Европа: меняющееся поле боя, часть 2

Геополитика и безопасность

Краткое содержание

Центральная Европа разрабатывает меры противодействия усилению России в регионе, и Россия отвечает на это собственными деструктивными действиями, сотрудничая с Западной Европой в вопросах безопасности. Такая тактика помогает укреплению связей Москвы с Западной Европой (особенно с Германией), а действия центральноевропейских стран кажутся на этом фоне неоправданными. Усиливающийся раскол между Западной и Центральной Европой со временем приведет к кризису, поскольку центральноевропейские государства не хотят выполнять функцию буферной зоны между Россией и Западом.

Анализ

Когда министр обороны России Анатолий Сердюков встретится 9 июня со своими коллегами из стран НАТО, главной темой переговоров станет европейская система противоракетной обороны (ПРО), планируемая к созданию в Европе. ПРО это один из тех инструментов, которые центральноевропейские государства Междуморья — прибалтийские страны, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния и Болгария – используют в качестве ответа на геополитические сдвиги в Европе, заставляющие их искать защиту от усиливающейся России.

Российский ответ: тактика хаоса

Россия не следит безучастно за тем, как европейские страны реагируют на изменения в континентальной геополитике. Москву прежде всего беспокоит американское присутствие в регионе, которое она рассматривает в качестве ощутимой угрозы. (Вышеградская боевая группа и балтийско-скандинавский блок безопасности это пока только зарождающиеся альянсы, а вот американские F-16 и объекты ПРО рядом с Украиной и Белоруссией вполне реальны.) Первоначально Москва пыталась противостоять американским военным посягательствам в Центральной Европе напрямую, и самым заметным действием в этом плане стала ее угроза разместить в Калининградской области и в Белоруссии оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер». Такая возможность сохраняется и по сей день. Россия также пригрозила прекращением сотрудничества с США в вопросах иранской ядерной программы и альтернативных транспортных маршрутов в Афганистан, если Вашингтон продолжит реализацию планов ПРО.

Но Россия поняла, что противодействуя американской ПРО военными средствами в других местах, она может объединить против себя всех членов НАТО. Ни одна страна, включая Германию, не обрадуется размещению ракет «Искандер» в Калининградской области. Из-за такого шага на Россию будут смотреть как на воинственную страну, и это послужит подтверждением аргументам стран Междуморья о том, что Москва представляет угрозу. Более того, поскольку сегодня Россия уверена в своей власти над Белоруссией и Украиной, она может себе позволить избирательный прагматизм и сотрудничество во внешней политике ради отстаивания национальных интересов.

Итак, Россия изменила свою тактику. Сохраняя для себя возможность военного ответа, она начала подталкивать уже начавшийся процесс дробления Североатлантического альянса. В Москве такие действия называют «тактикой хаоса». Кремль будет сеять хаос в Европе, сотрудничая с западноевропейскими странами в вопросах безопасности. Примером такой тактики служит ее предложение о создании совместной системы ПРО России и НАТО. Это показывает готовность и стремление Москвы к сотрудничеству в вопросах ПРО, а страны Междуморья на таком фоне выглядят враждебными и неуступчивыми (Кремль часто использует в этой связи слово «паранойя»), когда выступают против российского участия. Среди других конкретных примеров — Договор о европейской безопасности и Комитет России и ЕС по вопросам внешней политики и безопасности.

Договор о европейской безопасности это российское предложение, предусматривающее заключение соглашения об общеевропейской безопасности, которое носит весьма неопределенный характер. Неясно, чего удастся достичь благодаря этому договору, хотя в предложенном Россией проекте главенствующая роль в вопросах безопасности на континенте отводится Совету Безопасности ООН, а полномочия НАТО в связи с этим ограничиваются – теоретически. Детали договора в данном случае не имеют значения; важный момент заключается в том, что Москва ведет переговоры со странами Западной Европы. Сам факт того, что Москва разговаривает о новом договоре по безопасности с Западной Европой, раздражает страны Междуморья. Эти переговоры показывают, насколько неустойчивым стал Североатлантический альянс. Россия действует в обход стран Междуморья и обсуждает с их предполагаемыми союзниками вопрос об ослаблении той самой натовской структуры, которая так дорога междуморским государствам. На сегодня готовность обсуждать данный вопрос проявил целый ряд стран, в том числе, Германия, Франция и Италия. Москва считает это успехом.

