Совершенствование инженерного обеспечения боевых действий войск Красной Армии в битвах под Москвой и Сталинградом

История

В период битвы под Москвой

В составе действующей армии в начале Великой Отечественной войны находилось 9 инженерных, 9 понтонно-мостовых полков и 252 инженерных, саперных и понтонных батальона (в т.ч. и войсковых). Из военно-строительных частей и учреждений на западном направлении в составе советской армии состояло 23 управления начальника строительства (УНС), которые вместе с большинством инженерных частей занимались строительством укреплений на новой западной границе и поэтому с началом боевых действий организовано отойти не смогли. Необходимо было заново срочно и в большом количестве создавать их для соединений и объединений воюющей армии. К 1 октября 1941 г. в действующей армии было большое количество стрелковых дивизий, в составе каждой из них был саперный батальон двухротного состава. К концу первого года войны в военно-строительных частях сформировано 10 саперных армий по 3-5 бригад каждая. Бригада включала 15 саперных и 2 учебных батальона, автотракторный батальон и отряд механизации. Общая численность бригады достигла 10 тысяч человек.

Инженерные войска внесли весомый вклад в разгром немецко-фашистских войск в битве под Москвой. В ней принимало участие в общей сложности от 30 до 50 процентов инженерных частей армейского и фронтового подчинения. Они совместно с войсками Западного, Брянского и Резервного фронтов строили оборонительные сооружения на подступах к Москве, полукольцом вокруг Москвы, в Москве, севернее и южнее Москвы. Обеспечивали действия войск Красной Армии в оборонительных боях и в ходе контрнаступления. Еще 18 июля 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о строительстве оборонительных рубежей для прикрытия подступов к Москве на волоколамском, можайском и малоярославском направлениях. В тылу фронтов на дальних, а затем и ближних подступах к Москве, а позднее на окраинах столицы и в самом городе создавались стратегические оборонительные рубежи общей протяженностью до 10 тысяч километров и в глубину до 300 км. К концу сентября система рубежей включала Вяземскую и Можайскую линии обороны и Московскую зону обороны.

Основой оборонительных рубежей под Москвой являлись батальонные районы обороны (БРО). В них возводились железобетонные и деревоземляные закрытые огневые сооружения. Строились сооружения на командных пунктах, блиндажи, убежища и укрытия для личного состава. Противотанковые и противопехотные заграждения саперами устраивались с таким расчетом, чтобы каждый ротный опорный пункт был опоясан ими со всех сторон.

О масштабах оборонительных работ, развернувшихся тогда под Москвой, можно судить по Можайской линии обороны, занимавшей по фронту 220 км. Здесь было создано 224 батальонных района обороны с общим количеством 5586 км минных полей. Ядром строителей Можайской линии обороны были саперы. Здесь трудились более 20 инженерно-саперных батальонов, в помощь которым было придано 29 трудовых рабочих батальонов. Общее число строителей этой линии обороны на конец сентября 1941 года составляло 90-тысячную армию.

Можайская линия обороны состояла из трех полос. Передний край первой полосы, удаленный от Москвы на 120-130 км, проходил по рубежу: река Лама, Волоколамск, Ильинское, Детчина, Калуга, Тверь, Тула. Вторая полоса обороны оборудовалась на рубеже: Клин, Дорохово, Высокиничи. А третья – Хлебниково, Нахабино, Домодедово. Такие города, как Клин, Солнечногорск, Наро-Фоминск, Серпухов и другие, превращались в опорные пункты и узлы сопротивления. В системе Можайской обороны строились Волоколамский, Можайский, Малоярославский и Калужский полевые укрепленные районы.

Вяземская линия проходила в 250-300 км западнее Москвы по рубежу: Осташков, Селижарово, Оленине, Дорогобуж, Ельня, Жуковка, Брянск. Она включила в себя предполье глубиной 30-50 км и три оборонительные полосы с отсечными позициями между ними.

Крупные оборонительные работы были проведены в Московской зоне. Общая протяженность рубежей Московской зоны обороны достигала 1200 км. Руководил оборонительным строительством ее генерал-майор инженерных войск Е.В.Сысоев.

Московская зона обороны подготавливалась по решению ГКО СССР от 12 октября 1941 г. и включала полосу обеспечения и два рубежа. Основной рубеж проходил по линии: Хлебниково, Сходня, Звенигород, Кубинка, Наро-Фоминск и далее по р. Пахра до р. Москва. И городской, состоящий из трех оборонительных полос, – по окраинам Москвы. К обороне был подготовлен и город.

Кроме того, были оборудованы позиции флангового обеспечения, построенные к северу от Москвы – на восточном берегу канала имени Москвы и к югу от Москвы – на линии Подольск, Серпухов. Общая глубина местности, оборудовавшейся в инженерном отношении для обороны войск на московском направлении, достигала 300 км.

Таким образом, одной из важных задач инженерных и строительных частей в оборонительный период было создание с участием населения Москвы и Московской области оборонительных рубежей.

Кроме Вяземской, Можайской линий и Московской зоны обороны войска Западного, 24-й и 43-й армий Резервного и Брянского фронтов совершенствовали в инженерном отношении оборону на рубеже соприкосновения с противником. Силами этих войск были построены две полосы на глубину до 30-40 км от переднего края. Кроме войсковых инженерно-саперных частей и подразделений в решении этой задачи принимали инженерные части армейского и фронтового подчинения.

Работы по инженерному оборудованию полос обороны проводились под непосредственным руководством начальников инженерных управлений фронтов: Западного – генерал-майора инженерных войск М.П.Воробьева, Брянского – полковника А.Я.Калягина и Резервного – генерал-майора инженерных войск П.М.Подосека.

В целом возведенные укрепления оказали существенную помощь советским войскам, когда в октябре – ноябре 1941 г. развернулись ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками на подступах к столице нашей Родины.

Второй важной задачей инженерных войск как в период подготовки обороны, так и в ходе ее было создание заграждений всех видов, особенно минновзрывных и, прежде всего, противотанковых.

Для выполнения заградительных работ на дорогах, ведущих к Москве, было сформировано десять отрядов (по 50 саперов в каждом) из слушателей Военно-инженерной академии и курсантов Московского военно-инженерного училища под общим руководством заместителя начальника инженерного управления московской зоны обороны полковника М.С.Овчинникова. Отряды заграждений подготовили к взрыву искусственные сооружения на основных дорогах, заминировали вероятные пути движения вражеских танков, использовав при этом 23,5 тыс. мин и большое количество взрывчатых веществ.

Только на Вяземской линии обороны инженерные части Резервного фронта установили 81169 противотанковых мин.

Кроме минновзрывных, проволочных и других противопехотных заграждений были применены и электризуемые заграждения. Ранее они устанавливались на подступах к Луге и на других участках Ленинградского фронта. Под Москвой электризуемые заграждения были возведены в невиданных до сих пор масштабах – в полосе протяженностью более 150 км на участке обороны: Хлебниково, Нахабино, Красная Пахра, Подольск, Домодедово.

В августе развернулась подготовка водных заграждений. На Волге, в верхнем течении Днепра, на Протве, Гжати, Угре и других реках было построено тринадцать плотин. Работы выполнялись силами местного населения и организациями Главгидростроя под общим руководством группы специалистов-гидротехников из профессорско-преподавательского состава Военно-инженерной академии.

Заблаговременно подготовленные оборонительные линии и рубежи сыграли важную роль в сражениях, развернувшихся на подступах к Москве. Опираясь на них, советские войска в упорных боях изматывали и обескровливали противника, наносили ему потери и в результате остановили врага, а затем перешли в контрнаступление.

Важную роль саперы сыграли в борьбе с немецкой армией на ближних подступах к Москве. Была сформирована крупная оперативная группа по устройству заграждений в составе шести инженерных батальонов. Эта группа, разделенная на три отряда, прикрывала заграждениями участок от г. Клин до Московского водохранилища, действовала в полосе Ленинградского шоссе. За вторую половину ноября группой оперативных заграждений было взорвано и сожжено 310 мостов, устроено около 400 завалов на дорогах, установлено более 53 тыс. различных мин и фугасов, в том числе управляемых по проводам. По неполным данным на этих минах подорвались 408 бронемашин и 43 танка противника.

В ходе оборонительных операций инженерные части Западного, Резервного и Брянского фронтов принимали активное участие в боевых действиях по срыву танковых атак противника. Так, например, 25 октября в полосе 316-й стреловой дивизии 16-й армии в районе Спас-Рюховского (12 км южнее Волоколамска) 289-й противотанковый артиллерийский полк, 579-й отдельный саперный батальон и рота 42-го отдельного моторизованного инженерного батальона успешно отразили массированную танковую атаку врага. Саперы имели подвижный запас мин (2600) и, взаимодействуя с противотанковым артиллерийским полком, устанавливали их на направлениях движения танков противника. В результате успешных действий артиллеристов и саперов было уничтожено 59 танков врага.

Неожиданностью для противника в это время было применение специальными подразделениями наших инженерных войск мин и фугасов замедленного действия и управляемых по радио фугасов. В октябре 1941 г. в тылу противника было взорвано несколько хорошо охраняемых мостов и других важны объектов.

В первых числах ноября наступление противника на Москву, начатое 30 сентября, было остановлено почти на всех направлениях. Оно разбилось о величайшую стойкость и выдержку советских воинов, беспримерное мужество народа, глубоко верившего в победу правого дела. В срыве первого наступления фашистских войск на Москву достойное место принадлежит и воинам инженерных войск.

В середине ноября гитлеровские войска возобновили наступление на Москву. В процессе дальнейшего совершенствования обороны на московском направлении, и особенно во время паузы между первым и вторым наступлением гитлеровских войск, особое внимание было обращено на дальнейшее усиление противотанковой обороны.

В силу недостатка минновзрывных средств, которые являлись наиболее эффективным заграждением против атакующих танков противника, пришлось все в более широком масштабе на подступах к Москве возводить противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, лесные и минированные завалы, противотанковые ежи и надолбы. Общая длина лесных завалов, возведенных под Москвой, составила 1500 пог.км, а фортификационных противотанковых заграждений – около 600 пог.км.

Большую часть в срыве наступления противника и в изматывании его ударных группировок сыграли созданные по решению Ставки Верховного Главнокомандования от 17 ноября 1941 г. две оперативно-инженерные группы по устройству заграждений.

Успешно действовала на стыке Западного и Юго-Западного фронтов оперативная группа заграждений в составе 9 инженерных батальонов под командованием генерал-майора инженерных войск В.Ф.Зотова. В районах Каширы, Ряжска, Рязани она установила свыше 100 минных полей.

Анализируя опыт применения советскими войсками инженерных заграждений, командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков в декабре 1941 г. отмечал, что применение противотанковых мин дает все больший эффект. Это объясняется прежде всего тем, что в последних боях значительно улучшилось взаимодействие с саперными частями на поле боя.

В боях под Москвой инженерные войска приобрели разносторонний опыт оборудования в инженерном отношении оборонительных полос и рубежей на широком фронте и применения заграждений. Личный состав, подразделения и части показали высокие образцы мужества, проявили массовый героизм.

К началу перехода в контрнаступление Западного и Калининского фронтов в составе инженерных войск армейского и фронтового подчинения были 19 инженерных, 19 саперных и 6 понтонных батальонов. В составе общевойсковых частей и соединений к этому времени находились: в стрелковых полках и бригадах – саперные роты, в каждой стрелковой дивизии – саперный батальон. Кроме того, в составе западного фронта была 1-я саперная армия, имевшая 10 бригад по 8 батальонов в каждой.

В ходе контрнаступления под Москвой, как и во всех зимних наступательных операциях 1941-1942 гг., основными, наиболее характерными задачами инженерных войск было обеспечение прорыва обороны противника и продвижения наступающих войск в оперативной глубине; отражение контратак и контрударов противника; закрепление достигнутых рубежей; разрушение коммуникаций в тылу противника; выполнение маскировочных мероприятий; участие в штурме сильных укреплений и опорных пунктов противника; устройство и содержание путей подвоза и эвакуации.

Для выполнения этих задач каждая общевойсковая армия имела в своем составе кроме войсковых саперных частей и подразделений один-два инженерных (саперных) батальона. Армии, действующие на направлении главного удара фронта, получали на усиление два-три инженерных батальона, а где нужно – и понтонные батальоны.

С началом отхода войска противника стали особенно широко применять минновзрывные заграждения и всякого рода разрушения. Поэтому в ряде случаев инженерным подразделениям приходилось идти впереди наступающих танков, разведывая и снимая мины противника (146-й отдельный саперный батальон 16-й армии в районе Подпорино, Хованское, Еремеево, что в 10 км юго-западнее Крюково).

В последующем, при развитии наступления, благодаря героическим усилиям 103-го отдельного инженерного батальона и 269-го отдельного саперного батальона войска 49-й армии без задержек переправились через реки Протва и Ока, в результате чего создались благоприятные условия для стремительного преследования и овладения с ходу крупным узлом дорог и областным центром – городом Калуга. В ходе преследования противника и при бое за Калугу 20-30 декабря 1941 г. образцы выдержки и умения показали саперы 557-го саперного батальона. Они в течение трех дней проложили 140 км колонного пути, построили и восстановили шесть мостов.

Таким образом, советские инженерные войска внесли большой вклад в дело разгрома фашистских армий в битве под Москвой и в общее наступление наших войск на Западном направлении.

 

В период Сталинградской битвы

В Сталинградской битве инженерные войска изыскали новые формы и методы инженерного обеспечения боевых действий Красной Армии при обороне крупного города стратегического значения на подступах и в городе в полуокружении. Приложили много усилий при обеспечении прорыва обороны противника в ходе контрнаступления, окружения и уничтожения крупной группировки противника и развитии наступления, тесно взаимодействуя со стрелковыми и танковыми соединениями.

В первой половине 1942 г. в Красной Армии проведено совершенствование инженерных войск (Начальник инженерных войск генерал-майор инженерных войск М.П.Воробьев, начальник штаба генерал-майор инженерных войск Г.С.Назаров). Сформированы бригады специального назначения (5-7 батальонов инженерных заграждений, 1-2 электротехнических, батальон спецминирования, отряд электрификации и механических работ, рота управления). Начато формирование понтонно-мостовой бригады (3-7 понтонно-мостовых батальонов, оснащенных парками Н2П и ДМП грузоподъемностью до 50 тонн). Сформированы: тяжелый понтонно-мостовой полк двухбатальонного состава, оснащенный тяжелым мостовым парком (ТМП) грузоподъемностью до 100 тонн, пять отдельных рот фугасных огнеметов, несколько рот полевого водоснабжения, отряд глубокого бурения.

Это позволило более эффективно осуществлять все виды инженерного обеспечения войск. Особенно в городе, в который были перерезаны сухопутные пути снабжения войск и оставшегося рабочего населения, эвакуации раненых, обеспечение боевых действий войск, оборонявших город.

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск к Сталинграду с начала июня на пространстве между большой излучиной Дона и нижней Волгой инженерные войска в спешном порядке развертывали строительство четырех оборонительных полос полукольцевого начертания, фланги которых упирались в Волгу севернее и южнее города. Общая протяженность Сталинградских рубежей составила 1200 км. На них планировалось оборудование 477 батальонных районов обороны.

Однако к началу сражения под Сталинградом сплошных оборонительных позиций создать не удалось и оборона была очаговой. Особое внимание при строительстве оборонительных рубежей уделялось созданию заграждений: было отрыто 116 км противотанковых рвов и эскарпов, установлено более 200 тысяч мин, поставлено десятки сотен металлически ежей, надолбов, устроено около 11 км проволочных заграждений.

В ожесточенных боях с противником войска 62-й и 64-й армий, оборонявшие город и подступы, широко применяли армейские отряды заграждений, дивизионные инженерные резервы, которые выдвигались на угрожаемые направления для минирования узлов дорог, прикрытия флангов и стыков обороняющихся войск, чем сковывали маневр врага и вынуждали его нести потери. К 30 июля 62-я армия установила 31 тыс. противотанковых и 20 тыс. противопехотных мин. Средняя плотность минирования в полосе армии составляла 345 противотанковых и 217 противопехотных мин на 1 км фронта.

С конца июля – начала августа 1942 года, когда 14-й танковый корпус противника подходил к Волге и северной окраине Сталинграда, а его 4-я танковая армия с юго-запада подошла к первому городскому оборонительному рубежу, инженерные войска приняли участие в борьбе с ними. Во время вражеских атак саперы устанавливали мины на боевых курсах танков противника, часто подбрасывая их прямо под гусеницы. Для устройства заграждений в предполье внешнего (первого) оборонительного обвода на рубеже реки Аксай была использована оперативная группа заграждений в составе 48-го инженерного, 11-го и 120-го моторизованных, а также несколько отдельно действовавших инженерных батальонов.

Большую роль в срыве атак 4-й танковой армии гитлеровцев сыграла оперативная группа заграждений резерва Верховного Главнокомандования под командованием полковника Я.М.Рабиновича. В течение августа эта группа в составе 1581-й, 1593-й. 1602-й и 1615-й саперных батальонов, установила 140 тыс. мин, 80 фугасов, а после отхода наших войск подорвала 19 мостов. На минных полях, противник потерял 53 танка и много другой боевой техники.

В полосе 64-й армии успешно применялись подвижные отряды заграждений. Так, навстречу противнику, наступающему в направлении
ст. Тундутово, были выдвинуты подразделения 1504-го саперного батальона, которые быстро установили около 1000 мин. Точно также при попытках гитлеровцев прорваться к ст. Тингута навстречу им выдвигались 1504-й саперный и 119-й моторизованный инженерный батальоны. Эти части производили минирование в основном ночью, сбивая темп вражеского наступления.

Активное участие инженерные войска принимали в приспособлении зданий к обороне в самом городе, в строительстве огневых точек, убежищ и блиндажей. Всего за период в городе было построено около 2500 различных окопов, 200 дзотов, 370 броневых и железобетонных колпаков, 450 блиндажей и приспособлено к обороне 186 зданий.

Минно-взрывные заграждения оказались весьма эффективным средством в уличных боях. Так, например, группа минеров среди зданий, занятых противником в районе завода «Баррикады», установила 20 противотанковых мин, на которых на следующее же утро подорвалось два танка противника. В одном из зданий, которое гитлеровцы использовали в качестве наблюдательного пункта, саперами были установлены две мины замедленного действия. На следующий день мины взорвались, здание было разрушено, а под его развалинами погребены вражеские наблюдатели.

В ходе оборонительных боев саперы вели активную инженерную разведку самостоятельно, а также в составе органов общевойсковой разведки. Для инженерной разведки в тылу противника формировались группы 3-5 саперов, на которые помимо разведки возлагалась задача по устройству заграждений и производству разрушений. За время обороны в городе саперы-разведчики совершили более 30 вылазок в тыл противника.

Они не только добыли важные разведывательные сведения, но и установили несколько сот противотанковых мин, взорвали два склада взрывчатых веществ, шесть крупных емкостей с запасом воды и железнодорожное полотно на 16 участках.

В период строительства обороны на подступах к Сталинграду и в городе ведение боевых действий войск (переправа, обеспечение) осуществлялось с учетом речного транспорта. Тринадцать понтонных батальонов фронта обеспечивали переправы войск и различных грузов через реки Дон и Волгу. Важную задачу водоснабжения успешно выполняли 80-я рота полевого водоснабжения, 44, 45 и 50-я гидротехнические роты, оборудовавшие большое количество колодцев и организовывавшие в необходимых случаях подвоз и очистку воды.

Еще до того, как вражеские войска подошли к Сталинграду, на Волге в районе Дубовка, Рынок и Красная Слобода были оборудованы паромные переправы на баржах с грузовой площадью на 25-30 автомобилей каждая.

В середине августа в течение пяти дней у поселка Сталинградского тракторного завода был построен мост общей длиной 1258 м, из которых 466 м были на свайных и ряжевых опорах, а 792 м – на плавучих опорах из парка ДМП. Однако в связи с выходом противника к Волге севернее Сталинграда и появлением его вблизи моста 24 августа эстакадную часть моста пришлось взорвать, а понтонную отвести вниз по течению.

В начале боев за город в полосе обороны 62-й армии действовали четыре основные переправы. С выходом противника к Волге часть переправ пришлось свернуть. С конца сентября и до ледостава 62-я армия имела одну переправу в районе «Красный Октябрь». Эту переправу содержал 44-й понтонно-мостовой батальон, имея три парома из парка Н2П, три катера, баркас, шесть буксиров, шесть барж и три парохода.

Враг пытался парализовать движение через Волгу. Районы переправ подвергались налетам вражеской авиации и артиллерийско-минометным обстрелам. Достаточно сказать, что только в течение 26 октября на одну из сталинградских переправ противник сбросил до 100 авиабомб, выпустил 130 мин и более 120 артиллерийских снарядов.

Большие потери переправочных средств привели к необходимости организации лодочной переправы. Из саперных батальонов выделили гребцов, которые были сведены в шесть отрядов по шесть лодок в каждом. Эта лодочная переправа действовала с 26 октября по 12 ноября 1942 г. и сыграла большую роль. Кроме того, почти в каждом соединении действовали небольшие группы лодочников, которые днем и ночью в любых условиях погоды, презирая смерть, подвозили в Сталинград срочные грузы, эвакуировали тяжелораненых воинов. В особенно сложных условиях работала лодочная переправа между островом Зайцевский и расположением 138-й стрелковой дивизии. Несмотря на потери и огромные трудности, личный состав 327-го инженерного и 107-го понтонно-мостового батальонов своей героической работой обеспечивал регулярную доставку дивизии всего необходимого для ведения боя и эвакуации раненых.

С не меньшим напряжением действовали инженерные части по обеспечению переправ через Волгу в полосе 64-й армии, где начальником инженерных войск был генерал-майор инженерных войск Ю.В.Бордзиловский. Армейская переправа через Волгу находилась в районе Бекетовки и состояла из паромов тяжелого парка, нескольких пароходов, барж и лодок.

Успешному решению задачи инженерного обеспечения переправ через Волгу во многом способствовало: боевое содружество саперов и понтонеров с матросами Волжской военной флотилии и речного пароходства, тщательный отбор лодочных расчетов, их стойкость и мужество, хорошо продуманная организация работы на переправах с глубоким учетом конкретных условий обстановки.

Важной и весьма ответственной была деятельность инженерных войск по непосредственному участию в боях на улицах и в развалинах домов Сталинграда. Обеспечивая боевые действия войск в городе, саперы входили в состав штурмовых отрядов и блокировочных групп. Они подрывали развалины зданий, приспособленные противником к обороне, устраивали проходы в его заграждениях, вели подземно-минную борьбу.

С переходом Красной Армии в контрнаступление инженерные войска обеспечивали прорыв обороны противника (снятие минных заграждений, проделывание проходов в противотанковых рвах).

Проводили мероприятия по маскировке создаваемых для прорыва обороны крупных группировок войск. Готовили маршруты при создании ударных группировок и при выдвижении их к переднему краю обороны противника.

