме офицеров Вооруженных Сил Республики Беларусь.

Постоянно ведет изыскательскую работу по военно-политическим, военно-дипломатическим вопросам деятельности Советского Союза в годы Великой Отечественной войны, истории становления и развития Войск Противовоздушной обороны страны.

Полковник запаса А.И.Аранович, ученый секретарь Военно-научного общества при Государственном культурно-досуговом учреждении «Центральный Дом офицеров Вооруженных сил Республики Беларусь»

 Актуальность проблемы противовоздушной обороны страны определялась быстрым развитием авиации в сопредельных государствах, не скрывавших своего враждебного отношения к Советскому Союзу. Военно-воздушные силы (ВВС) в этих странах, рассматривались как одно из решающих средств вооруженной борьбы в будущей войне, а воздушное пространство – как плацдарм для развертывания главным образом наступательных действий наземных войск.

Советская военно-теоретическая мысль правильно и долгосрочно определила тенденции в развитии ВВС потенциального противника и связанную с этим угрозу воздушного нападения на крупные административно-политические центры, важные промышленно-экономические районы и другие стратегические объекты тыла СССР.

Войскам противовоздушной обороны (ПВО) в случае войны ставилась задача: защитить от ударов авиации противника созданные (создаваемые) группировки наших войск и базы их снабжения, обеспечить беспрепятственное развертывание Вооруженных Сил и оборонной промышленности, обеспечить нормальную работу тыла страны, его высокую активность, способность снабжать фронт всем необходимым для ведения напряженных и длительных боевых действий против сильного противника в условиях массового применения авиации. (Схема №4)

Организационная структура и группировка войск противовоздушной обороны строилась так, чтобы можно было своевременно обнаружить воздушного противника, уничтожать его силами истребительной авиации на дальних подступах к охраняемому объекту, а на ближних подступах – силами зенитной артиллерии.

Всего к началу войны в составе Войск ПВО страны (хотя, как такового, самостоятельного вида Вооруженных Сил не существовало) имелось: корпусов ПВО – 3, дивизий ПВО – 2, отдельных бригад ПВО – 9, отдельных зенитных артиллерийских полков – 28, отдельных зенитных артиллерийских дивизионов – 109, полков воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) – 6, отдельных батальонов ВНОС – 35 и ряд других частей. Их боевой состав насчитывал 182 тыс. человек личного состава, 3 329 зенитных орудий среднего калибра (76-мм орудия образца 1931 и 1938 годов, с 1940 года началось перевооружение на орудия 85-мм), 330 зенитных орудий малого калибра (37-мм), 650 зенитных пулеметов, 1500 зенитных прожекторов, 850 аэростатов заграждения, 45 радиолокационных станций обнаружения. Выделенные из состава ВВС для целей ПВО страны 40 истребительных авиационных полков имели около 1500 самолетов (И-15, И-16, И-153, Як-1, МиГ-1, МиГ-3, ЛаГГ-3).

Группировка войск ПВО страны была создана в соответствии с разработанным Генеральным штабом Красной Армии планом. Значительные силы войск ПВО были предназначены для обеспечения надежной обороны Москвы (1-й корпус ПВО), Ленинграда (2-й корпус ПВО) и Баку (3-й корпус ПВО). Одновременно вся угрожаемая зона была разделена на полосы.

Первая из них включала территорию западных приграничных округов (Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского). Вторая полоса охватывала территорию внутренних военных округов (Московского, Орловского и Харьковского). В третью полосу входили Закавказский и Северо-Кавказский военные округа.

Советское командование считало наиболее важным в отношении организации противовоздушной обороны Западное направление и Закавказье, поэтому здесь была сосредоточена основная масса зенитной артиллерии и истребительной авиации. Части ВНОС в основном были сосредоточены в первой полосе угрожаемой зоны.

Однако войска противовоздушной обороны Советского Союза в начальный период Великой Отечественной войны задачу по прикрытию группировок своих войск в приграничной полосе, их баз снабжения, аэродромов, крупных городов не выполнили. Противник в первые же часы войны нанес крупные воздушные удары по расположению войск Красной Армии, по аэродромам, особенно в западных военных округах, по военно-морским базам Севастополю, Кронштадту, Измаилу, по железнодорожным узлам, по многим городам Прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. К полудню 22 июня 1941 года наши потери в самолетах составили 1200 единиц (в том числе уничтоженных на земле – свыше 800 самолетов). Авиация противника, не встречая должного сопротивления, обеспечивала успешное продвижение своих войск. Наши войска несли большие потери. Крупные потери понесли соединения и части войск ПВО.

 

Противовоздушная оборона Москвы

Сделав выводы из неудач начального периода Великой Отечественной войны, Совнарком СССР по поручению Государственного Комитета Обороны (ГКО) 2 июля 1941 года издал Постановление «О всеобщей обязательной подготовке населения к противовоздушной обороне». А 9 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны принял специальное Решение «О противовоздушной обороне Москвы». На основании этих решений на местах и в войсках усилилась организационная и морально-психологическая работа по борьбе с воздушным противником и по защите населения от его ударов.

Изыскивались новые методы борьбы. Ставка значительно увеличила численность войск ПВО для обороны Москвы. Образованы городские аварийно-восстановительные отряды местной противовоздушной обороны (МПВО), в том числе полк восстановления дорог и мостов, полк восстановления энергохозяйства и отдельные батальоны восстановления городского хозяйства. Под руководством Московского партийного и советского руководства были сформированы добровольные бригады пожаротушения, дружины, обеспечивающие светомаскировку зданий, оповещение населения о воздушной тревоге, определены укрытия от бомбежки (т.н. «бомбоубежища»).

Об исключительном внимании ГКО к обеспечению безопасности Москвы свидетельствует и такой исторический факт. В напряженные июльские дни 1941 года Народный комиссар обороны СССР И.В.Сталин
21 июля провел с руководящим составом Московской зоны ПВО командно-штабное учение по отражению дневных массированных налетов противника на Москву.

Москва и Московский экономический район прикрывались от ударов авиации противника войсками Московской зоны ПВО, в состав которой входили: 1-й корпус ПВО, 6-й истребительный авиационный корпус, Тульский бригадный район ПВО, Калининский бригадный район ПВО.

Противовоздушная оборона Москвы создавалась как мощная комплексная оборона, к которой привлекались соединения и части всех  войск ПВО (истребительная авиация, зенитная артиллерия среднего и малого калибра, зенитные пулеметы, прожекторы и аэростаты заграждения).

Авиационные полки 6-го истребительно авиационного корпуса располагались на аэродромах вокруг Москвы в радиусе до 100-120км. С приближением линии фронта к столице полки, которым угрожали наземные войска противника, были перебазированы на аэродромы северо-восточнее и восточнее Москвы. Это затрудняло действия своей авиации, ибо истребителям приходилось работать в зоне огня зенитной артиллерии.

Для обнаружения воздушного противника и наведения самолетов истребителей ПВО на его самолеты была создана система ВНОС на удалении до 250 км от города. Главный пост ВНОС Московской зоны ПВО имел прямую проводную связь с главными постами ВНОС Северной, Северо-Западной, Западной, Киевской и Южной зон ПВО, что позволяло иметь первичную информацию о возможных маршрутах полета и количестве авиации противника. Для непосредственного наведения истребителей на вражеские самолеты постам были выделены радиостанции. Командные пункты полков 6-го авиационного корпуса имели прямую телефонную связь с постами ВНОС. На наиболее ответственных направлениях – в пунктах Клин и Серпухов – были установлены радиолокационные станции управления самолетами (РУС-2), а в пунктах Химки, Внуково и Люберцы – маневренные радиолокационные установки (МРУ-105). Каждой радиолокационной станции был отведен сектор наблюдения и наведения. Эти станции были оперативно подчинены командирам истребительных авиационных полков, расположенных в этих же районах. Кроме того, они могли управляться централизованно, с командного пункта корпуса. (Что в послевоенные годы было применено при создании единого командного пункта бригады, дивизии, корпуса, армии ПВО).

Боевые порядки зенитной артиллерии среднего калибра (176, 250, 745, 329, 193 и 251 зенап) были развернуты в шести секторах обороны по одному в каждой.

Зенитная артиллерия малого калибра и зенитные пулеметы  прикрывали важнейшие объекты как внутри Москвы, так и за ее пределами от ударов с малых высот и с пикирования. Большая ее часть  (до 60-70 проц.) была использована для усиления противовоздушной обороны Кремля, вокзалов, электростанций и других важных объектов внутри города. До 30-40 проц. зенитной артиллерии малого калибра и зенитных пулеметов было использовано для обороны аэродромов истребительной авиации, боевых порядков зенитной артиллерии среднего калибра и зенитных прожекторов, шлюзов канала Москва-Волга и других важных объектов вне города.

В городе орудия малого калибра и зенитные пулеметы зачастую устанавливались на крышах домов, на заводских и фабричных зданиях, на специально оборудованных для этого площадках.

Общая численность зенитного артиллерийского вооружения  к 22 июля 1941 года – к началу налетов воздушного противника на Москву – составила: зенитных пушек 85-мм – 564, 76-мм – 232, 37-мм – 248, зенитных пулеметов – 336.

Зенитные прожекторные полки предназначались для обеспечения ночных действий истребительной авиации, а прожекторные батальоны зенитных артиллерийских полков – для обеспечения стрельбы зенитной артиллерии сопроводительным огнем ночью. В августе 1941 года Москва была опоясана сплошным кольцом световых прожекторных полей. Эффективность их боевых действий  зависела от благоприятной погоды и когда фашистская авиация действовала на средних высотах. Всего прожектористы участвовали в отражении 35 ночных налетов. Из 2158 самолетов, участвовавших в этих налетах, было освещено в световых прожекторных полях 322 и в световой зоне зенитной артиллерии 308. При этом из освещенных самолетов было сбито 56, в том числе 36 самолетов огнем зенитной артиллерии.

Прожектористы своими лучами ослепляли фашистских летчиков. Бывали случаи, когда вражеские бомбардировщики, завидев прожекторные лучи, разворачивались и уходили. Поэтому при каждом удобном случае фашистские летчики пытались подавить прожекторные станции, обстреливая их по светящемуся лучу и засыпая прожектористов бомбами.

Аэростаты заграждения применялись для усиления противовоздушной обороны центральной части города путем создания зоны заграждения радиусом 5-6 км от центра города. Кроме того, были созданы полосы заграждения вдоль западной и южной окраин города глубиной 2-4 км, а также прикрыты водонасосные станции. За весь период налетов немецкой авиации на Москву было произведено 268 ночных и 8 дневных подъемов аэростатов в воздух. Высота подъема аэростатов не превышала 4500 метров. За это время отмечено 17 случаев столкновения вражеских самолетов с тросами аэростатов. Из них в 7 случаях вражеские самолеты разрушались.

