О подготовке и проведении специальных операций, создании и применении Сил спецопераций

Армия

Руководством Министерства обороны Украины и Генерального штаба Вооруженных Сил Украины среди приоритетных задач по реформированию и развитию Вооруженных Сил Украины определено создание Сил специальных операций. Указанная задача для ВС Украины не является новой, поскольку еще в 2007-м году была утверждена соответствующая программа создания ССпО ВС Украины.

Словосочетание «специальная операция» (СпО) у многих на слуху. Разные специалисты, в зависимости от степени образования и опыта работы в этой области военной отрасли, трактуют понятие «специальная операция» неодинаково.

Вместе с тем, анализ опыта развития военного искусства показывает, что нет никакой локальной войны или вооруженного конфликта современности, где бы не проводились СпО и не участвовали Силы специальных операций (ССпО). При этом наблюдается устойчивая тенденция увеличения их роли в вооруженной борьбе, что, безусловно, влияет на характер их боевого применения.

К сожалению, отечественный опыт создания, подготовки и применения по назначению формирований, которые принято относить к ССпО, позволил выявить проблему, которая определенным образом повлияла на то, что к этому времени ВС Украины только находятся в процессе создания современных и эффективных ССпО и, соответственно, приобретают возможности проводить СПО на том уровне, который принят в ведущих странах мира.

Указанная проблема заключается в существовании противоречивой ситуации. С одной стороны, Министр обороны Украины, начальник Генерального штаба — Главнокомандующий ВС Украины имеют четкое видение того, что должны получить ВС Украины в результате создания ССпО. А с другой – на уровне некоторых руководителей, ряда ученых, преподавателей ВВУЗов наблюдается не активное воплощение в жизнь принятых решений, а непонимание задач и в некоторых случаях скрытая оппозиция. Изложенное имеет под собой только одну причину: незнание и непонимание сущности СпО, нежелание вникнуть и разобраться в указанном вопросе, найти свое место в реализации важных планов Министра обороны Украины, начальника Генерального штаба — Главнокомандующего ВС Украины.

А незнание и непонимание порождают лишь одно: отрицание новых идей и изменений, всеобъемлющий критицизм. Следовательно, актуальным для военных специалистов остается вопрос:

выработки четкого видения и понимания того, что СпО является одним из самых эффективных в современных условиях инструментов в системе мер государства по обеспечению национальной безопасности;

выработки единых взглядов на создание и применение ССпО, подготовку и проведение СпО.

Специальные операции в системе мероприятий по обеспечению национальной безопасности государства

Если проанализировать перечень угроз и, соответственно, перечень мероприятий государства по их предупреждению и реагированию (в различных сферах деятельности), то окажется, что СпО необходимы и целесообразны практически в каждой из основных составляющих обеспечения национальной безопасности государства, и прежде всего, в военной сфере . Конечно, представители видов вооруженных сил могут обижаться, но большинство современных военных конфликтов стали подтверждением роста места и роли СпО и, соответственно, ССпО а также их доминирование в некоторых операциях:

Афганистан (80-е годы прошлого века), Панама, Гренада;

свежие примеры: Ирак (начиная с 2003-го года и до настоящего времени), Чечня, Афганистан (с 2001-го года), Ливия и ликвидация Бен Ладена в Пакистане в прошлом году.

Отметим, что в 2008-м году в Грузии 35-40% содержания действий группировки ВС РФ представляли собой специальные действия. Следует обратить внимание, что в наши дни против Ирана и Сирии уже активно проводятся специальные операции.

В начале этого года американский президент Барак Обама представил новую стратегию военной безопасности США. Ее анализ позволяет утверждать, что значительную часть задач в обеспечении военной безопасности предполагается выполнять путем проведения СпО.

Оппоненты могут сказать, что зачем смотреть за океан, когда есть более близкие соседи. Логично, но если внимательно изучить ситуацию в соседних государствах, то мы обнаружим аналогичную картину. Достаточно посмотреть видеозапись недавнего военного парада в Бухаресте и вы почувствуете, как формирования специального назначения этого государства за последние годы прошли значительную трансформацию.