В ходе развития наступления обеспечивали преодоление рек и речушек, заболоченных участков, принимали участие в отражении контратак и контрударов путем устройства заграждений силами подвижных отрядов заграждений (ПОЗ). В зависимости от обстановки ПОЗ-ы создавались в полках и соединениях (дивизия, бригада), в том числе танковых, механизированных и кавалерийских, которые быстро прорывались в глубину обороны, захватывали и удерживали важные объекты. К примеру: 26-й танковый корпус (переименованный в 1-й гвардейский Донской танковый корпус) в ночь на 22 ноября 1942 г. захватил в Калач на Дону переправу через р. Дон и удерживал ее, применяя для этого и ПОЗ-ы бригад и корпуса. А в ночь на 23 ноября по этой переправе прошел 4-й танковый корпус и 23 ноября 1942 г. соединился в Советском с 4-м механизированным корпусом, завершив окружение более 330 тыс. группировки войск противника в районе Сталинграда. Удержание рубежей до подхода главных сил обеспечивалось войсками в т.ч. и с использованием ПОЗ-ов.

При отражении Котельниковского контрудара противника с целью деблокирования окруженных войск наши инженерные войска установили 13800 противотанковых и 2000 противопехотных мин.

На помощь окруженным гитлеровское командование перебросило по воздуху в Сталинград одиннадцать саперных батальонов РГК (45-й, 225-й, 294-й, 336-й, 501-й, 605-й, 652-й, 672-й, 685-й, 912-й, 925-й), которые с помощью мин укрепляли немецкую оборону. В период уничтожения окруженной группировки противника саперы Донского фронта сняли и уничтожили около 32 тыс. мин, фугасов и сюрпризов.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий войск в обороне под Москвой и Сталинградом показал дальнейшее возрастание роли инженерных заграждений, особенно минновзрывных. Последние стали приобретать оперативное значение. Практика создания и применения оперативных групп заграждения себя оправдала, и ее результаты были использованы и развиты в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны.

В контрнаступлении под Москвой и Сталинградом, и в ходе общего наступления советских войск довольно полно определился комплекс мероприятий инженерного обеспечения наступления и наметились основные тенденции боевого использования инженерных войск. Повысилась инженерная культура в войсках. Инженерные части и подразделения стали применяться более целеустремленно и в основном по своему прямому назначению.

Об авторе

 

Генерал-лейтенант в отставке Пономарев Анатолий Александрович родился 13 августа 1937 года.

В 1958 году закончил военное училище. В 1958-1966 годах проходил службу в инженерных частях на различных должностях в Краснознаменном Белорусском военном округе.

В 1966-1971 годах учился в Военной академии имени В.В.Куйбышева.

В последующем, с 1971 по 1975 год, командовал отдельным инженерно-саперным батальоном, понтонно-мостовым полком.

В 1975-1980 годах служил начальником инженерных войск 38 Армии.

В 1980-1981 годах в должности начальника инженерных войск 40 Армии выполнял интернациональный долг в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Начальник инженерных войск Краснознаменного Туркестанского военного округа (1982-1984 гг.), Группы советских войск в Германии (1984-1987 гг.), Юго-Западного Оперативного командования (1987-1988 гг.).

С 1989 по 1995 год возглавлял Штаб Гражданской обороны Республики Беларусь, выполнял основную задачу – ликвидация последствий аварии на ЧАЭС.

Награжден орденом «Красного Знамени», дважды орденом «Красной Звезды», орденом «За службу Родине в Вооруженных силах III степени», орденом «За спасение», орденами ДРА «Красное знамя», «Звезды III ст.».

В период битвы под Москвой

В составе действующей армии в начале Великой Отечественной войны находилось 9 инженерных, 9 понтонно-мостовых полков и 252 инженерных, саперных и понтонных батальона (в т.ч. и войсковых). Из военно-строительных частей и учреждений на западном направлении в составе советской армии состояло 23 управления начальника строительства (УНС), которые вместе с большинством инженерных частей занимались строительством укреплений на новой западной границе и поэтому с началом боевых действий организовано отойти не смогли. Необходимо было заново срочно и в большом количестве создавать их для соединений и объединений воюющей армии. К 1 октября 1941 г. в действующей армии было большое количество стрелковых дивизий, в составе каждой из них был саперный батальон двухротного состава. К концу первого года войны в военно-строительных частях сформировано 10 саперных армий по 3-5 бригад каждая. Бригада включала 15 саперных и 2 учебных батальона, автотракторный батальон и отряд механизации. Общая численность бригады достигла 10 тысяч человек.

Инженерные войска внесли весомый вклад в разгром немецко-фашистских войск в битве под Москвой. В ней принимало участие в общей сложности от 30 до 50 процентов инженерных частей армейского и фронтового подчинения. Они совместно с войсками Западного, Брянского и Резервного фронтов строили оборонительные сооружения на подступах к Москве, полукольцом вокруг Москвы, в Москве, севернее и южнее Москвы. Обеспечивали действия войск Красной Армии в оборонительных боях и в ходе контрнаступления. Еще 18 июля 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о строительстве оборонительных рубежей для прикрытия подступов к Москве на волоколамском, можайском и малоярославском направлениях. В тылу фронтов на дальних, а затем и ближних подступах к Москве, а позднее на окраинах столицы и в самом городе создавались стратегические оборонительные рубежи общей протяженностью до 10 тысяч километров и в глубину до 300 км. К концу сентября система рубежей включала Вяземскую и Можайскую линии обороны и Московскую зону обороны.

Основой оборонительных рубежей под Москвой являлись батальонные районы обороны (БРО). В них возводились железобетонные и деревоземляные закрытые огневые сооружения. Строились сооружения на командных пунктах, блиндажи, убежища и укрытия для личного состава. Противотанковые и противопехотные заграждения саперами устраивались с таким расчетом, чтобы каждый ротный опорный пункт был опоясан ими со всех сторон.

О масштабах оборонительных работ, развернувшихся тогда под Москвой, можно судить по Можайской линии обороны, занимавшей по фронту 220 км. Здесь было создано 224 батальонных района обороны с общим количеством 5586 км минных полей. Ядром строителей Можайской линии обороны были саперы. Здесь трудились более 20 инженерно-саперных батальонов, в помощь которым было придано 29 трудовых рабочих батальонов. Общее число строителей этой линии обороны на конец сентября 1941 года составляло 90-тысячную армию.

Можайская линия обороны состояла из трех полос. Передний край первой полосы, удаленный от Москвы на 120-130 км, проходил по рубежу: река Лама, Волоколамск, Ильинское, Детчина, Калуга, Тверь, Тула. Вторая полоса обороны оборудовалась на рубеже: Клин, Дорохово, Высокиничи. А третья – Хлебниково, Нахабино, Домодедово. Такие города, как Клин, Солнечногорск, Наро-Фоминск, Серпухов и другие, превращались в опорные пункты и узлы сопротивления. В системе Можайской обороны строились Волоколамский, Можайский, Малоярославский и Калужский полевые укрепленные районы.

Вяземская линия проходила в 250-300 км западнее Москвы по рубежу: Осташков, Селижарово, Оленине, Дорогобуж, Ельня, Жуковка, Брянск. Она включила в себя предполье глубиной 30-50 км и три оборонительные полосы с отсечными позициями между ними.

Крупные оборонительные работы были проведены в Московской зоне. Общая протяженность рубежей Московской зоны обороны достигала 1200 км. Руководил оборонительным строительством ее генерал-майор инженерных войск Е.В.Сысоев.

Московская зона обороны подготавливалась по решению ГКО СССР от 12 октября 1941 г. и включала полосу обеспечения и два рубежа. Основной рубеж проходил по линии: Хлебниково, Сходня, Звенигород, Кубинка, Наро-Фоминск и далее по р. Пахра до р. Москва. И городской, состоящий из трех оборонительных полос, – по окраинам Москвы. К обороне был подготовлен и город.

Кроме того, были оборудованы позиции флангового обеспечения, построенные к северу от Москвы – на восточном берегу канала имени Москвы и к югу от Москвы – на линии Подольск, Серпухов. Общая глубина местности, оборудовавшейся в инженерном отношении для обороны войск на московском направлении, достигала 300 км.

Таким образом, одной из важных задач инженерных и строительных частей в оборонительный период было создание с участием населения Москвы и Московской области оборонительных рубежей.

Кроме Вяземской, Можайской линий и Московской зоны обороны войска Западного, 24-й и 43-й армий Резервного и Брянского фронтов совершенствовали в инженерном отношении оборону на рубеже соприкосновения с противником. Силами этих войск были построены две полосы на глубину до 30-40 км от переднего края. Кроме войсковых инженерно-саперных частей и подразделений в решении этой задачи принимали инженерные части армейского и фронтового подчинения.

Работы по инженерному оборудованию полос обороны проводились под непосредственным руководством начальников инженерных управлений фронтов: Западного – генерал-майора инженерных войск М.П.Воробьева, Брянского – полковника А.Я.Калягина и Резервного – генерал-майора инженерных войск П.М.Подосека.

В целом возведенные укрепления оказали существенную помощь советским войскам, когда в октябре – ноябре 1941 г. развернулись ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками на подступах к столице нашей Родины.

Второй важной задачей инженерных войск как в период подготовки обороны, так и в ходе ее было создание заграждений всех видов, особенно минновзрывных и, прежде всего, противотанковых.

Для выполнения заградительных работ на дорогах, ведущих к Москве, было сформировано десять отрядов (по 50 саперов в каждом) из слушателей Военно-инженерной академии и курсантов Московского военно-инженерного училища под общим руководством заместителя начальника инженерного управления московской зоны обороны полковника М.С.Овчинникова. Отряды заграждений подготовили к взрыву искусственные сооружения на основных дорогах, заминировали вероятные пути движения вражеских танков, использовав при этом 23,5 тыс. мин и большое количество взрывчатых веществ.

Только на Вяземской линии обороны инженерные части Резервного фронта установили 81169 противотанковых мин.

Кроме минновзрывных, проволочных и других противопехотных заграждений были применены и электризуемые заграждения. Ранее они устанавливались на подступах к Луге и на других участках Ленинградского фронта. Под Москвой электризуемые заграждения были возведены в невиданных до сих пор масштабах – в полосе протяженностью более 150 км на участке обороны: Хлебниково, Нахабино, Красная Пахра, Подольск, Домодедово.

В августе развернулась подготовка водных заграждений. На Волге, в верхнем течении Днепра, на Протве, Гжати, Угре и других реках было построено тринадцать плотин. Работы выполнялись силами местного населения и организациями Главгидростроя под общим руководством группы специалистов-гидротехников из профессорско-преподавательского состава Военно-инженерной академии.

Заблаговременно подготовленные оборонительные линии и рубежи сыграли важную роль в сражениях, развернувшихся на подступах к Москве. Опираясь на них, советские войска в упорных боях изматывали и обескровливали противника, наносили ему потери и в результате остановили врага, а затем перешли в контрнаступление.

Важную роль саперы сыграли в борьбе с немецкой армией на ближних подступах к Москве. Была сформирована крупная оперативная группа по устройству заграждений в составе шести инженерных батальонов. Эта группа, разделенная на три отряда, прикрывала заграждениями участок от г. Клин до Московского водохранилища, действовала в полосе Ленинградского шоссе. За вторую половину ноября группой оперативных заграждений было взорвано и сожжено 310 мостов, устроено около 400 завалов на дорогах, установлено более 53 тыс. различных мин и фугасов, в том числе управляемых по проводам. По неполным данным на этих минах подорвались 408 бронемашин и 43 танка противника.

В ходе оборонительных операций инженерные части Западного, Резервного и Брянского фронтов принимали активное участие в боевых действиях по срыву танковых атак противника. Так, например, 25 октября в полосе 316-й стреловой дивизии 16-й армии в районе Спас-Рюховского (12 км южнее Волоколамска) 289-й противотанковый артиллерийский полк, 579-й отдельный саперный батальон и рота 42-го отдельного моторизованного инженерного батальона успешно отразили массированную танковую атаку врага. Саперы имели подвижный запас мин (2600) и, взаимодействуя с противотанковым артиллерийским полком, устанавливали их на направлениях движения танков противника. В результате успешных действий артиллеристов и саперов было уничтожено 59 танков врага.

Неожиданностью для противника в это время было применение специальными подразделениями наших инженерных войск мин и фугасов замедленного действия и управляемых по радио фугасов. В октябре 1941 г. в тылу противника было взорвано несколько хорошо охраняемых мостов и других важны объектов.

В первых числах ноября наступление противника на Москву, начатое 30 сентября, было остановлено почти на всех направлениях. Оно разбилось о величайшую стойкость и выдержку советских воинов, беспримерное мужество народа, глубоко верившего в победу правого дела. В срыве первого наступления фашистских войск на Москву достойное место принадлежит и воинам инженерных войск.

В середине ноября гитлеровские войска возобновили наступление на Москву. В процессе дальнейшего совершенствования обороны на московском направлении, и особенно во время паузы между первым и вторым наступлением гитлеровских войск, особое внимание было обращено на дальнейшее усиление противотанковой обороны.

В силу недостатка минновзрывных средств, которые являлись наиболее эффективным заграждением против атакующих танков противника, пришлось все в более широком масштабе на подступах к Москве возводить противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, лесные и минированные завалы, противотанковые ежи и надолбы. Общая длина лесных завалов, возведенных под Москвой, составила 1500 пог.км, а фортификационных противотанковых заграждений – около 600 пог.км.

Большую часть в срыве наступления противника и в изматывании его ударных группировок сыграли созданные по решению Ставки Верховного Главнокомандования от 17 ноября 1941 г. две оперативно-инженерные группы по устройству заграждений.

Успешно действовала на стыке Западного и Юго-Западного фронтов оперативная группа заграждений в составе 9 инженерных батальонов под командованием генерал-майора инженерных войск В.Ф.Зотова. В районах Каширы, Ряжска, Рязани она установила свыше 100 минных полей.

Анализируя опыт применения советскими войсками инженерных заграждений, командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков в декабре 1941 г. отмечал, что применение противотанковых мин дает все больший эффект. Это объясняется прежде всего тем, что в последних боях значительно улучшилось взаимодействие с саперными частями на поле боя.

В боях под Москвой инженерные войска приобрели разносторонний опыт оборудования в инженерном отношении оборонительных полос и рубежей на широком фронте и применения заграждений. Личный состав, подразделения и части показали высокие образцы мужества, проявили массовый героизм.

К началу перехода в контрнаступление Западного и Калининского фронтов в составе инженерных войск армейского и фронтового подчинения были 19 инженерных, 19 саперных и 6 понтонных батальонов. В составе общевойсковых частей и соединений к этому времени находились: в стрелковых полках и бригадах – саперные роты, в каждой стрелковой дивизии – саперный батальон. Кроме того, в составе западного фронта была 1-я саперная армия, имевшая 10 бригад по 8 батальонов в каждой.

В ходе контрнаступления под Москвой, как и во всех зимних наступательных операциях 1941-1942 гг., основными, наиболее характерными задачами инженерных войск было обеспечение прорыва обороны противника и продвижения наступающих войск в оперативной глубине; отражение контратак и контрударов противника; закрепление достигнутых рубежей; разрушение коммуникаций в тылу противника; выполнение маскировочных мероприятий; участие в штурме сильных укреплений и опорных пунктов противника; устройство и содержание путей подвоза и эвакуации.

Для выполнения этих задач каждая общевойсковая армия имела в своем составе кроме войсковых саперных частей и подразделений один-два инженерных (саперных) батальона. Армии, действующие на направлении главного удара фронта, получали на усиление два-три инженерных батальона, а где нужно – и понтонные батальоны.

С началом отхода войска противника стали особенно широко применять минновзрывные заграждения и всякого рода разрушения. Поэтому в ряде случаев инженерным подразделениям приходилось идти впереди наступающих танков, разведывая и снимая мины противника (146-й отдельный саперный батальон 16-й армии в районе Подпорино, Хованское, Еремеево, что в 10 км юго-западнее Крюково).

В последующем, при развитии наступления, благодаря героическим усилиям 103-го отдельного инженерного батальона и 269-го отдельного саперного батальона войска 49-й армии без задержек переправились через реки Протва и Ока, в результате чего создались благоприятные условия для стремительного преследования и овладения с ходу крупным узлом дорог и областным центром – городом Калуга. В ходе преследования противника и при бое за Калугу 20-30 декабря 1941 г. образцы выдержки и умения показали саперы 557-го саперного батальона. Они в течение трех дней проложили 140 км колонного пути, построили и восстановили шесть мостов.

Таким образом, советские инженерные войска внесли большой вклад в дело разгрома фашистских армий в битве под Москвой и в общее наступление наших войск на Западном направлении.

 

В период Сталинградской битвы

В Сталинградской битве инженерные войска изыскали новые формы и методы инженерного обеспечения боевых действий Красной Армии при обороне крупного города стратегического значения на подступах и в городе в полуокружении. Приложили много усилий при обеспечении прорыва обороны противника в ходе контрнаступления, окружения и уничтожения крупной группировки противника и развитии наступления, тесно взаимодействуя со стрелковыми и танковыми соединениями.

В первой половине 1942 г. в Красной Армии проведено совершенствование инженерных войск (Начальник инженерных войск генерал-майор инженерных войск М.П.Воробьев, начальник штаба генерал-майор инженерных войск Г.С.Назаров). Сформированы бригады специального назначения (5-7 батальонов инженерных заграждений, 1-2 электротехнических, батальон спецминирования, отряд электрификации и механических работ, рота управления). Начато формирование понтонно-мостовой бригады (3-7 понтонно-мостовых батальонов, оснащенных парками Н2П и ДМП грузоподъемностью до 50 тонн). Сформированы: тяжелый понтонно-мостовой полк двухбатальонного состава, оснащенный тяжелым мостовым парком (ТМП) грузоподъемностью до 100 тонн, пять отдельных рот фугасных огнеметов, несколько рот полевого водоснабжения, отряд глубокого бурения.

Это позволило более эффективно осуществлять все виды инженерного обеспечения войск. Особенно в городе, в который были перерезаны сухопутные пути снабжения войск и оставшегося рабочего населения, эвакуации раненых, обеспечение боевых действий войск, оборонявших город.

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск к Сталинграду с начала июня на пространстве между большой излучиной Дона и нижней Волгой инженерные войска в спешном порядке развертывали строительство четырех оборонительных полос полукольцевого начертания, фланги которых упирались в Волгу севернее и южнее города. Общая протяженность Сталинградских рубежей составила 1200 км. На них планировалось оборудование 477 батальонных районов обороны.

Однако к началу сражения под Сталинградом сплошных оборонительных позиций создать не удалось и оборона была очаговой. Особое внимание при строительстве оборонительных рубежей уделялось созданию заграждений: было отрыто 116 км противотанковых рвов и эскарпов, установлено более 200 тысяч мин, поставлено десятки сотен металлически ежей, надолбов, устроено около 11 км проволочных заграждений.

В ожесточенных боях с противником войска 62-й и 64-й армий, оборонявшие город и подступы, широко применяли армейские отряды заграждений, дивизионные инженерные резервы, которые выдвигались на угрожаемые направления для минирования узлов дорог, прикрытия флангов и стыков обороняющихся войск, чем сковывали маневр врага и вынуждали его нести потери. К 30 июля 62-я армия установила 31 тыс. противотанковых и 20 тыс. противопехотных мин. Средняя плотность минирования в полосе армии составляла 345 противотанковых и 217 противопехотных мин на 1 км фронта.

С конца июля – начала августа 1942 года, когда 14-й танковый корпус противника подходил к Волге и северной окраине Сталинграда, а его 4-я танковая армия с юго-запада подошла к первому городскому оборонительному рубежу, инженерные войска приняли участие в борьбе с ними. Во время вражеских атак саперы устанавливали мины на боевых курсах танков противника, часто подбрасывая их прямо под гусеницы. Для устройства заграждений в предполье внешнего (первого) оборонительного обвода на рубеже реки Аксай была использована оперативная группа заграждений в составе 48-го инженерного, 11-го и 120-го моторизованных, а также несколько отдельно действовавших инженерных батальонов.

Большую роль в срыве атак 4-й танковой армии гитлеровцев сыграла оперативная группа заграждений резерва Верховного Главнокомандования под командованием полковника Я.М.Рабиновича. В течение августа эта группа в составе 1581-й, 1593-й. 1602-й и 1615-й саперных батальонов, установила 140 тыс. мин, 80 фугасов, а после отхода наших войск подорвала 19 мостов. На минных полях, противник потерял 53 танка и много другой боевой техники.

В полосе 64-й армии успешно применялись подвижные отряды заграждений. Так, навстречу противнику, наступающему в направлении
ст. Тундутово, были выдвинуты подразделения 1504-го саперного батальона, которые быстро установили около 1000 мин. Точно также при попытках гитлеровцев прорваться к ст. Тингута навстречу им выдвигались 1504-й саперный и 119-й моторизованный инженерный батальоны. Эти части производили минирование в основном ночью, сбивая темп вражеского наступления.

Активное участие инженерные войска принимали в приспособлении зданий к обороне в самом городе, в строительстве огневых точек, убежищ и блиндажей. Всего за период в городе было построено около 2500 различных окопов, 200 дзотов, 370 броневых и железобетонных колпаков, 450 блиндажей и приспособлено к обороне 186 зданий.

Минно-взрывные заграждения оказались весьма эффективным средством в уличных боях. Так, например, группа минеров среди зданий, занятых противником в районе завода «Баррикады», установила 20 противотанковых мин, на которых на следующее же утро подорвалось два танка противника. В одном из зданий, которое гитлеровцы использовали в качестве наблюдательного пункта, саперами были установлены две мины замедленного действия. На следующий день мины взорвались, здание было разрушено, а под его развалинами погребены вражеские наблюдатели.

В ходе оборонительных боев саперы вели активную инженерную разведку самостоятельно, а также в составе органов общевойсковой разведки. Для инженерной разведки в тылу противника формировались группы 3-5 саперов, на которые помимо разведки возлагалась задача по устройству заграждений и производству разрушений. За время обороны в городе саперы-разведчики совершили более 30 вылазок в тыл противника.

Они не только добыли важные разведывательные сведения, но и установили несколько сот противотанковых мин, взорвали два склада взрывчатых веществ, шесть крупных емкостей с запасом воды и железнодорожное полотно на 16 участках.

В период строительства обороны на подступах к Сталинграду и в городе ведение боевых действий войск (переправа, обеспечение) осуществлялось с учетом речного транспорта. Тринадцать понтонных батальонов фронта обеспечивали переправы войск и различных грузов через реки Дон и Волгу. Важную задачу водоснабжения успешно выполняли 80-я рота полевого водоснабжения, 44, 45 и 50-я гидротехнические роты, оборудовавшие большое количество колодцев и организовывавшие в необходимых случаях подвоз и очистку воды.

Еще до того, как вражеские войска подошли к Сталинграду, на Волге в районе Дубовка, Рынок и Красная Слобода были оборудованы паромные переправы на баржах с грузовой площадью на 25-30 автомобилей каждая.