Опыт боевого применения аэростатов заграждения показал, что тросы, поднимаемые аэростатами, обладают достаточной разрушительной силой для самолетов деревянной конструкции. Для борьбы с цельнометаллическими самолетами потребовалось повышение режущей силы тросов, а также оснащение тросов минновзрывными механизмами.

Аэростаты заграждения вынуждали авиацию противника увеличивать высоту полета и обходить зоны заграждения. При попытке воздушного противника прорваться сквозь зону он нес потери. Однако опыт боевого применения показал, что их наиболее целесообразно применять для усиления ПВО небольших, но важных объектов, располагая аэростаты вне зоны огня зенитной артиллерии.

Для обмана противника в период его массированных налетов на Москву и Подмосковье силами частей ПВО ряд объектов был замаскирован, а на пустырях, болотах и в лесу выросли ложные объекты.

С первых же налетов фашистская авиация интенсивно бомбила ложные объекты, которые умышленно прикрывались слабым зенитным огнем, что давало определенную эффективность в борьбе с воздушным противником. Так, на ложный элеватор в Плетенихе немцы сбросили 943 фугасные, зажигательные и 31 осветительную бомбу, а на ложную нефтебазу в Томилино 402 фугасные и зажигательные бомбы. Усиленной бомбардировке также подвергались и ложные аэродромы. Всего на московские ложные объекты было сброшено фашистской авиацией 697 фугасных, 2521 зажигательная и 156 осветительных бомб.

Управление боевыми действиями войск ПВО строилось в основном централизовано с командного пункта командира 1-го корпуса ПВО. Здесь же располагались командир 6-го истребительного авиационного корпуса и начальник артиллерии 1-го корпуса ПВО со своими командными пунктами. План взаимодействия истребительной авиации и зенитной артиллерии (ИА и ЗА) разрабатывался совместно штабами истребительной авиации и зенитной артиллерии заблаговременно и в последующем доводился до всех взаимодействующих частей.

Основным видом связи, при помощи которой осуществлялось управление частями ПВО Москвы, являлась проводная связь. Радиосвязь довольно широко использовалась в истребительной авиации, службе ВНОС и в меньшей мере в зенитной артиллерии.

Первый бомбардировочный налет на Москву немецкая авиация совершила в ночь на 22 июля 1941 года. В этом налете участвовало до 220 бомбардировщиков, шли они четырьмя эшелонами с интервалом 30 – 40 минут по маршруту Минск, Орша, Смоленск, Вязьма, Москва. Налет продолжался в течение 5 часов. Он осуществлялся четырьмя эшелонами с интервалом 30-40 минут на высотах 2000-3000 м вдоль шоссе и железных дорог. В отражении этого налета приняли участие все основные силы и средства ПВО Московской зоны. Истребительная авиация произвела более 170 самолето-вылетов, а зенитной артиллерией и зенитными пулеметами было израсходовано более 29 000 снарядов и до 130 000 пулеметных патронов. В итоге к городу прорвалось лишь несколько одиночных самолетов, беспорядочно сбросивших фугасные и зажигательные бомбы. При отражении этого налета было сбито 22 бомбардировщика.

За успешное отражение первого массированного налета на Москву приказом Народного комиссара обороны №241 от 22 июля личному составу 1-го корпуса ПВО и 6-го истребительного авиационного корпуса была объявлена благодарность (Это был первый в истории Великой Отечественной войны благодарственный приказ Наркома обороны за достигнутые войсками боевые успехи). Особо отличившиеся удостоились правительственных наград: 5 человек были награждены орденом Ленина, 28 – орденом Красного Знамени, 22 – медалью «За отвагу».

Однако при отражении первого вражеского налета на Москву в действиях частей выявилось довольно много недостатков. Огонь зенитной артиллерии был слишком рассредоточен, сплошь и рядом он велся по личному впечатлению командиров батарей. Оказался малоэффективным способ стрельбы заградительным огнем зенитной артиллерии.

Огонь велся дивизионами по заранее составленным таблицам, что позволяло экономить время, но влекло за собой большой расход боеприпасов. В работе прожекторов также не было должной дисциплины – за одной целью тянулось 15-20 лучей, а другие пропускались неосвещенными. Некоторые летчики-истребители излишне долго задерживались в зонах ожидания и неумело вели поиск воздушного противника, не преследовали в целях уничтожения уходящих на запад группы бомбардировщиков. Передача целей фронтовым истребителям в условиях ночи организована не была. Недоставало офицеров штаба, принимающих информацию о воздушной обстановке, анализирующих ее, управляющих силами ПВО.

Командованием Московской зоны ПВО были сделаны организационные выводы в первую очередь по совершенствованию централизованной системы управления боем всех сил и средств, усилению боевой выучки летного состава, зенитчиков, прожектористов, бойцов ВНОС, расширению зоны боевых действий истребительной авиации за счет перемещения ряда аэродромов на удаление от Москвы до 200 км, улучшению разведки воздушного противника возможностями радиолокационных станций.

Несмотря на провал первого массированного налета немецко-фашистской авиации на советскую столицу, верховное командование вермахта не отказалось от своего плана. В оперативной директиве №34 от 30 июля 1941 года Гитлер потребовал от 2-го воздушного флота «продолжать воздушное наступление на Москву». С 22 июля начались почти ежедневные ночные налеты вражеской авиации на Москву. Крупные массированные налеты 100-120 самолетов чередовались с налетами групп в 50-80 бомбардировщиков.

Войска ПВО при обороне Москвы успешно справились со своей боевой задачей. Основная масса бомбардировщиков к городу не допускалась. Из 1700 бомбардировщиков, налетавших на Москву в июле и августе, к городу прорвалось не более 70, беспорядочно сброшенные этими самолетами бомбы не причинили значительного ущерба городу.

Лучшие бомбардировочные фашистские эскадры при налетах на Москву были почти целиком разгромлены. Так, 53-я бомбардировочная эскадра «Легион-Кондор» потеряла до 70 проц. своего состава, а 55-я бомбардировочная эскадра – до 50 проц. Обе были сняты с операций и отведены на переформирование.

В сентябре противник сосредоточил силы для решительного наступления на Москву. В этот период гитлеровцы перешли к налетам на город малыми группами и одиночными самолетами. Целью таких налетов, длившихся в течение нескольких часов было: измотать силы противовоздушной обороны Москвы, частыми и продолжительными воздушными тревогами вызвать длительный простой промышленности и оказать моральное воздействие на население города.

2 октября 1941 года немецкие войска перешли в общее наступление на Западном направлении. В этот период основная масса ВВС противника наносила удары по объектам прифронтовой полосы.

По мере приближения линии фронта к Москве воздушные налеты на город участились: всего за октябрь противник совершил 31 налет с участием в каждом от 15 до 30 самолетов. Наряду с ночными налетами противник начал производить их днем. Налеты чрезвычайно растягивались по времени – от 5 до 8 часов, а в ночь на 29 сентября налет длился около 9 часов, участвовало в нем всего лишь 18 бомбардировщиков.

В конце октября, когда первое немецкое наступление на Москву выдохлось и неприятель перешел к обороне, фашистская авиация усилила воздушные налеты на Москву, но они проводились набольшими группами самолетов.

В сентябре – октябре 1-й корпус ПВО с задачей противовоздушной обороны Москвы справился.

В период второго «генерального» наступления  фашистов на Москву немецкая авиация активно действовала на поле боя, а также по железнодорожным станциям, промышленным объектам и населенным пунктам в районах наступления своих наземных войск.

Противник продолжал воздушные налеты на Москву, особенно в первые дни наступления. Так, в течение 17, 18 и 19 ноября фашистская авиация несколько раз небольшими группами ночью и днем пыталась прорваться к городу. За эти три дня было отражено десять налетов 145 самолетов. Всего за ноябрь на Москву налетало 1900 самолетов, из которых к городу через зону огня зенитной артиллерии прорвалось только 28 самолетов.

С переходом наших войск в контрнаступление под Москвой, в декабре 1941 года и с развитием общего наступления Красной Армии на Западном направлении количество воздушных налетов фашистской авиации на столицу резко сократилось. Все силы своей авиации противник бросил на противодействие нашим наступающим войскам, ограничиваясь в районе Москвы лишь отдельными полетами самолетов разведчиков. В этих условиях истребительная авиация ПВО города была полностью использована для поддержки наступления войск Западного фронта.

В январе 1942 года неприятель произвел четыре воздушных налета на Москву, а в марте и апреле – семь. Эти налеты были слабы, неорганизованны, и их отражение системой ПВО Москвы было проведено без особых затруднений.

С апреля бомбардировочные налеты на Москву совершенно прекратились.

В последующие годы войны над городом появлялись лишь отдельные самолеты-разведчики на больших высотах, да иногда в зону зенитного огня вторгались одиночные бомбардировщики, которые не доходили до Москвы.

Но, несмотря на прекращение воздушных налетов на столицу, до самого конца войны противовоздушная оборона Москвы непрерывно усиливалась, оснащалась новой боевой техникой и совершенствовалась.

Одновременно, с основной боевой задачей, войска ПВО активно участвовали в борьбе с сухопутными войсками противника.12 октября 1941 года в части Московской зоны ПВО поступил приказ Ставки, подписанный Верховным Главнокомандующим, которым на все зенитные батареи, расположенные западнее, юго-западнее и южнее столицы возлагались задачи не только отражения воздушного противника, но и уничтожение прорвавшихся танковых частей и живой силы врага.

Во исполнение этого приказа около 50 проц. батарей зенитной артиллерии ПВО Москвы получили задачу вести борьбу с наземным противником. Из состава зенитной артиллерии 1-го корпуса ПВО для нужд противотанковой обороны было выделено 211 орудий.

Первыми в борьбу с танками противника вступили зенитчики Тульского бригадного района ПВО. 732–й зенитный артполк в ночь на 29 октября 1941 года сорвал попытку прорыва к Туле 3-танковой дивизии фашистов. А всего с 29 октября по 5 декабря 1941 года 732 зенитный артиллерийский полк сбил 11 самолетов, уничтожил 49 танков, 50 бронемашин, 3 артиллерийские и 12 минометных батарей и свыше 1800 фашистских солдат и офицеров. В своих воспоминаниях генерал Гудериан, касаясь этих событий, писал: «…29 октября наши главные танковые подразделения достигли пункта, стоящего в 4 км. от Тулы. Попытка захватить город с ходу натолкнулась на сильную противотанковую и противовоздушную оборону и окончилась провалом, причем мы понесли значительные потери в танках и офицерском составе».

Особенно важная роль принадлежит войскам Московской зоны ПВО в борьбе с массированными танковыми атаками противника в период его второго «генерального» наступления на Москву в середине ноября – начале декабря 1941 года.