Точно так же, не созданный пока Комитет России и ЕС по внешней политике и безопасности представляет собой попытку Москвы получить право голоса в вопросах безопасности ЕС. Идею создания комитета выдвинули Германия и Россия, а это свидетельствует о их близких взаимоотношениях. Россия использует этот замысел для того, чтобы посеять у Центральной Европы сомнения в преданности Германии Междуморью, а также, чтобы дать Берлину ощущение того, что дипломатия это эффективное средство во взаимоотношениях с Москвой. Чем лучше удастся России убедить Германию, что Берлин в силах контролировать российскую агрессивность в Европе, тем меньше немцы будут поддерживать усилия Междуморья по противодействию России за счет военных альянсов. Таким образом, Россия хочет придать Германии уверенности в том, что она умеет обращаться с Москвой. Германия считает Комитет России и ЕС по вопросам внешней политики и безопасности своим дипломатическим успехом и доказательством способности влиять на Кремль. А страны Междуморья видят в этом доказательство уступчивости Германии в отношениях с Россией.

Надвигающийся европейский кризис

К середине десятилетия сегодняшние геополитические сдвиги в Европе породят кризис. Страны Междуморья не хотят играть роль Германии времен холодной войны и выступать в качестве шахматной доски, на которой свою партию разыгрывают Россия и Соединенные Штаты. Вместо этого страны Междуморья и Скандинавии во главе с Польшей и Швецией хотят передвинуть буфер между Европой и Россией на Украину и в Белоруссию. Если им удастся добиться от этих двух государств как минимум нейтралитета (чтобы они не входили официально в российскую сферу политического, экономического и военного влияния), Центральная Европа сможет почувствовать себя в относительной безопасности. Этим объясняется продолжающееся взаимодействие Польши и Швеции в таких вопросах как Программа восточноевропейского партнерства ЕС, призванная снизить растущее влияние России на постсоветском пространстве, и противодействие белорусскому президенту Александру Лукашенко. Но через несколько лет на передний план выйдут некоторые другие проблемы. Ожидается, что к 2013 году Соединенные Штаты полностью выведут свои войска из Афганистана, что позволит им больше сосредоточиться на Центральной Европе. Вопрос о развертывании объектов американской ПРО в Румынии может быть решен в 2015 году, когда там разместится батарея ракет SM-3, а в Польше в 2018-м. Это будут элементы расширяющейся, боеспособной и рассредоточенной системы противоракетной обороны в Европе. К тому времени более четко определится состав Вышеградской боевой группы и военной составляющей скандинавско-балтийского альянса. Сроки могут измениться, однако поскольку это произойдет едва ли не одновременно (примерно в 2015-2020 годах), середина десятилетия станет решающим моментом на меняющемся поле боя Европы.

Россия крепко держит в своих руках буферные государства Украину и Белоруссию, и ей довольно успешно удается создавать хаос в европейских структурах безопасности. Однако Москва утратит часть своей уверенности, когда к середине десятилетия почти одновременно начнут действовать пакты безопасности и военные объекты, и особенно если европейские структуры безопасности продолжат свои попытки продвижения в восточном направлении. Россия обычно взбрыкивает, когда ей угрожают. Хотя сегодня Москва действует в духе сотрудничества, одновременно создавая хаос на всем континенте, она с легкостью может возобновить свои более агрессивные действия. У Москвы есть планы действий в чрезвычайной ситуации. Она может выдвинуть свои войска в Белоруссию на границы с Прибалтикой и Польшей, может увеличить свое военное присутствие на Украине и на Черном море, а также разместить ракеты в Калининградской области и в Белоруссии.

Однако общий баланс между США и Россией в Центральной Европе будет зависеть от другой страны – Германии. На данный момент вопрос состоит в том, насколько Германия будет приветствовать американское военное присутствие в Междуморье. Подобно России, Германия не хочет, чтобы в Европе доминировали США, особенно в момент, когда она сама достаточно сильна, чтобы господствовать на континенте политически и экономически. Германия также не хочет усиления агрессивности России через несколько лет. У Берлина мало возможностей для предотвращения первого и второго сценариев; но он может воспользоваться структурами НАТО и ЕС, чтобы затормозить данные процессы – хотя это вызовет кризис идентичности в обеих организациях. Важно следить за тем, как Соединенные Штаты и Россия будут использовать Германию в борьбе между собой за Центральную Европу.

Остается масса вопросов о том, как будет развиваться ситуация в предстоящие годы, но фундамент для реального сдвига в системе европейской безопасности уже формируется. Пока не ясно, является ли поле боя между США и Россией в Центральной Европе действительно полем боя, или же нынешняя ситуация заведет нас в тупик, как было прежде на линии фронта в холодной войне. Так или иначе, одна особенность все же сохраняется: в отличие от Германии времен холодной войны, страны Междуморья не собираются покорно превращаться в площадку российско-американского соперничества.