В середине августа в течение пяти дней у поселка Сталинградского тракторного завода был построен мост общей длиной 1258 м, из которых 466 м были на свайных и ряжевых опорах, а 792 м – на плавучих опорах из парка ДМП. Однако в связи с выходом противника к Волге севернее Сталинграда и появлением его вблизи моста 24 августа эстакадную часть моста пришлось взорвать, а понтонную отвести вниз по течению.

В начале боев за город в полосе обороны 62-й армии действовали четыре основные переправы. С выходом противника к Волге часть переправ пришлось свернуть. С конца сентября и до ледостава 62-я армия имела одну переправу в районе «Красный Октябрь». Эту переправу содержал 44-й понтонно-мостовой батальон, имея три парома из парка Н2П, три катера, баркас, шесть буксиров, шесть барж и три парохода.

Враг пытался парализовать движение через Волгу. Районы переправ подвергались налетам вражеской авиации и артиллерийско-минометным обстрелам. Достаточно сказать, что только в течение 26 октября на одну из сталинградских переправ противник сбросил до 100 авиабомб, выпустил 130 мин и более 120 артиллерийских снарядов.

Большие потери переправочных средств привели к необходимости организации лодочной переправы. Из саперных батальонов выделили гребцов, которые были сведены в шесть отрядов по шесть лодок в каждом. Эта лодочная переправа действовала с 26 октября по 12 ноября 1942 г. и сыграла большую роль. Кроме того, почти в каждом соединении действовали небольшие группы лодочников, которые днем и ночью в любых условиях погоды, презирая смерть, подвозили в Сталинград срочные грузы, эвакуировали тяжелораненых воинов. В особенно сложных условиях работала лодочная переправа между островом Зайцевский и расположением 138-й стрелковой дивизии. Несмотря на потери и огромные трудности, личный состав 327-го инженерного и 107-го понтонно-мостового батальонов своей героической работой обеспечивал регулярную доставку дивизии всего необходимого для ведения боя и эвакуации раненых.

С не меньшим напряжением действовали инженерные части по обеспечению переправ через Волгу в полосе 64-й армии, где начальником инженерных войск был генерал-майор инженерных войск Ю.В.Бордзиловский. Армейская переправа через Волгу находилась в районе Бекетовки и состояла из паромов тяжелого парка, нескольких пароходов, барж и лодок.

Успешному решению задачи инженерного обеспечения переправ через Волгу во многом способствовало: боевое содружество саперов и понтонеров с матросами Волжской военной флотилии и речного пароходства, тщательный отбор лодочных расчетов, их стойкость и мужество, хорошо продуманная организация работы на переправах с глубоким учетом конкретных условий обстановки.

Важной и весьма ответственной была деятельность инженерных войск по непосредственному участию в боях на улицах и в развалинах домов Сталинграда. Обеспечивая боевые действия войск в городе, саперы входили в состав штурмовых отрядов и блокировочных групп. Они подрывали развалины зданий, приспособленные противником к обороне, устраивали проходы в его заграждениях, вели подземно-минную борьбу.

С переходом Красной Армии в контрнаступление инженерные войска обеспечивали прорыв обороны противника (снятие минных заграждений, проделывание проходов в противотанковых рвах).

Проводили мероприятия по маскировке создаваемых для прорыва обороны крупных группировок войск. Готовили маршруты при создании ударных группировок и при выдвижении их к переднему краю обороны противника.

В ходе развития наступления обеспечивали преодоление рек и речушек, заболоченных участков, принимали участие в отражении контратак и контрударов путем устройства заграждений силами подвижных отрядов заграждений (ПОЗ). В зависимости от обстановки ПОЗ-ы создавались в полках и соединениях (дивизия, бригада), в том числе танковых, механизированных и кавалерийских, которые быстро прорывались в глубину обороны, захватывали и удерживали важные объекты. К примеру: 26-й танковый корпус (переименованный в 1-й гвардейский Донской танковый корпус) в ночь на 22 ноября 1942 г. захватил в Калач на Дону переправу через р. Дон и удерживал ее, применяя для этого и ПОЗ-ы бригад и корпуса. А в ночь на 23 ноября по этой переправе прошел 4-й танковый корпус и 23 ноября 1942 г. соединился в Советском с 4-м механизированным корпусом, завершив окружение более 330 тыс. группировки войск противника в районе Сталинграда. Удержание рубежей до подхода главных сил обеспечивалось войсками в т.ч. и с использованием ПОЗ-ов.

При отражении Котельниковского контрудара противника с целью деблокирования окруженных войск наши инженерные войска установили 13800 противотанковых и 2000 противопехотных мин.

На помощь окруженным гитлеровское командование перебросило по воздуху в Сталинград одиннадцать саперных батальонов РГК (45-й, 225-й, 294-й, 336-й, 501-й, 605-й, 652-й, 672-й, 685-й, 912-й, 925-й), которые с помощью мин укрепляли немецкую оборону. В период уничтожения окруженной группировки противника саперы Донского фронта сняли и уничтожили около 32 тыс. мин, фугасов и сюрпризов.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий войск в обороне под Москвой и Сталинградом показал дальнейшее возрастание роли инженерных заграждений, особенно минновзрывных. Последние стали приобретать оперативное значение. Практика создания и применения оперативных групп заграждения себя оправдала, и ее результаты были использованы и развиты в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны.

В контрнаступлении под Москвой и Сталинградом, и в ходе общего наступления советских войск довольно полно определился комплекс мероприятий инженерного обеспечения наступления и наметились основные тенденции боевого использования инженерных войск. Повысилась инженерная культура в войсках. Инженерные части и подразделения стали применяться более целеустремленно и в основном по своему прямому назначению.

Об авторе

 

Генерал-лейтенант в отставке Пономарев Анатолий Александрович родился 13 августа 1937 года.

В 1958 году закончил военное училище. В 1958-1966 годах проходил службу в инженерных частях на различных должностях в Краснознаменном Белорусском военном округе.

В 1966-1971 годах учился в Военной академии имени В.В.Куйбышева.

В последующем, с 1971 по 1975 год, командовал отдельным инженерно-саперным батальоном, понтонно-мостовым полком.

В 1975-1980 годах служил начальником инженерных войск 38 Армии.

В 1980-1981 годах в должности начальника инженерных войск 40 Армии выполнял интернациональный долг в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Начальник инженерных войск Краснознаменного Туркестанского военного округа (1982-1984 гг.), Группы советских войск в Германии (1984-1987 гг.), Юго-Западного Оперативного командования (1987-1988 гг.).

С 1989 по 1995 год возглавлял Штаб Гражданской обороны Республики Беларусь, выполнял основную задачу – ликвидация последствий аварии на ЧАЭС.

Награжден орденом «Красного Знамени», дважды орденом «Красной Звезды», орденом «За службу Родине в Вооруженных силах III степени», орденом «За спасение», орденами ДРА «Красное знамя», «Звезды III ст.».

В период битвы под Москвой

В составе действующей армии в начале Великой Отечественной войны находилось 9 инженерных, 9 понтонно-мостовых полков и 252 инженерных, саперных и понтонных батальона (в т.ч. и войсковых). Из военно-строительных частей и учреждений на западном направлении в составе советской армии состояло 23 управления начальника строительства (УНС), которые вместе с большинством инженерных частей занимались строительством укреплений на новой западной границе и поэтому с началом боевых действий организовано отойти не смогли. Необходимо было заново срочно и в большом количестве создавать их для соединений и объединений воюющей армии. К 1 октября 1941 г. в действующей армии было большое количество стрелковых дивизий, в составе каждой из них был саперный батальон двухротного состава. К концу первого года войны в военно-строительных частях сформировано 10 саперных армий по 3-5 бригад каждая. Бригада включала 15 саперных и 2 учебных батальона, автотракторный батальон и отряд механизации. Общая численность бригады достигла 10 тысяч человек.

Инженерные войска внесли весомый вклад в разгром немецко-фашистских войск в битве под Москвой. В ней принимало участие в общей сложности от 30 до 50 процентов инженерных частей армейского и фронтового подчинения. Они совместно с войсками Западного, Брянского и Резервного фронтов строили оборонительные сооружения на подступах к Москве, полукольцом вокруг Москвы, в Москве, севернее и южнее Москвы. Обеспечивали действия войск Красной Армии в оборонительных боях и в ходе контрнаступления. Еще 18 июля 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о строительстве оборонительных рубежей для прикрытия подступов к Москве на волоколамском, можайском и малоярославском направлениях. В тылу фронтов на дальних, а затем и ближних подступах к Москве, а позднее на окраинах столицы и в самом городе создавались стратегические оборонительные рубежи общей протяженностью до 10 тысяч километров и в глубину до 300 км. К концу сентября система рубежей включала Вяземскую и Можайскую линии обороны и Московскую зону обороны.

Основой оборонительных рубежей под Москвой являлись батальонные районы обороны (БРО). В них возводились железобетонные и деревоземляные закрытые огневые сооружения. Строились сооружения на командных пунктах, блиндажи, убежища и укрытия для личного состава. Противотанковые и противопехотные заграждения саперами устраивались с таким расчетом, чтобы каждый ротный опорный пункт был опоясан ими со всех сторон.

О масштабах оборонительных работ, развернувшихся тогда под Москвой, можно судить по Можайской линии обороны, занимавшей по фронту 220 км. Здесь было создано 224 батальонных района обороны с общим количеством 5586 км минных полей. Ядром строителей Можайской линии обороны были саперы. Здесь трудились более 20 инженерно-саперных батальонов, в помощь которым было придано 29 трудовых рабочих батальонов. Общее число строителей этой линии обороны на конец сентября 1941 года составляло 90-тысячную армию.

Можайская линия обороны состояла из трех полос. Передний край первой полосы, удаленный от Москвы на 120-130 км, проходил по рубежу: река Лама, Волоколамск, Ильинское, Детчина, Калуга, Тверь, Тула. Вторая полоса обороны оборудовалась на рубеже: Клин, Дорохово, Высокиничи. А третья – Хлебниково, Нахабино, Домодедово. Такие города, как Клин, Солнечногорск, Наро-Фоминск, Серпухов и другие, превращались в опорные пункты и узлы сопротивления. В системе Можайской обороны строились Волоколамский, Можайский, Малоярославский и Калужский полевые укрепленные районы.

Вяземская линия проходила в 250-300 км западнее Москвы по рубежу: Осташков, Селижарово, Оленине, Дорогобуж, Ельня, Жуковка, Брянск. Она включила в себя предполье глубиной 30-50 км и три оборонительные полосы с отсечными позициями между ними.

Крупные оборонительные работы были проведены в Московской зоне. Общая протяженность рубежей Московской зоны обороны достигала 1200 км. Руководил оборонительным строительством ее генерал-майор инженерных войск Е.В.Сысоев.

Московская зона обороны подготавливалась по решению ГКО СССР от 12 октября 1941 г. и включала полосу обеспечения и два рубежа. Основной рубеж проходил по линии: Хлебниково, Сходня, Звенигород, Кубинка, Наро-Фоминск и далее по р. Пахра до р. Москва. И городской, состоящий из трех оборонительных полос, – по окраинам Москвы. К обороне был подготовлен и город.

Кроме того, были оборудованы позиции флангового обеспечения, построенные к северу от Москвы – на восточном берегу канала имени Москвы и к югу от Москвы – на линии Подольск, Серпухов. Общая глубина местности, оборудовавшейся в инженерном отношении для обороны войск на московском направлении, достигала 300 км.

Таким образом, одной из важных задач инженерных и строительных частей в оборонительный период было создание с участием населения Москвы и Московской области оборонительных рубежей.

Кроме Вяземской, Можайской линий и Московской зоны обороны войска Западного, 24-й и 43-й армий Резервного и Брянского фронтов совершенствовали в инженерном отношении оборону на рубеже соприкосновения с противником. Силами этих войск были построены две полосы на глубину до 30-40 км от переднего края. Кроме войсковых инженерно-саперных частей и подразделений в решении этой задачи принимали инженерные части армейского и фронтового подчинения.

Работы по инженерному оборудованию полос обороны проводились под непосредственным руководством начальников инженерных управлений фронтов: Западного – генерал-майора инженерных войск М.П.Воробьева, Брянского – полковника А.Я.Калягина и Резервного – генерал-майора инженерных войск П.М.Подосека.

В целом возведенные укрепления оказали существенную помощь советским войскам, когда в октябре – ноябре 1941 г. развернулись ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками на подступах к столице нашей Родины.

Второй важной задачей инженерных войск как в период подготовки обороны, так и в ходе ее было создание заграждений всех видов, особенно минновзрывных и, прежде всего, противотанковых.

Для выполнения заградительных работ на дорогах, ведущих к Москве, было сформировано десять отрядов (по 50 саперов в каждом) из слушателей Военно-инженерной академии и курсантов Московского военно-инженерного училища под общим руководством заместителя начальника инженерного управления московской зоны обороны полковника М.С.Овчинникова. Отряды заграждений подготовили к взрыву искусственные сооружения на основных дорогах, заминировали вероятные пути движения вражеских танков, использовав при этом 23,5 тыс. мин и большое количество взрывчатых веществ.

Только на Вяземской линии обороны инженерные части Резервного фронта установили 81169 противотанковых мин.

Кроме минновзрывных, проволочных и других противопехотных заграждений были применены и электризуемые заграждения. Ранее они устанавливались на подступах к Луге и на других участках Ленинградского фронта. Под Москвой электризуемые заграждения были возведены в невиданных до сих пор масштабах – в полосе протяженностью более 150 км на участке обороны: Хлебниково, Нахабино, Красная Пахра, Подольск, Домодедово.

В августе развернулась подготовка водных заграждений. На Волге, в верхнем течении Днепра, на Протве, Гжати, Угре и других реках было построено тринадцать плотин. Работы выполнялись силами местного населения и организациями Главгидростроя под общим руководством группы специалистов-гидротехников из профессорско-преподавательского состава Военно-инженерной академии.

Заблаговременно подготовленные оборонительные линии и рубежи сыграли важную роль в сражениях, развернувшихся на подступах к Москве. Опираясь на них, советские войска в упорных боях изматывали и обескровливали противника, наносили ему потери и в результате остановили врага, а затем перешли в контрнаступление.

Важную роль саперы сыграли в борьбе с немецкой армией на ближних подступах к Москве. Была сформирована крупная оперативная группа по устройству заграждений в составе шести инженерных батальонов. Эта группа, разделенная на три отряда, прикрывала заграждениями участок от г. Клин до Московского водохранилища, действовала в полосе Ленинградского шоссе. За вторую половину ноября группой оперативных заграждений было взорвано и сожжено 310 мостов, устроено около 400 завалов на дорогах, установлено более 53 тыс. различных мин и фугасов, в том числе управляемых по проводам. По неполным данным на этих минах подорвались 408 бронемашин и 43 танка противника.

В ходе оборонительных операций инженерные части Западного, Резервного и Брянского фронтов принимали активное участие в боевых действиях по срыву танковых атак противника. Так, например, 25 октября в полосе 316-й стреловой дивизии 16-й армии в районе Спас-Рюховского (12 км южнее Волоколамска) 289-й противотанковый артиллерийский полк, 579-й отдельный саперный батальон и рота 42-го отдельного моторизованного инженерного батальона успешно отразили массированную танковую атаку врага. Саперы имели подвижный запас мин (2600) и, взаимодействуя с противотанковым артиллерийским полком, устанавливали их на направлениях движения танков противника. В результате успешных действий артиллеристов и саперов было уничтожено 59 танков врага.

Неожиданностью для противника в это время было применение специальными подразделениями наших инженерных войск мин и фугасов замедленного действия и управляемых по радио фугасов. В октябре 1941 г. в тылу противника было взорвано несколько хорошо охраняемых мостов и других важны объектов.

В первых числах ноября наступление противника на Москву, начатое 30 сентября, было остановлено почти на всех направлениях. Оно разбилось о величайшую стойкость и выдержку советских воинов, беспримерное мужество народа, глубоко верившего в победу правого дела. В срыве первого наступления фашистских войск на Москву достойное место принадлежит и воинам инженерных войск.

В середине ноября гитлеровские войска возобновили наступление на Москву. В процессе дальнейшего совершенствования обороны на московском направлении, и особенно во время паузы между первым и вторым наступлением гитлеровских войск, особое внимание было обращено на дальнейшее усиление противотанковой обороны.

В силу недостатка минновзрывных средств, которые являлись наиболее эффективным заграждением против атакующих танков противника, пришлось все в более широком масштабе на подступах к Москве возводить противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, лесные и минированные завалы, противотанковые ежи и надолбы. Общая длина лесных завалов, возведенных под Москвой, составила 1500 пог.км, а фортификационных противотанковых заграждений – около 600 пог.км.

Большую часть в срыве наступления противника и в изматывании его ударных группировок сыграли созданные по решению Ставки Верховного Главнокомандования от 17 ноября 1941 г. две оперативно-инженерные группы по устройству заграждений.

Успешно действовала на стыке Западного и Юго-Западного фронтов оперативная группа заграждений в составе 9 инженерных батальонов под командованием генерал-майора инженерных войск В.Ф.Зотова. В районах Каширы, Ряжска, Рязани она установила свыше 100 минных полей.

Анализируя опыт применения советскими войсками инженерных заграждений, командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков в декабре 1941 г. отмечал, что применение противотанковых мин дает все больший эффект. Это объясняется прежде всего тем, что в последних боях значительно улучшилось взаимодействие с саперными частями на поле боя.

В боях под Москвой инженерные войска приобрели разносторонний опыт оборудования в инженерном отношении оборонительных полос и рубежей на широком фронте и применения заграждений. Личный состав, подразделения и части показали высокие образцы мужества, проявили массовый героизм.

К началу перехода в контрнаступление Западного и Калининского фронтов в составе инженерных войск армейского и фронтового подчинения были 19 инженерных, 19 саперных и 6 понтонных батальонов. В составе общевойсковых частей и соединений к этому времени находились: в стрелковых полках и бригадах – саперные роты, в каждой стрелковой дивизии – саперный батальон. Кроме того, в составе западного фронта была 1-я саперная армия, имевшая 10 бригад по 8 батальонов в каждой.

В ходе контрнаступления под Москвой, как и во всех зимних наступательных операциях 1941-1942 гг., основными, наиболее характерными задачами инженерных войск было обеспечение прорыва обороны противника и продвижения наступающих войск в оперативной глубине; отражение контратак и контрударов противника; закрепление достигнутых рубежей; разрушение коммуникаций в тылу противника; выполнение маскировочных мероприятий; участие в штурме сильных укреплений и опорных пунктов противника; устройство и содержание путей подвоза и эвакуации.

Для выполнения этих задач каждая общевойсковая армия имела в своем составе кроме войсковых саперных частей и подразделений один-два инженерных (саперных) батальона. Армии, действующие на направлении главного удара фронта, получали на усиление два-три инженерных батальона, а где нужно – и понтонные батальоны.

С началом отхода войска противника стали особенно широко применять минновзрывные заграждения и всякого рода разрушения. Поэтому в ряде случаев инженерным подразделениям приходилось идти впереди наступающих танков, разведывая и снимая мины противника (146-й отдельный саперный батальон 16-й армии в районе Подпорино, Хованское, Еремеево, что в 10 км юго-западнее Крюково).

В последующем, при развитии наступления, благодаря героическим усилиям 103-го отдельного инженерного батальона и 269-го отдельного саперного батальона войска 49-й армии без задержек переправились через реки Протва и Ока, в результате чего создались благоприятные условия для стремительного преследования и овладения с ходу крупным узлом дорог и областным центром – городом Калуга. В ходе преследования противника и при бое за Калугу 20-30 декабря 1941 г. образцы выдержки и умения показали саперы 557-го саперного батальона. Они в течение трех дней проложили 140 км колонного пути, построили и восстановили шесть мостов.

Таким образом, советские инженерные войска внесли большой вклад в дело разгрома фашистских армий в битве под Москвой и в общее наступление наших войск на Западном направлении.

 

В период Сталинградской битвы

В Сталинградской битве инженерные войска изыскали новые формы и методы инженерного обеспечения боевых действий Красной Армии при обороне крупного города стратегического значения на подступах и в городе в полуокружении. Приложили много усилий при обеспечении прорыва обороны противника в ходе контрнаступления, окружения и уничтожения крупной группировки противника и развитии наступления, тесно взаимодействуя со стрелковыми и танковыми соединениями.

В первой половине 1942 г. в Красной Армии проведено совершенствование инженерных войск (Начальник инженерных войск генерал-майор инженерных войск М.П.Воробьев, начальник штаба генерал-майор инженерных войск Г.С.Назаров). Сформированы бригады специального назначения (5-7 батальонов инженерных заграждений, 1-2 электротехнических, батальон спецминирования, отряд электрификации и механических работ, рота управления). Начато формирование понтонно-мостовой бригады (3-7 понтонно-мостовых батальонов, оснащенных парками Н2П и ДМП грузоподъемностью до 50 тонн). Сформированы: тяжелый понтонно-мостовой полк двухбатальонного состава, оснащенный тяжелым мостовым парком (ТМП) грузоподъемностью до 100 тонн, пять отдельных рот фугасных огнеметов, несколько рот полевого водоснабжения, отряд глубокого бурения.

Это позволило более эффективно осуществлять все виды инженерного обеспечения войск. Особенно в городе, в который были перерезаны сухопутные пути снабжения войск и оставшегося рабочего населения, эвакуации раненых, обеспечение боевых действий войск, оборонявших город.

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск к Сталинграду с начала июня на пространстве между большой излучиной Дона и нижней Волгой инженерные войска в спешном порядке развертывали строительство четырех оборонительных полос полукольцевого начертания, фланги которых упирались в Волгу севернее и южнее города. Общая протяженность Сталинградских рубежей составила 1200 км. На них планировалось оборудование 477 батальонных районов обороны.

Однако к началу сражения под Сталинградом сплошных оборонительных позиций создать не удалось и оборона была очаговой. Особое внимание при строительстве оборонительных рубежей уделялось созданию заграждений: было отрыто 116 км противотанковых рвов и эскарпов, установлено более 200 тысяч мин, поставлено десятки сотен металлически ежей, надолбов, устроено около 11 км проволочных заграждений.

В ожесточенных боях с противником войска 62-й и 64-й армий, оборонявшие город и подступы, широко применяли армейские отряды заграждений, дивизионные инженерные резервы, которые выдвигались на угрожаемые направления для минирования узлов дорог, прикрытия флангов и стыков обороняющихся войск, чем сковывали маневр врага и вынуждали его нести потери. К 30 июля 62-я армия установила 31 тыс. противотанковых и 20 тыс. противопехотных мин. Средняя плотность минирования в полосе армии составляла 345 противотанковых и 217 противопехотных мин на 1 км фронта.

С конца июля – начала августа 1942 года, когда 14-й танковый корпус противника подходил к Волге и северной окраине Сталинграда, а его 4-я танковая армия с юго-запада подошла к первому городскому оборонительному рубежу, инженерные войска приняли участие в борьбе с ними. Во время вражеских атак саперы устанавливали мины на боевых курсах танков противника, часто подбрасывая их прямо под гусеницы. Для устройства заграждений в предполье внешнего (первого) оборонительного обвода на рубеже реки Аксай была использована оперативная группа заграждений в составе 48-го инженерного, 11-го и 120-го моторизованных, а также несколько отдельно действовавших инженерных батальонов.