По указанию Ставки ВГК из состава зенитной артиллерии ПВО были выделены специальные артиллерийские группы, предназначенные для ликвидации танковых группировок противника. Одна группа (64 орудия среднего калибра и 43 зенитных пулемета) действовала на Солнечногорско-Истринском направлении совместно с 7-й гвардейской и 18-й стрелковыми дивизиями. Другая группа действовала на Рогачевском направлении совместно с 133-й и 126-й стрелковыми дивизиями. В результате боевых действий этих групп были ликвидированы опасные прорывы танковых группировок врага в районах Клин, Белый Раст и между каналом Москва – Волга и Клязминским водохранилищем. При этом с 24 ноября по 1 декабря батареями данных групп было уничтожено более 30 танков, несколько самолетов, 4 минометные  батареи, 12 пулеметных точек и до полка вражеской пехоты.

В целях борьбы с наступающим противником широко активно привлекался 6-й  истребительный авиационный корпус. Его полки привлекались для ведения воздушной разведки и штурмовых действий по войскам и аэродромам врага. Выполняя одновременно две боевые задачи – прикрытие воздушного пространства Москвы и Подмосковья, борьба с наземным противником – летный состав работал по схеме, разработанной штабом ПВО Московской зоны.

А именно, учитывая, что наступление вражеских войск развивалось главным образом вдоль дорог, командование корпуса на каждую магистраль, по которой мог двигаться противник, выделяло по одному авиационному полку. А командиры полков, в свою очередь, закрепили все дороги и участки за эскадрильями, за каждым звеном и летчиком. Такое распределение объектов и районов обеспечивало оперативное получение разведданных. Каждый командир и летчик должен был представлять командованию исчерпывающие сведения о своей дороге.

Ни погода, ни условия обстановки не могли помешать сбору разведданных к установленному сроку. Благодаря этому своевременно удалось обнаружить весьма опасные по своим последствиям прорывы танковых групп противника 2 октября на Белый и 5 октября в районе Юхнова. В последующем силами корпуса совместно с бомбардировочной авиацией Западного фронта  в этих районах наносился удар по танкам и мотопехоте врага.

За короткий срок части истребительной авиации ПВО Москвы уничтожили и подбили 120 танков и до 70 самолетов.

Наиболее значительные штурмовые действия истребителей 6-го истребительного авиационного корпуса были во второй половине ноября 1941 года при уничтожении вражеской группировки в районе Клина, Тургинова. Только в период с 28 по 30 ноября части корпуса произвели 370 самолето-вылетов, штурмовали мотомехчасти, наступавшие от Солнечногорска на Литвиново, и уничтожили 77 танков, 263 машины, много другой техники и живой силы противника.

А всего за оборонительный период битвы под Москвой частями противовоздушной обороны при проведении наземной операции было уничтожено: танков – 343, автомобилей – свыше 3000, артиллерийских батарей – 49, рассеяно и уничтожено свыше 40 000 пехоты противника.

Опыт противовоздушной обороны Москвы подтвердил в основном правильность принципов организации ПВО крупных центров страны, а именно:

— массирование средств ПВО на угрожаемых направлениях, заблаговременный их маневр с целью создания глубокоэшелонированной круговой обороны;

— активное и согласованное по времени и месту действие всех родов войск ПВО, объединенных единым командованием, то есть при централизованном управлении войсками ПВО;

— основным средством уничтожения воздушного противника является истребительная авиация. Ее эффективность значительно возрастает при четком взаимодействии с зенитной артиллерией и ВНОС.

Всего за время Великой Отечественной войны в границах Московской зоны ПВО было зафиксировано 12 100 самолето-полетов противника, но прорваться сквозь истребительно-авиационный заслон и зону огня зенитной артиллерии к Москве поодиночке сумели только около 250 самолетов. Войска ПВО, оборонявшие Москву и объекты на подступах к городу, при отражении воздушных налетов уничтожили 738 фашистских самолетов, из них истребительная авиация – 509, зенитная артиллерия – 180, зенитные пулеметы – 36, аэростаты заграждения – 7 и части ВНОС – 6. Кроме того, истребители 6-го истребительного авиационного корпуса при выполнении задач по прикрытию наших наземных войск и штурмовыми ударами по вражеским аэродромам уничтожили еще 567 немецких самолетов. Таким образом, войска ПВО Москвы в период войны уничтожили всего 1305 немецких самолетов.

Приказом Народного комиссара обороны № 346 от 7 ноября 1942 года за проявленную отвагу в боях с немецко-фашистским захватчиками, за стойкость и мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава 193 зенитный артполк был преобразован в 72-й гвардейский зенитный артиллерийский полк.

Всего в ходе боевых действий по противовоздушной обороне Москвы за боевые подвиги 32 воинам ПВО было присвоено звание Героя Советского Союза.

Главным итогом боевой деятельности войск ПВО Москвы является то, что они  защитили столицу от разрушения с воздуха, уберегли от варварского уничтожения ее жителей, обеспечили нормальную работу промышленных предприятий

На основе глубокого анализа боевого опыта войск ПВО на первом этапе войны при организации противовоздушной обороны Москвы решением Государственного Комитета Обороны от 9 ноября 1941 года была проведена коренная реорганизация Войск ПВО страны.

Во-первых учреждена должность командующего Войсками ПВО территории страны – заместителя Народного комиссара обороны по ПВО. На эту должность был назначен генерал-майор М.С.Громадин.

При командующем Войсками ПВО территории страны были созданы органы управления:

— штаб (начальник штаба генерал-майор Н.Н.Нагорный);

— управление истребительной авиации ПВО (командующий ИА ПВО генерал-майор авиации И.Д.Климов, с апреля 1942 года – генерал-майор авиации А.С.Осипенко);

— управление командующего зенитной артиллерии ПВО (командующий ЗА ПВО генерал-майор артиллерии А.Ф.Горохов);

— другие структурные подразделения управления и штаба.

Войска ПВО территории были выведены из подчинения командующих военных округов и фронтов и во всех отношениях подчинены командующему Войсками территории страны и его органам на местах.

Во-вторых, существовавшие на территории европейской части СССР зоны ПВО были расформированы и на их базе образованы Московский и Ленинградский корпусные районы ПВО и дивизионные районы ПВО – Архангельский, Череповецко-Вологодский,  Рыбинско-Ярославский, Ряжско-Тамбовский, Воронежско-Борисоглебский, Горьковский, Казанский, Пензенский, Куйбышевский, Саратовско-Балашовский, Сталинградский, Краснодарский и Грозненский, а несколько позже – Мурманский, Уральский и Ростовский.

В-третьих, истребительные авиационные корпуса и дивизии, выделенные для выполнения задач противовоздушной обороны страны, были оперативно подчинены командующему Войсками ПВО страны, а на местах — командующим корпусными и дивизионными районами ПВО.

24 ноября 1941 года приказом Народного комиссара обороны СССР было совершенно точно определено, какие части и соединения ПВО передаются в подчинение фронтов и какие – в подчинение командующего Войсками ПВО страны. Этим самым  было произведено строгое разделение противовоздушной обороны на ПВО территории страны и ПВО войск.

Таким образом, проведенная в ноябре 1941 года реорганизация войск противовоздушной обороны по существу означала оформление Войск противовоздушной обороны страны в самостоятельный вид Вооруженных Сил. Что в послевоенные годы и было реализовано в Советском Союзе и сегодня используется в развитии и совершенствовании системы ПВО Республики Беларусь и объединенной системы ПВО Союзного государства.

Противовоздушная оборона Сталинграда

Противовоздушную оборону Сталинграда и подступов к нему осуществляли соединения и части Сталинградского корпусного района ПВО и 102-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Командовал корпусным районом ПВО полковник Е.А.Райнин. (Схема №5)

К июлю в состав корпусного района входили: 7 зенитных артиллерийских полков среднего калибра, 2 зенитных артиллерийских полка малого калибра, 12 отдельных зенитных артиллерийских дивизионов, 6 зенитных бронепоездов, 2 отдельных зенитно-пулеметных батальона, 7 отдельных зенитно-пулеметных рот и 19 отдельных зенитно-пулеметных взводов, зенитный прожекторный полк и зенитный прожекторный батальон, отдельный дивизион аэростатов заграждения, 6 отдельных батальонов ВНОС, отдельная радиорота ВНОС и отдельный батальон связи. Зенитные бронепоезда, оснащенные зенитными артиллерийскими орудиями и пулеметами, впервые были применены как маневренное средство борьбы с воздушным противником.

Истребительная авиация своим первым эшелоном из трех полков (629-й, 651-й, 652-й) обеспечивала перехват и уничтожение противника на дальних подступах к городу с западного и юго-западного направлений, а вторым эшелоном из двух полков (439-й и 788-й) – на непосредственных подступах и над самим городом.

Кроме основной задачи по прикрытию Сталинграда от налетов воздушного противника 102-я истребительная авиадивизия обеспечивала  прикрытие Астрахани, железнодорожных и водных путей сообщения. Одновременно части дивизии выполняли задачи фронтовой истребительной авиации: прикрывали наши наземные войска на поле боя и на переправах, сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков, наносили штурмовые удары по наземным войскам противника.

Зенитная артиллерия обеспечивала круговое прикрытие объектов Сталинграда и уничтожала вражескую авиацию на ближних подступах к городу и над ним. Зенитная артиллерия среднего калибра составляла основу противоздушной обороны города. Для надежного управления огнем зенитной артиллерии было создано семь боевых секторов. В каждом из них располагался полк среднего калибра, а некоторые секторы усиливались отдельными артиллерийским дивизионами.

 Начальниками секторов были назначены командиры зенитных артиллерийских полков.

Наибольшая плотность зенитного огня была создана на северо-западном и западном направлениях.

Части зенитной артиллерии малого калибра и зенитных пулеметов были использования для прикрытия наиболее важных объектов от налетов на малых высотах и с пикирования. Они располагались непосредственно у прикрываемых объектов и на крышах зданий.

В оборонительный период битвы на Волге летом и осенью 1942 года, когда фашистская авиация очень активно действовала по коммуникациям на Сталинградском направлении, для противовоздушной обороны железнодорожных дорог были привлечены, в целях усиления войск Сталинградского корпусного района, части зенитной  артиллерии Воронежско-Борисоглебского, Саратовско-Балашовского, Астраханского дивизионных и Пензенского бригадного районов ПВО.

Зенитный прожекторный полк для обеспечения стрельбы зенитной артиллерии ночью создал круговую световую зону с упреждением от зоны огня зенитной артиллерии на западном и северо-западном направлениях за 30 и более секунд полетного времени авиации противника, а на других направлениях – менее 30 секунд или без упреждения.