В конце прошлого года наши военные специалисты слушали лекцию начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии Макарова, которую он прочитал в Национальном университете обороны Украины. Они обратили внимание на его тезис, что, по современным воззрениям, более 90% потенциала противостоящей стороны, будет уничтожаться не на линии боевого соприкосновения сторон, а в глубине территории государства. Что опять же предполагает наличие эффективных ССпО. Но при этом НГШ ВС РФ скромно умолчал, что сейчас в РФ активно и скрыто создаются структуры, которые принято относить к ССпО.

Отметим, что если соседние страны все более активно и целенаправленно развивают собственные ССпО, то это является красноречивым сигналом для проведения адекватных действий с нашей стороны. Потому что со спецназом противника лучше всего может бороться именно наш собственный спецназ.

В современных условиях специалисты рассматривают расширенный перечень СпО, который охватывает широкий спектр реагирования на угрозы безопасности государства в военной и других сферах.

О некоторых положениях подготовки и проведения специальных операций

Следует обратить внимание на ряд особенностей подготовки и проведения СпО в ближайшей перспективе, учитывая мировые события и роль в них ССпО. Прежде всего, анализ мирового опыта показывает, что сегодня прямая агрессия перестала быть единственным средством достижения победы. Происходит изменение взглядов на формы и способы достижения конечной политической цели, когда непосредственному применению вооруженных сил предшествует длительный этап невоенных действий (политических, экономических, информационно-психологических, специальных и т.п.).

Соответственно, произошли значительные изменения самого понятия и содержания специальных операций. Сначала под ними понимались разведывательно-диверсионные операции (например, по уничтожению средств ядерного нападения) или операции по ликвидации политических противников, потом получили распространение термины «партизанские (контрпартизанские)» и «повстанческие» операции, а параллельно с этим как специальные операции стали рассматриваться и операции «психологической войны». В середине 80-х годов в США, а затем в других странах утвердился единый подход к определению специальных операций, который был закреплен в соответствующих уставах и наставлениях и получил полное официальное признание, закрепленное в законодательстве.

В западной военной науке под термином «специальная операция» преимущественно понимается комплекс действий, осуществляемых в интересах страны и ее вооруженных сил, к которым в общем виде относятся: направленные действия; специальная разведка, работа с гражданским населением, информационные, прежде всего информационно-психологические, операции, борьба с терроризмом, борьба с распространением ОМП, наркотиков, контрабанды оружия, а также координация этих действий с другими правительственными учреждениями, содействие в области гуманитарных акций, предоставление военной помощи иностранным государствам, розыск и спасение людей; скрытые специальные акции, которые осуществляются по указанию президента, правительства или министра обороны страны.

По некоторым взглядам в ВС РФ, специальная операция является высшей формой специальных действий объединений ВС и других войск РФ. Она включает специальные акции и удары, а также другие формы обычных военных действий войск (сил). В зависимости от типа специальных действий и состава применяемых войск (сил), специальную операцию предлагается рассматривать как общевойсковую, совместную или самостоятельную. На Северном Кавказе, по мнению некоторых военных теоретиков, действия Объединенной группировки войск (сил) имели форму специальной (контртеррористической) операции. Позже она перешла в другую форму специальных действий, а именно – систематических специальных действий. Сочетание потенциальных практических возможностей Сил специального назначения с теоретическими наработками относительно самих специальных операций и привело к появлению принципиально новой структуры, получившей статус Сил специальных операций.

Операция США в Афганистане наглядно показала, что небольшая по численности группировка ССпО, в условиях его эффективного применения и обеспечения, стала способной самостоятельно решать задачи оперативно-стратегического уровня. Специальная подготовка этих сил к борьбе с иррегулярными формированиями и партизанскими отрядами в условиях труднодоступной местности, их способность выполнять широкий спектр задач (от координации действий сил внутренней оппозиции до корректировки воздушных ударов) сделали их важным средством достижения целей операции.