Большую роль в срыве атак 4-й танковой армии гитлеровцев сыграла оперативная группа заграждений резерва Верховного Главнокомандования под командованием полковника Я.М.Рабиновича. В течение августа эта группа в составе 1581-й, 1593-й. 1602-й и 1615-й саперных батальонов, установила 140 тыс. мин, 80 фугасов, а после отхода наших войск подорвала 19 мостов. На минных полях, противник потерял 53 танка и много другой боевой техники.

В полосе 64-й армии успешно применялись подвижные отряды заграждений. Так, навстречу противнику, наступающему в направлении
ст. Тундутово, были выдвинуты подразделения 1504-го саперного батальона, которые быстро установили около 1000 мин. Точно также при попытках гитлеровцев прорваться к ст. Тингута навстречу им выдвигались 1504-й саперный и 119-й моторизованный инженерный батальоны. Эти части производили минирование в основном ночью, сбивая темп вражеского наступления.

Активное участие инженерные войска принимали в приспособлении зданий к обороне в самом городе, в строительстве огневых точек, убежищ и блиндажей. Всего за период в городе было построено около 2500 различных окопов, 200 дзотов, 370 броневых и железобетонных колпаков, 450 блиндажей и приспособлено к обороне 186 зданий.

Минно-взрывные заграждения оказались весьма эффективным средством в уличных боях. Так, например, группа минеров среди зданий, занятых противником в районе завода «Баррикады», установила 20 противотанковых мин, на которых на следующее же утро подорвалось два танка противника. В одном из зданий, которое гитлеровцы использовали в качестве наблюдательного пункта, саперами были установлены две мины замедленного действия. На следующий день мины взорвались, здание было разрушено, а под его развалинами погребены вражеские наблюдатели.

В ходе оборонительных боев саперы вели активную инженерную разведку самостоятельно, а также в составе органов общевойсковой разведки. Для инженерной разведки в тылу противника формировались группы 3-5 саперов, на которые помимо разведки возлагалась задача по устройству заграждений и производству разрушений. За время обороны в городе саперы-разведчики совершили более 30 вылазок в тыл противника.

Они не только добыли важные разведывательные сведения, но и установили несколько сот противотанковых мин, взорвали два склада взрывчатых веществ, шесть крупных емкостей с запасом воды и железнодорожное полотно на 16 участках.

В период строительства обороны на подступах к Сталинграду и в городе ведение боевых действий войск (переправа, обеспечение) осуществлялось с учетом речного транспорта. Тринадцать понтонных батальонов фронта обеспечивали переправы войск и различных грузов через реки Дон и Волгу. Важную задачу водоснабжения успешно выполняли 80-я рота полевого водоснабжения, 44, 45 и 50-я гидротехнические роты, оборудовавшие большое количество колодцев и организовывавшие в необходимых случаях подвоз и очистку воды.

Еще до того, как вражеские войска подошли к Сталинграду, на Волге в районе Дубовка, Рынок и Красная Слобода были оборудованы паромные переправы на баржах с грузовой площадью на 25-30 автомобилей каждая.

В середине августа в течение пяти дней у поселка Сталинградского тракторного завода был построен мост общей длиной 1258 м, из которых 466 м были на свайных и ряжевых опорах, а 792 м – на плавучих опорах из парка ДМП. Однако в связи с выходом противника к Волге севернее Сталинграда и появлением его вблизи моста 24 августа эстакадную часть моста пришлось взорвать, а понтонную отвести вниз по течению.

В начале боев за город в полосе обороны 62-й армии действовали четыре основные переправы. С выходом противника к Волге часть переправ пришлось свернуть. С конца сентября и до ледостава 62-я армия имела одну переправу в районе «Красный Октябрь». Эту переправу содержал 44-й понтонно-мостовой батальон, имея три парома из парка Н2П, три катера, баркас, шесть буксиров, шесть барж и три парохода.

Враг пытался парализовать движение через Волгу. Районы переправ подвергались налетам вражеской авиации и артиллерийско-минометным обстрелам. Достаточно сказать, что только в течение 26 октября на одну из сталинградских переправ противник сбросил до 100 авиабомб, выпустил 130 мин и более 120 артиллерийских снарядов.

Большие потери переправочных средств привели к необходимости организации лодочной переправы. Из саперных батальонов выделили гребцов, которые были сведены в шесть отрядов по шесть лодок в каждом. Эта лодочная переправа действовала с 26 октября по 12 ноября 1942 г. и сыграла большую роль. Кроме того, почти в каждом соединении действовали небольшие группы лодочников, которые днем и ночью в любых условиях погоды, презирая смерть, подвозили в Сталинград срочные грузы, эвакуировали тяжелораненых воинов. В особенно сложных условиях работала лодочная переправа между островом Зайцевский и расположением 138-й стрелковой дивизии. Несмотря на потери и огромные трудности, личный состав 327-го инженерного и 107-го понтонно-мостового батальонов своей героической работой обеспечивал регулярную доставку дивизии всего необходимого для ведения боя и эвакуации раненых.

С не меньшим напряжением действовали инженерные части по обеспечению переправ через Волгу в полосе 64-й армии, где начальником инженерных войск был генерал-майор инженерных войск Ю.В.Бордзиловский. Армейская переправа через Волгу находилась в районе Бекетовки и состояла из паромов тяжелого парка, нескольких пароходов, барж и лодок.

Успешному решению задачи инженерного обеспечения переправ через Волгу во многом способствовало: боевое содружество саперов и понтонеров с матросами Волжской военной флотилии и речного пароходства, тщательный отбор лодочных расчетов, их стойкость и мужество, хорошо продуманная организация работы на переправах с глубоким учетом конкретных условий обстановки.

Важной и весьма ответственной была деятельность инженерных войск по непосредственному участию в боях на улицах и в развалинах домов Сталинграда. Обеспечивая боевые действия войск в городе, саперы входили в состав штурмовых отрядов и блокировочных групп. Они подрывали развалины зданий, приспособленные противником к обороне, устраивали проходы в его заграждениях, вели подземно-минную борьбу.

С переходом Красной Армии в контрнаступление инженерные войска обеспечивали прорыв обороны противника (снятие минных заграждений, проделывание проходов в противотанковых рвах).

Проводили мероприятия по маскировке создаваемых для прорыва обороны крупных группировок войск. Готовили маршруты при создании ударных группировок и при выдвижении их к переднему краю обороны противника.

В ходе развития наступления обеспечивали преодоление рек и речушек, заболоченных участков, принимали участие в отражении контратак и контрударов путем устройства заграждений силами подвижных отрядов заграждений (ПОЗ). В зависимости от обстановки ПОЗ-ы создавались в полках и соединениях (дивизия, бригада), в том числе танковых, механизированных и кавалерийских, которые быстро прорывались в глубину обороны, захватывали и удерживали важные объекты. К примеру: 26-й танковый корпус (переименованный в 1-й гвардейский Донской танковый корпус) в ночь на 22 ноября 1942 г. захватил в Калач на Дону переправу через р. Дон и удерживал ее, применяя для этого и ПОЗ-ы бригад и корпуса. А в ночь на 23 ноября по этой переправе прошел 4-й танковый корпус и 23 ноября 1942 г. соединился в Советском с 4-м механизированным корпусом, завершив окружение более 330 тыс. группировки войск противника в районе Сталинграда. Удержание рубежей до подхода главных сил обеспечивалось войсками в т.ч. и с использованием ПОЗ-ов.

При отражении Котельниковского контрудара противника с целью деблокирования окруженных войск наши инженерные войска установили 13800 противотанковых и 2000 противопехотных мин.

На помощь окруженным гитлеровское командование перебросило по воздуху в Сталинград одиннадцать саперных батальонов РГК (45-й, 225-й, 294-й, 336-й, 501-й, 605-й, 652-й, 672-й, 685-й, 912-й, 925-й), которые с помощью мин укрепляли немецкую оборону. В период уничтожения окруженной группировки противника саперы Донского фронта сняли и уничтожили около 32 тыс. мин, фугасов и сюрпризов.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий войск в обороне под Москвой и Сталинградом показал дальнейшее возрастание роли инженерных заграждений, особенно минновзрывных. Последние стали приобретать оперативное значение. Практика создания и применения оперативных групп заграждения себя оправдала, и ее результаты были использованы и развиты в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны.

В контрнаступлении под Москвой и Сталинградом, и в ходе общего наступления советских войск довольно полно определился комплекс мероприятий инженерного обеспечения наступления и наметились основные тенденции боевого использования инженерных войск. Повысилась инженерная культура в войсках. Инженерные части и подразделения стали применяться более целеустремленно и в основном по своему прямому назначению.

Об авторе

 

Генерал-лейтенант в отставке Пономарев Анатолий Александрович родился 13 августа 1937 года.

В 1958 году закончил военное училище. В 1958-1966 годах проходил службу в инженерных частях на различных должностях в Краснознаменном Белорусском военном округе.

В 1966-1971 годах учился в Военной академии имени В.В.Куйбышева.

В последующем, с 1971 по 1975 год, командовал отдельным инженерно-саперным батальоном, понтонно-мостовым полком.

В 1975-1980 годах служил начальником инженерных войск 38 Армии.

В 1980-1981 годах в должности начальника инженерных войск 40 Армии выполнял интернациональный долг в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Начальник инженерных войск Краснознаменного Туркестанского военного округа (1982-1984 гг.), Группы советских войск в Германии (1984-1987 гг.), Юго-Западного Оперативного командования (1987-1988 гг.).

С 1989 по 1995 год возглавлял Штаб Гражданской обороны Республики Беларусь, выполнял основную задачу – ликвидация последствий аварии на ЧАЭС.

Награжден орденом «Красного Знамени», дважды орденом «Красной Звезды», орденом «За службу Родине в Вооруженных силах III степени», орденом «За спасение», орденами ДРА «Красное знамя», «Звезды III ст.».

В период битвы под Москвой

В составе действующей армии в начале Великой Отечественной войны находилось 9 инженерных, 9 понтонно-мостовых полков и 252 инженерных, саперных и понтонных батальона (в т.ч. и войсковых). Из военно-строительных частей и учреждений на западном направлении в составе советской армии состояло 23 управления начальника строительства (УНС), которые вместе с большинством инженерных частей занимались строительством укреплений на новой западной границе и поэтому с началом боевых действий организовано отойти не смогли. Необходимо было заново срочно и в большом количестве создавать их для соединений и объединений воюющей армии. К 1 октября 1941 г. в действующей армии было большое количество стрелковых дивизий, в составе каждой из них был саперный батальон двухротного состава. К концу первого года войны в военно-строительных частях сформировано 10 саперных армий по 3-5 бригад каждая. Бригада включала 15 саперных и 2 учебных батальона, автотракторный батальон и отряд механизации. Общая численность бригады достигла 10 тысяч человек.

Инженерные войска внесли весомый вклад в разгром немецко-фашистских войск в битве под Москвой. В ней принимало участие в общей сложности от 30 до 50 процентов инженерных частей армейского и фронтового подчинения. Они совместно с войсками Западного, Брянского и Резервного фронтов строили оборонительные сооружения на подступах к Москве, полукольцом вокруг Москвы, в Москве, севернее и южнее Москвы. Обеспечивали действия войск Красной Армии в оборонительных боях и в ходе контрнаступления. Еще 18 июля 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о строительстве оборонительных рубежей для прикрытия подступов к Москве на волоколамском, можайском и малоярославском направлениях. В тылу фронтов на дальних, а затем и ближних подступах к Москве, а позднее на окраинах столицы и в самом городе создавались стратегические оборонительные рубежи общей протяженностью до 10 тысяч километров и в глубину до 300 км. К концу сентября система рубежей включала Вяземскую и Можайскую линии обороны и Московскую зону обороны.

Основой оборонительных рубежей под Москвой являлись батальонные районы обороны (БРО). В них возводились железобетонные и деревоземляные закрытые огневые сооружения. Строились сооружения на командных пунктах, блиндажи, убежища и укрытия для личного состава. Противотанковые и противопехотные заграждения саперами устраивались с таким расчетом, чтобы каждый ротный опорный пункт был опоясан ими со всех сторон.

О масштабах оборонительных работ, развернувшихся тогда под Москвой, можно судить по Можайской линии обороны, занимавшей по фронту 220 км. Здесь было создано 224 батальонных района обороны с общим количеством 5586 км минных полей. Ядром строителей Можайской линии обороны были саперы. Здесь трудились более 20 инженерно-саперных батальонов, в помощь которым было придано 29 трудовых рабочих батальонов. Общее число строителей этой линии обороны на конец сентября 1941 года составляло 90-тысячную армию.

Можайская линия обороны состояла из трех полос. Передний край первой полосы, удаленный от Москвы на 120-130 км, проходил по рубежу: река Лама, Волоколамск, Ильинское, Детчина, Калуга, Тверь, Тула. Вторая полоса обороны оборудовалась на рубеже: Клин, Дорохово, Высокиничи. А третья – Хлебниково, Нахабино, Домодедово. Такие города, как Клин, Солнечногорск, Наро-Фоминск, Серпухов и другие, превращались в опорные пункты и узлы сопротивления. В системе Можайской обороны строились Волоколамский, Можайский, Малоярославский и Калужский полевые укрепленные районы.

Вяземская линия проходила в 250-300 км западнее Москвы по рубежу: Осташков, Селижарово, Оленине, Дорогобуж, Ельня, Жуковка, Брянск. Она включила в себя предполье глубиной 30-50 км и три оборонительные полосы с отсечными позициями между ними.

Крупные оборонительные работы были проведены в Московской зоне. Общая протяженность рубежей Московской зоны обороны достигала 1200 км. Руководил оборонительным строительством ее генерал-майор инженерных войск Е.В.Сысоев.

Московская зона обороны подготавливалась по решению ГКО СССР от 12 октября 1941 г. и включала полосу обеспечения и два рубежа. Основной рубеж проходил по линии: Хлебниково, Сходня, Звенигород, Кубинка, Наро-Фоминск и далее по р. Пахра до р. Москва. И городской, состоящий из трех оборонительных полос, – по окраинам Москвы. К обороне был подготовлен и город.

Кроме того, были оборудованы позиции флангового обеспечения, построенные к северу от Москвы – на восточном берегу канала имени Москвы и к югу от Москвы – на линии Подольск, Серпухов. Общая глубина местности, оборудовавшейся в инженерном отношении для обороны войск на московском направлении, достигала 300 км.

Таким образом, одной из важных задач инженерных и строительных частей в оборонительный период было создание с участием населения Москвы и Московской области оборонительных рубежей.

Кроме Вяземской, Можайской линий и Московской зоны обороны войска Западного, 24-й и 43-й армий Резервного и Брянского фронтов совершенствовали в инженерном отношении оборону на рубеже соприкосновения с противником. Силами этих войск были построены две полосы на глубину до 30-40 км от переднего края. Кроме войсковых инженерно-саперных частей и подразделений в решении этой задачи принимали инженерные части армейского и фронтового подчинения.

Работы по инженерному оборудованию полос обороны проводились под непосредственным руководством начальников инженерных управлений фронтов: Западного – генерал-майора инженерных войск М.П.Воробьева, Брянского – полковника А.Я.Калягина и Резервного – генерал-майора инженерных войск П.М.Подосека.

В целом возведенные укрепления оказали существенную помощь советским войскам, когда в октябре – ноябре 1941 г. развернулись ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками на подступах к столице нашей Родины.

Второй важной задачей инженерных войск как в период подготовки обороны, так и в ходе ее было создание заграждений всех видов, особенно минновзрывных и, прежде всего, противотанковых.

Для выполнения заградительных работ на дорогах, ведущих к Москве, было сформировано десять отрядов (по 50 саперов в каждом) из слушателей Военно-инженерной академии и курсантов Московского военно-инженерного училища под общим руководством заместителя начальника инженерного управления московской зоны обороны полковника М.С.Овчинникова. Отряды заграждений подготовили к взрыву искусственные сооружения на основных дорогах, заминировали вероятные пути движения вражеских танков, использовав при этом 23,5 тыс. мин и большое количество взрывчатых веществ.

Только на Вяземской линии обороны инженерные части Резервного фронта установили 81169 противотанковых мин.

Кроме минновзрывных, проволочных и других противопехотных заграждений были применены и электризуемые заграждения. Ранее они устанавливались на подступах к Луге и на других участках Ленинградского фронта. Под Москвой электризуемые заграждения были возведены в невиданных до сих пор масштабах – в полосе протяженностью более 150 км на участке обороны: Хлебниково, Нахабино, Красная Пахра, Подольск, Домодедово.

В августе развернулась подготовка водных заграждений. На Волге, в верхнем течении Днепра, на Протве, Гжати, Угре и других реках было построено тринадцать плотин. Работы выполнялись силами местного населения и организациями Главгидростроя под общим руководством группы специалистов-гидротехников из профессорско-преподавательского состава Военно-инженерной академии.

Заблаговременно подготовленные оборонительные линии и рубежи сыграли важную роль в сражениях, развернувшихся на подступах к Москве. Опираясь на них, советские войска в упорных боях изматывали и обескровливали противника, наносили ему потери и в результате остановили врага, а затем перешли в контрнаступление.

Важную роль саперы сыграли в борьбе с немецкой армией на ближних подступах к Москве. Была сформирована крупная оперативная группа по устройству заграждений в составе шести инженерных батальонов. Эта группа, разделенная на три отряда, прикрывала заграждениями участок от г. Клин до Московского водохранилища, действовала в полосе Ленинградского шоссе. За вторую половину ноября группой оперативных заграждений было взорвано и сожжено 310 мостов, устроено около 400 завалов на дорогах, установлено более 53 тыс. различных мин и фугасов, в том числе управляемых по проводам. По неполным данным на этих минах подорвались 408 бронемашин и 43 танка противника.

В ходе оборонительных операций инженерные части Западного, Резервного и Брянского фронтов принимали активное участие в боевых действиях по срыву танковых атак противника. Так, например, 25 октября в полосе 316-й стреловой дивизии 16-й армии в районе Спас-Рюховского (12 км южнее Волоколамска) 289-й противотанковый артиллерийский полк, 579-й отдельный саперный батальон и рота 42-го отдельного моторизованного инженерного батальона успешно отразили массированную танковую атаку врага. Саперы имели подвижный запас мин (2600) и, взаимодействуя с противотанковым артиллерийским полком, устанавливали их на направлениях движения танков противника. В результате успешных действий артиллеристов и саперов было уничтожено 59 танков врага.

Неожиданностью для противника в это время было применение специальными подразделениями наших инженерных войск мин и фугасов замедленного действия и управляемых по радио фугасов. В октябре 1941 г. в тылу противника было взорвано несколько хорошо охраняемых мостов и других важны объектов.

В первых числах ноября наступление противника на Москву, начатое 30 сентября, было остановлено почти на всех направлениях. Оно разбилось о величайшую стойкость и выдержку советских воинов, беспримерное мужество народа, глубоко верившего в победу правого дела. В срыве первого наступления фашистских войск на Москву достойное место принадлежит и воинам инженерных войск.

В середине ноября гитлеровские войска возобновили наступление на Москву. В процессе дальнейшего совершенствования обороны на московском направлении, и особенно во время паузы между первым и вторым наступлением гитлеровских войск, особое внимание было обращено на дальнейшее усиление противотанковой обороны.

В силу недостатка минновзрывных средств, которые являлись наиболее эффективным заграждением против атакующих танков противника, пришлось все в более широком масштабе на подступах к Москве возводить противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, лесные и минированные завалы, противотанковые ежи и надолбы. Общая длина лесных завалов, возведенных под Москвой, составила 1500 пог.км, а фортификационных противотанковых заграждений – около 600 пог.км.

Большую часть в срыве наступления противника и в изматывании его ударных группировок сыграли созданные по решению Ставки Верховного Главнокомандования от 17 ноября 1941 г. две оперативно-инженерные группы по устройству заграждений.

Успешно действовала на стыке Западного и Юго-Западного фронтов оперативная группа заграждений в составе 9 инженерных батальонов под командованием генерал-майора инженерных войск В.Ф.Зотова. В районах Каширы, Ряжска, Рязани она установила свыше 100 минных полей.

Анализируя опыт применения советскими войсками инженерных заграждений, командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков в декабре 1941 г. отмечал, что применение противотанковых мин дает все больший эффект. Это объясняется прежде всего тем, что в последних боях значительно улучшилось взаимодействие с саперными частями на поле боя.

В боях под Москвой инженерные войска приобрели разносторонний опыт оборудования в инженерном отношении оборонительных полос и рубежей на широком фронте и применения заграждений. Личный состав, подразделения и части показали высокие образцы мужества, проявили массовый героизм.

К началу перехода в контрнаступление Западного и Калининского фронтов в составе инженерных войск армейского и фронтового подчинения были 19 инженерных, 19 саперных и 6 понтонных батальонов. В составе общевойсковых частей и соединений к этому времени находились: в стрелковых полках и бригадах – саперные роты, в каждой стрелковой дивизии – саперный батальон. Кроме того, в составе западного фронта была 1-я саперная армия, имевшая 10 бригад по 8 батальонов в каждой.

В ходе контрнаступления под Москвой, как и во всех зимних наступательных операциях 1941-1942 гг., основными, наиболее характерными задачами инженерных войск было обеспечение прорыва обороны противника и продвижения наступающих войск в оперативной глубине; отражение контратак и контрударов противника; закрепление достигнутых рубежей; разрушение коммуникаций в тылу противника; выполнение маскировочных мероприятий; участие в штурме сильных укреплений и опорных пунктов противника; устройство и содержание путей подвоза и эвакуации.

Для выполнения этих задач каждая общевойсковая армия имела в своем составе кроме войсковых саперных частей и подразделений один-два инженерных (саперных) батальона. Армии, действующие на направлении главного удара фронта, получали на усиление два-три инженерных батальона, а где нужно – и понтонные батальоны.

С началом отхода войска противника стали особенно широко применять минновзрывные заграждения и всякого рода разрушения. Поэтому в ряде случаев инженерным подразделениям приходилось идти впереди наступающих танков, разведывая и снимая мины противника (146-й отдельный саперный батальон 16-й армии в районе Подпорино, Хованское, Еремеево, что в 10 км юго-западнее Крюково).

В последующем, при развитии наступления, благодаря героическим усилиям 103-го отдельного инженерного батальона и 269-го отдельного саперного батальона войска 49-й армии без задержек переправились через реки Протва и Ока, в результате чего создались благоприятные условия для стремительного преследования и овладения с ходу крупным узлом дорог и областным центром – городом Калуга. В ходе преследования противника и при бое за Калугу 20-30 декабря 1941 г. образцы выдержки и умения показали саперы 557-го саперного батальона. Они в течение трех дней проложили 140 км колонного пути, построили и восстановили шесть мостов.

Таким образом, советские инженерные войска внесли большой вклад в дело разгрома фашистских армий в битве под Москвой и в общее наступление наших войск на Западном направлении.