Краткое содержание

Центральная Европа разрабатывает меры противодействия усилению России в регионе, и Россия отвечает на это собственными деструктивными действиями, сотрудничая с Западной Европой в вопросах безопасности. Такая тактика помогает укреплению связей Москвы с Западной Европой (особенно с Германией), а действия центральноевропейских стран кажутся на этом фоне неоправданными. Усиливающийся раскол между Западной и Центральной Европой со временем приведет к кризису, поскольку центральноевропейские государства не хотят выполнять функцию буферной зоны между Россией и Западом.

Анализ

Когда министр обороны России Анатолий Сердюков встретится 9 июня со своими коллегами из стран НАТО, главной темой переговоров станет европейская система противоракетной обороны (ПРО), планируемая к созданию в Европе. ПРО это один из тех инструментов, которые центральноевропейские государства Междуморья — прибалтийские страны, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния и Болгария – используют в качестве ответа на геополитические сдвиги в Европе, заставляющие их искать защиту от усиливающейся России.

Российский ответ: тактика хаоса

Россия не следит безучастно за тем, как европейские страны реагируют на изменения в континентальной геополитике. Москву прежде всего беспокоит американское присутствие в регионе, которое она рассматривает в качестве ощутимой угрозы. (Вышеградская боевая группа и балтийско-скандинавский блок безопасности это пока только зарождающиеся альянсы, а вот американские F-16 и объекты ПРО рядом с Украиной и Белоруссией вполне реальны.) Первоначально Москва пыталась противостоять американским военным посягательствам в Центральной Европе напрямую, и самым заметным действием в этом плане стала ее угроза разместить в Калининградской области и в Белоруссии оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер». Такая возможность сохраняется и по сей день. Россия также пригрозила прекращением сотрудничества с США в вопросах иранской ядерной программы и альтернативных транспортных маршрутов в Афганистан, если Вашингтон продолжит реализацию планов ПРО.

Но Россия поняла, что противодействуя американской ПРО военными средствами в других местах, она может объединить против себя всех членов НАТО. Ни одна страна, включая Германию, не обрадуется размещению ракет «Искандер» в Калининградской области. Из-за такого шага на Россию будут смотреть как на воинственную страну, и это послужит подтверждением аргументам стран Междуморья о том, что Москва представляет угрозу. Более того, поскольку сегодня Россия уверена в своей власти над Белоруссией и Украиной, она может себе позволить избирательный прагматизм и сотрудничество во внешней политике ради отстаивания национальных интересов.

Итак, Россия изменила свою тактику. Сохраняя для себя возможность военного ответа, она начала подталкивать уже начавшийся процесс дробления Североатлантического альянса. В Москве такие действия называют «тактикой хаоса». Кремль будет сеять хаос в Европе, сотрудничая с западноевропейскими странами в вопросах безопасности. Примером такой тактики служит ее предложение о создании совместной системы ПРО России и НАТО. Это показывает готовность и стремление Москвы к сотрудничеству в вопросах ПРО, а страны Междуморья на таком фоне выглядят враждебными и неуступчивыми (Кремль часто использует в этой связи слово «паранойя»), когда выступают против российского участия. Среди других конкретных примеров — Договор о европейской безопасности и Комитет России и ЕС по вопросам внешней политики и безопасности.

Договор о европейской безопасности это российское предложение, предусматривающее заключение соглашения об общеевропейской безопасности, которое носит весьма неопределенный характер. Неясно, чего удастся достичь благодаря этому договору, хотя в предложенном Россией проекте главенствующая роль в вопросах безопасности на континенте отводится Совету Безопасности ООН, а полномочия НАТО в связи с этим ограничиваются – теоретически. Детали договора в данном случае не имеют значения; важный момент заключается в том, что Москва ведет переговоры со странами Западной Европы. Сам факт того, что Москва разговаривает о новом договоре по безопасности с Западной Европой, раздражает страны Междуморья. Эти переговоры показывают, насколько неустойчивым стал Североатлантический альянс. Россия действует в обход стран Междуморья и обсуждает с их предполагаемыми союзниками вопрос об ослаблении той самой натовской структуры, которая так дорога междуморским государствам. На сегодня готовность обсуждать данный вопрос проявил целый ряд стран, в том числе, Германия, Франция и Италия. Москва считает это успехом.