Батальоны ВНОС Сталинградского корпусного района ПВО создали кольцевую систему постов наблюдения вокруг Сталинграда. Кроме того, система наблюдения с западного и южного направлений была усилена 102-й отдельной ротой ВНОС, имевшей на своем вооружении три радиолокационные станции «Пегматит». Эти станции были установлены в Калаче, Абганерове и Красноармейске. В первоначальный период станции «Пегматит» вели боевую работу в основном по обнаружению самолетов противника на дальних и ближних подступах к Сталинграду. Радиолокаторщики, благодаря обучению, научились работой станций «Пегматит» наводить наши самолеты истребители на подлетающие самолеты противника за 120 – 150 км при их высоте полета 3 – 5 км.

При подходе войск противника к окраинам Сталинграда посты ВНОС развертывались непосредственно в самом городе и на ближайших к нему высотах, на Мамаевом кургане, на крышах наиболее высоких зданий, что обеспечивало им хорошее наблюдение за действиями авиации противника над городом. Время упреждения оповещения сократилось до 10-18 минут. Большие затруднения в службе оповещения вызывали непрерывные нарушения связи при бомбардировках города и боевых порядков войск.

Вражеская авиация имела большие  количественные и  качественные преимущества и абсолютно господствовала в воздухе, особенно до прибытия нашей 8-й воздушной армии в начале августа 1942 года. Немцы бросили под Сталинград свои лучшие эскадры – группу Геринга, истребителей ПВО Берлина, 52-ю истребительную эскадру асов, на вооружении которых имелись новейшие марки истребителей  типа Ме-109ф и Ме-109г. Летный состав противника имел большой опыт воздушных боев.

Большинство же частей нашей 102-й авиационной истребительной дивизии имели на вооружении устаревшие типы самолетов И-15, И-16 и И-153, а летчики впервые участвовали в воздушных боях.

Поэтому поначалу их боевая деятельность была малоэффективной. Уже в августе летчики этой дивизии сбили 146 немецких самолетов.

С 23 августа 1942 г., когда противник вышел к р. Волга у северной окраины Сталинграда, а с юга подошел к внешнему оборонительному обводу города, когда 23 и 24 августа массированными авиаударами противник разрушил город, нанес значительное поражение нашим войскам в городе, главная задача войск ПВО состояла в том, чтобы прикрыть переправы и речной транспорт, обеспечить переправу войск и воинских грузов в город, вывоз раненых и эвакуировать население из города, обеспечить отступающие и ведущие бой на оборонительных обводах наши войска от ударов воздушного противник на главных направлениях. И с этой задачей войска ПВО справились. Они успешно вели бой не только с воздушным противником, но и с его танками, а порой в городе и при обороне важных объектов от наземного противника.

Войска Сталинградского корпусного района ПВО сбили 699 самолетов, из них 329 – истребители и 370 – зенитчики. За мужество, стойкость и боевые заслуги в боях за город на р. Волга Сталинградский корпусной район ПВО Указом Верховного Совета СССР был награжден орденом Красного Знамени.

За отвагу, проявленную в боях, за организованность, стойкость и героизм личного состава 102-я Краснознаменная истребительная авиационная дивизия ПВО приказом Наркома обороны СССР № 145 была преобразована во 2-ю гвардейскую Сталинградскую Краснознаменную истребительную авиационную дивизию.

Битва под Москвой и Сталинградская битва для войск противовоздушной обороны оказались самыми напряженными. Противовоздушная оборона страны в условиях численного и качественного превосходства авиации противника была нацелена на решение основной задачи – защиту жизненно важных центров  и железнодорожных, речных и иных коммуникаций от ударов с воздуха.

Войска ПВО приобрели значительный боевой опыт и превратились в самостоятельный вид Вооруженных Сил. Значительно улучшилась их организационная структура и система управления. К середине 1942 года Войска ПВО обороняли от воздушного противника объекты и районы на территории от Белого до Каспийского моря на глубину до 800-900 км. от линии фронта. Сложилась централизованная система управления Войсками ПВО территории страны. Войска ПВО страны начали получать во все возрастающем количестве новую боевую технику: самолеты-истребители Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, зенитные орудия 85-мм и 57-мм калибров, зенитные пулеметы ДШК, радиолокационные станции обнаружения РУС-2 («Редут» и «Пегматит»). В войска также начали поступать станции орудийной наводки (СОН-2).

В ходе боевых действий Войска ПВО накапливали опыт и совершенствовали свое боевое мастерство. Значительное развитие получила тактика родов войск ПВО.

Истребительная авиация ПВО применялась не только для обороны крупных центров страны, но и для прикрытия участков путей сообщения.

Это потребовало перейти к маневренному применению истребительных авиационных частей и соединений, к сосредоточению их усилий в определенные периоды на наиболее ответственных участках и направлениях. Поступление на вооружение станций РУС-2 и оснащение истребителей бортовыми радиостанциями позволило существенным образом изменить способы управления истребительной авиацией. Наведение истребителей на самолеты противника с помощью полотнищ и стрел повсеместно стало заменяться методом наведения с помощью радиолокационных станций. Радиосвязь позволила авиационным командирам конкретно и непосредственно руководить воздушным боем как с ведущего самолета, так и с командного пункта.

На основе опыта двух битв были пересмотрены боевые порядки истребителей для ведения воздушного боя. Основной огневой единицей стала пара истребителей, увеличены интервалы и дистанции между самолетами и между парами в группе, что значительно повысило ее маневренность и сделало боевые порядки менее уязвимыми, стало обязательным выделение в боевом порядке подразделений и частей истребительной авиации ударной группы и группы прикрытия. Особое  внимание при ведении воздушного боя обращалось на внезапность атак, их решительность и  на взаимную поддержку истребителей.

В 1941 году были введены в действие новые правила стрельбы зенитной артиллерии среднего калибра. В них учитывался накопленный боевой опыт и наличие более совершенной техники, были разработаны и изложены в специальных инструкциях новые способы стрельбы по пикирующим самолетам и по самолетам, идущим по кругу около объекта.  Поступление на вооружение станций орудийной наводки (СОН-2) позволило вести более эффективную борьбу с ненаблюдаемыми в оптические приборы воздушными целями. Зенитчики освоили стрельбу по наземным целям не только в целях самообороны прямой наводкой, но и стрельбу с закрытых позиций для поддержки наших наземных войск. В построении боевых порядков зенитной артиллерии наметился переход к сокращению интервалов и дистанций между батареями с целью повышения плотности зенитного артиллерийского огня.

Для прикрытия железнодорожных магистралей и повышения маневренности зенитной артиллерии были созданы зенитные бронепоезда и зенитные железнодорожные батареи. Они вооружались зенитной артиллерией среднего и малого калибров и зенитными пулеметами.

Зенитные прожекторные части Войск ПВО страны также получили значительный боевой опыт в обеспечении ночных действий истребительной авиации и зенитной артиллерии. Были усовершенствованы способы поиска воздушных целей и их сопровождения прожекторами, а также способы взаимодействия зенитных прожекторных частей и подразделений с истребительной авиацией.

Аэростаты заграждения при обороне крупных объектов вынуждали вражеские самолеты увеличивать высоту полета, что снижало точность бомбометания. Но их применение связывалось с условиями погоды.

Боевой опыт начального периоды войны позволил советскому военно-политическому руководству в значительной степени перестроить всю систему противовоздушной обороны территории страны, внести коррективы в оперативное искусство и тактику боевых  действий всех родов Войск ПВО.

Об авторе

 

Полковник запаса Аранович Анатолий Иосифович родился 1 октября 1954 года в г.Минске.

В 1972 году поступил и в 1976 году закончил Ленинградское высшее военно-политическое училище Войск ПВО страны. Затем был направлен для прохождения службы в город Березу Брестской области на должность заместителя по политической части командира автотранспортной роты 105-й  зенитно-ракетной бригады 2-й Отдельной Краснознаменной армии ПВО. В 1977 году назначен помощником начальника политического отдела бригады по комсомольской работе, в 1978 – старшим инструктором отделения комсомольской работы политического отдела 2-й Отдельной Краснознаменной армии ПВО, в 1981 – старшим инструктором отдела комсомольской работы политического управления Краснознаменного Белорусского военного округа, в 1982 году политического управления Группы советских войск в Германии. В 1984 году поступил в Военно-политическую академию имени В.И.Ленина и назначен заместителем по политической части командира 47-го гвардейского Уманско-Померанского ордена Ленина Краснознаменного орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого танкового полка 16-й гвардейской танковой Уманской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова дивизии. В 1986 году откомандирован в Краснознаменный Среднеазиатский военный округ на должность заместителя по политической части командира 50-го танкового полка 8-й гвардейской мотострелковой дивизии имени Панфилова И.В. в 1987 году в сложных метеорологических условиях (ноябрь-декабрь) провел передислокацию полка из м.Курдай в п. Рыбачье (Иссык-Куль).

После окончания в 1988 году Военно-политической академии имени В.И.Ленина назначен начальником политического отдела 202-й ракетной бригады по ликвидации ракет средней дальности. Организовывал и обеспечивал выполнение договорные обязательства между СССР и США в рамках Договора ОСВ-2. В 1991 году назначен на должность начальника политического отдела 2-й зенитно-ракетной бригады (в последующем 1-я зенитная ракетная бригада имени Тукрменбаши) Краснознаменного Туркестанского военного округа, которая несла боевое дежурство по охране воздушного пространства на южных рубежах СССР.

В период службы в войсках ПВО страны освоил технику и тактику боевых действий зенитно-ракетных комплексов С-75, С-125м, С-200, Круг-1МА, радиолокационных станций – П-15, П-12, П-14, ПРВ-13, ПРВ-18, систем автоматизированного управления «Асурк», «Вектор-2», «Снежать». Участвовал в учениях войск ПВО с боевыми пусками ракет на полигонах «Ашалук», «Эмба».

После распада Советского Союза и образования Вооруженных Сил Туркменистана полковник Аранович А.И. был назначен начальником отдела информации и связи с общественностью Объединенного командования Вооруженных Сил Туркменистана.

В 1993 году вернулся на Родину и продолжил службу в Вооруженных Силах Республики Беларусь. В этом же году стал заместителем по воспитательной работе командира 293-го центра по подготовке младших специалистов, а в 1994 году выдвинут на должность старшего офицера – заместителя начальника 1-го отдела Управления воспитательной работы и информации Министерства обороны Республики Беларусь.

В июле 1999 года полковник Аранович А.И. в возрасте 45 лет уволен с военной службы в запас и работал заместителем директора Государственного архитектурно-строительного колледжа по воспитательной работе и одновременно преподавал политологию, социологию и философию.

В 2009 году избран ученым секретарем Военно-научного общества при Центральном Доме офицеров Вооруженных Сил Республики Беларусь.