 

В период Сталинградской битвы

В Сталинградской битве инженерные войска изыскали новые формы и методы инженерного обеспечения боевых действий Красной Армии при обороне крупного города стратегического значения на подступах и в городе в полуокружении. Приложили много усилий при обеспечении прорыва обороны противника в ходе контрнаступления, окружения и уничтожения крупной группировки противника и развитии наступления, тесно взаимодействуя со стрелковыми и танковыми соединениями.

В первой половине 1942 г. в Красной Армии проведено совершенствование инженерных войск (Начальник инженерных войск генерал-майор инженерных войск М.П.Воробьев, начальник штаба генерал-майор инженерных войск Г.С.Назаров). Сформированы бригады специального назначения (5-7 батальонов инженерных заграждений, 1-2 электротехнических, батальон спецминирования, отряд электрификации и механических работ, рота управления). Начато формирование понтонно-мостовой бригады (3-7 понтонно-мостовых батальонов, оснащенных парками Н2П и ДМП грузоподъемностью до 50 тонн). Сформированы: тяжелый понтонно-мостовой полк двухбатальонного состава, оснащенный тяжелым мостовым парком (ТМП) грузоподъемностью до 100 тонн, пять отдельных рот фугасных огнеметов, несколько рот полевого водоснабжения, отряд глубокого бурения.

Это позволило более эффективно осуществлять все виды инженерного обеспечения войск. Особенно в городе, в который были перерезаны сухопутные пути снабжения войск и оставшегося рабочего населения, эвакуации раненых, обеспечение боевых действий войск, оборонявших город.

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск к Сталинграду с начала июня на пространстве между большой излучиной Дона и нижней Волгой инженерные войска в спешном порядке развертывали строительство четырех оборонительных полос полукольцевого начертания, фланги которых упирались в Волгу севернее и южнее города. Общая протяженность Сталинградских рубежей составила 1200 км. На них планировалось оборудование 477 батальонных районов обороны.

Однако к началу сражения под Сталинградом сплошных оборонительных позиций создать не удалось и оборона была очаговой. Особое внимание при строительстве оборонительных рубежей уделялось созданию заграждений: было отрыто 116 км противотанковых рвов и эскарпов, установлено более 200 тысяч мин, поставлено десятки сотен металлически ежей, надолбов, устроено около 11 км проволочных заграждений.

В ожесточенных боях с противником войска 62-й и 64-й армий, оборонявшие город и подступы, широко применяли армейские отряды заграждений, дивизионные инженерные резервы, которые выдвигались на угрожаемые направления для минирования узлов дорог, прикрытия флангов и стыков обороняющихся войск, чем сковывали маневр врага и вынуждали его нести потери. К 30 июля 62-я армия установила 31 тыс. противотанковых и 20 тыс. противопехотных мин. Средняя плотность минирования в полосе армии составляла 345 противотанковых и 217 противопехотных мин на 1 км фронта.

С конца июля – начала августа 1942 года, когда 14-й танковый корпус противника подходил к Волге и северной окраине Сталинграда, а его 4-я танковая армия с юго-запада подошла к первому городскому оборонительному рубежу, инженерные войска приняли участие в борьбе с ними. Во время вражеских атак саперы устанавливали мины на боевых курсах танков противника, часто подбрасывая их прямо под гусеницы. Для устройства заграждений в предполье внешнего (первого) оборонительного обвода на рубеже реки Аксай была использована оперативная группа заграждений в составе 48-го инженерного, 11-го и 120-го моторизованных, а также несколько отдельно действовавших инженерных батальонов.

Большую роль в срыве атак 4-й танковой армии гитлеровцев сыграла оперативная группа заграждений резерва Верховного Главнокомандования под командованием полковника Я.М.Рабиновича. В течение августа эта группа в составе 1581-й, 1593-й. 1602-й и 1615-й саперных батальонов, установила 140 тыс. мин, 80 фугасов, а после отхода наших войск подорвала 19 мостов. На минных полях, противник потерял 53 танка и много другой боевой техники.

В полосе 64-й армии успешно применялись подвижные отряды заграждений. Так, навстречу противнику, наступающему в направлении
ст. Тундутово, были выдвинуты подразделения 1504-го саперного батальона, которые быстро установили около 1000 мин. Точно также при попытках гитлеровцев прорваться к ст. Тингута навстречу им выдвигались 1504-й саперный и 119-й моторизованный инженерный батальоны. Эти части производили минирование в основном ночью, сбивая темп вражеского наступления.

Активное участие инженерные войска принимали в приспособлении зданий к обороне в самом городе, в строительстве огневых точек, убежищ и блиндажей. Всего за период в городе было построено около 2500 различных окопов, 200 дзотов, 370 броневых и железобетонных колпаков, 450 блиндажей и приспособлено к обороне 186 зданий.

Минно-взрывные заграждения оказались весьма эффективным средством в уличных боях. Так, например, группа минеров среди зданий, занятых противником в районе завода «Баррикады», установила 20 противотанковых мин, на которых на следующее же утро подорвалось два танка противника. В одном из зданий, которое гитлеровцы использовали в качестве наблюдательного пункта, саперами были установлены две мины замедленного действия. На следующий день мины взорвались, здание было разрушено, а под его развалинами погребены вражеские наблюдатели.

В ходе оборонительных боев саперы вели активную инженерную разведку самостоятельно, а также в составе органов общевойсковой разведки. Для инженерной разведки в тылу противника формировались группы 3-5 саперов, на которые помимо разведки возлагалась задача по устройству заграждений и производству разрушений. За время обороны в городе саперы-разведчики совершили более 30 вылазок в тыл противника.

Они не только добыли важные разведывательные сведения, но и установили несколько сот противотанковых мин, взорвали два склада взрывчатых веществ, шесть крупных емкостей с запасом воды и железнодорожное полотно на 16 участках.

В период строительства обороны на подступах к Сталинграду и в городе ведение боевых действий войск (переправа, обеспечение) осуществлялось с учетом речного транспорта. Тринадцать понтонных батальонов фронта обеспечивали переправы войск и различных грузов через реки Дон и Волгу. Важную задачу водоснабжения успешно выполняли 80-я рота полевого водоснабжения, 44, 45 и 50-я гидротехнические роты, оборудовавшие большое количество колодцев и организовывавшие в необходимых случаях подвоз и очистку воды.

Еще до того, как вражеские войска подошли к Сталинграду, на Волге в районе Дубовка, Рынок и Красная Слобода были оборудованы паромные переправы на баржах с грузовой площадью на 25-30 автомобилей каждая.

В середине августа в течение пяти дней у поселка Сталинградского тракторного завода был построен мост общей длиной 1258 м, из которых 466 м были на свайных и ряжевых опорах, а 792 м – на плавучих опорах из парка ДМП. Однако в связи с выходом противника к Волге севернее Сталинграда и появлением его вблизи моста 24 августа эстакадную часть моста пришлось взорвать, а понтонную отвести вниз по течению.

В начале боев за город в полосе обороны 62-й армии действовали четыре основные переправы. С выходом противника к Волге часть переправ пришлось свернуть. С конца сентября и до ледостава 62-я армия имела одну переправу в районе «Красный Октябрь». Эту переправу содержал 44-й понтонно-мостовой батальон, имея три парома из парка Н2П, три катера, баркас, шесть буксиров, шесть барж и три парохода.

Враг пытался парализовать движение через Волгу. Районы переправ подвергались налетам вражеской авиации и артиллерийско-минометным обстрелам. Достаточно сказать, что только в течение 26 октября на одну из сталинградских переправ противник сбросил до 100 авиабомб, выпустил 130 мин и более 120 артиллерийских снарядов.

Большие потери переправочных средств привели к необходимости организации лодочной переправы. Из саперных батальонов выделили гребцов, которые были сведены в шесть отрядов по шесть лодок в каждом. Эта лодочная переправа действовала с 26 октября по 12 ноября 1942 г. и сыграла большую роль. Кроме того, почти в каждом соединении действовали небольшие группы лодочников, которые днем и ночью в любых условиях погоды, презирая смерть, подвозили в Сталинград срочные грузы, эвакуировали тяжелораненых воинов. В особенно сложных условиях работала лодочная переправа между островом Зайцевский и расположением 138-й стрелковой дивизии. Несмотря на потери и огромные трудности, личный состав 327-го инженерного и 107-го понтонно-мостового батальонов своей героической работой обеспечивал регулярную доставку дивизии всего необходимого для ведения боя и эвакуации раненых.

С не меньшим напряжением действовали инженерные части по обеспечению переправ через Волгу в полосе 64-й армии, где начальником инженерных войск был генерал-майор инженерных войск Ю.В.Бордзиловский. Армейская переправа через Волгу находилась в районе Бекетовки и состояла из паромов тяжелого парка, нескольких пароходов, барж и лодок.

Успешному решению задачи инженерного обеспечения переправ через Волгу во многом способствовало: боевое содружество саперов и понтонеров с матросами Волжской военной флотилии и речного пароходства, тщательный отбор лодочных расчетов, их стойкость и мужество, хорошо продуманная организация работы на переправах с глубоким учетом конкретных условий обстановки.

Важной и весьма ответственной была деятельность инженерных войск по непосредственному участию в боях на улицах и в развалинах домов Сталинграда. Обеспечивая боевые действия войск в городе, саперы входили в состав штурмовых отрядов и блокировочных групп. Они подрывали развалины зданий, приспособленные противником к обороне, устраивали проходы в его заграждениях, вели подземно-минную борьбу.

С переходом Красной Армии в контрнаступление инженерные войска обеспечивали прорыв обороны противника (снятие минных заграждений, проделывание проходов в противотанковых рвах).

Проводили мероприятия по маскировке создаваемых для прорыва обороны крупных группировок войск. Готовили маршруты при создании ударных группировок и при выдвижении их к переднему краю обороны противника.

В ходе развития наступления обеспечивали преодоление рек и речушек, заболоченных участков, принимали участие в отражении контратак и контрударов путем устройства заграждений силами подвижных отрядов заграждений (ПОЗ). В зависимости от обстановки ПОЗ-ы создавались в полках и соединениях (дивизия, бригада), в том числе танковых, механизированных и кавалерийских, которые быстро прорывались в глубину обороны, захватывали и удерживали важные объекты. К примеру: 26-й танковый корпус (переименованный в 1-й гвардейский Донской танковый корпус) в ночь на 22 ноября 1942 г. захватил в Калач на Дону переправу через р. Дон и удерживал ее, применяя для этого и ПОЗ-ы бригад и корпуса. А в ночь на 23 ноября по этой переправе прошел 4-й танковый корпус и 23 ноября 1942 г. соединился в Советском с 4-м механизированным корпусом, завершив окружение более 330 тыс. группировки войск противника в районе Сталинграда. Удержание рубежей до подхода главных сил обеспечивалось войсками в т.ч. и с использованием ПОЗ-ов.

При отражении Котельниковского контрудара противника с целью деблокирования окруженных войск наши инженерные войска установили 13800 противотанковых и 2000 противопехотных мин.

На помощь окруженным гитлеровское командование перебросило по воздуху в Сталинград одиннадцать саперных батальонов РГК (45-й, 225-й, 294-й, 336-й, 501-й, 605-й, 652-й, 672-й, 685-й, 912-й, 925-й), которые с помощью мин укрепляли немецкую оборону. В период уничтожения окруженной группировки противника саперы Донского фронта сняли и уничтожили около 32 тыс. мин, фугасов и сюрпризов.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий войск в обороне под Москвой и Сталинградом показал дальнейшее возрастание роли инженерных заграждений, особенно минновзрывных. Последние стали приобретать оперативное значение. Практика создания и применения оперативных групп заграждения себя оправдала, и ее результаты были использованы и развиты в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны.

В контрнаступлении под Москвой и Сталинградом, и в ходе общего наступления советских войск довольно полно определился комплекс мероприятий инженерного обеспечения наступления и наметились основные тенденции боевого использования инженерных войск. Повысилась инженерная культура в войсках. Инженерные части и подразделения стали применяться более целеустремленно и в основном по своему прямому назначению.

Об авторе

 

Генерал-лейтенант в отставке Пономарев Анатолий Александрович родился 13 августа 1937 года.

В 1958 году закончил военное училище. В 1958-1966 годах проходил службу в инженерных частях на различных должностях в Краснознаменном Белорусском военном округе.

В 1966-1971 годах учился в Военной академии имени В.В.Куйбышева.

В последующем, с 1971 по 1975 год, командовал отдельным инженерно-саперным батальоном, понтонно-мостовым полком.

В 1975-1980 годах служил начальником инженерных войск 38 Армии.

В 1980-1981 годах в должности начальника инженерных войск 40 Армии выполнял интернациональный долг в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Начальник инженерных войск Краснознаменного Туркестанского военного округа (1982-1984 гг.), Группы советских войск в Германии (1984-1987 гг.), Юго-Западного Оперативного командования (1987-1988 гг.).

С 1989 по 1995 год возглавлял Штаб Гражданской обороны Республики Беларусь, выполнял основную задачу – ликвидация последствий аварии на ЧАЭС.

Награжден орденом «Красного Знамени», дважды орденом «Красной Звезды», орденом «За службу Родине в Вооруженных силах III степени», орденом «За спасение», орденами ДРА «Красное знамя», «Звезды III ст.».

В период битвы под Москвой

В составе действующей армии в начале Великой Отечественной войны находилось 9 инженерных, 9 понтонно-мостовых полков и 252 инженерных, саперных и понтонных батальона (в т.ч. и войсковых). Из военно-строительных частей и учреждений на западном направлении в составе советской армии состояло 23 управления начальника строительства (УНС), которые вместе с большинством инженерных частей занимались строительством укреплений на новой западной границе и поэтому с началом боевых действий организовано отойти не смогли. Необходимо было заново срочно и в большом количестве создавать их для соединений и объединений воюющей армии. К 1 октября 1941 г. в действующей армии было большое количество стрелковых дивизий, в составе каждой из них был саперный батальон двухротного состава. К концу первого года войны в военно-строительных частях сформировано 10 саперных армий по 3-5 бригад каждая. Бригада включала 15 саперных и 2 учебных батальона, автотракторный батальон и отряд механизации. Общая численность бригады достигла 10 тысяч человек.

Инженерные войска внесли весомый вклад в разгром немецко-фашистских войск в битве под Москвой. В ней принимало участие в общей сложности от 30 до 50 процентов инженерных частей армейского и фронтового подчинения. Они совместно с войсками Западного, Брянского и Резервного фронтов строили оборонительные сооружения на подступах к Москве, полукольцом вокруг Москвы, в Москве, севернее и южнее Москвы. Обеспечивали действия войск Красной Армии в оборонительных боях и в ходе контрнаступления. Еще 18 июля 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о строительстве оборонительных рубежей для прикрытия подступов к Москве на волоколамском, можайском и малоярославском направлениях. В тылу фронтов на дальних, а затем и ближних подступах к Москве, а позднее на окраинах столицы и в самом городе создавались стратегические оборонительные рубежи общей протяженностью до 10 тысяч километров и в глубину до 300 км. К концу сентября система рубежей включала Вяземскую и Можайскую линии обороны и Московскую зону обороны.

Основой оборонительных рубежей под Москвой являлись батальонные районы обороны (БРО). В них возводились железобетонные и деревоземляные закрытые огневые сооружения. Строились сооружения на командных пунктах, блиндажи, убежища и укрытия для личного состава. Противотанковые и противопехотные заграждения саперами устраивались с таким расчетом, чтобы каждый ротный опорный пункт был опоясан ими со всех сторон.

О масштабах оборонительных работ, развернувшихся тогда под Москвой, можно судить по Можайской линии обороны, занимавшей по фронту 220 км. Здесь было создано 224 батальонных района обороны с общим количеством 5586 км минных полей. Ядром строителей Можайской линии обороны были саперы. Здесь трудились более 20 инженерно-саперных батальонов, в помощь которым было придано 29 трудовых рабочих батальонов. Общее число строителей этой линии обороны на конец сентября 1941 года составляло 90-тысячную армию.

Можайская линия обороны состояла из трех полос. Передний край первой полосы, удаленный от Москвы на 120-130 км, проходил по рубежу: река Лама, Волоколамск, Ильинское, Детчина, Калуга, Тверь, Тула. Вторая полоса обороны оборудовалась на рубеже: Клин, Дорохово, Высокиничи. А третья – Хлебниково, Нахабино, Домодедово. Такие города, как Клин, Солнечногорск, Наро-Фоминск, Серпухов и другие, превращались в опорные пункты и узлы сопротивления. В системе Можайской обороны строились Волоколамский, Можайский, Малоярославский и Калужский полевые укрепленные районы.

Вяземская линия проходила в 250-300 км западнее Москвы по рубежу: Осташков, Селижарово, Оленине, Дорогобуж, Ельня, Жуковка, Брянск. Она включила в себя предполье глубиной 30-50 км и три оборонительные полосы с отсечными позициями между ними.

Крупные оборонительные работы были проведены в Московской зоне. Общая протяженность рубежей Московской зоны обороны достигала 1200 км. Руководил оборонительным строительством ее генерал-майор инженерных войск Е.В.Сысоев.

Московская зона обороны подготавливалась по решению ГКО СССР от 12 октября 1941 г. и включала полосу обеспечения и два рубежа. Основной рубеж проходил по линии: Хлебниково, Сходня, Звенигород, Кубинка, Наро-Фоминск и далее по р. Пахра до р. Москва. И городской, состоящий из трех оборонительных полос, – по окраинам Москвы. К обороне был подготовлен и город.

Кроме того, были оборудованы позиции флангового обеспечения, построенные к северу от Москвы – на восточном берегу канала имени Москвы и к югу от Москвы – на линии Подольск, Серпухов. Общая глубина местности, оборудовавшейся в инженерном отношении для обороны войск на московском направлении, достигала 300 км.

Таким образом, одной из важных задач инженерных и строительных частей в оборонительный период было создание с участием населения Москвы и Московской области оборонительных рубежей.

Кроме Вяземской, Можайской линий и Московской зоны обороны войска Западного, 24-й и 43-й армий Резервного и Брянского фронтов совершенствовали в инженерном отношении оборону на рубеже соприкосновения с противником. Силами этих войск были построены две полосы на глубину до 30-40 км от переднего края. Кроме войсковых инженерно-саперных частей и подразделений в решении этой задачи принимали инженерные части армейского и фронтового подчинения.

Работы по инженерному оборудованию полос обороны проводились под непосредственным руководством начальников инженерных управлений фронтов: Западного – генерал-майора инженерных войск М.П.Воробьева, Брянского – полковника А.Я.Калягина и Резервного – генерал-майора инженерных войск П.М.Подосека.

В целом возведенные укрепления оказали существенную помощь советским войскам, когда в октябре – ноябре 1941 г. развернулись ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками на подступах к столице нашей Родины.

Второй важной задачей инженерных войск как в период подготовки обороны, так и в ходе ее было создание заграждений всех видов, особенно минновзрывных и, прежде всего, противотанковых.

Для выполнения заградительных работ на дорогах, ведущих к Москве, было сформировано десять отрядов (по 50 саперов в каждом) из слушателей Военно-инженерной академии и курсантов Московского военно-инженерного училища под общим руководством заместителя начальника инженерного управления московской зоны обороны полковника М.С.Овчинникова. Отряды заграждений подготовили к взрыву искусственные сооружения на основных дорогах, заминировали вероятные пути движения вражеских танков, использовав при этом 23,5 тыс. мин и большое количество взрывчатых веществ.

Только на Вяземской линии обороны инженерные части Резервного фронта установили 81169 противотанковых мин.

Кроме минновзрывных, проволочных и других противопехотных заграждений были применены и электризуемые заграждения. Ранее они устанавливались на подступах к Луге и на других участках Ленинградского фронта. Под Москвой электризуемые заграждения были возведены в невиданных до сих пор масштабах – в полосе протяженностью более 150 км на участке обороны: Хлебниково, Нахабино, Красная Пахра, Подольск, Домодедово.

В августе развернулась подготовка водных заграждений. На Волге, в верхнем течении Днепра, на Протве, Гжати, Угре и других реках было построено тринадцать плотин. Работы выполнялись силами местного населения и организациями Главгидростроя под общим руководством группы специалистов-гидротехников из профессорско-преподавательского состава Военно-инженерной академии.

Заблаговременно подготовленные оборонительные линии и рубежи сыграли важную роль в сражениях, развернувшихся на подступах к Москве. Опираясь на них, советские войска в упорных боях изматывали и обескровливали противника, наносили ему потери и в результате остановили врага, а затем перешли в контрнаступление.

Важную роль саперы сыграли в борьбе с немецкой армией на ближних подступах к Москве. Была сформирована крупная оперативная группа по устройству заграждений в составе шести инженерных батальонов. Эта группа, разделенная на три отряда, прикрывала заграждениями участок от г. Клин до Московского водохранилища, действовала в полосе Ленинградского шоссе. За вторую половину ноября группой оперативных заграждений было взорвано и сожжено 310 мостов, устроено около 400 завалов на дорогах, установлено более 53 тыс. различных мин и фугасов, в том числе управляемых по проводам. По неполным данным на этих минах подорвались 408 бронемашин и 43 танка противника.

В ходе оборонительных операций инженерные части Западного, Резервного и Брянского фронтов принимали активное участие в боевых действиях по срыву танковых атак противника. Так, например, 25 октября в полосе 316-й стреловой дивизии 16-й армии в районе Спас-Рюховского (12 км южнее Волоколамска) 289-й противотанковый артиллерийский полк, 579-й отдельный саперный батальон и рота 42-го отдельного моторизованного инженерного батальона успешно отразили массированную танковую атаку врага. Саперы имели подвижный запас мин (2600) и, взаимодействуя с противотанковым артиллерийским полком, устанавливали их на направлениях движения танков противника. В результате успешных действий артиллеристов и саперов было уничтожено 59 танков врага.

Неожиданностью для противника в это время было применение специальными подразделениями наших инженерных войск мин и фугасов замедленного действия и управляемых по радио фугасов. В октябре 1941 г. в тылу противника было взорвано несколько хорошо охраняемых мостов и других важны объектов.

В первых числах ноября наступление противника на Москву, начатое 30 сентября, было остановлено почти на всех направлениях. Оно разбилось о величайшую стойкость и выдержку советских воинов, беспримерное мужество народа, глубоко верившего в победу правого дела. В срыве первого наступления фашистских войск на Москву достойное место принадлежит и воинам инженерных войск.

В середине ноября гитлеровские войска возобновили наступление на Москву. В процессе дальнейшего совершенствования обороны на московском направлении, и особенно во время паузы между первым и вторым наступлением гитлеровских войск, особое внимание было обращено на дальнейшее усиление противотанковой обороны.

В силу недостатка минновзрывных средств, которые являлись наиболее эффективным заграждением против атакующих танков противника, пришлось все в более широком масштабе на подступах к Москве возводить противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, лесные и минированные завалы, противотанковые ежи и надолбы. Общая длина лесных завалов, возведенных под Москвой, составила 1500 пог.км, а фортификационных противотанковых заграждений – около 600 пог.км.