Точно так же, не созданный пока Комитет России и ЕС по внешней политике и безопасности представляет собой попытку Москвы получить право голоса в вопросах безопасности ЕС. Идею создания комитета выдвинули Германия и Россия, а это свидетельствует о их близких взаимоотношениях. Россия использует этот замысел для того, чтобы посеять у Центральной Европы сомнения в преданности Германии Междуморью, а также, чтобы дать Берлину ощущение того, что дипломатия это эффективное средство во взаимоотношениях с Москвой. Чем лучше удастся России убедить Германию, что Берлин в силах контролировать российскую агрессивность в Европе, тем меньше немцы будут поддерживать усилия Междуморья по противодействию России за счет военных альянсов. Таким образом, Россия хочет придать Германии уверенности в том, что она умеет обращаться с Москвой. Германия считает Комитет России и ЕС по вопросам внешней политики и безопасности своим дипломатическим успехом и доказательством способности влиять на Кремль. А страны Междуморья видят в этом доказательство уступчивости Германии в отношениях с Россией.

Надвигающийся европейский кризис

К середине десятилетия сегодняшние геополитические сдвиги в Европе породят кризис. Страны Междуморья не хотят играть роль Германии времен холодной войны и выступать в качестве шахматной доски, на которой свою партию разыгрывают Россия и Соединенные Штаты. Вместо этого страны Междуморья и Скандинавии во главе с Польшей и Швецией хотят передвинуть буфер между Европой и Россией на Украину и в Белоруссию. Если им удастся добиться от этих двух государств как минимум нейтралитета (чтобы они не входили официально в российскую сферу политического, экономического и военного влияния), Центральная Европа сможет почувствовать себя в относительной безопасности. Этим объясняется продолжающееся взаимодействие Польши и Швеции в таких вопросах как Программа восточноевропейского партнерства ЕС, призванная снизить растущее влияние России на постсоветском пространстве, и противодействие белорусскому президенту Александру Лукашенко. Но через несколько лет на передний план выйдут некоторые другие проблемы. Ожидается, что к 2013 году Соединенные Штаты полностью выведут свои войска из Афганистана, что позволит им больше сосредоточиться на Центральной Европе. Вопрос о развертывании объектов американской ПРО в Румынии может быть решен в 2015 году, когда там разместится батарея ракет SM-3, а в Польше в 2018-м. Это будут элементы расширяющейся, боеспособной и рассредоточенной системы противоракетной обороны в Европе. К тому времени более четко определится состав Вышеградской боевой группы и военной составляющей скандинавско-балтийского альянса. Сроки могут измениться, однако поскольку это произойдет едва ли не одновременно (примерно в 2015-2020 годах), середина десятилетия станет решающим моментом на меняющемся поле боя Европы.

Россия крепко держит в своих руках буферные государства Украину и Белоруссию, и ей довольно успешно удается создавать хаос в европейских структурах безопасности. Однако Москва утратит часть своей уверенности, когда к середине десятилетия почти одновременно начнут действовать пакты безопасности и военные объекты, и особенно если европейские структуры безопасности продолжат свои попытки продвижения в восточном направлении. Россия обычно взбрыкивает, когда ей угрожают. Хотя сегодня Москва действует в духе сотрудничества, одновременно создавая хаос на всем континенте, она с легкостью может возобновить свои более агрессивные действия. У Москвы есть планы действий в чрезвычайной ситуации. Она может выдвинуть свои войска в Белоруссию на границы с Прибалтикой и Польшей, может увеличить свое военное присутствие на Украине и на Черном море, а также разместить ракеты в Калининградской области и в Белоруссии.

Однако общий баланс между США и Россией в Центральной Европе будет зависеть от другой страны – Германии. На данный момент вопрос состоит в том, насколько Германия будет приветствовать американское военное присутствие в Междуморье. Подобно России, Германия не хочет, чтобы в Европе доминировали США, особенно в момент, когда она сама достаточно сильна, чтобы господствовать на континенте политически и экономически. Германия также не хочет усиления агрессивности России через несколько лет. У Берлина мало возможностей для предотвращения первого и второго сценариев; но он может воспользоваться структурами НАТО и ЕС, чтобы затормозить данные процессы – хотя это вызовет кризис идентичности в обеих организациях. Важно следить за тем, как Соединенные Штаты и Россия будут использовать Германию в борьбе между собой за Центральную Европу.

Остается масса вопросов о том, как будет развиваться ситуация в предстоящие годы, но фундамент для реального сдвига в системе европейской безопасности уже формируется. Пока не ясно, является ли поле боя между США и Россией в Центральной Европе действительно полем боя, или же нынешняя ситуация заведет нас в тупик, как было прежде на линии фронта в холодной войне. Так или иначе, одна особенность все же сохраняется: в отличие от Германии времен холодной войны, страны Междуморья не собираются покорно превращаться в площадку российско-американского соперничества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.