Продолжением афганского опыта стали события в Ливии, где ССпО зарубежных стран сыграли значительную роль.

На сегодня сложилась знаковая ситуация, когда, на первый взгляд, противостоять концепциям, которые уже были реализованы западными странами в операциях «Шок и трепет», «Превосходящая сила», «Стратегический паралич», «Рассвет Одиссея» и т.п., практически невозможно. Однако это касается преимущественно классических подходов к обычным вооружениям, организации войск, традиционным формам и способам их применения. Не напоминает ли это так называемый тупик в виде позиционного тупика времен Первой мировой войны?

Но мы видим, что в ходе недавних конфликтов военное искусство нашло ответы на эти противоречия. Прежде всего в виде асимметричных ответов мощному и высокотехнологичном противнику. И снова мы видим, что системное ведение специальных действий (в т.ч. проведение специальных операций) и является существенной составляющей указанных асимметричных действий.

Подчеркнем, что в основе специальных операций лежит использование специального метода ведения вооруженного противоборства. В проведении указанных операций ведущая роль отводится частям специального назначения. Как правило, задания для них могут предусматривать:

 – выявление, блокирование и ликвидацию НЗФ, а также диверсионно-разведывательных групп противостоящего государства;

 – ведение разведки важных государственных и военных объектов противника, проведение специальных мероприятий на предприятиях военно-промышленного комплекса, объектах оперативного тыла и коммуникациях противника;

 – подготовку соответствующей базы для движения сопротивления, обучение и обеспечение партизанских отрядов, ведение специальных боевых действий на коммуникациях и важных военных объектах.

Соответственно, могут определяться другие задачи для ССпО:

 – участие в противодействии диверсиям и террористическим актам, в т.ч. путем участия в антитеррористических операциях;

 – проведения эвакуации, спасение граждан государства из районов кризисных ситуаций.

В военное время специальные операции могут быть составными частями общевойсковых операций различного масштаба и проводиться специально созданными группировками войск (сил).

Обращаем внимание на необходимость практической реализации принципа комплексного воздействия на объекты специальных действий в ходе СпО. Учитывая, что значительное количество таких объектов являются органами управления различного уровня, элементами информационной инфраструктуры и т.д., то вполне закономерно, что влияние на них должно осуществляться комплексно:

 – специальными действиями (по уничтожению, выводу из строя, захвату и т.п.);

 – информационно-психологическим воздействием;

 – действиями в киберпространстве (т.е. в информационной среде объекта).

Соответственно, в мире существуют подходы, что вышеупомянутое является составляющими СПО. Вместе с тем, многие из специалистов могут заметить, что не следует отождествлять собственно специальные операции, информационно-психологические операции и операции в киберпространстве. Мы не будем вступать в дискуссию. Но в практической плоскости становится очевидным, что силы и средства для следующих видов воздействия на объект специальной операции целесообразно иметь в составе одной структуры, или, как минимум, под руководством одного органа управления.

Отсюда мы делаем вывод, что именно в составе ССпО нам целесообразно сосредоточить основные силы и средства для ведения информационного противодействия (в т.ч. информационно-психологической, информационно-технической и т.п.). Недаром мы все чаще и чаще встречаем словосочетание «компьютерный спецназ», который уже стал реальностью в армиях целого ряда государств.

Наверное, уже наступило время, когда мы должны перестать смотреть на ССпО и на спецназ лишь как на «головорезов» и осознать, что они все больше и больше сочетают в себе силовую и интеллектуальную составляющие.

Приведем пример. В 2008-м году было создано Африканское командование ВС США. Через три года на Африканском континенте состоялся ряд «цветных революций». В большинстве случаев (за исключением Ливии) вооруженная сила применялась минимально, а основные события разворачивались в информационном пространстве. Их детальное изучение показало, что они являются ничем иным, как результатом проведения комплекса специальных операций на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях.