Постоянно ведет изыскательскую работу по военно-политическим, военно-дипломатическим вопросам деятельности Советского Союза в годы Великой Отечественной войны, истории становления и развития Войск Противовоздушной обороны страны.

 Актуальность проблемы противовоздушной обороны страны определялась быстрым развитием авиации в сопредельных государствах, не скрывавших своего враждебного отношения к Советскому Союзу. Военно-воздушные силы (ВВС) в этих странах, рассматривались как одно из решающих средств вооруженной борьбы в будущей войне, а воздушное пространство – как плацдарм для развертывания главным образом наступательных действий наземных войск.

Советская военно-теоретическая мысль правильно и долгосрочно определила тенденции в развитии ВВС потенциального противника и связанную с этим угрозу воздушного нападения на крупные административно-политические центры, важные промышленно-экономические районы и другие стратегические объекты тыла СССР.

Войскам противовоздушной обороны (ПВО) в случае войны ставилась задача: защитить от ударов авиации противника созданные (создаваемые) группировки наших войск и базы их снабжения, обеспечить беспрепятственное развертывание Вооруженных Сил и оборонной промышленности, обеспечить нормальную работу тыла страны, его высокую активность, способность снабжать фронт всем необходимым для ведения напряженных и длительных боевых действий против сильного противника в условиях массового применения авиации. (Схема №4)

Организационная структура и группировка войск противовоздушной обороны строилась так, чтобы можно было своевременно обнаружить воздушного противника, уничтожать его силами истребительной авиации на дальних подступах к охраняемому объекту, а на ближних подступах – силами зенитной артиллерии.

Всего к началу войны в составе Войск ПВО страны (хотя, как такового, самостоятельного вида Вооруженных Сил не существовало) имелось: корпусов ПВО – 3, дивизий ПВО – 2, отдельных бригад ПВО – 9, отдельных зенитных артиллерийских полков – 28, отдельных зенитных артиллерийских дивизионов – 109, полков воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) – 6, отдельных батальонов ВНОС – 35 и ряд других частей. Их боевой состав насчитывал 182 тыс. человек личного состава, 3 329 зенитных орудий среднего калибра (76-мм орудия образца 1931 и 1938 годов, с 1940 года началось перевооружение на орудия 85-мм), 330 зенитных орудий малого калибра (37-мм), 650 зенитных пулеметов, 1500 зенитных прожекторов, 850 аэростатов заграждения, 45 радиолокационных станций обнаружения. Выделенные из состава ВВС для целей ПВО страны 40 истребительных авиационных полков имели около 1500 самолетов (И-15, И-16, И-153, Як-1, МиГ-1, МиГ-3, ЛаГГ-3).

Группировка войск ПВО страны была создана в соответствии с разработанным Генеральным штабом Красной Армии планом. Значительные силы войск ПВО были предназначены для обеспечения надежной обороны Москвы (1-й корпус ПВО), Ленинграда (2-й корпус ПВО) и Баку (3-й корпус ПВО). Одновременно вся угрожаемая зона была разделена на полосы.

Первая из них включала территорию западных приграничных округов (Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского). Вторая полоса охватывала территорию внутренних военных округов (Московского, Орловского и Харьковского). В третью полосу входили Закавказский и Северо-Кавказский военные округа.

Советское командование считало наиболее важным в отношении организации противовоздушной обороны Западное направление и Закавказье, поэтому здесь была сосредоточена основная масса зенитной артиллерии и истребительной авиации. Части ВНОС в основном были сосредоточены в первой полосе угрожаемой зоны.

Однако войска противовоздушной обороны Советского Союза в начальный период Великой Отечественной войны задачу по прикрытию группировок своих войск в приграничной полосе, их баз снабжения, аэродромов, крупных городов не выполнили. Противник в первые же часы войны нанес крупные воздушные удары по расположению войск Красной Армии, по аэродромам, особенно в западных военных округах, по военно-морским базам Севастополю, Кронштадту, Измаилу, по железнодорожным узлам, по многим городам Прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. К полудню 22 июня 1941 года наши потери в самолетах составили 1200 единиц (в том числе уничтоженных на земле – свыше 800 самолетов). Авиация противника, не встречая должного сопротивления, обеспечивала успешное продвижение своих войск. Наши войска несли большие потери. Крупные потери понесли соединения и части войск ПВО.

 

Противовоздушная оборона Москвы

Сделав выводы из неудач начального периода Великой Отечественной войны, Совнарком СССР по поручению Государственного Комитета Обороны (ГКО) 2 июля 1941 года издал Постановление «О всеобщей обязательной подготовке населения к противовоздушной обороне». А 9 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны принял специальное Решение «О противовоздушной обороне Москвы». На основании этих решений на местах и в войсках усилилась организационная и морально-психологическая работа по борьбе с воздушным противником и по защите населения от его ударов.

Изыскивались новые методы борьбы. Ставка значительно увеличила численность войск ПВО для обороны Москвы. Образованы городские аварийно-восстановительные отряды местной противовоздушной обороны (МПВО), в том числе полк восстановления дорог и мостов, полк восстановления энергохозяйства и отдельные батальоны восстановления городского хозяйства. Под руководством Московского партийного и советского руководства были сформированы добровольные бригады пожаротушения, дружины, обеспечивающие светомаскировку зданий, оповещение населения о воздушной тревоге, определены укрытия от бомбежки (т.н. «бомбоубежища»).

Об исключительном внимании ГКО к обеспечению безопасности Москвы свидетельствует и такой исторический факт. В напряженные июльские дни 1941 года Народный комиссар обороны СССР И.В.Сталин
21 июля провел с руководящим составом Московской зоны ПВО командно-штабное учение по отражению дневных массированных налетов противника на Москву.

Москва и Московский экономический район прикрывались от ударов авиации противника войсками Московской зоны ПВО, в состав которой входили: 1-й корпус ПВО, 6-й истребительный авиационный корпус, Тульский бригадный район ПВО, Калининский бригадный район ПВО.

Противовоздушная оборона Москвы создавалась как мощная комплексная оборона, к которой привлекались соединения и части всех  войск ПВО (истребительная авиация, зенитная артиллерия среднего и малого калибра, зенитные пулеметы, прожекторы и аэростаты заграждения).

Авиационные полки 6-го истребительно авиационного корпуса располагались на аэродромах вокруг Москвы в радиусе до 100-120км. С приближением линии фронта к столице полки, которым угрожали наземные войска противника, были перебазированы на аэродромы северо-восточнее и восточнее Москвы. Это затрудняло действия своей авиации, ибо истребителям приходилось работать в зоне огня зенитной артиллерии.

Для обнаружения воздушного противника и наведения самолетов истребителей ПВО на его самолеты была создана система ВНОС на удалении до 250 км от города. Главный пост ВНОС Московской зоны ПВО имел прямую проводную связь с главными постами ВНОС Северной, Северо-Западной, Западной, Киевской и Южной зон ПВО, что позволяло иметь первичную информацию о возможных маршрутах полета и количестве авиации противника. Для непосредственного наведения истребителей на вражеские самолеты постам были выделены радиостанции. Командные пункты полков 6-го авиационного корпуса имели прямую телефонную связь с постами ВНОС. На наиболее ответственных направлениях – в пунктах Клин и Серпухов – были установлены радиолокационные станции управления самолетами (РУС-2), а в пунктах Химки, Внуково и Люберцы – маневренные радиолокационные установки (МРУ-105). Каждой радиолокационной станции был отведен сектор наблюдения и наведения. Эти станции были оперативно подчинены командирам истребительных авиационных полков, расположенных в этих же районах. Кроме того, они могли управляться централизованно, с командного пункта корпуса. (Что в послевоенные годы было применено при создании единого командного пункта бригады, дивизии, корпуса, армии ПВО).

Боевые порядки зенитной артиллерии среднего калибра (176, 250, 745, 329, 193 и 251 зенап) были развернуты в шести секторах обороны по одному в каждой.

Зенитная артиллерия малого калибра и зенитные пулеметы  прикрывали важнейшие объекты как внутри Москвы, так и за ее пределами от ударов с малых высот и с пикирования. Большая ее часть  (до 60-70 проц.) была использована для усиления противовоздушной обороны Кремля, вокзалов, электростанций и других важных объектов внутри города. До 30-40 проц. зенитной артиллерии малого калибра и зенитных пулеметов было использовано для обороны аэродромов истребительной авиации, боевых порядков зенитной артиллерии среднего калибра и зенитных прожекторов, шлюзов канала Москва-Волга и других важных объектов вне города.

В городе орудия малого калибра и зенитные пулеметы зачастую устанавливались на крышах домов, на заводских и фабричных зданиях, на специально оборудованных для этого площадках.

Общая численность зенитного артиллерийского вооружения  к 22 июля 1941 года – к началу налетов воздушного противника на Москву – составила: зенитных пушек 85-мм – 564, 76-мм – 232, 37-мм – 248, зенитных пулеметов – 336.

Зенитные прожекторные полки предназначались для обеспечения ночных действий истребительной авиации, а прожекторные батальоны зенитных артиллерийских полков – для обеспечения стрельбы зенитной артиллерии сопроводительным огнем ночью. В августе 1941 года Москва была опоясана сплошным кольцом световых прожекторных полей. Эффективность их боевых действий  зависела от благоприятной погоды и когда фашистская авиация действовала на средних высотах. Всего прожектористы участвовали в отражении 35 ночных налетов. Из 2158 самолетов, участвовавших в этих налетах, было освещено в световых прожекторных полях 322 и в световой зоне зенитной артиллерии 308. При этом из освещенных самолетов было сбито 56, в том числе 36 самолетов огнем зенитной артиллерии.

Прожектористы своими лучами ослепляли фашистских летчиков. Бывали случаи, когда вражеские бомбардировщики, завидев прожекторные лучи, разворачивались и уходили. Поэтому при каждом удобном случае фашистские летчики пытались подавить прожекторные станции, обстреливая их по светящемуся лучу и засыпая прожектористов бомбами.

Аэростаты заграждения применялись для усиления противовоздушной обороны центральной части города путем создания зоны заграждения радиусом 5-6 км от центра города. Кроме того, были созданы полосы заграждения вдоль западной и южной окраин города глубиной 2-4 км, а также прикрыты водонасосные станции. За весь период налетов немецкой авиации на Москву было произведено 268 ночных и 8 дневных подъемов аэростатов в воздух. Высота подъема аэростатов не превышала 4500 метров. За это время отмечено 17 случаев столкновения вражеских самолетов с тросами аэростатов. Из них в 7 случаях вражеские самолеты разрушались.

