Президент не оставил армии выбора

Армия

vibor34784387387Расширенная коллегия Минобороны, которая прошла в минувшую среду в актовом зале Военной академии Генерального штаба, неоднозначно воспринята в отечественном военном сообществе. Кто-то, в основном из ветеранов и консервативных политиков, разочарован ее итогами. Они ожидали глубокого и беспощадно правдивого анализа итогов сердюковских реформ, признания ошибок власти в ее руководстве, в контроле над решениями бывшего министра и бывшего начальника Генерального штаба.

Но этого не случилось. Более того, Владимир Путин, признав, что процесс формирования современного облика Вооруженных сил был сложным и порой болезненным, тем не менее предостерег военных от реваншистских настроений, от ожиданий возвращения к дореформенным временам. И эти слова воодушевили другую часть «болельщиков», для которых прошедшие реформы, не без очень важных оговорок, стали признаком реального поворота армии к действительно новым качественным изменениям.

Ни шагу назад

Все последние годы шел сложный, порой болезненный процесс формирования современного облика Вооруженных сил, сказал Владимир Путин. Серьезные изменения коснулись систем управления тактического и оперативного звеньев, в разы возросла интенсивность военной учебы авиации и флота России, всей армии, возобновили постоянное присутствие в стратегических районах мира и флот, и авиация. Войска стали пополняться серийными партиями новейшей техники и вооружений, развернута модернизация военной инфраструктуры, включая базы, аэродромы, объекты воздушно-космической обороны. Государство в полном объеме реализовало программу значительного повышения денежного довольствия военнослужащих и провело повышение военных пенсий.

«Безусловно, есть и проблемы, – продолжил он, обращаясь к участникам коллегии, – вы о них хорошо знаете. Кстати говоря, опыт крупных, коренных военных реформ в истории нашей страны и в XIX, и в XX веке говорит о том, что сразу, что называется, с ходу идеальная модель никогда не достигалась. К некоторым вопросам приходилось обращаться по нескольку раз в поисках так называемой золотой середины. Сегодня в планы военного строительства также могут и уже вносятся отдельные корректировки, уточнения. Это в целом сложный процесс». «Нельзя следовать, безусловно, шаблонам, однако, и это тоже хочу подчеркнуть, постоянных шараханий, бесконечных ревизий ранее принятых решений быть не должно. Тем более что сейчас мы выходим на тот этап, когда нужна именно тонкая шлифовка всех деталей сложной военной машины».

Нетрудно заметить, что эти слова президента автор уже приводил в своей предыдущей публикации в прошлом номере «НВО» («Тонкая настройка сложного механизма»), но считаю своей обязанностью повторить их еще раз, ибо, по моему мнению, здесь лежит ключ того, как стоит относиться к пяти прошедшим годам военной реформы. Да, в ней была масса нелепостей (кто регулярно читает «НВО», знает, о чем идет речь – мы о них постоянно писали. – В.Л.), но главное сделано – созданы четыре военных округа или объединенных стратегических командования на случай войны, вместившие в себя все войска, расположенные на подчиненной им территории, заложена основа для трехзвенной системы управления войсками и тяжелые танковые и мотострелковые дивизии превращены в три вида бригад – тяжелые, средние и легкие.

Без современных систем управления армия не боеспособна. Фото с официального сайта Министерства обороны РФ

Не со всеми этими решениями можно согласиться (опять отсылаю читателя к публикациям нашей газеты) – авторы «НВО» не раз писали о том, что если с бригадами в европейской части России еще более или менее ясно, то в центральной части страны, в том числе и в уральской зоне, а особенно в Забайкалье и на Дальнем Востоке, бригады в случае обострения обстановки вряд ли смогут сдержать серьезного противника до подхода основных сил армии. И такое поголовное снижение боеспособности войск ничем оправдать нельзя. Даже демографическим провалом, который не позволяет призывать в армию и на флот необходимое число рекрутов. А профессионально подготовленным резервом у нас почему-то никто по большому счету так и не занимается.

Тем не менее, как подчеркнул президент, «динамика геополитической обстановки требует от нас выверенных и быстрых действий. Вооруженные силы России должны выйти на принципиально новый уровень возможностей уже в ближайшие три-четыре-пять лет». Как это сделать? Ответы также содержатся в словах Верховного главнокомандующего и министра обороны.