О создании и применении Сил специальных операций

Попробуем проанализировать, что же такое ССпО?

Существуют варианты определения «Сил специального назначения» и «Сил специальных операций». Например, Силы специального назначения – воинские части и подразделения, применяемых в ходе специальных операций и предназначены для ведения специальной разведки, проведения противодиверсионных, диверсионно-разведывательных действий и организации сопротивления в тылу противника.

В то же время Силы специальных операций – определенные силы и средства воинских частей специального назначения, аэромобильных войск, морской пехоты, армейской и транспортной авиации, других частей и подразделений родов войск и специальных войск и т.п., которые привлекаются в ходе проведения специальных операций.

Есть и другие определения. Например, в специальном докладе, подготовленном для Конгресса США, определено: «Силы специальных операций являются элитными военными частями, которые могут проникнуть «за линию фронта» по суше, морю или воздуху для проведения различных операций, большинство из которых являются секретными».

Или, другое определение, согласно которому Силы специальных операций – это специально отобранные, специально подготовленные и специально оснащенные военные формирования, предназначенные для выполнения специальных задач специальными способами.

Существуют разные взгляды на создание ССпО – экстенсивный и интенсивный. Примером первого являются ССпО ВС США, где их численность постоянно растет и уже достигает 60 тыс. человек. Пример интенсивного пути – Великобритания, где численность ССпО хотя и несколько возросла в последнее время, но количество личного состава в боевых подразделениях принципиально не меняется (22-й полк SAS – до 300 чел.).

Существуют различные модели создания ССпО:

координационный – когда административная и оперативная функции принадлежат видам ВС, а на уровне ГШ-МО существует орган координации их деятельности;

оперативного подчинения – когда административная функция принадлежит видам ВС, а оперативная – специально созданному органу управления ССпО;

непосредственного подчинения – когда административная и оперативная функции принадлежат специально созданному органу управления ССпО.

Характерной особенностью всех моделей является наличие сил и средств, специально предназначенных для ведения специальных операций. Численность достаточно разная, в зависимости от определенного перечня задач.

Для создания ССпО ВС Украины считается целесообразным соблюдение таких концептуальных положений:

подготовка Сил специальных операций для реагирования на потенциальные угрозы, особенно асимметричные (терроризм, движение сопротивления и т.п.), не может быть избыточной и должна осуществляться заблаговременно в полном объеме;

создание ССпО следует рассматривать не как реформирование существующей системы специальной разведки, а как создание нового функционального и организационного компонента ВС Украины со своей системой управления и обеспечения. Административные, финансовые и кадровые рычаги влияния должны быть сосредоточены в одних руках;

все мероприятия по созданию ССпО, их функции, задачи и порядок применения должны иметь четко определенную нормативную базу;

численность ССпО имеет решающее влияние на уровень подготовки личного состава и качество их обеспечения. Численность личного состава воинских частей СпН и других частей, которые могут войти в ССпО, должна соответствовать соотношению численности ССпО к общей численности вооруженных сил других стран мира.

В общем виде создание и развитие ССпО ВС Украины могут осуществляться по следующим направлениям:

окончательное определение задач ССпО и их нормативное закрепление;

создание (доработка) нормативной базы деятельности и применения ССпО;

создание органа управления и подчинение ему указанных сил и средств;

уточнение боевого и численного состава, совершенствование организационно-штатной структуры и организация управления Силами специальных операций; создание системы отбора, комплектования и подготовки всех категорий личного состава;

создание системы логистики, перевооружения и переоснащения воинских частей и подразделений современными образцами;

повышения привлекательности службы в ССПО путем осуществления мероприятий социальной сферы.

Следует отметить, что одним из аргументов оппонентов идеи ССпО является проблема ограниченных ресурсов государства на создание еще одного формирования в составе ВС Украины. На первый взгляд, мысль справедлива. Но если ее рассматривать в контексте соотношения затрат и соответствующего прироста боевого потенциала ВС Украины (особенно по сравнению с затратами и результатом по другим составляющим), то окажется, что по этому критерию ССпО имеют самые высокие показатели. Кроме того, в перечне возможных задач для ССпО есть задачи, которые могут выполнять исключительно ССпО.