Опыт боевого применения аэростатов заграждения показал, что тросы, поднимаемые аэростатами, обладают достаточной разрушительной силой для самолетов деревянной конструкции. Для борьбы с цельнометаллическими самолетами потребовалось повышение режущей силы тросов, а также оснащение тросов минновзрывными механизмами.

Аэростаты заграждения вынуждали авиацию противника увеличивать высоту полета и обходить зоны заграждения. При попытке воздушного противника прорваться сквозь зону он нес потери. Однако опыт боевого применения показал, что их наиболее целесообразно применять для усиления ПВО небольших, но важных объектов, располагая аэростаты вне зоны огня зенитной артиллерии.

Для обмана противника в период его массированных налетов на Москву и Подмосковье силами частей ПВО ряд объектов был замаскирован, а на пустырях, болотах и в лесу выросли ложные объекты.

С первых же налетов фашистская авиация интенсивно бомбила ложные объекты, которые умышленно прикрывались слабым зенитным огнем, что давало определенную эффективность в борьбе с воздушным противником. Так, на ложный элеватор в Плетенихе немцы сбросили 943 фугасные, зажигательные и 31 осветительную бомбу, а на ложную нефтебазу в Томилино 402 фугасные и зажигательные бомбы. Усиленной бомбардировке также подвергались и ложные аэродромы. Всего на московские ложные объекты было сброшено фашистской авиацией 697 фугасных, 2521 зажигательная и 156 осветительных бомб.

Управление боевыми действиями войск ПВО строилось в основном централизовано с командного пункта командира 1-го корпуса ПВО. Здесь же располагались командир 6-го истребительного авиационного корпуса и начальник артиллерии 1-го корпуса ПВО со своими командными пунктами. План взаимодействия истребительной авиации и зенитной артиллерии (ИА и ЗА) разрабатывался совместно штабами истребительной авиации и зенитной артиллерии заблаговременно и в последующем доводился до всех взаимодействующих частей.

Основным видом связи, при помощи которой осуществлялось управление частями ПВО Москвы, являлась проводная связь. Радиосвязь довольно широко использовалась в истребительной авиации, службе ВНОС и в меньшей мере в зенитной артиллерии.

Первый бомбардировочный налет на Москву немецкая авиация совершила в ночь на 22 июля 1941 года. В этом налете участвовало до 220 бомбардировщиков, шли они четырьмя эшелонами с интервалом 30 – 40 минут по маршруту Минск, Орша, Смоленск, Вязьма, Москва. Налет продолжался в течение 5 часов. Он осуществлялся четырьмя эшелонами с интервалом 30-40 минут на высотах 2000-3000 м вдоль шоссе и железных дорог. В отражении этого налета приняли участие все основные силы и средства ПВО Московской зоны. Истребительная авиация произвела более 170 самолето-вылетов, а зенитной артиллерией и зенитными пулеметами было израсходовано более 29 000 снарядов и до 130 000 пулеметных патронов. В итоге к городу прорвалось лишь несколько одиночных самолетов, беспорядочно сбросивших фугасные и зажигательные бомбы. При отражении этого налета было сбито 22 бомбардировщика.

За успешное отражение первого массированного налета на Москву приказом Народного комиссара обороны №241 от 22 июля личному составу 1-го корпуса ПВО и 6-го истребительного авиационного корпуса была объявлена благодарность (Это был первый в истории Великой Отечественной войны благодарственный приказ Наркома обороны за достигнутые войсками боевые успехи). Особо отличившиеся удостоились правительственных наград: 5 человек были награждены орденом Ленина, 28 – орденом Красного Знамени, 22 – медалью «За отвагу».

Однако при отражении первого вражеского налета на Москву в действиях частей выявилось довольно много недостатков. Огонь зенитной артиллерии был слишком рассредоточен, сплошь и рядом он велся по личному впечатлению командиров батарей. Оказался малоэффективным способ стрельбы заградительным огнем зенитной артиллерии.

Огонь велся дивизионами по заранее составленным таблицам, что позволяло экономить время, но влекло за собой большой расход боеприпасов. В работе прожекторов также не было должной дисциплины – за одной целью тянулось 15-20 лучей, а другие пропускались неосвещенными. Некоторые летчики-истребители излишне долго задерживались в зонах ожидания и неумело вели поиск воздушного противника, не преследовали в целях уничтожения уходящих на запад группы бомбардировщиков. Передача целей фронтовым истребителям в условиях ночи организована не была. Недоставало офицеров штаба, принимающих информацию о воздушной обстановке, анализирующих ее, управляющих силами ПВО.

Командованием Московской зоны ПВО были сделаны организационные выводы в первую очередь по совершенствованию централизованной системы управления боем всех сил и средств, усилению боевой выучки летного состава, зенитчиков, прожектористов, бойцов ВНОС, расширению зоны боевых действий истребительной авиации за счет перемещения ряда аэродромов на удаление от Москвы до 200 км, улучшению разведки воздушного противника возможностями радиолокационных станций.

Несмотря на провал первого массированного налета немецко-фашистской авиации на советскую столицу, верховное командование вермахта не отказалось от своего плана. В оперативной директиве №34 от 30 июля 1941 года Гитлер потребовал от 2-го воздушного флота «продолжать воздушное наступление на Москву». С 22 июля начались почти ежедневные ночные налеты вражеской авиации на Москву. Крупные массированные налеты 100-120 самолетов чередовались с налетами групп в 50-80 бомбардировщиков.

Войска ПВО при обороне Москвы успешно справились со своей боевой задачей. Основная масса бомбардировщиков к городу не допускалась. Из 1700 бомбардировщиков, налетавших на Москву в июле и августе, к городу прорвалось не более 70, беспорядочно сброшенные этими самолетами бомбы не причинили значительного ущерба городу.

Лучшие бомбардировочные фашистские эскадры при налетах на Москву были почти целиком разгромлены. Так, 53-я бомбардировочная эскадра «Легион-Кондор» потеряла до 70 проц. своего состава, а 55-я бомбардировочная эскадра – до 50 проц. Обе были сняты с операций и отведены на переформирование.

В сентябре противник сосредоточил силы для решительного наступления на Москву. В этот период гитлеровцы перешли к налетам на город малыми группами и одиночными самолетами. Целью таких налетов, длившихся в течение нескольких часов было: измотать силы противовоздушной обороны Москвы, частыми и продолжительными воздушными тревогами вызвать длительный простой промышленности и оказать моральное воздействие на население города.

2 октября 1941 года немецкие войска перешли в общее наступление на Западном направлении. В этот период основная масса ВВС противника наносила удары по объектам прифронтовой полосы.

По мере приближения линии фронта к Москве воздушные налеты на город участились: всего за октябрь противник совершил 31 налет с участием в каждом от 15 до 30 самолетов. Наряду с ночными налетами противник начал производить их днем. Налеты чрезвычайно растягивались по времени – от 5 до 8 часов, а в ночь на 29 сентября налет длился около 9 часов, участвовало в нем всего лишь 18 бомбардировщиков.

В конце октября, когда первое немецкое наступление на Москву выдохлось и неприятель перешел к обороне, фашистская авиация усилила воздушные налеты на Москву, но они проводились набольшими группами самолетов.

В сентябре – октябре 1-й корпус ПВО с задачей противовоздушной обороны Москвы справился.

В период второго «генерального» наступления  фашистов на Москву немецкая авиация активно действовала на поле боя, а также по железнодорожным станциям, промышленным объектам и населенным пунктам в районах наступления своих наземных войск.

Противник продолжал воздушные налеты на Москву, особенно в первые дни наступления. Так, в течение 17, 18 и 19 ноября фашистская авиация несколько раз небольшими группами ночью и днем пыталась прорваться к городу. За эти три дня было отражено десять налетов 145 самолетов. Всего за ноябрь на Москву налетало 1900 самолетов, из которых к городу через зону огня зенитной артиллерии прорвалось только 28 самолетов.

С переходом наших войск в контрнаступление под Москвой, в декабре 1941 года и с развитием общего наступления Красной Армии на Западном направлении количество воздушных налетов фашистской авиации на столицу резко сократилось. Все силы своей авиации противник бросил на противодействие нашим наступающим войскам, ограничиваясь в районе Москвы лишь отдельными полетами самолетов разведчиков. В этих условиях истребительная авиация ПВО города была полностью использована для поддержки наступления войск Западного фронта.

В январе 1942 года неприятель произвел четыре воздушных налета на Москву, а в марте и апреле – семь. Эти налеты были слабы, неорганизованны, и их отражение системой ПВО Москвы было проведено без особых затруднений.

С апреля бомбардировочные налеты на Москву совершенно прекратились.

В последующие годы войны над городом появлялись лишь отдельные самолеты-разведчики на больших высотах, да иногда в зону зенитного огня вторгались одиночные бомбардировщики, которые не доходили до Москвы.

Но, несмотря на прекращение воздушных налетов на столицу, до самого конца войны противовоздушная оборона Москвы непрерывно усиливалась, оснащалась новой боевой техникой и совершенствовалась.

Одновременно, с основной боевой задачей, войска ПВО активно участвовали в борьбе с сухопутными войсками противника.12 октября 1941 года в части Московской зоны ПВО поступил приказ Ставки, подписанный Верховным Главнокомандующим, которым на все зенитные батареи, расположенные западнее, юго-западнее и южнее столицы возлагались задачи не только отражения воздушного противника, но и уничтожение прорвавшихся танковых частей и живой силы врага.

Во исполнение этого приказа около 50 проц. батарей зенитной артиллерии ПВО Москвы получили задачу вести борьбу с наземным противником. Из состава зенитной артиллерии 1-го корпуса ПВО для нужд противотанковой обороны было выделено 211 орудий.

Первыми в борьбу с танками противника вступили зенитчики Тульского бригадного района ПВО. 732–й зенитный артполк в ночь на 29 октября 1941 года сорвал попытку прорыва к Туле 3-танковой дивизии фашистов. А всего с 29 октября по 5 декабря 1941 года 732 зенитный артиллерийский полк сбил 11 самолетов, уничтожил 49 танков, 50 бронемашин, 3 артиллерийские и 12 минометных батарей и свыше 1800 фашистских солдат и офицеров. В своих воспоминаниях генерал Гудериан, касаясь этих событий, писал: «…29 октября наши главные танковые подразделения достигли пункта, стоящего в 4 км. от Тулы. Попытка захватить город с ходу натолкнулась на сильную противотанковую и противовоздушную оборону и окончилась провалом, причем мы понесли значительные потери в танках и офицерском составе».

Особенно важная роль принадлежит войскам Московской зоны ПВО в борьбе с массированными танковыми атаками противника в период его второго «генерального» наступления на Москву в середине ноября – начале декабря 1941 года.