Задачи первого ряда

Генеральный штаб, потребовал президент, должен в течение 2013 года определить базовые подходы и идеологию организации обороны страны на перспективный период до 2016–2020 года. И в течение двух ближайших лет этот план необходимо проработать во всех деталях.

Вот ключевые задачи, которые поставил перед Минобороны и Генштабом Главковерх. Первая из них – нужно завершить процесс создания полноценных группировок на всех стратегических направлениях. Все соединения и части необходимо содержать только в категории постоянной готовности. Вторая – за 2013–2014 годы укомплектованность Вооруженных сил рядовым и сержантским составом должна быть доведена до 100%. При этом, подчеркнул президент, срок службы по призыву, как и прежде, составит 12 месяцев и пересматриваться не будет. Соответственно будет увеличиваться доля профессионалов-контрактников. И требуется развернуть систему подготовки специалистов – офицерского, сержантского и рядового составов – с учетом возрастающих потребностей войск, обеспечить ритмичную, стабильную работу учебных центров, военных вузов и академий.

Именно в связи с этим требованием, судя по всему, и принято решение о наборе осенью этого года в военные вузы 15 тыс. курсантов. Только в Академию РВСН имени Петра Великого набор увеличивается сразу в 15 раз. С 70 человек до 1 тыс. с небольшим. Опять открываются школы прапорщиков и мичманов. Число специалистов в этом звании планируется довести до 55 тыс. Правда, до того как бывший министр обороны ликвидировал эту категорию военнослужащих как класс, их было в войсках 110 тыс. Но надо понимать сообщение о возвращении прапорщиков так, что они придут не на все должности, которые занимали раньше. А только в командиры экипажей и боевых расчетов, техниками рот и батарей, в авиационные ТЭЧ, на гидроакустические посты… Словом, туда, где требуются глубокие знания боевой техники, прочные навыки управления ею и умение руководить в бою людьми. Не исключено, их могут вернуть и на должности старшин рот-батарей, а вот на складах, как и на других тыловых постах, останутся, как и раньше, в основном гражданские специалисты.

Правда, должно резко возрасти в войсках количество контрактников. Сегодня их, как свидетельствуют официальные данные, насчитывается 186 тыс., но к концу 2017 года должно стать 425 тыс. Стоит задача ежегодно набирать по 50 тыс. контрактников, отправлять их на специальные курсы и только после их окончания – в подразделения. Причем профессионалов планируется направлять на сержантские должности, в плавсостав ВМФ, боевые подразделения ВДВ, спецназ и морскую пехоту, водителями многоосных тягачей и спецавтомобилей, в соединения, привлекаемые к миротворческой деятельности. 15-я отдельная мотострелковая миротворческая бригада, расположенная под Самарой, к концу этого года должна стать полностью контрактной. Контрактными будут, в частности, и десантно-штурмовые полки ВДВ.

Третья позиция в требованиях Верховного – повышение интенсивности боевой учебы. Она в последнее время проводится очень активно, говорил он, но сейчас необходимо повысить ее качество, усложнить требования к каждому бойцу и командиру. Совсем недавно, напомнил Путин, Генеральный штаб проверил готовность ряда подразделений к оперативному боевому развертыванию. Министр обороны подробно доложил президенту об итогах этих учений. И Главковерх в целом высоко оценил его. «Проведенное мероприятие, – заметил он, – показало удовлетворительную как минимум, если не сказать хорошую, готовность, во всяком случае тех подразделений, которые были задействованы в этом мероприятии. И просил бы их соответствующим образом отметить». При этом, подчеркнул президент, «программа боевой подготовки должна быть не «паркетной», когда о будущей учебной тревоге даже рядовые знают чуть ли не за полгода, а максимально приближенной к реальным условиям, к условиям современного боя, условиям современных способов ведения вооруженной борьбы. А это действия на незнакомой местности, быстрый маневр на дальние расстояния, боевое слаживание разных видов войск».

«Именно в такой логике должно быть организовано стратегическое учение «Запад-2013», – потребовал президент. – Нужно испытать «в поле» новые образцы вооружений, проверить работу систем управления войсками и координацию действий частей и соединений, что особенно важно, имея в виду наши проблемы, касающиеся связи. На это прошу обратить особое внимание».