По этому поводу Король Иордании Абдулла II (который, кстати, в свое время создал и лично возглавлял КССпО в своем государстве) сказал: «Силы специальных операций имеют от 1 до 10 процентов численности и бюджета в армиях стран мира. Но они могут привлекаться для выполнения до 90 процентов задач обеспечения национальной безопасности государства в военной сфере».

Известны другие расчеты, согласно которым закупка одного нового танка примерно равна содержанию течение года батальона (отряда) специального назначения. Очевидно, что для ВС Украины нужно и первое, и второе. Но давайте вспомним недавние события в Ливии или слова НГШ ВС РФ о том, что за их взглядами до 90% целей противника теперь будут поражаться в глубине. И смоделируем ситуацию современного военного конфликта и попробуем представить: кто имеет больше шансов дойти до линии непосредственного соприкосновения с противником и выполнить боевую задачу? Новый современный танк или подразделения (которых несколько) из состава указанного батальона (отряда) СпН? И какая может быть боевая эффективность каждого? Берем на себя смелость утверждать, что в таких условиях более востребованными станут отряды СпО.

Следует обратить внимание, что в большинстве стран мира ССпО появились как ответ на те или иные вызовы и угрозы национальной безопасности. То есть это не было прихотью или амбициями тех или иных руководителей. Возникали те или иные проблемы, и стоял вопрос поиска путей реагирования.

В полной мере указанное имеет отношение к нашему государству. ССпО – это попытка компенсировать наше отставание в современных дальнобойных средствах высокоточного поражения в необходимом количестве.

Другой фактор – это появление ряда задач мирного времени, решение которых наиболее целесообразно методами специальных действий, а в некоторых случаях – даже единственно возможное. Более того, СпО органично вписываются в асимметричные, адаптивные действия и другие современные формы и способы противоборства.

Мы четко понимаем, что некоторые потенциально возможные задачи для ССпО в современных условиях Украины невозможны или нецелесообразны, прежде всего учитывая определенные нормативно-правовые ограничения. Но думать о них нужно сегодня и соответствующим образом готовиться. Ведь в случае жизненно важной необходимости органы власти смогут быстро урегулировать тот или иной вопрос в нормативном плане и выделить необходимые ресурсы. Однако, в таком оперативном режиме получить необходимые силы и средства, подготовить и провести СпО пока не удавалось никому. Поэтому успех будущих СпО должен формироваться сегодняшними действиями. И наша задача – заблаговременно подготовить и в случае необходимости предоставить руководству государства действенный и эффективный инструмент для реагирования на угрозы.

Мировая история свидетельствует, что те или иные государства сталкивались с ситуацией, когда приходилось действовать, руководствуясь не нормами права, а принципом целесообразности обеспечения реализации национальных интересов. Конечно, такую «привилегию» могут себе позволить сильные ведущие страны мира. Но надеемся, что мы сами себя не записываем в перечень стран «третьего мира».

Существует также мнение, что части и подразделения аэромобильных войск нецелесообразно включать в ССпО. Но давайте внимательно посмотрим на опыт стран мира:

ФРГ: основу дивизии СпО, кроме элитной части KSK, составляют две воздушно-десантные бригады;

Республика Беларусь: основу КССпО составляет одна обрСпН и две опдбр.

В 2001-м году во время операции в Афганистане основу наземной компоненты группировки ВС США составляли части и подразделения ССпО, а в значительной мере поддерживали и обеспечивали их действия – подразделения и части 10-й легкой пехотной дивизии СВ.

Почему так? На практике реализуется принцип сочетания «ядра и оболочки». Ядром есть части СпН, оболочкой – другие силы и средства, в т.ч. аэромобильные части, которые обеспечивают эффективные действия спецназа. Время подтвердило целесообразность реализации указанного варианта в зарубежных странах.

