О чем промолчали в Мюнхене

Геополитика и безопасность

Западные политики не хотят признавать свои ошибки

Отель Bayerischer Hof накануне открытия Мюнхенской конференции был взят под усиленную охрану в целях обеспечения безопасности высокопоставленных участников саммита.

В начале февраля в Мюнхене состоялась 49-я конференция по вопросам безопасности, которая была в целом традиционно насыщенной. В центре внимания форума в этом году были перспективы урегулирования на Ближнем Востоке, конфликт в Мали, будущее евро-атлантической безопасности, включая сотрудничество России и НАТО, роль ЕС в современном мире, вопросы обеспечения безопасности в киберпространстве.

Россию в Мюнхене представлял глава МИДа Сергей Лавров. В начале своей речи он сказал, что «невозможно не заметить символизма даты сегодняшней встречи. 70 лет назад закончилась Сталинградская битва. Сотни тысяч советских солдат, отдавших жизни за победу на Волге, сражались ради достижения всеобщего мира, как это делали и союзники».

«Смысл нашего участия в Мюнхенской конференции мы видим прежде всего в том, чтобы попытаться нащупать совместные подходы к построению сообщества безопасности на основе подлинно стратегического партнерства», – подчеркнул глава внешнеполитического ведомства.

Сергей Лавров провел также на полях форума двусторонние встречи с вице-президентом США Джо Байденом, совместным спецпредставителем ООН и ЛАГ по Сирии Лахдаром Брахими, главой Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Сирии Ахмедом Муазом аль-Хатыбом.

Комментируя прошедшие переговоры, глава МИДа отметил, что Москва и Вашингтон подтвердили, что разногласия и проблемы нужно решать на основе равноправия и взаимного учета интересов.

Касаясь встречи с лидером сирийских оппозиционных сил, Сергей Лавров отметил, что у Ахмеда Муаза аль-Хатыба есть заинтересованность в лучшем понимании позиции российской стороны по урегулированию в Сирии.

Запад в плену иллюзий

Перспективы урегулирования конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке стали одной из главных тем в ходе саммита. И этому есть свое обоснование. Американское издание Daily Beast 31 января в статье «Провал американцев в Сирии» пишет: «Насилие и чрезвычайное законодательство в Египте. Французские войска, сражающиеся с исламистскими боевиками в Мали. Осмелевшие радикалы, напавшие на газовый завод в Алжире и оставившие после себя десятки погибших. Каждое из этих событий вызывало на Западе приступы отчаяния по поводу непредвиденных последствий арабской весны».

В этой связи актуально прозвучали на конференции слова главы МИД России Сергея Лаврова, который заявил: «Если посмотреть на наиболее неспокойный сегодня регион – Ближний Восток, Северную Африку, зону Сахеля, то трудно избавиться от ощущения какого-то искривленного пространства. Возникает много вопросов в связи с подходами, применяемыми нашими партнерами. Позволяет ли поддержка выступлений за смену режимов оправдывать террористические методы? Можно ли в одной конфликтной ситуации воевать с теми, кого поддерживаешь в другой? Когда допустимо сотрудничать с авторитарными режимами (как светскими, так и не очень), а когда дозволяется поддерживать их насильственное свержение?»

Однако в ходе конференции на эти неудобные для западных политиков вопросы ответы так и не прозвучали, в том числе и от вице-президента США Джо Байдена. Как известно, Соединенные Штаты «демократизируют» Ближний Восток и Северную Африку в союзе с Катаром и Саудовской Аравией, у которой ваххабизм является официальной идеологией.

Представляется, что главная причина такого молчания кроется в том, что Запад никогда не признает своих ошибок. Ведь сегодня всем понятно, что ситуация в Мали есть последствие краха режима Муаммара Каддафи, когда союзники Запада в этом деянии, исламисты-террористы всех мастей, прихватив современное оружие из ливийских арсеналов, двинулись дальше на юг продолжать арабскую весну. Непосредственно в Ливии фактически возник вакуум власти, когда контроль над многими городами и провинциями установили никому не подчиняющиеся и радикально настроенные полевые командиры. В результате в стране началась борьба за передел сфер влияния между племенными группировками, одни исламисты воюют с другими исламистами, со всеми исламистами воюют племена. Гибель в Бенгази посла США Кристофера Стивенса стала иллюстрацией установившихся в стране хаоса и безвластия.

Как известно, инициатором действий Запада по свержению режима Муаммара Каддафи была Франция, которая сегодня сражается против своих бывших ливийских союзников в Мали. Причина таких действий французов стара как мир – борьба за ресурсы, как ни странно, с коллегами по НАТО. Однако на конференции об этом не вспомнили.

Мастера наводить тень на плетень

Можно также предположить, что нежелание признавать свои ошибки лидерами западных держав обусловлено незнанием о существовании этих ошибок, поскольку считается, что все их действия абсолютно правильны и не подлежат обсуждению. Причину такого факта можно понять из статьи известного журналиста Майкла Хастингса «Прегрешения генерала Дэвида Петреуса». В ней он привел весьма показательное мнение бывшего директора ЦРУ, который говорил: «То, во что верят политические руководители в каждом конкретном случае, гораздо важнее происходящего в действительности».