Большую часть в срыве наступления противника и в изматывании его ударных группировок сыграли созданные по решению Ставки Верховного Главнокомандования от 17 ноября 1941 г. две оперативно-инженерные группы по устройству заграждений.

Успешно действовала на стыке Западного и Юго-Западного фронтов оперативная группа заграждений в составе 9 инженерных батальонов под командованием генерал-майора инженерных войск В.Ф.Зотова. В районах Каширы, Ряжска, Рязани она установила свыше 100 минных полей.

Анализируя опыт применения советскими войсками инженерных заграждений, командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков в декабре 1941 г. отмечал, что применение противотанковых мин дает все больший эффект. Это объясняется прежде всего тем, что в последних боях значительно улучшилось взаимодействие с саперными частями на поле боя.

В боях под Москвой инженерные войска приобрели разносторонний опыт оборудования в инженерном отношении оборонительных полос и рубежей на широком фронте и применения заграждений. Личный состав, подразделения и части показали высокие образцы мужества, проявили массовый героизм.

К началу перехода в контрнаступление Западного и Калининского фронтов в составе инженерных войск армейского и фронтового подчинения были 19 инженерных, 19 саперных и 6 понтонных батальонов. В составе общевойсковых частей и соединений к этому времени находились: в стрелковых полках и бригадах – саперные роты, в каждой стрелковой дивизии – саперный батальон. Кроме того, в составе западного фронта была 1-я саперная армия, имевшая 10 бригад по 8 батальонов в каждой.

В ходе контрнаступления под Москвой, как и во всех зимних наступательных операциях 1941-1942 гг., основными, наиболее характерными задачами инженерных войск было обеспечение прорыва обороны противника и продвижения наступающих войск в оперативной глубине; отражение контратак и контрударов противника; закрепление достигнутых рубежей; разрушение коммуникаций в тылу противника; выполнение маскировочных мероприятий; участие в штурме сильных укреплений и опорных пунктов противника; устройство и содержание путей подвоза и эвакуации.

Для выполнения этих задач каждая общевойсковая армия имела в своем составе кроме войсковых саперных частей и подразделений один-два инженерных (саперных) батальона. Армии, действующие на направлении главного удара фронта, получали на усиление два-три инженерных батальона, а где нужно – и понтонные батальоны.

С началом отхода войска противника стали особенно широко применять минновзрывные заграждения и всякого рода разрушения. Поэтому в ряде случаев инженерным подразделениям приходилось идти впереди наступающих танков, разведывая и снимая мины противника (146-й отдельный саперный батальон 16-й армии в районе Подпорино, Хованское, Еремеево, что в 10 км юго-западнее Крюково).

В последующем, при развитии наступления, благодаря героическим усилиям 103-го отдельного инженерного батальона и 269-го отдельного саперного батальона войска 49-й армии без задержек переправились через реки Протва и Ока, в результате чего создались благоприятные условия для стремительного преследования и овладения с ходу крупным узлом дорог и областным центром – городом Калуга. В ходе преследования противника и при бое за Калугу 20-30 декабря 1941 г. образцы выдержки и умения показали саперы 557-го саперного батальона. Они в течение трех дней проложили 140 км колонного пути, построили и восстановили шесть мостов.

Таким образом, советские инженерные войска внесли большой вклад в дело разгрома фашистских армий в битве под Москвой и в общее наступление наших войск на Западном направлении.

 

В период Сталинградской битвы

В Сталинградской битве инженерные войска изыскали новые формы и методы инженерного обеспечения боевых действий Красной Армии при обороне крупного города стратегического значения на подступах и в городе в полуокружении. Приложили много усилий при обеспечении прорыва обороны противника в ходе контрнаступления, окружения и уничтожения крупной группировки противника и развитии наступления, тесно взаимодействуя со стрелковыми и танковыми соединениями.

В первой половине 1942 г. в Красной Армии проведено совершенствование инженерных войск (Начальник инженерных войск генерал-майор инженерных войск М.П.Воробьев, начальник штаба генерал-майор инженерных войск Г.С.Назаров). Сформированы бригады специального назначения (5-7 батальонов инженерных заграждений, 1-2 электротехнических, батальон спецминирования, отряд электрификации и механических работ, рота управления). Начато формирование понтонно-мостовой бригады (3-7 понтонно-мостовых батальонов, оснащенных парками Н2П и ДМП грузоподъемностью до 50 тонн). Сформированы: тяжелый понтонно-мостовой полк двухбатальонного состава, оснащенный тяжелым мостовым парком (ТМП) грузоподъемностью до 100 тонн, пять отдельных рот фугасных огнеметов, несколько рот полевого водоснабжения, отряд глубокого бурения.

Это позволило более эффективно осуществлять все виды инженерного обеспечения войск. Особенно в городе, в который были перерезаны сухопутные пути снабжения войск и оставшегося рабочего населения, эвакуации раненых, обеспечение боевых действий войск, оборонявших город.

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск к Сталинграду с начала июня на пространстве между большой излучиной Дона и нижней Волгой инженерные войска в спешном порядке развертывали строительство четырех оборонительных полос полукольцевого начертания, фланги которых упирались в Волгу севернее и южнее города. Общая протяженность Сталинградских рубежей составила 1200 км. На них планировалось оборудование 477 батальонных районов обороны.

Однако к началу сражения под Сталинградом сплошных оборонительных позиций создать не удалось и оборона была очаговой. Особое внимание при строительстве оборонительных рубежей уделялось созданию заграждений: было отрыто 116 км противотанковых рвов и эскарпов, установлено более 200 тысяч мин, поставлено десятки сотен металлически ежей, надолбов, устроено около 11 км проволочных заграждений.

В ожесточенных боях с противником войска 62-й и 64-й армий, оборонявшие город и подступы, широко применяли армейские отряды заграждений, дивизионные инженерные резервы, которые выдвигались на угрожаемые направления для минирования узлов дорог, прикрытия флангов и стыков обороняющихся войск, чем сковывали маневр врага и вынуждали его нести потери. К 30 июля 62-я армия установила 31 тыс. противотанковых и 20 тыс. противопехотных мин. Средняя плотность минирования в полосе армии составляла 345 противотанковых и 217 противопехотных мин на 1 км фронта.

С конца июля – начала августа 1942 года, когда 14-й танковый корпус противника подходил к Волге и северной окраине Сталинграда, а его 4-я танковая армия с юго-запада подошла к первому городскому оборонительному рубежу, инженерные войска приняли участие в борьбе с ними. Во время вражеских атак саперы устанавливали мины на боевых курсах танков противника, часто подбрасывая их прямо под гусеницы. Для устройства заграждений в предполье внешнего (первого) оборонительного обвода на рубеже реки Аксай была использована оперативная группа заграждений в составе 48-го инженерного, 11-го и 120-го моторизованных, а также несколько отдельно действовавших инженерных батальонов.

Большую роль в срыве атак 4-й танковой армии гитлеровцев сыграла оперативная группа заграждений резерва Верховного Главнокомандования под командованием полковника Я.М.Рабиновича. В течение августа эта группа в составе 1581-й, 1593-й. 1602-й и 1615-й саперных батальонов, установила 140 тыс. мин, 80 фугасов, а после отхода наших войск подорвала 19 мостов. На минных полях, противник потерял 53 танка и много другой боевой техники.

В полосе 64-й армии успешно применялись подвижные отряды заграждений. Так, навстречу противнику, наступающему в направлении
ст. Тундутово, были выдвинуты подразделения 1504-го саперного батальона, которые быстро установили около 1000 мин. Точно также при попытках гитлеровцев прорваться к ст. Тингута навстречу им выдвигались 1504-й саперный и 119-й моторизованный инженерный батальоны. Эти части производили минирование в основном ночью, сбивая темп вражеского наступления.

Активное участие инженерные войска принимали в приспособлении зданий к обороне в самом городе, в строительстве огневых точек, убежищ и блиндажей. Всего за период в городе было построено около 2500 различных окопов, 200 дзотов, 370 броневых и железобетонных колпаков, 450 блиндажей и приспособлено к обороне 186 зданий.

Минно-взрывные заграждения оказались весьма эффективным средством в уличных боях. Так, например, группа минеров среди зданий, занятых противником в районе завода «Баррикады», установила 20 противотанковых мин, на которых на следующее же утро подорвалось два танка противника. В одном из зданий, которое гитлеровцы использовали в качестве наблюдательного пункта, саперами были установлены две мины замедленного действия. На следующий день мины взорвались, здание было разрушено, а под его развалинами погребены вражеские наблюдатели.

В ходе оборонительных боев саперы вели активную инженерную разведку самостоятельно, а также в составе органов общевойсковой разведки. Для инженерной разведки в тылу противника формировались группы 3-5 саперов, на которые помимо разведки возлагалась задача по устройству заграждений и производству разрушений. За время обороны в городе саперы-разведчики совершили более 30 вылазок в тыл противника.

Они не только добыли важные разведывательные сведения, но и установили несколько сот противотанковых мин, взорвали два склада взрывчатых веществ, шесть крупных емкостей с запасом воды и железнодорожное полотно на 16 участках.

В период строительства обороны на подступах к Сталинграду и в городе ведение боевых действий войск (переправа, обеспечение) осуществлялось с учетом речного транспорта. Тринадцать понтонных батальонов фронта обеспечивали переправы войск и различных грузов через реки Дон и Волгу. Важную задачу водоснабжения успешно выполняли 80-я рота полевого водоснабжения, 44, 45 и 50-я гидротехнические роты, оборудовавшие большое количество колодцев и организовывавшие в необходимых случаях подвоз и очистку воды.

Еще до того, как вражеские войска подошли к Сталинграду, на Волге в районе Дубовка, Рынок и Красная Слобода были оборудованы паромные переправы на баржах с грузовой площадью на 25-30 автомобилей каждая.

В середине августа в течение пяти дней у поселка Сталинградского тракторного завода был построен мост общей длиной 1258 м, из которых 466 м были на свайных и ряжевых опорах, а 792 м – на плавучих опорах из парка ДМП. Однако в связи с выходом противника к Волге севернее Сталинграда и появлением его вблизи моста 24 августа эстакадную часть моста пришлось взорвать, а понтонную отвести вниз по течению.

В начале боев за город в полосе обороны 62-й армии действовали четыре основные переправы. С выходом противника к Волге часть переправ пришлось свернуть. С конца сентября и до ледостава 62-я армия имела одну переправу в районе «Красный Октябрь». Эту переправу содержал 44-й понтонно-мостовой батальон, имея три парома из парка Н2П, три катера, баркас, шесть буксиров, шесть барж и три парохода.

Враг пытался парализовать движение через Волгу. Районы переправ подвергались налетам вражеской авиации и артиллерийско-минометным обстрелам. Достаточно сказать, что только в течение 26 октября на одну из сталинградских переправ противник сбросил до 100 авиабомб, выпустил 130 мин и более 120 артиллерийских снарядов.

Большие потери переправочных средств привели к необходимости организации лодочной переправы. Из саперных батальонов выделили гребцов, которые были сведены в шесть отрядов по шесть лодок в каждом. Эта лодочная переправа действовала с 26 октября по 12 ноября 1942 г. и сыграла большую роль. Кроме того, почти в каждом соединении действовали небольшие группы лодочников, которые днем и ночью в любых условиях погоды, презирая смерть, подвозили в Сталинград срочные грузы, эвакуировали тяжелораненых воинов. В особенно сложных условиях работала лодочная переправа между островом Зайцевский и расположением 138-й стрелковой дивизии. Несмотря на потери и огромные трудности, личный состав 327-го инженерного и 107-го понтонно-мостового батальонов своей героической работой обеспечивал регулярную доставку дивизии всего необходимого для ведения боя и эвакуации раненых.

С не меньшим напряжением действовали инженерные части по обеспечению переправ через Волгу в полосе 64-й армии, где начальником инженерных войск был генерал-майор инженерных войск Ю.В.Бордзиловский. Армейская переправа через Волгу находилась в районе Бекетовки и состояла из паромов тяжелого парка, нескольких пароходов, барж и лодок.

Успешному решению задачи инженерного обеспечения переправ через Волгу во многом способствовало: боевое содружество саперов и понтонеров с матросами Волжской военной флотилии и речного пароходства, тщательный отбор лодочных расчетов, их стойкость и мужество, хорошо продуманная организация работы на переправах с глубоким учетом конкретных условий обстановки.

Важной и весьма ответственной была деятельность инженерных войск по непосредственному участию в боях на улицах и в развалинах домов Сталинграда. Обеспечивая боевые действия войск в городе, саперы входили в состав штурмовых отрядов и блокировочных групп. Они подрывали развалины зданий, приспособленные противником к обороне, устраивали проходы в его заграждениях, вели подземно-минную борьбу.

С переходом Красной Армии в контрнаступление инженерные войска обеспечивали прорыв обороны противника (снятие минных заграждений, проделывание проходов в противотанковых рвах).

Проводили мероприятия по маскировке создаваемых для прорыва обороны крупных группировок войск. Готовили маршруты при создании ударных группировок и при выдвижении их к переднему краю обороны противника.

В ходе развития наступления обеспечивали преодоление рек и речушек, заболоченных участков, принимали участие в отражении контратак и контрударов путем устройства заграждений силами подвижных отрядов заграждений (ПОЗ). В зависимости от обстановки ПОЗ-ы создавались в полках и соединениях (дивизия, бригада), в том числе танковых, механизированных и кавалерийских, которые быстро прорывались в глубину обороны, захватывали и удерживали важные объекты. К примеру: 26-й танковый корпус (переименованный в 1-й гвардейский Донской танковый корпус) в ночь на 22 ноября 1942 г. захватил в Калач на Дону переправу через р. Дон и удерживал ее, применяя для этого и ПОЗ-ы бригад и корпуса. А в ночь на 23 ноября по этой переправе прошел 4-й танковый корпус и 23 ноября 1942 г. соединился в Советском с 4-м механизированным корпусом, завершив окружение более 330 тыс. группировки войск противника в районе Сталинграда. Удержание рубежей до подхода главных сил обеспечивалось войсками в т.ч. и с использованием ПОЗ-ов.

При отражении Котельниковского контрудара противника с целью деблокирования окруженных войск наши инженерные войска установили 13800 противотанковых и 2000 противопехотных мин.

На помощь окруженным гитлеровское командование перебросило по воздуху в Сталинград одиннадцать саперных батальонов РГК (45-й, 225-й, 294-й, 336-й, 501-й, 605-й, 652-й, 672-й, 685-й, 912-й, 925-й), которые с помощью мин укрепляли немецкую оборону. В период уничтожения окруженной группировки противника саперы Донского фронта сняли и уничтожили около 32 тыс. мин, фугасов и сюрпризов.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий войск в обороне под Москвой и Сталинградом показал дальнейшее возрастание роли инженерных заграждений, особенно минновзрывных. Последние стали приобретать оперативное значение. Практика создания и применения оперативных групп заграждения себя оправдала, и ее результаты были использованы и развиты в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны.

В контрнаступлении под Москвой и Сталинградом, и в ходе общего наступления советских войск довольно полно определился комплекс мероприятий инженерного обеспечения наступления и наметились основные тенденции боевого использования инженерных войск. Повысилась инженерная культура в войсках. Инженерные части и подразделения стали применяться более целеустремленно и в основном по своему прямому назначению.

Об авторе

 

Генерал-лейтенант в отставке Пономарев Анатолий Александрович родился 13 августа 1937 года.

В 1958 году закончил военное училище. В 1958-1966 годах проходил службу в инженерных частях на различных должностях в Краснознаменном Белорусском военном округе.

В 1966-1971 годах учился в Военной академии имени В.В.Куйбышева.

В последующем, с 1971 по 1975 год, командовал отдельным инженерно-саперным батальоном, понтонно-мостовым полком.

В 1975-1980 годах служил начальником инженерных войск 38 Армии.

В 1980-1981 годах в должности начальника инженерных войск 40 Армии выполнял интернациональный долг в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Начальник инженерных войск Краснознаменного Туркестанского военного округа (1982-1984 гг.), Группы советских войск в Германии (1984-1987 гг.), Юго-Западного Оперативного командования (1987-1988 гг.).

С 1989 по 1995 год возглавлял Штаб Гражданской обороны Республики Беларусь, выполнял основную задачу – ликвидация последствий аварии на ЧАЭС.

Награжден орденом «Красного Знамени», дважды орденом «Красной Звезды», орденом «За службу Родине в Вооруженных силах III степени», орденом «За спасение», орденами ДРА «Красное знамя», «Звезды III ст.».

В период битвы под Москвой

В составе действующей армии в начале Великой Отечественной войны находилось 9 инженерных, 9 понтонно-мостовых полков и 252 инженерных, саперных и понтонных батальона (в т.ч. и войсковых). Из военно-строительных частей и учреждений на западном направлении в составе советской армии состояло 23 управления начальника строительства (УНС), которые вместе с большинством инженерных частей занимались строительством укреплений на новой западной границе и поэтому с началом боевых действий организовано отойти не смогли. Необходимо было заново срочно и в большом количестве создавать их для соединений и объединений воюющей армии. К 1 октября 1941 г. в действующей армии было большое количество стрелковых дивизий, в составе каждой из них был саперный батальон двухротного состава. К концу первого года войны в военно-строительных частях сформировано 10 саперных армий по 3-5 бригад каждая. Бригада включала 15 саперных и 2 учебных батальона, автотракторный батальон и отряд механизации. Общая численность бригады достигла 10 тысяч человек.

Инженерные войска внесли весомый вклад в разгром немецко-фашистских войск в битве под Москвой. В ней принимало участие в общей сложности от 30 до 50 процентов инженерных частей армейского и фронтового подчинения. Они совместно с войсками Западного, Брянского и Резервного фронтов строили оборонительные сооружения на подступах к Москве, полукольцом вокруг Москвы, в Москве, севернее и южнее Москвы. Обеспечивали действия войск Красной Армии в оборонительных боях и в ходе контрнаступления. Еще 18 июля 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о строительстве оборонительных рубежей для прикрытия подступов к Москве на волоколамском, можайском и малоярославском направлениях. В тылу фронтов на дальних, а затем и ближних подступах к Москве, а позднее на окраинах столицы и в самом городе создавались стратегические оборонительные рубежи общей протяженностью до 10 тысяч километров и в глубину до 300 км. К концу сентября система рубежей включала Вяземскую и Можайскую линии обороны и Московскую зону обороны.

Основой оборонительных рубежей под Москвой являлись батальонные районы обороны (БРО). В них возводились железобетонные и деревоземляные закрытые огневые сооружения. Строились сооружения на командных пунктах, блиндажи, убежища и укрытия для личного состава. Противотанковые и противопехотные заграждения саперами устраивались с таким расчетом, чтобы каждый ротный опорный пункт был опоясан ими со всех сторон.

О масштабах оборонительных работ, развернувшихся тогда под Москвой, можно судить по Можайской линии обороны, занимавшей по фронту 220 км. Здесь было создано 224 батальонных района обороны с общим количеством 5586 км минных полей. Ядром строителей Можайской линии обороны были саперы. Здесь трудились более 20 инженерно-саперных батальонов, в помощь которым было придано 29 трудовых рабочих батальонов. Общее число строителей этой линии обороны на конец сентября 1941 года составляло 90-тысячную армию.

Можайская линия обороны состояла из трех полос. Передний край первой полосы, удаленный от Москвы на 120-130 км, проходил по рубежу: река Лама, Волоколамск, Ильинское, Детчина, Калуга, Тверь, Тула. Вторая полоса обороны оборудовалась на рубеже: Клин, Дорохово, Высокиничи. А третья – Хлебниково, Нахабино, Домодедово. Такие города, как Клин, Солнечногорск, Наро-Фоминск, Серпухов и другие, превращались в опорные пункты и узлы сопротивления. В системе Можайской обороны строились Волоколамский, Можайский, Малоярославский и Калужский полевые укрепленные районы.

Вяземская линия проходила в 250-300 км западнее Москвы по рубежу: Осташков, Селижарово, Оленине, Дорогобуж, Ельня, Жуковка, Брянск. Она включила в себя предполье глубиной 30-50 км и три оборонительные полосы с отсечными позициями между ними.

Крупные оборонительные работы были проведены в Московской зоне. Общая протяженность рубежей Московской зоны обороны достигала 1200 км. Руководил оборонительным строительством ее генерал-майор инженерных войск Е.В.Сысоев.

Московская зона обороны подготавливалась по решению ГКО СССР от 12 октября 1941 г. и включала полосу обеспечения и два рубежа. Основной рубеж проходил по линии: Хлебниково, Сходня, Звенигород, Кубинка, Наро-Фоминск и далее по р. Пахра до р. Москва. И городской, состоящий из трех оборонительных полос, – по окраинам Москвы. К обороне был подготовлен и город.

Кроме того, были оборудованы позиции флангового обеспечения, построенные к северу от Москвы – на восточном берегу канала имени Москвы и к югу от Москвы – на линии Подольск, Серпухов. Общая глубина местности, оборудовавшейся в инженерном отношении для обороны войск на московском направлении, достигала 300 км.

Таким образом, одной из важных задач инженерных и строительных частей в оборонительный период было создание с участием населения Москвы и Московской области оборонительных рубежей.

Кроме Вяземской, Можайской линий и Московской зоны обороны войска Западного, 24-й и 43-й армий Резервного и Брянского фронтов совершенствовали в инженерном отношении оборону на рубеже соприкосновения с противником. Силами этих войск были построены две полосы на глубину до 30-40 км от переднего края. Кроме войсковых инженерно-саперных частей и подразделений в решении этой задачи принимали инженерные части армейского и фронтового подчинения.

Работы по инженерному оборудованию полос обороны проводились под непосредственным руководством начальников инженерных управлений фронтов: Западного – генерал-майора инженерных войск М.П.Воробьева, Брянского – полковника А.Я.Калягина и Резервного – генерал-майора инженерных войск П.М.Подосека.

В целом возведенные укрепления оказали существенную помощь советским войскам, когда в октябре – ноябре 1941 г. развернулись ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками на подступах к столице нашей Родины.

Второй важной задачей инженерных войск как в период подготовки обороны, так и в ходе ее было создание заграждений всех видов, особенно минновзрывных и, прежде всего, противотанковых.

Для выполнения заградительных работ на дорогах, ведущих к Москве, было сформировано десять отрядов (по 50 саперов в каждом) из слушателей Военно-инженерной академии и курсантов Московского военно-инженерного училища под общим руководством заместителя начальника инженерного управления московской зоны обороны полковника М.С.Овчинникова. Отряды заграждений подготовили к взрыву искусственные сооружения на основных дорогах, заминировали вероятные пути движения вражеских танков, использовав при этом 23,5 тыс. мин и большое количество взрывчатых веществ.

Только на Вяземской линии обороны инженерные части Резервного фронта установили 81169 противотанковых мин.

Кроме минновзрывных, проволочных и других противопехотных заграждений были применены и электризуемые заграждения. Ранее они устанавливались на подступах к Луге и на других участках Ленинградского фронта. Под Москвой электризуемые заграждения были возведены в невиданных до сих пор масштабах – в полосе протяженностью более 150 км на участке обороны: Хлебниково, Нахабино, Красная Пахра, Подольск, Домодедово.