Исследования показали, что относительно условий нашего государства такая интеграция очень эффективна в случае проведения противодиверсионной операции, участия в антитеррористических мероприятиях и, частично, в случае проведения разведывательно-диверсионной операции.

Есть ряд вопросов относительно роли и места авиационной компоненты в составе ССПО. В ВС стран мира существует несколько подходов по данному вопросу:

 – вариант штатной авиационной компоненты;

 – вариант оперативного подчинения для выполнения конкретных задач определенного состава заблаговременно подготовленных сил и средств;

 – вариант выделения ресурса из состава обычных авиационных частей и подразделений.

Очевидно, что последний вариант могут себе позволить страны с чрезвычайно высоким уровнем подготовки всего летного состава и высоким уровнем оснащенности современными образцами ВВТ, которые являются универсальными и могут без дополнительной подготовки обеспечивать действия ССпО.

Есть сторонники второго, так называемого компромиссного варианта. Его сущность заключается в определении в составе авиационных частей видов ВС Украины необходимых подразделений, которые нужно оснащать соответствующими образцами специально оборудованных летательных аппаратов и целенаправленно готовить к действиям в интересах ССпО. При таком варианте для повышения эффективности авиационной компоненты ССпО предоставить командующему ССпО необходимые полномочия по участию в организации и контролю ее развития, подготовки авиационных подразделений, а также возможности оперативного и в большинстве случаев скрытого привлечения авиационных подразделений для выполнения задач в интересах ССпО.

И, конечно, наиболее эффективным с позиций наращивания боевого потенциала ССпО выглядит первый вариант. Хотя следует отметить, что он в экономическом отношении является весьма спорным. Ведь в условиях недостаточного уровня технической исправности имеющейся авиационной техники и обученности летного состава это предполагает в составе авиации ВС Украины появление еще одного эксплуатанта (с соответствующей инфраструктурой инженерно-авиационного, аэродромно-технического и других видов обеспечения). Поэтому этот вариант может быть принят или не принят в зависимости от того уровня амбиций, который мы себе можем позволить сегодня, или же его целесообразно рассматривать на более отдаленную перспективу.

Что касается беспилотных авиационных комплексов, а также летательных аппаратов так называемой малой авиации (например, мотодельтапланов), то их следует иметь непосредственно в составе частей и подразделений ССпО.

Мы должны уже сейчас смотреть на перспективу и четко понимать, какие могут быть дальнейшие меры в государстве в указанном направлении. С высокой степенью вероятности мы можем говорить, что для условий Украины будет целесообразно:

существенное расширение перечня и количества СпО, проводимых государством в условиях мирного времени;

подготовка и проведение СпО на стратегическом уровне;

дальнейшая интеграция ведомственных сил для проведения СпО в межведомственную функциональную структуру, которые будут выполнять задачи под руководством единого органа управления (в нашем государстве указанное уже частично реализовано в формате антитеррористической деятельности).

Итак, опыт развития военного искусства показывает, что в условиях постоянно растущего уровня «асимметричных» угроз особую роль для их ликвидации или предотвращения играть специальные методы ведения войны (специальные операции, психологические операции и т.д.). При этом наблюдается устойчивая тенденция увеличения роли Сил специальных операций в вооруженной борьбе. Значительный ущерб национальной безопасности государства может нанести недооценка важности современных специальных методов борьбы.

Оппоненты могут сказать, что приведенное является чем-то фантастическим и невозможным для условий ВС Украины. Именно в этом заключается одно из уникальных и эффективных свойств ССпО, когда в результате их действий происходит именно то, во что никто не верит и не ожидает в принципе. То есть имеет место ряд событий, когда осуществляется вывод из строя критически важных объектов, смена правительств или настроений и массового сознания в обществе. Но, создание и развитие ССпО невозможны без принципиальных, радикальных и решительных решений и действий. Без наличия необходимых ресурсов, в первую очередь финансовых, за проблему создания ССпО можно не браться.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.