Оказывается, такая вера достигается очень просто. Как пишет автор статьи, «вся жизненная философия Петреуса строилась на обмане, на сокрытии правды, на создании ложного имиджа». Вне всякого сомнения, на всех своих высоких постах этим принципом и руководствовался Петреус, представляя руководству страны ложную информацию, на основании которой принимались важнейшие государственные решения.

Представляется, что таких деятелей на Западе, которые создают иллюзии у своего руководства в отношении реальной действительности, достаточное количество. Подтверждением этому могут служить события в Сирии, которые в точности повторяют то, что происходило в Ливии. Правда, последствия в реальной действительности там, по мнению экспертов, будут гораздо хуже. В частности, в своем выступлении на конференции вице-президент США Джо Байден заявил, что президент Сирии Башар Асад обязан покинуть свой пост и все должны с этим согласиться. Он только не добавил, что будет с теми, кто не согласится с этим требованием Соединенных Штатов. В числе таких противников находится и Россия. И с этим США должны считаться.

Точно так же в свое время говорилось и о Муаммаре Каддафи. Вне всякого сомнения, заяви вице-президент США, что Башар Асад может уйти со своего поста только по волеизъявлению сирийского народа, то есть после легитимных президентских выборов, как сразу же у сирийской оппозиции не стало бы политической поддержки США и всего Запада. Можно с уверенностью сказать, что после этого конфликт в Сирии был бы быстро улажен. Но для этого США нужно прежде всего признать свою ошибку за арабскую весну, идейным вдохновителем которой они явились, приведшую к «непредвиденным последствиям». Тем более что Барак Обама в своей инаугурационной речи провозгласил: «Десятилетие войн приближается к своему концу».

Неизменность позиции России

В 2007 году в 43-й мюнхенской конференции принимал участие президент России Владимир Путин. В своем выступлении, которое открывало конференцию, российский президент, в частности, жестко раскритиковал однополярный мир, сказав, что это «мир одного хозяина, одного суверена» и это «в конечном счете губительно не только для тех, кто находится в рамках этой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри». Представляется, что именно это обстоятельство вынудило президента США Барака Обаму провозгласить окончание «десятилетия войн», которое основательно подрывало экономику страны.

Die Welt 4 февраля в статье «Как США намерены создать новый мировой порядок» по этому поводу написала: «Американская «исключительность» уже не способна все это себе позволить». Тем не менее фраза, которую произнес Джо Байден на нынешней конференции, красноречиво подтверждает, что США по-прежнему стремятся сохранить однополярный мир во главе с собой как что-то вечное. В своем выступлении Джо Байден, помимо ситуации в Сирии, назвал и другие сферы разногласий с Россией: противоракетная оборона, расширение НАТО, вопросы демократии и прав человека. Тем не менее вице-президент во время встречи с Сергеем Лавровым за закрытыми дверями, которая явилась одним из главных событий конференции, сообщил ему, что США хотели бы вернуть отношения с Россией в нормальную колею и размышляют над тем, как это сделать.

Кстати, здесь же, в Мюнхене, в 2009 году, Джо Байден, выступая на конференции, впервые предложил курс на «перезагрузку» с Россией. По пути домой глава МИДа прокомментировал озвученную на конференции позицию США: «Со стороны наших американских партнеров есть понимание того, что по подавляющему большинству международных проблем очень трудно что-либо сделать без России и США». Сергей Лавров также отметил, что во время встречи с Байденом он сказал ему, что если мы действительно являемся партнерами в решении международных проблем, то это партнерство должно основываться на стремлении искать совпадающие подходы к каждому кризису, а не просто в расчете на то, что Россия автоматически к чему-то присоединится. «Я почувствовал, что он это понимает, и это, как мне кажется, позитивный момент», – подчеркнул глава российского внешнеполитического ведомства.

Однако самым трудным в двусторонних отношениях будет поиск взаимоприемлемых решений по проблеме ПРО, ставшей, по словам Сергея Лаврова, важным тестом на соответствие реальных дел торжественным декларациям западных стран. В своем выступлении на конференции он вновь повторил, что России нужны гарантии ненаправленности ПРО против нее. «РФ предлагает простой и конструктивный путь – согласовать строгие гарантии ненаправленности глобальной ПРО США против любой страны–члена ОБСЕ и разработать четкие военно-технические критерии, позволяющие оценивать соответствие систем ПРО заявленным целям», – сказал министр.

Трудность в том, что еще в прошлом году, накануне саммита НАТО в Чикаго, спецпредставитель Госдепа по вопросам стратегической стабильности и ПРО Эллен Тошер и помощник министра обороны США по стратегическим отношениям Маделин Кридон фактически исключили возможность компромисса: «Мы не будем обсуждать заключение юридически обязывающего соглашения, которое ограничит возможности американской системы ПРО». Из этого следует, что создаваемая глобальная ПРО, составной частью которой является ЕвроПРО, одной из своих целей имеет нивелирование российского потенциала ядерного сдерживания. Вне всякого сомнения, это необходимо США для укрепления однополярного мира, поскольку наличие у России ядерного потенциала, сопоставимого с американским, исключает такую возможность. В случае же нивелирования российского потенциала ядерного сдерживания с помощью системы ПРО Россия перестанет играть самостоятельную роль в мировой политике. И этого никто и никогда не допустит. Как сказал в заключение своей речи в Мюнхене в 2007 году Владимир Путин, «Россия – страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.