По указанию Ставки ВГК из состава зенитной артиллерии ПВО были выделены специальные артиллерийские группы, предназначенные для ликвидации танковых группировок противника. Одна группа (64 орудия среднего калибра и 43 зенитных пулемета) действовала на Солнечногорско-Истринском направлении совместно с 7-й гвардейской и 18-й стрелковыми дивизиями. Другая группа действовала на Рогачевском направлении совместно с 133-й и 126-й стрелковыми дивизиями. В результате боевых действий этих групп были ликвидированы опасные прорывы танковых группировок врага в районах Клин, Белый Раст и между каналом Москва – Волга и Клязминским водохранилищем. При этом с 24 ноября по 1 декабря батареями данных групп было уничтожено более 30 танков, несколько самолетов, 4 минометные  батареи, 12 пулеметных точек и до полка вражеской пехоты.

В целях борьбы с наступающим противником широко активно привлекался 6-й  истребительный авиационный корпус. Его полки привлекались для ведения воздушной разведки и штурмовых действий по войскам и аэродромам врага. Выполняя одновременно две боевые задачи – прикрытие воздушного пространства Москвы и Подмосковья, борьба с наземным противником – летный состав работал по схеме, разработанной штабом ПВО Московской зоны.

А именно, учитывая, что наступление вражеских войск развивалось главным образом вдоль дорог, командование корпуса на каждую магистраль, по которой мог двигаться противник, выделяло по одному авиационному полку. А командиры полков, в свою очередь, закрепили все дороги и участки за эскадрильями, за каждым звеном и летчиком. Такое распределение объектов и районов обеспечивало оперативное получение разведданных. Каждый командир и летчик должен был представлять командованию исчерпывающие сведения о своей дороге.

Ни погода, ни условия обстановки не могли помешать сбору разведданных к установленному сроку. Благодаря этому своевременно удалось обнаружить весьма опасные по своим последствиям прорывы танковых групп противника 2 октября на Белый и 5 октября в районе Юхнова. В последующем силами корпуса совместно с бомбардировочной авиацией Западного фронта  в этих районах наносился удар по танкам и мотопехоте врага.

За короткий срок части истребительной авиации ПВО Москвы уничтожили и подбили 120 танков и до 70 самолетов.

Наиболее значительные штурмовые действия истребителей 6-го истребительного авиационного корпуса были во второй половине ноября 1941 года при уничтожении вражеской группировки в районе Клина, Тургинова. Только в период с 28 по 30 ноября части корпуса произвели 370 самолето-вылетов, штурмовали мотомехчасти, наступавшие от Солнечногорска на Литвиново, и уничтожили 77 танков, 263 машины, много другой техники и живой силы противника.

А всего за оборонительный период битвы под Москвой частями противовоздушной обороны при проведении наземной операции было уничтожено: танков – 343, автомобилей – свыше 3000, артиллерийских батарей – 49, рассеяно и уничтожено свыше 40 000 пехоты противника.

Опыт противовоздушной обороны Москвы подтвердил в основном правильность принципов организации ПВО крупных центров страны, а именно:

— массирование средств ПВО на угрожаемых направлениях, заблаговременный их маневр с целью создания глубокоэшелонированной круговой обороны;

— активное и согласованное по времени и месту действие всех родов войск ПВО, объединенных единым командованием, то есть при централизованном управлении войсками ПВО;

— основным средством уничтожения воздушного противника является истребительная авиация. Ее эффективность значительно возрастает при четком взаимодействии с зенитной артиллерией и ВНОС.

Всего за время Великой Отечественной войны в границах Московской зоны ПВО было зафиксировано 12 100 самолето-полетов противника, но прорваться сквозь истребительно-авиационный заслон и зону огня зенитной артиллерии к Москве поодиночке сумели только около 250 самолетов. Войска ПВО, оборонявшие Москву и объекты на подступах к городу, при отражении воздушных налетов уничтожили 738 фашистских самолетов, из них истребительная авиация – 509, зенитная артиллерия – 180, зенитные пулеметы – 36, аэростаты заграждения – 7 и части ВНОС – 6. Кроме того, истребители 6-го истребительного авиационного корпуса при выполнении задач по прикрытию наших наземных войск и штурмовыми ударами по вражеским аэродромам уничтожили еще 567 немецких самолетов. Таким образом, войска ПВО Москвы в период войны уничтожили всего 1305 немецких самолетов.

Приказом Народного комиссара обороны № 346 от 7 ноября 1942 года за проявленную отвагу в боях с немецко-фашистским захватчиками, за стойкость и мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава 193 зенитный артполк был преобразован в 72-й гвардейский зенитный артиллерийский полк.

Всего в ходе боевых действий по противовоздушной обороне Москвы за боевые подвиги 32 воинам ПВО было присвоено звание Героя Советского Союза.

Главным итогом боевой деятельности войск ПВО Москвы является то, что они  защитили столицу от разрушения с воздуха, уберегли от варварского уничтожения ее жителей, обеспечили нормальную работу промышленных предприятий

На основе глубокого анализа боевого опыта войск ПВО на первом этапе войны при организации противовоздушной обороны Москвы решением Государственного Комитета Обороны от 9 ноября 1941 года была проведена коренная реорганизация Войск ПВО страны.

Во-первых учреждена должность командующего Войсками ПВО территории страны – заместителя Народного комиссара обороны по ПВО. На эту должность был назначен генерал-майор М.С.Громадин.

При командующем Войсками ПВО территории страны были созданы органы управления:

— штаб (начальник штаба генерал-майор Н.Н.Нагорный);

— управление истребительной авиации ПВО (командующий ИА ПВО генерал-майор авиации И.Д.Климов, с апреля 1942 года – генерал-майор авиации А.С.Осипенко);

— управление командующего зенитной артиллерии ПВО (командующий ЗА ПВО генерал-майор артиллерии А.Ф.Горохов);

— другие структурные подразделения управления и штаба.

Войска ПВО территории были выведены из подчинения командующих военных округов и фронтов и во всех отношениях подчинены командующему Войсками территории страны и его органам на местах.

Во-вторых, существовавшие на территории европейской части СССР зоны ПВО были расформированы и на их базе образованы Московский и Ленинградский корпусные районы ПВО и дивизионные районы ПВО – Архангельский, Череповецко-Вологодский,  Рыбинско-Ярославский, Ряжско-Тамбовский, Воронежско-Борисоглебский, Горьковский, Казанский, Пензенский, Куйбышевский, Саратовско-Балашовский, Сталинградский, Краснодарский и Грозненский, а несколько позже – Мурманский, Уральский и Ростовский.

В-третьих, истребительные авиационные корпуса и дивизии, выделенные для выполнения задач противовоздушной обороны страны, были оперативно подчинены командующему Войсками ПВО страны, а на местах — командующим корпусными и дивизионными районами ПВО.

24 ноября 1941 года приказом Народного комиссара обороны СССР было совершенно точно определено, какие части и соединения ПВО передаются в подчинение фронтов и какие – в подчинение командующего Войсками ПВО страны. Этим самым  было произведено строгое разделение противовоздушной обороны на ПВО территории страны и ПВО войск.

Таким образом, проведенная в ноябре 1941 года реорганизация войск противовоздушной обороны по существу означала оформление Войск противовоздушной обороны страны в самостоятельный вид Вооруженных Сил. Что в послевоенные годы и было реализовано в Советском Союзе и сегодня используется в развитии и совершенствовании системы ПВО Республики Беларусь и объединенной системы ПВО Союзного государства.

Противовоздушная оборона Сталинграда

Противовоздушную оборону Сталинграда и подступов к нему осуществляли соединения и части Сталинградского корпусного района ПВО и 102-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Командовал корпусным районом ПВО полковник Е.А.Райнин. (Схема №5)

К июлю в состав корпусного района входили: 7 зенитных артиллерийских полков среднего калибра, 2 зенитных артиллерийских полка малого калибра, 12 отдельных зенитных артиллерийских дивизионов, 6 зенитных бронепоездов, 2 отдельных зенитно-пулеметных батальона, 7 отдельных зенитно-пулеметных рот и 19 отдельных зенитно-пулеметных взводов, зенитный прожекторный полк и зенитный прожекторный батальон, отдельный дивизион аэростатов заграждения, 6 отдельных батальонов ВНОС, отдельная радиорота ВНОС и отдельный батальон связи. Зенитные бронепоезда, оснащенные зенитными артиллерийскими орудиями и пулеметами, впервые были применены как маневренное средство борьбы с воздушным противником.

Истребительная авиация своим первым эшелоном из трех полков (629-й, 651-й, 652-й) обеспечивала перехват и уничтожение противника на дальних подступах к городу с западного и юго-западного направлений, а вторым эшелоном из двух полков (439-й и 788-й) – на непосредственных подступах и над самим городом.

Кроме основной задачи по прикрытию Сталинграда от налетов воздушного противника 102-я истребительная авиадивизия обеспечивала  прикрытие Астрахани, железнодорожных и водных путей сообщения. Одновременно части дивизии выполняли задачи фронтовой истребительной авиации: прикрывали наши наземные войска на поле боя и на переправах, сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков, наносили штурмовые удары по наземным войскам противника.

Зенитная артиллерия обеспечивала круговое прикрытие объектов Сталинграда и уничтожала вражескую авиацию на ближних подступах к городу и над ним. Зенитная артиллерия среднего калибра составляла основу противоздушной обороны города. Для надежного управления огнем зенитной артиллерии было создано семь боевых секторов. В каждом из них располагался полк среднего калибра, а некоторые секторы усиливались отдельными артиллерийским дивизионами.

 Начальниками секторов были назначены командиры зенитных артиллерийских полков.

Наибольшая плотность зенитного огня была создана на северо-западном и западном направлениях.

Части зенитной артиллерии малого калибра и зенитных пулеметов были использования для прикрытия наиболее важных объектов от налетов на малых высотах и с пикирования. Они располагались непосредственно у прикрываемых объектов и на крышах зданий.

В оборонительный период битвы на Волге летом и осенью 1942 года, когда фашистская авиация очень активно действовала по коммуникациям на Сталинградском направлении, для противовоздушной обороны железнодорожных дорог были привлечены, в целях усиления войск Сталинградского корпусного района, части зенитной  артиллерии Воронежско-Борисоглебского, Саратовско-Балашовского, Астраханского дивизионных и Пензенского бригадного районов ПВО.

Зенитный прожекторный полк для обеспечения стрельбы зенитной артиллерии ночью создал круговую световую зону с упреждением от зоны огня зенитной артиллерии на западном и северо-западном направлениях за 30 и более секунд полетного времени авиации противника, а на других направлениях – менее 30 секунд или без упреждения.