В августе развернулась подготовка водных заграждений. На Волге, в верхнем течении Днепра, на Протве, Гжати, Угре и других реках было построено тринадцать плотин. Работы выполнялись силами местного населения и организациями Главгидростроя под общим руководством группы специалистов-гидротехников из профессорско-преподавательского состава Военно-инженерной академии.

Заблаговременно подготовленные оборонительные линии и рубежи сыграли важную роль в сражениях, развернувшихся на подступах к Москве. Опираясь на них, советские войска в упорных боях изматывали и обескровливали противника, наносили ему потери и в результате остановили врага, а затем перешли в контрнаступление.

Важную роль саперы сыграли в борьбе с немецкой армией на ближних подступах к Москве. Была сформирована крупная оперативная группа по устройству заграждений в составе шести инженерных батальонов. Эта группа, разделенная на три отряда, прикрывала заграждениями участок от г. Клин до Московского водохранилища, действовала в полосе Ленинградского шоссе. За вторую половину ноября группой оперативных заграждений было взорвано и сожжено 310 мостов, устроено около 400 завалов на дорогах, установлено более 53 тыс. различных мин и фугасов, в том числе управляемых по проводам. По неполным данным на этих минах подорвались 408 бронемашин и 43 танка противника.

В ходе оборонительных операций инженерные части Западного, Резервного и Брянского фронтов принимали активное участие в боевых действиях по срыву танковых атак противника. Так, например, 25 октября в полосе 316-й стреловой дивизии 16-й армии в районе Спас-Рюховского (12 км южнее Волоколамска) 289-й противотанковый артиллерийский полк, 579-й отдельный саперный батальон и рота 42-го отдельного моторизованного инженерного батальона успешно отразили массированную танковую атаку врага. Саперы имели подвижный запас мин (2600) и, взаимодействуя с противотанковым артиллерийским полком, устанавливали их на направлениях движения танков противника. В результате успешных действий артиллеристов и саперов было уничтожено 59 танков врага.

Неожиданностью для противника в это время было применение специальными подразделениями наших инженерных войск мин и фугасов замедленного действия и управляемых по радио фугасов. В октябре 1941 г. в тылу противника было взорвано несколько хорошо охраняемых мостов и других важны объектов.

В первых числах ноября наступление противника на Москву, начатое 30 сентября, было остановлено почти на всех направлениях. Оно разбилось о величайшую стойкость и выдержку советских воинов, беспримерное мужество народа, глубоко верившего в победу правого дела. В срыве первого наступления фашистских войск на Москву достойное место принадлежит и воинам инженерных войск.

В середине ноября гитлеровские войска возобновили наступление на Москву. В процессе дальнейшего совершенствования обороны на московском направлении, и особенно во время паузы между первым и вторым наступлением гитлеровских войск, особое внимание было обращено на дальнейшее усиление противотанковой обороны.

В силу недостатка минновзрывных средств, которые являлись наиболее эффективным заграждением против атакующих танков противника, пришлось все в более широком масштабе на подступах к Москве возводить противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, лесные и минированные завалы, противотанковые ежи и надолбы. Общая длина лесных завалов, возведенных под Москвой, составила 1500 пог.км, а фортификационных противотанковых заграждений – около 600 пог.км.

Большую часть в срыве наступления противника и в изматывании его ударных группировок сыграли созданные по решению Ставки Верховного Главнокомандования от 17 ноября 1941 г. две оперативно-инженерные группы по устройству заграждений.

Успешно действовала на стыке Западного и Юго-Западного фронтов оперативная группа заграждений в составе 9 инженерных батальонов под командованием генерал-майора инженерных войск В.Ф.Зотова. В районах Каширы, Ряжска, Рязани она установила свыше 100 минных полей.

Анализируя опыт применения советскими войсками инженерных заграждений, командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков в декабре 1941 г. отмечал, что применение противотанковых мин дает все больший эффект. Это объясняется прежде всего тем, что в последних боях значительно улучшилось взаимодействие с саперными частями на поле боя.

В боях под Москвой инженерные войска приобрели разносторонний опыт оборудования в инженерном отношении оборонительных полос и рубежей на широком фронте и применения заграждений. Личный состав, подразделения и части показали высокие образцы мужества, проявили массовый героизм.

К началу перехода в контрнаступление Западного и Калининского фронтов в составе инженерных войск армейского и фронтового подчинения были 19 инженерных, 19 саперных и 6 понтонных батальонов. В составе общевойсковых частей и соединений к этому времени находились: в стрелковых полках и бригадах – саперные роты, в каждой стрелковой дивизии – саперный батальон. Кроме того, в составе западного фронта была 1-я саперная армия, имевшая 10 бригад по 8 батальонов в каждой.

В ходе контрнаступления под Москвой, как и во всех зимних наступательных операциях 1941-1942 гг., основными, наиболее характерными задачами инженерных войск было обеспечение прорыва обороны противника и продвижения наступающих войск в оперативной глубине; отражение контратак и контрударов противника; закрепление достигнутых рубежей; разрушение коммуникаций в тылу противника; выполнение маскировочных мероприятий; участие в штурме сильных укреплений и опорных пунктов противника; устройство и содержание путей подвоза и эвакуации.

Для выполнения этих задач каждая общевойсковая армия имела в своем составе кроме войсковых саперных частей и подразделений один-два инженерных (саперных) батальона. Армии, действующие на направлении главного удара фронта, получали на усиление два-три инженерных батальона, а где нужно – и понтонные батальоны.

С началом отхода войска противника стали особенно широко применять минновзрывные заграждения и всякого рода разрушения. Поэтому в ряде случаев инженерным подразделениям приходилось идти впереди наступающих танков, разведывая и снимая мины противника (146-й отдельный саперный батальон 16-й армии в районе Подпорино, Хованское, Еремеево, что в 10 км юго-западнее Крюково).

В последующем, при развитии наступления, благодаря героическим усилиям 103-го отдельного инженерного батальона и 269-го отдельного саперного батальона войска 49-й армии без задержек переправились через реки Протва и Ока, в результате чего создались благоприятные условия для стремительного преследования и овладения с ходу крупным узлом дорог и областным центром – городом Калуга. В ходе преследования противника и при бое за Калугу 20-30 декабря 1941 г. образцы выдержки и умения показали саперы 557-го саперного батальона. Они в течение трех дней проложили 140 км колонного пути, построили и восстановили шесть мостов.

Таким образом, советские инженерные войска внесли большой вклад в дело разгрома фашистских армий в битве под Москвой и в общее наступление наших войск на Западном направлении.

 

В период Сталинградской битвы

В Сталинградской битве инженерные войска изыскали новые формы и методы инженерного обеспечения боевых действий Красной Армии при обороне крупного города стратегического значения на подступах и в городе в полуокружении. Приложили много усилий при обеспечении прорыва обороны противника в ходе контрнаступления, окружения и уничтожения крупной группировки противника и развитии наступления, тесно взаимодействуя со стрелковыми и танковыми соединениями.

В первой половине 1942 г. в Красной Армии проведено совершенствование инженерных войск (Начальник инженерных войск генерал-майор инженерных войск М.П.Воробьев, начальник штаба генерал-майор инженерных войск Г.С.Назаров). Сформированы бригады специального назначения (5-7 батальонов инженерных заграждений, 1-2 электротехнических, батальон спецминирования, отряд электрификации и механических работ, рота управления). Начато формирование понтонно-мостовой бригады (3-7 понтонно-мостовых батальонов, оснащенных парками Н2П и ДМП грузоподъемностью до 50 тонн). Сформированы: тяжелый понтонно-мостовой полк двухбатальонного состава, оснащенный тяжелым мостовым парком (ТМП) грузоподъемностью до 100 тонн, пять отдельных рот фугасных огнеметов, несколько рот полевого водоснабжения, отряд глубокого бурения.

Это позволило более эффективно осуществлять все виды инженерного обеспечения войск. Особенно в городе, в который были перерезаны сухопутные пути снабжения войск и оставшегося рабочего населения, эвакуации раненых, обеспечение боевых действий войск, оборонявших город.

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск к Сталинграду с начала июня на пространстве между большой излучиной Дона и нижней Волгой инженерные войска в спешном порядке развертывали строительство четырех оборонительных полос полукольцевого начертания, фланги которых упирались в Волгу севернее и южнее города. Общая протяженность Сталинградских рубежей составила 1200 км. На них планировалось оборудование 477 батальонных районов обороны.

Однако к началу сражения под Сталинградом сплошных оборонительных позиций создать не удалось и оборона была очаговой. Особое внимание при строительстве оборонительных рубежей уделялось созданию заграждений: было отрыто 116 км противотанковых рвов и эскарпов, установлено более 200 тысяч мин, поставлено десятки сотен металлически ежей, надолбов, устроено около 11 км проволочных заграждений.

В ожесточенных боях с противником войска 62-й и 64-й армий, оборонявшие город и подступы, широко применяли армейские отряды заграждений, дивизионные инженерные резервы, которые выдвигались на угрожаемые направления для минирования узлов дорог, прикрытия флангов и стыков обороняющихся войск, чем сковывали маневр врага и вынуждали его нести потери. К 30 июля 62-я армия установила 31 тыс. противотанковых и 20 тыс. противопехотных мин. Средняя плотность минирования в полосе армии составляла 345 противотанковых и 217 противопехотных мин на 1 км фронта.

С конца июля – начала августа 1942 года, когда 14-й танковый корпус противника подходил к Волге и северной окраине Сталинграда, а его 4-я танковая армия с юго-запада подошла к первому городскому оборонительному рубежу, инженерные войска приняли участие в борьбе с ними. Во время вражеских атак саперы устанавливали мины на боевых курсах танков противника, часто подбрасывая их прямо под гусеницы. Для устройства заграждений в предполье внешнего (первого) оборонительного обвода на рубеже реки Аксай была использована оперативная группа заграждений в составе 48-го инженерного, 11-го и 120-го моторизованных, а также несколько отдельно действовавших инженерных батальонов.

Большую роль в срыве атак 4-й танковой армии гитлеровцев сыграла оперативная группа заграждений резерва Верховного Главнокомандования под командованием полковника Я.М.Рабиновича. В течение августа эта группа в составе 1581-й, 1593-й. 1602-й и 1615-й саперных батальонов, установила 140 тыс. мин, 80 фугасов, а после отхода наших войск подорвала 19 мостов. На минных полях, противник потерял 53 танка и много другой боевой техники.

В полосе 64-й армии успешно применялись подвижные отряды заграждений. Так, навстречу противнику, наступающему в направлении
ст. Тундутово, были выдвинуты подразделения 1504-го саперного батальона, которые быстро установили около 1000 мин. Точно также при попытках гитлеровцев прорваться к ст. Тингута навстречу им выдвигались 1504-й саперный и 119-й моторизованный инженерный батальоны. Эти части производили минирование в основном ночью, сбивая темп вражеского наступления.

Активное участие инженерные войска принимали в приспособлении зданий к обороне в самом городе, в строительстве огневых точек, убежищ и блиндажей. Всего за период в городе было построено около 2500 различных окопов, 200 дзотов, 370 броневых и железобетонных колпаков, 450 блиндажей и приспособлено к обороне 186 зданий.

Минно-взрывные заграждения оказались весьма эффективным средством в уличных боях. Так, например, группа минеров среди зданий, занятых противником в районе завода «Баррикады», установила 20 противотанковых мин, на которых на следующее же утро подорвалось два танка противника. В одном из зданий, которое гитлеровцы использовали в качестве наблюдательного пункта, саперами были установлены две мины замедленного действия. На следующий день мины взорвались, здание было разрушено, а под его развалинами погребены вражеские наблюдатели.

В ходе оборонительных боев саперы вели активную инженерную разведку самостоятельно, а также в составе органов общевойсковой разведки. Для инженерной разведки в тылу противника формировались группы 3-5 саперов, на которые помимо разведки возлагалась задача по устройству заграждений и производству разрушений. За время обороны в городе саперы-разведчики совершили более 30 вылазок в тыл противника.

Они не только добыли важные разведывательные сведения, но и установили несколько сот противотанковых мин, взорвали два склада взрывчатых веществ, шесть крупных емкостей с запасом воды и железнодорожное полотно на 16 участках.

В период строительства обороны на подступах к Сталинграду и в городе ведение боевых действий войск (переправа, обеспечение) осуществлялось с учетом речного транспорта. Тринадцать понтонных батальонов фронта обеспечивали переправы войск и различных грузов через реки Дон и Волгу. Важную задачу водоснабжения успешно выполняли 80-я рота полевого водоснабжения, 44, 45 и 50-я гидротехнические роты, оборудовавшие большое количество колодцев и организовывавшие в необходимых случаях подвоз и очистку воды.

Еще до того, как вражеские войска подошли к Сталинграду, на Волге в районе Дубовка, Рынок и Красная Слобода были оборудованы паромные переправы на баржах с грузовой площадью на 25-30 автомобилей каждая.

В середине августа в течение пяти дней у поселка Сталинградского тракторного завода был построен мост общей длиной 1258 м, из которых 466 м были на свайных и ряжевых опорах, а 792 м – на плавучих опорах из парка ДМП. Однако в связи с выходом противника к Волге севернее Сталинграда и появлением его вблизи моста 24 августа эстакадную часть моста пришлось взорвать, а понтонную отвести вниз по течению.

В начале боев за город в полосе обороны 62-й армии действовали четыре основные переправы. С выходом противника к Волге часть переправ пришлось свернуть. С конца сентября и до ледостава 62-я армия имела одну переправу в районе «Красный Октябрь». Эту переправу содержал 44-й понтонно-мостовой батальон, имея три парома из парка Н2П, три катера, баркас, шесть буксиров, шесть барж и три парохода.

Враг пытался парализовать движение через Волгу. Районы переправ подвергались налетам вражеской авиации и артиллерийско-минометным обстрелам. Достаточно сказать, что только в течение 26 октября на одну из сталинградских переправ противник сбросил до 100 авиабомб, выпустил 130 мин и более 120 артиллерийских снарядов.

Большие потери переправочных средств привели к необходимости организации лодочной переправы. Из саперных батальонов выделили гребцов, которые были сведены в шесть отрядов по шесть лодок в каждом. Эта лодочная переправа действовала с 26 октября по 12 ноября 1942 г. и сыграла большую роль. Кроме того, почти в каждом соединении действовали небольшие группы лодочников, которые днем и ночью в любых условиях погоды, презирая смерть, подвозили в Сталинград срочные грузы, эвакуировали тяжелораненых воинов. В особенно сложных условиях работала лодочная переправа между островом Зайцевский и расположением 138-й стрелковой дивизии. Несмотря на потери и огромные трудности, личный состав 327-го инженерного и 107-го понтонно-мостового батальонов своей героической работой обеспечивал регулярную доставку дивизии всего необходимого для ведения боя и эвакуации раненых.

С не меньшим напряжением действовали инженерные части по обеспечению переправ через Волгу в полосе 64-й армии, где начальником инженерных войск был генерал-майор инженерных войск Ю.В.Бордзиловский. Армейская переправа через Волгу находилась в районе Бекетовки и состояла из паромов тяжелого парка, нескольких пароходов, барж и лодок.

Успешному решению задачи инженерного обеспечения переправ через Волгу во многом способствовало: боевое содружество саперов и понтонеров с матросами Волжской военной флотилии и речного пароходства, тщательный отбор лодочных расчетов, их стойкость и мужество, хорошо продуманная организация работы на переправах с глубоким учетом конкретных условий обстановки.

Важной и весьма ответственной была деятельность инженерных войск по непосредственному участию в боях на улицах и в развалинах домов Сталинграда. Обеспечивая боевые действия войск в городе, саперы входили в состав штурмовых отрядов и блокировочных групп. Они подрывали развалины зданий, приспособленные противником к обороне, устраивали проходы в его заграждениях, вели подземно-минную борьбу.

С переходом Красной Армии в контрнаступление инженерные войска обеспечивали прорыв обороны противника (снятие минных заграждений, проделывание проходов в противотанковых рвах).

Проводили мероприятия по маскировке создаваемых для прорыва обороны крупных группировок войск. Готовили маршруты при создании ударных группировок и при выдвижении их к переднему краю обороны противника.

В ходе развития наступления обеспечивали преодоление рек и речушек, заболоченных участков, принимали участие в отражении контратак и контрударов путем устройства заграждений силами подвижных отрядов заграждений (ПОЗ). В зависимости от обстановки ПОЗ-ы создавались в полках и соединениях (дивизия, бригада), в том числе танковых, механизированных и кавалерийских, которые быстро прорывались в глубину обороны, захватывали и удерживали важные объекты. К примеру: 26-й танковый корпус (переименованный в 1-й гвардейский Донской танковый корпус) в ночь на 22 ноября 1942 г. захватил в Калач на Дону переправу через р. Дон и удерживал ее, применяя для этого и ПОЗ-ы бригад и корпуса. А в ночь на 23 ноября по этой переправе прошел 4-й танковый корпус и 23 ноября 1942 г. соединился в Советском с 4-м механизированным корпусом, завершив окружение более 330 тыс. группировки войск противника в районе Сталинграда. Удержание рубежей до подхода главных сил обеспечивалось войсками в т.ч. и с использованием ПОЗ-ов.

При отражении Котельниковского контрудара противника с целью деблокирования окруженных войск наши инженерные войска установили 13800 противотанковых и 2000 противопехотных мин.

На помощь окруженным гитлеровское командование перебросило по воздуху в Сталинград одиннадцать саперных батальонов РГК (45-й, 225-й, 294-й, 336-й, 501-й, 605-й, 652-й, 672-й, 685-й, 912-й, 925-й), которые с помощью мин укрепляли немецкую оборону. В период уничтожения окруженной группировки противника саперы Донского фронта сняли и уничтожили около 32 тыс. мин, фугасов и сюрпризов.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий войск в обороне под Москвой и Сталинградом показал дальнейшее возрастание роли инженерных заграждений, особенно минновзрывных. Последние стали приобретать оперативное значение. Практика создания и применения оперативных групп заграждения себя оправдала, и ее результаты были использованы и развиты в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны.

В контрнаступлении под Москвой и Сталинградом, и в ходе общего наступления советских войск довольно полно определился комплекс мероприятий инженерного обеспечения наступления и наметились основные тенденции боевого использования инженерных войск. Повысилась инженерная культура в войсках. Инженерные части и подразделения стали применяться более целеустремленно и в основном по своему прямому назначению.

Об авторе

 

Генерал-лейтенант в отставке Пономарев Анатолий Александрович родился 13 августа 1937 года.

В 1958 году закончил военное училище. В 1958-1966 годах проходил службу в инженерных частях на различных должностях в Краснознаменном Белорусском военном округе.

В 1966-1971 годах учился в Военной академии имени В.В.Куйбышева.

В последующем, с 1971 по 1975 год, командовал отдельным инженерно-саперным батальоном, понтонно-мостовым полком.

В 1975-1980 годах служил начальником инженерных войск 38 Армии.

В 1980-1981 годах в должности начальника инженерных войск 40 Армии выполнял интернациональный долг в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Начальник инженерных войск Краснознаменного Туркестанского военного округа (1982-1984 гг.), Группы советских войск в Германии (1984-1987 гг.), Юго-Западного Оперативного командования (1987-1988 гг.).

С 1989 по 1995 год возглавлял Штаб Гражданской обороны Республики Беларусь, выполнял основную задачу – ликвидация последствий аварии на ЧАЭС.

Награжден орденом «Красного Знамени», дважды орденом «Красной Звезды», орденом «За службу Родине в Вооруженных силах III степени», орденом «За спасение», орденами ДРА «Красное знамя», «Звезды III ст.».

В период битвы под Москвой

В составе действующей армии в начале Великой Отечественной войны находилось 9 инженерных, 9 понтонно-мостовых полков и 252 инженерных, саперных и понтонных батальона (в т.ч. и войсковых). Из военно-строительных частей и учреждений на западном направлении в составе советской армии состояло 23 управления начальника строительства (УНС), которые вместе с большинством инженерных частей занимались строительством укреплений на новой западной границе и поэтому с началом боевых действий организовано отойти не смогли. Необходимо было заново срочно и в большом количестве создавать их для соединений и объединений воюющей армии. К 1 октября 1941 г. в действующей армии было большое количество стрелковых дивизий, в составе каждой из них был саперный батальон двухротного состава. К концу первого года войны в военно-строительных частях сформировано 10 саперных армий по 3-5 бригад каждая. Бригада включала 15 саперных и 2 учебных батальона, автотракторный батальон и отряд механизации. Общая численность бригады достигла 10 тысяч человек.

Инженерные войска внесли весомый вклад в разгром немецко-фашистских войск в битве под Москвой. В ней принимало участие в общей сложности от 30 до 50 процентов инженерных частей армейского и фронтового подчинения. Они совместно с войсками Западного, Брянского и Резервного фронтов строили оборонительные сооружения на подступах к Москве, полукольцом вокруг Москвы, в Москве, севернее и южнее Москвы. Обеспечивали действия войск Красной Армии в оборонительных боях и в ходе контрнаступления. Еще 18 июля 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о строительстве оборонительных рубежей для прикрытия подступов к Москве на волоколамском, можайском и малоярославском направлениях. В тылу фронтов на дальних, а затем и ближних подступах к Москве, а позднее на окраинах столицы и в самом городе создавались стратегические оборонительные рубежи общей протяженностью до 10 тысяч километров и в глубину до 300 км. К концу сентября система рубежей включала Вяземскую и Можайскую линии обороны и Московскую зону обороны.

Основой оборонительных рубежей под Москвой являлись батальонные районы обороны (БРО). В них возводились железобетонные и деревоземляные закрытые огневые сооружения. Строились сооружения на командных пунктах, блиндажи, убежища и укрытия для личного состава. Противотанковые и противопехотные заграждения саперами устраивались с таким расчетом, чтобы каждый ротный опорный пункт был опоясан ими со всех сторон.

О масштабах оборонительных работ, развернувшихся тогда под Москвой, можно судить по Можайской линии обороны, занимавшей по фронту 220 км. Здесь было создано 224 батальонных района обороны с общим количеством 5586 км минных полей. Ядром строителей Можайской линии обороны были саперы. Здесь трудились более 20 инженерно-саперных батальонов, в помощь которым было придано 29 трудовых рабочих батальонов. Общее число строителей этой линии обороны на конец сентября 1941 года составляло 90-тысячную армию.

Можайская линия обороны состояла из трех полос. Передний край первой полосы, удаленный от Москвы на 120-130 км, проходил по рубежу: река Лама, Волоколамск, Ильинское, Детчина, Калуга, Тверь, Тула. Вторая полоса обороны оборудовалась на рубеже: Клин, Дорохово, Высокиничи. А третья – Хлебниково, Нахабино, Домодедово. Такие города, как Клин, Солнечногорск, Наро-Фоминск, Серпухов и другие, превращались в опорные пункты и узлы сопротивления. В системе Можайской обороны строились Волоколамский, Можайский, Малоярославский и Калужский полевые укрепленные районы.