Батальоны ВНОС Сталинградского корпусного района ПВО создали кольцевую систему постов наблюдения вокруг Сталинграда. Кроме того, система наблюдения с западного и южного направлений была усилена 102-й отдельной ротой ВНОС, имевшей на своем вооружении три радиолокационные станции «Пегматит». Эти станции были установлены в Калаче, Абганерове и Красноармейске. В первоначальный период станции «Пегматит» вели боевую работу в основном по обнаружению самолетов противника на дальних и ближних подступах к Сталинграду. Радиолокаторщики, благодаря обучению, научились работой станций «Пегматит» наводить наши самолеты истребители на подлетающие самолеты противника за 120 – 150 км при их высоте полета 3 – 5 км.

При подходе войск противника к окраинам Сталинграда посты ВНОС развертывались непосредственно в самом городе и на ближайших к нему высотах, на Мамаевом кургане, на крышах наиболее высоких зданий, что обеспечивало им хорошее наблюдение за действиями авиации противника над городом. Время упреждения оповещения сократилось до 10-18 минут. Большие затруднения в службе оповещения вызывали непрерывные нарушения связи при бомбардировках города и боевых порядков войск.

Вражеская авиация имела большие  количественные и  качественные преимущества и абсолютно господствовала в воздухе, особенно до прибытия нашей 8-й воздушной армии в начале августа 1942 года. Немцы бросили под Сталинград свои лучшие эскадры – группу Геринга, истребителей ПВО Берлина, 52-ю истребительную эскадру асов, на вооружении которых имелись новейшие марки истребителей  типа Ме-109ф и Ме-109г. Летный состав противника имел большой опыт воздушных боев.

Большинство же частей нашей 102-й авиационной истребительной дивизии имели на вооружении устаревшие типы самолетов И-15, И-16 и И-153, а летчики впервые участвовали в воздушных боях.

Поэтому поначалу их боевая деятельность была малоэффективной. Уже в августе летчики этой дивизии сбили 146 немецких самолетов.

С 23 августа 1942 г., когда противник вышел к р. Волга у северной окраины Сталинграда, а с юга подошел к внешнему оборонительному обводу города, когда 23 и 24 августа массированными авиаударами противник разрушил город, нанес значительное поражение нашим войскам в городе, главная задача войск ПВО состояла в том, чтобы прикрыть переправы и речной транспорт, обеспечить переправу войск и воинских грузов в город, вывоз раненых и эвакуировать население из города, обеспечить отступающие и ведущие бой на оборонительных обводах наши войска от ударов воздушного противник на главных направлениях. И с этой задачей войска ПВО справились. Они успешно вели бой не только с воздушным противником, но и с его танками, а порой в городе и при обороне важных объектов от наземного противника.

Войска Сталинградского корпусного района ПВО сбили 699 самолетов, из них 329 – истребители и 370 – зенитчики. За мужество, стойкость и боевые заслуги в боях за город на р. Волга Сталинградский корпусной район ПВО Указом Верховного Совета СССР был награжден орденом Красного Знамени.

За отвагу, проявленную в боях, за организованность, стойкость и героизм личного состава 102-я Краснознаменная истребительная авиационная дивизия ПВО приказом Наркома обороны СССР № 145 была преобразована во 2-ю гвардейскую Сталинградскую Краснознаменную истребительную авиационную дивизию.

Битва под Москвой и Сталинградская битва для войск противовоздушной обороны оказались самыми напряженными. Противовоздушная оборона страны в условиях численного и качественного превосходства авиации противника была нацелена на решение основной задачи – защиту жизненно важных центров  и железнодорожных, речных и иных коммуникаций от ударов с воздуха.

Войска ПВО приобрели значительный боевой опыт и превратились в самостоятельный вид Вооруженных Сил. Значительно улучшилась их организационная структура и система управления. К середине 1942 года Войска ПВО обороняли от воздушного противника объекты и районы на территории от Белого до Каспийского моря на глубину до 800-900 км. от линии фронта. Сложилась централизованная система управления Войсками ПВО территории страны. Войска ПВО страны начали получать во все возрастающем количестве новую боевую технику: самолеты-истребители Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, зенитные орудия 85-мм и 57-мм калибров, зенитные пулеметы ДШК, радиолокационные станции обнаружения РУС-2 («Редут» и «Пегматит»). В войска также начали поступать станции орудийной наводки (СОН-2).

В ходе боевых действий Войска ПВО накапливали опыт и совершенствовали свое боевое мастерство. Значительное развитие получила тактика родов войск ПВО.

Истребительная авиация ПВО применялась не только для обороны крупных центров страны, но и для прикрытия участков путей сообщения.

Это потребовало перейти к маневренному применению истребительных авиационных частей и соединений, к сосредоточению их усилий в определенные периоды на наиболее ответственных участках и направлениях. Поступление на вооружение станций РУС-2 и оснащение истребителей бортовыми радиостанциями позволило существенным образом изменить способы управления истребительной авиацией. Наведение истребителей на самолеты противника с помощью полотнищ и стрел повсеместно стало заменяться методом наведения с помощью радиолокационных станций. Радиосвязь позволила авиационным командирам конкретно и непосредственно руководить воздушным боем как с ведущего самолета, так и с командного пункта.

На основе опыта двух битв были пересмотрены боевые порядки истребителей для ведения воздушного боя. Основной огневой единицей стала пара истребителей, увеличены интервалы и дистанции между самолетами и между парами в группе, что значительно повысило ее маневренность и сделало боевые порядки менее уязвимыми, стало обязательным выделение в боевом порядке подразделений и частей истребительной авиации ударной группы и группы прикрытия. Особое  внимание при ведении воздушного боя обращалось на внезапность атак, их решительность и  на взаимную поддержку истребителей.

В 1941 году были введены в действие новые правила стрельбы зенитной артиллерии среднего калибра. В них учитывался накопленный боевой опыт и наличие более совершенной техники, были разработаны и изложены в специальных инструкциях новые способы стрельбы по пикирующим самолетам и по самолетам, идущим по кругу около объекта.  Поступление на вооружение станций орудийной наводки (СОН-2) позволило вести более эффективную борьбу с ненаблюдаемыми в оптические приборы воздушными целями. Зенитчики освоили стрельбу по наземным целям не только в целях самообороны прямой наводкой, но и стрельбу с закрытых позиций для поддержки наших наземных войск. В построении боевых порядков зенитной артиллерии наметился переход к сокращению интервалов и дистанций между батареями с целью повышения плотности зенитного артиллерийского огня.

Для прикрытия железнодорожных магистралей и повышения маневренности зенитной артиллерии были созданы зенитные бронепоезда и зенитные железнодорожные батареи. Они вооружались зенитной артиллерией среднего и малого калибров и зенитными пулеметами.

Зенитные прожекторные части Войск ПВО страны также получили значительный боевой опыт в обеспечении ночных действий истребительной авиации и зенитной артиллерии. Были усовершенствованы способы поиска воздушных целей и их сопровождения прожекторами, а также способы взаимодействия зенитных прожекторных частей и подразделений с истребительной авиацией.

Аэростаты заграждения при обороне крупных объектов вынуждали вражеские самолеты увеличивать высоту полета, что снижало точность бомбометания. Но их применение связывалось с условиями погоды.

Боевой опыт начального периоды войны позволил советскому военно-политическому руководству в значительной степени перестроить всю систему противовоздушной обороны территории страны, внести коррективы в оперативное искусство и тактику боевых  действий всех родов Войск ПВО.

Об авторе

 

Полковник запаса Аранович Анатолий Иосифович родился 1 октября 1954 года в г.Минске.

В 1972 году поступил и в 1976 году закончил Ленинградское высшее военно-политическое училище Войск ПВО страны. Затем был направлен для прохождения службы в город Березу Брестской области на должность заместителя по политической части командира автотранспортной роты 105-й  зенитно-ракетной бригады 2-й Отдельной Краснознаменной армии ПВО. В 1977 году назначен помощником начальника политического отдела бригады по комсомольской работе, в 1978 – старшим инструктором отделения комсомольской работы политического отдела 2-й Отдельной Краснознаменной армии ПВО, в 1981 – старшим инструктором отдела комсомольской работы политического управления Краснознаменного Белорусского военного округа, в 1982 году политического управления Группы советских войск в Германии. В 1984 году поступил в Военно-политическую академию имени В.И.Ленина и назначен заместителем по политической части командира 47-го гвардейского Уманско-Померанского ордена Ленина Краснознаменного орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого танкового полка 16-й гвардейской танковой Уманской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова дивизии. В 1986 году откомандирован в Краснознаменный Среднеазиатский военный округ на должность заместителя по политической части командира 50-го танкового полка 8-й гвардейской мотострелковой дивизии имени Панфилова И.В. в 1987 году в сложных метеорологических условиях (ноябрь-декабрь) провел передислокацию полка из м.Курдай в п. Рыбачье (Иссык-Куль).

После окончания в 1988 году Военно-политической академии имени В.И.Ленина назначен начальником политического отдела 202-й ракетной бригады по ликвидации ракет средней дальности. Организовывал и обеспечивал выполнение договорные обязательства между СССР и США в рамках Договора ОСВ-2. В 1991 году назначен на должность начальника политического отдела 2-й зенитно-ракетной бригады (в последующем 1-я зенитная ракетная бригада имени Тукрменбаши) Краснознаменного Туркестанского военного округа, которая несла боевое дежурство по охране воздушного пространства на южных рубежах СССР.

В период службы в войсках ПВО страны освоил технику и тактику боевых действий зенитно-ракетных комплексов С-75, С-125м, С-200, Круг-1МА, радиолокационных станций – П-15, П-12, П-14, ПРВ-13, ПРВ-18, систем автоматизированного управления «Асурк», «Вектор-2», «Снежать». Участвовал в учениях войск ПВО с боевыми пусками ракет на полигонах «Ашалук», «Эмба».

После распада Советского Союза и образования Вооруженных Сил Туркменистана полковник Аранович А.И. был назначен начальником отдела информации и связи с общественностью Объединенного командования Вооруженных Сил Туркменистана.

В 1993 году вернулся на Родину и продолжил службу в Вооруженных Силах Республики Беларусь. В этом же году стал заместителем по воспитательной работе командира 293-го центра по подготовке младших специалистов, а в 1994 году выдвинут на должность старшего офицера – заместителя начальника 1-го отдела Управления воспитательной работы и информации Министерства обороны Республики Беларусь.

В июле 1999 года полковник Аранович А.И. в возрасте 45 лет уволен с военной службы в запас и работал заместителем директора Государственного архитектурно-строительного колледжа по воспитательной работе и одновременно преподавал политологию, социологию и философию.

В 2009 году избран ученым секретарем Военно-научного общества при Центральном Доме офицеров Вооруженных Сил Республики Беларусь.

Постоянно ведет изыскательскую работу по военно-политическим, военно-дипломатическим вопросам деятельности Советского Союза в годы Великой Отечественной войны, истории становления и развития Войск Противовоздушной обороны страны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.