Вяземская линия проходила в 250-300 км западнее Москвы по рубежу: Осташков, Селижарово, Оленине, Дорогобуж, Ельня, Жуковка, Брянск. Она включила в себя предполье глубиной 30-50 км и три оборонительные полосы с отсечными позициями между ними.

Крупные оборонительные работы были проведены в Московской зоне. Общая протяженность рубежей Московской зоны обороны достигала 1200 км. Руководил оборонительным строительством ее генерал-майор инженерных войск Е.В.Сысоев.

Московская зона обороны подготавливалась по решению ГКО СССР от 12 октября 1941 г. и включала полосу обеспечения и два рубежа. Основной рубеж проходил по линии: Хлебниково, Сходня, Звенигород, Кубинка, Наро-Фоминск и далее по р. Пахра до р. Москва. И городской, состоящий из трех оборонительных полос, – по окраинам Москвы. К обороне был подготовлен и город.

Кроме того, были оборудованы позиции флангового обеспечения, построенные к северу от Москвы – на восточном берегу канала имени Москвы и к югу от Москвы – на линии Подольск, Серпухов. Общая глубина местности, оборудовавшейся в инженерном отношении для обороны войск на московском направлении, достигала 300 км.

Таким образом, одной из важных задач инженерных и строительных частей в оборонительный период было создание с участием населения Москвы и Московской области оборонительных рубежей.

Кроме Вяземской, Можайской линий и Московской зоны обороны войска Западного, 24-й и 43-й армий Резервного и Брянского фронтов совершенствовали в инженерном отношении оборону на рубеже соприкосновения с противником. Силами этих войск были построены две полосы на глубину до 30-40 км от переднего края. Кроме войсковых инженерно-саперных частей и подразделений в решении этой задачи принимали инженерные части армейского и фронтового подчинения.

Работы по инженерному оборудованию полос обороны проводились под непосредственным руководством начальников инженерных управлений фронтов: Западного – генерал-майора инженерных войск М.П.Воробьева, Брянского – полковника А.Я.Калягина и Резервного – генерал-майора инженерных войск П.М.Подосека.

В целом возведенные укрепления оказали существенную помощь советским войскам, когда в октябре – ноябре 1941 г. развернулись ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками на подступах к столице нашей Родины.

Второй важной задачей инженерных войск как в период подготовки обороны, так и в ходе ее было создание заграждений всех видов, особенно минновзрывных и, прежде всего, противотанковых.

Для выполнения заградительных работ на дорогах, ведущих к Москве, было сформировано десять отрядов (по 50 саперов в каждом) из слушателей Военно-инженерной академии и курсантов Московского военно-инженерного училища под общим руководством заместителя начальника инженерного управления московской зоны обороны полковника М.С.Овчинникова. Отряды заграждений подготовили к взрыву искусственные сооружения на основных дорогах, заминировали вероятные пути движения вражеских танков, использовав при этом 23,5 тыс. мин и большое количество взрывчатых веществ.

Только на Вяземской линии обороны инженерные части Резервного фронта установили 81169 противотанковых мин.

Кроме минновзрывных, проволочных и других противопехотных заграждений были применены и электризуемые заграждения. Ранее они устанавливались на подступах к Луге и на других участках Ленинградского фронта. Под Москвой электризуемые заграждения были возведены в невиданных до сих пор масштабах – в полосе протяженностью более 150 км на участке обороны: Хлебниково, Нахабино, Красная Пахра, Подольск, Домодедово.

В августе развернулась подготовка водных заграждений. На Волге, в верхнем течении Днепра, на Протве, Гжати, Угре и других реках было построено тринадцать плотин. Работы выполнялись силами местного населения и организациями Главгидростроя под общим руководством группы специалистов-гидротехников из профессорско-преподавательского состава Военно-инженерной академии.

Заблаговременно подготовленные оборонительные линии и рубежи сыграли важную роль в сражениях, развернувшихся на подступах к Москве. Опираясь на них, советские войска в упорных боях изматывали и обескровливали противника, наносили ему потери и в результате остановили врага, а затем перешли в контрнаступление.

Важную роль саперы сыграли в борьбе с немецкой армией на ближних подступах к Москве. Была сформирована крупная оперативная группа по устройству заграждений в составе шести инженерных батальонов. Эта группа, разделенная на три отряда, прикрывала заграждениями участок от г. Клин до Московского водохранилища, действовала в полосе Ленинградского шоссе. За вторую половину ноября группой оперативных заграждений было взорвано и сожжено 310 мостов, устроено около 400 завалов на дорогах, установлено более 53 тыс. различных мин и фугасов, в том числе управляемых по проводам. По неполным данным на этих минах подорвались 408 бронемашин и 43 танка противника.

В ходе оборонительных операций инженерные части Западного, Резервного и Брянского фронтов принимали активное участие в боевых действиях по срыву танковых атак противника. Так, например, 25 октября в полосе 316-й стреловой дивизии 16-й армии в районе Спас-Рюховского (12 км южнее Волоколамска) 289-й противотанковый артиллерийский полк, 579-й отдельный саперный батальон и рота 42-го отдельного моторизованного инженерного батальона успешно отразили массированную танковую атаку врага. Саперы имели подвижный запас мин (2600) и, взаимодействуя с противотанковым артиллерийским полком, устанавливали их на направлениях движения танков противника. В результате успешных действий артиллеристов и саперов было уничтожено 59 танков врага.

Неожиданностью для противника в это время было применение специальными подразделениями наших инженерных войск мин и фугасов замедленного действия и управляемых по радио фугасов. В октябре 1941 г. в тылу противника было взорвано несколько хорошо охраняемых мостов и других важны объектов.

В первых числах ноября наступление противника на Москву, начатое 30 сентября, было остановлено почти на всех направлениях. Оно разбилось о величайшую стойкость и выдержку советских воинов, беспримерное мужество народа, глубоко верившего в победу правого дела. В срыве первого наступления фашистских войск на Москву достойное место принадлежит и воинам инженерных войск.

В середине ноября гитлеровские войска возобновили наступление на Москву. В процессе дальнейшего совершенствования обороны на московском направлении, и особенно во время паузы между первым и вторым наступлением гитлеровских войск, особое внимание было обращено на дальнейшее усиление противотанковой обороны.

В силу недостатка минновзрывных средств, которые являлись наиболее эффективным заграждением против атакующих танков противника, пришлось все в более широком масштабе на подступах к Москве возводить противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, лесные и минированные завалы, противотанковые ежи и надолбы. Общая длина лесных завалов, возведенных под Москвой, составила 1500 пог.км, а фортификационных противотанковых заграждений – около 600 пог.км.

Большую часть в срыве наступления противника и в изматывании его ударных группировок сыграли созданные по решению Ставки Верховного Главнокомандования от 17 ноября 1941 г. две оперативно-инженерные группы по устройству заграждений.

Успешно действовала на стыке Западного и Юго-Западного фронтов оперативная группа заграждений в составе 9 инженерных батальонов под командованием генерал-майора инженерных войск В.Ф.Зотова. В районах Каширы, Ряжска, Рязани она установила свыше 100 минных полей.

Анализируя опыт применения советскими войсками инженерных заграждений, командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков в декабре 1941 г. отмечал, что применение противотанковых мин дает все больший эффект. Это объясняется прежде всего тем, что в последних боях значительно улучшилось взаимодействие с саперными частями на поле боя.

В боях под Москвой инженерные войска приобрели разносторонний опыт оборудования в инженерном отношении оборонительных полос и рубежей на широком фронте и применения заграждений. Личный состав, подразделения и части показали высокие образцы мужества, проявили массовый героизм.

К началу перехода в контрнаступление Западного и Калининского фронтов в составе инженерных войск армейского и фронтового подчинения были 19 инженерных, 19 саперных и 6 понтонных батальонов. В составе общевойсковых частей и соединений к этому времени находились: в стрелковых полках и бригадах – саперные роты, в каждой стрелковой дивизии – саперный батальон. Кроме того, в составе западного фронта была 1-я саперная армия, имевшая 10 бригад по 8 батальонов в каждой.

В ходе контрнаступления под Москвой, как и во всех зимних наступательных операциях 1941-1942 гг., основными, наиболее характерными задачами инженерных войск было обеспечение прорыва обороны противника и продвижения наступающих войск в оперативной глубине; отражение контратак и контрударов противника; закрепление достигнутых рубежей; разрушение коммуникаций в тылу противника; выполнение маскировочных мероприятий; участие в штурме сильных укреплений и опорных пунктов противника; устройство и содержание путей подвоза и эвакуации.

Для выполнения этих задач каждая общевойсковая армия имела в своем составе кроме войсковых саперных частей и подразделений один-два инженерных (саперных) батальона. Армии, действующие на направлении главного удара фронта, получали на усиление два-три инженерных батальона, а где нужно – и понтонные батальоны.

С началом отхода войска противника стали особенно широко применять минновзрывные заграждения и всякого рода разрушения. Поэтому в ряде случаев инженерным подразделениям приходилось идти впереди наступающих танков, разведывая и снимая мины противника (146-й отдельный саперный батальон 16-й армии в районе Подпорино, Хованское, Еремеево, что в 10 км юго-западнее Крюково).

В последующем, при развитии наступления, благодаря героическим усилиям 103-го отдельного инженерного батальона и 269-го отдельного саперного батальона войска 49-й армии без задержек переправились через реки Протва и Ока, в результате чего создались благоприятные условия для стремительного преследования и овладения с ходу крупным узлом дорог и областным центром – городом Калуга. В ходе преследования противника и при бое за Калугу 20-30 декабря 1941 г. образцы выдержки и умения показали саперы 557-го саперного батальона. Они в течение трех дней проложили 140 км колонного пути, построили и восстановили шесть мостов.

Таким образом, советские инженерные войска внесли большой вклад в дело разгрома фашистских армий в битве под Москвой и в общее наступление наших войск на Западном направлении.

 

В период Сталинградской битвы

В Сталинградской битве инженерные войска изыскали новые формы и методы инженерного обеспечения боевых действий Красной Армии при обороне крупного города стратегического значения на подступах и в городе в полуокружении. Приложили много усилий при обеспечении прорыва обороны противника в ходе контрнаступления, окружения и уничтожения крупной группировки противника и развитии наступления, тесно взаимодействуя со стрелковыми и танковыми соединениями.

В первой половине 1942 г. в Красной Армии проведено совершенствование инженерных войск (Начальник инженерных войск генерал-майор инженерных войск М.П.Воробьев, начальник штаба генерал-майор инженерных войск Г.С.Назаров). Сформированы бригады специального назначения (5-7 батальонов инженерных заграждений, 1-2 электротехнических, батальон спецминирования, отряд электрификации и механических работ, рота управления). Начато формирование понтонно-мостовой бригады (3-7 понтонно-мостовых батальонов, оснащенных парками Н2П и ДМП грузоподъемностью до 50 тонн). Сформированы: тяжелый понтонно-мостовой полк двухбатальонного состава, оснащенный тяжелым мостовым парком (ТМП) грузоподъемностью до 100 тонн, пять отдельных рот фугасных огнеметов, несколько рот полевого водоснабжения, отряд глубокого бурения.

Это позволило более эффективно осуществлять все виды инженерного обеспечения войск. Особенно в городе, в который были перерезаны сухопутные пути снабжения войск и оставшегося рабочего населения, эвакуации раненых, обеспечение боевых действий войск, оборонявших город.

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск к Сталинграду с начала июня на пространстве между большой излучиной Дона и нижней Волгой инженерные войска в спешном порядке развертывали строительство четырех оборонительных полос полукольцевого начертания, фланги которых упирались в Волгу севернее и южнее города. Общая протяженность Сталинградских рубежей составила 1200 км. На них планировалось оборудование 477 батальонных районов обороны.

Однако к началу сражения под Сталинградом сплошных оборонительных позиций создать не удалось и оборона была очаговой. Особое внимание при строительстве оборонительных рубежей уделялось созданию заграждений: было отрыто 116 км противотанковых рвов и эскарпов, установлено более 200 тысяч мин, поставлено десятки сотен металлически ежей, надолбов, устроено около 11 км проволочных заграждений.

В ожесточенных боях с противником войска 62-й и 64-й армий, оборонявшие город и подступы, широко применяли армейские отряды заграждений, дивизионные инженерные резервы, которые выдвигались на угрожаемые направления для минирования узлов дорог, прикрытия флангов и стыков обороняющихся войск, чем сковывали маневр врага и вынуждали его нести потери. К 30 июля 62-я армия установила 31 тыс. противотанковых и 20 тыс. противопехотных мин. Средняя плотность минирования в полосе армии составляла 345 противотанковых и 217 противопехотных мин на 1 км фронта.

С конца июля – начала августа 1942 года, когда 14-й танковый корпус противника подходил к Волге и северной окраине Сталинграда, а его 4-я танковая армия с юго-запада подошла к первому городскому оборонительному рубежу, инженерные войска приняли участие в борьбе с ними. Во время вражеских атак саперы устанавливали мины на боевых курсах танков противника, часто подбрасывая их прямо под гусеницы. Для устройства заграждений в предполье внешнего (первого) оборонительного обвода на рубеже реки Аксай была использована оперативная группа заграждений в составе 48-го инженерного, 11-го и 120-го моторизованных, а также несколько отдельно действовавших инженерных батальонов.

Большую роль в срыве атак 4-й танковой армии гитлеровцев сыграла оперативная группа заграждений резерва Верховного Главнокомандования под командованием полковника Я.М.Рабиновича. В течение августа эта группа в составе 1581-й, 1593-й. 1602-й и 1615-й саперных батальонов, установила 140 тыс. мин, 80 фугасов, а после отхода наших войск подорвала 19 мостов. На минных полях, противник потерял 53 танка и много другой боевой техники.

В полосе 64-й армии успешно применялись подвижные отряды заграждений. Так, навстречу противнику, наступающему в направлении
ст. Тундутово, были выдвинуты подразделения 1504-го саперного батальона, которые быстро установили около 1000 мин. Точно также при попытках гитлеровцев прорваться к ст. Тингута навстречу им выдвигались 1504-й саперный и 119-й моторизованный инженерный батальоны. Эти части производили минирование в основном ночью, сбивая темп вражеского наступления.

Активное участие инженерные войска принимали в приспособлении зданий к обороне в самом городе, в строительстве огневых точек, убежищ и блиндажей. Всего за период в городе было построено около 2500 различных окопов, 200 дзотов, 370 броневых и железобетонных колпаков, 450 блиндажей и приспособлено к обороне 186 зданий.

Минно-взрывные заграждения оказались весьма эффективным средством в уличных боях. Так, например, группа минеров среди зданий, занятых противником в районе завода «Баррикады», установила 20 противотанковых мин, на которых на следующее же утро подорвалось два танка противника. В одном из зданий, которое гитлеровцы использовали в качестве наблюдательного пункта, саперами были установлены две мины замедленного действия. На следующий день мины взорвались, здание было разрушено, а под его развалинами погребены вражеские наблюдатели.

В ходе оборонительных боев саперы вели активную инженерную разведку самостоятельно, а также в составе органов общевойсковой разведки. Для инженерной разведки в тылу противника формировались группы 3-5 саперов, на которые помимо разведки возлагалась задача по устройству заграждений и производству разрушений. За время обороны в городе саперы-разведчики совершили более 30 вылазок в тыл противника.

Они не только добыли важные разведывательные сведения, но и установили несколько сот противотанковых мин, взорвали два склада взрывчатых веществ, шесть крупных емкостей с запасом воды и железнодорожное полотно на 16 участках.

В период строительства обороны на подступах к Сталинграду и в городе ведение боевых действий войск (переправа, обеспечение) осуществлялось с учетом речного транспорта. Тринадцать понтонных батальонов фронта обеспечивали переправы войск и различных грузов через реки Дон и Волгу. Важную задачу водоснабжения успешно выполняли 80-я рота полевого водоснабжения, 44, 45 и 50-я гидротехнические роты, оборудовавшие большое количество колодцев и организовывавшие в необходимых случаях подвоз и очистку воды.

Еще до того, как вражеские войска подошли к Сталинграду, на Волге в районе Дубовка, Рынок и Красная Слобода были оборудованы паромные переправы на баржах с грузовой площадью на 25-30 автомобилей каждая.

В середине августа в течение пяти дней у поселка Сталинградского тракторного завода был построен мост общей длиной 1258 м, из которых 466 м были на свайных и ряжевых опорах, а 792 м – на плавучих опорах из парка ДМП. Однако в связи с выходом противника к Волге севернее Сталинграда и появлением его вблизи моста 24 августа эстакадную часть моста пришлось взорвать, а понтонную отвести вниз по течению.

В начале боев за город в полосе обороны 62-й армии действовали четыре основные переправы. С выходом противника к Волге часть переправ пришлось свернуть. С конца сентября и до ледостава 62-я армия имела одну переправу в районе «Красный Октябрь». Эту переправу содержал 44-й понтонно-мостовой батальон, имея три парома из парка Н2П, три катера, баркас, шесть буксиров, шесть барж и три парохода.

Враг пытался парализовать движение через Волгу. Районы переправ подвергались налетам вражеской авиации и артиллерийско-минометным обстрелам. Достаточно сказать, что только в течение 26 октября на одну из сталинградских переправ противник сбросил до 100 авиабомб, выпустил 130 мин и более 120 артиллерийских снарядов.

Большие потери переправочных средств привели к необходимости организации лодочной переправы. Из саперных батальонов выделили гребцов, которые были сведены в шесть отрядов по шесть лодок в каждом. Эта лодочная переправа действовала с 26 октября по 12 ноября 1942 г. и сыграла большую роль. Кроме того, почти в каждом соединении действовали небольшие группы лодочников, которые днем и ночью в любых условиях погоды, презирая смерть, подвозили в Сталинград срочные грузы, эвакуировали тяжелораненых воинов. В особенно сложных условиях работала лодочная переправа между островом Зайцевский и расположением 138-й стрелковой дивизии. Несмотря на потери и огромные трудности, личный состав 327-го инженерного и 107-го понтонно-мостового батальонов своей героической работой обеспечивал регулярную доставку дивизии всего необходимого для ведения боя и эвакуации раненых.

С не меньшим напряжением действовали инженерные части по обеспечению переправ через Волгу в полосе 64-й армии, где начальником инженерных войск был генерал-майор инженерных войск Ю.В.Бордзиловский. Армейская переправа через Волгу находилась в районе Бекетовки и состояла из паромов тяжелого парка, нескольких пароходов, барж и лодок.

Успешному решению задачи инженерного обеспечения переправ через Волгу во многом способствовало: боевое содружество саперов и понтонеров с матросами Волжской военной флотилии и речного пароходства, тщательный отбор лодочных расчетов, их стойкость и мужество, хорошо продуманная организация работы на переправах с глубоким учетом конкретных условий обстановки.

Важной и весьма ответственной была деятельность инженерных войск по непосредственному участию в боях на улицах и в развалинах домов Сталинграда. Обеспечивая боевые действия войск в городе, саперы входили в состав штурмовых отрядов и блокировочных групп. Они подрывали развалины зданий, приспособленные противником к обороне, устраивали проходы в его заграждениях, вели подземно-минную борьбу.

С переходом Красной Армии в контрнаступление инженерные войска обеспечивали прорыв обороны противника (снятие минных заграждений, проделывание проходов в противотанковых рвах).

Проводили мероприятия по маскировке создаваемых для прорыва обороны крупных группировок войск. Готовили маршруты при создании ударных группировок и при выдвижении их к переднему краю обороны противника.

В ходе развития наступления обеспечивали преодоление рек и речушек, заболоченных участков, принимали участие в отражении контратак и контрударов путем устройства заграждений силами подвижных отрядов заграждений (ПОЗ). В зависимости от обстановки ПОЗ-ы создавались в полках и соединениях (дивизия, бригада), в том числе танковых, механизированных и кавалерийских, которые быстро прорывались в глубину обороны, захватывали и удерживали важные объекты. К примеру: 26-й танковый корпус (переименованный в 1-й гвардейский Донской танковый корпус) в ночь на 22 ноября 1942 г. захватил в Калач на Дону переправу через р. Дон и удерживал ее, применяя для этого и ПОЗ-ы бригад и корпуса. А в ночь на 23 ноября по этой переправе прошел 4-й танковый корпус и 23 ноября 1942 г. соединился в Советском с 4-м механизированным корпусом, завершив окружение более 330 тыс. группировки войск противника в районе Сталинграда. Удержание рубежей до подхода главных сил обеспечивалось войсками в т.ч. и с использованием ПОЗ-ов.

При отражении Котельниковского контрудара противника с целью деблокирования окруженных войск наши инженерные войска установили 13800 противотанковых и 2000 противопехотных мин.

На помощь окруженным гитлеровское командование перебросило по воздуху в Сталинград одиннадцать саперных батальонов РГК (45-й, 225-й, 294-й, 336-й, 501-й, 605-й, 652-й, 672-й, 685-й, 912-й, 925-й), которые с помощью мин укрепляли немецкую оборону. В период уничтожения окруженной группировки противника саперы Донского фронта сняли и уничтожили около 32 тыс. мин, фугасов и сюрпризов.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий войск в обороне под Москвой и Сталинградом показал дальнейшее возрастание роли инженерных заграждений, особенно минновзрывных. Последние стали приобретать оперативное значение. Практика создания и применения оперативных групп заграждения себя оправдала, и ее результаты были использованы и развиты в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны.

В контрнаступлении под Москвой и Сталинградом, и в ходе общего наступления советских войск довольно полно определился комплекс мероприятий инженерного обеспечения наступления и наметились основные тенденции боевого использования инженерных войск. Повысилась инженерная культура в войсках. Инженерные части и подразделения стали применяться более целеустремленно и в основном по своему прямому назначению.

Об авторе

 

Генерал-лейтенант в отставке Пономарев Анатолий Александрович родился 13 августа 1937 года.

В 1958 году закончил военное училище. В 1958-1966 годах проходил службу в инженерных частях на различных должностях в Краснознаменном Белорусском военном округе.

В 1966-1971 годах учился в Военной академии имени В.В.Куйбышева.

В последующем, с 1971 по 1975 год, командовал отдельным инженерно-саперным батальоном, понтонно-мостовым полком.

В 1975-1980 годах служил начальником инженерных войск 38 Армии.

В 1980-1981 годах в должности начальника инженерных войск 40 Армии выполнял интернациональный долг в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Начальник инженерных войск Краснознаменного Туркестанского военного округа (1982-1984 гг.), Группы советских войск в Германии (1984-1987 гг.), Юго-Западного Оперативного командования (1987-1988 гг.).

С 1989 по 1995 год возглавлял Штаб Гражданской обороны Республики Беларусь, выполнял основную задачу – ликвидация последствий аварии на ЧАЭС.

Награжден орденом «Красного Знамени», дважды орденом «Красной Звезды», орденом «За службу Родине в Вооруженных силах III степени», орденом «За спасение», орденами ДРА «Красное знамя», «Звезды III ст.».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.