Немало времени посвятил в своем выступлении Верховный главнокомандующий и проблеме оснащения армии и флота новой боевой техникой и вооружениями. «Все принятые решения по оснащению Вооруженных сил новой техникой должны быть реализованы в полном объеме, – сказал он. – В ходе целого ряда специальных совещаний, состоявшихся прошлым летом, мы уточнили приоритеты этой работы по каждому виду и роду войск, а также сроки поставки вооружения и техники. Я прошу Минобороны строго следовать параметрам Государственной программы вооружений, находиться в самом тесном контакте с предприятиями оборонки, с каждым конкретным заводом и конструкторским бюро, предметно разбираться с каждым случаем задержки или ненадлежащего исполнения контрактов и поставок техники в войска».

Уже к 2015 году доля вооружений нового поколения должна составить, напомнил Путин озвученные ранее параметры, – 30%, а к 2020 году дойти до 70–100%. При этом подчеркнул, что практически все оружие и боевая техника будут, разумеется, производиться на наших оборонных предприятиях. Для этого проводятся внутренняя реструктуризация самого оборонно-промышленного комплекса и формирование интегрированных структур. Уже сейчас они выпускают более 60% всей военной продукции. Поставки вооружений нарастают. Задача Минобороны – эту технику освоить вовремя. Не только научиться применять ее в бою, но и грамотно обслуживать, ремонтировать, хранить. Бережно к ней нужно относиться. В этой связи прошу особое внимание уделить созданию систем эксплуатации и войскового ремонта.

И последняя не по значимости, а по счету задача, которая относится не только к армии, но и к оборонно-промышленному комплексу: в течение ближайших двух лет должна быть создана система перспективных исследований и разработок в области науки и военных технологий. Нужно развивать ведущие научные школы, занимающиеся теорией строительства и применения Вооруженных сил в современных условиях, поддержать работу военно-научных центров, в том числе участвующих в создании беспилотных летательных аппаратов, боевой робототехники, некоторых других перспективных разработок. Эти исследования проводятся во всех ведущих странах мира. Мы здесь не только отставать не должны, мы должны работать на опережение.

От проблем глобальных – к конкретному человеку

О том, как это будет происходить, достаточно подробно рассказал в своем докладе министр обороны Герой России генерал армии Сергей Шойгу. «Наращивание оборонного потенциала является для нас ключевой задачей, – подчеркнул он. – Министерством обороны выполнен большой комплекс мероприятий по развитию Вооруженных сил. Созданы межвидовые группировки на стратегических направлениях, пошла серийная поставка нового вооружения и военной техники в войска, сформированы соединения и воинские части постоянной боевой готовности, повысилась интенсивность их подготовки». Вместе с тем «ряд направлений строительства Вооруженных сил требует корректировки». Среди этих направлений – совершенствование системы управления армией и флотом. Впервые в военном ведомстве планируется создать вертикально интегрированную многоуровневую систему автоматизированного управления. В Минобороны развертываются центры боевого управления и управления повседневной деятельностью войск. Эта система охватит все звенья руководства Вооруженными силами, а также позволит скоординировать усилия 49 министерств и ведомств, участвующих в реализации Плана обороны страны. Воздушно-десантные войска станут войсками быстрого реагирования, – сообщил министр. – Их парашютно-десантные полки и десантно-штурмовые будут состоять из контрактников.

Глава военного ведомства напомнил, что в последние месяцы были уточнены основы функционирования системы боевой подготовки. С этой целью воссоздано Главное управление боевой подготовки, возвращается в армию и на флот институт прапорщиков и мичманов, современная боевая техника и высокоточное оружие требуют высококвалифицированных кадров, поэтому усиливается работа по набору контрактников, все они будут проходить специальную подготовку. На обсуждение палат Федерального собрания вынесен вопрос о продлении предельного срока службы для офицерского состава еще на пять лет. (Непонятно, почему мы должны увольнять в запас мужчину в полном расцвете сил в 45 лет только потому, что он достиг предельного срока службы, заметил министр). Впервые за последние три года этой осенью будет набрано в военные вузы 15 тыс. курсантов. Выбраны оптимальные предложения по системе базирования войск. Реализуется план обустройства военных городков на 2013–2014 годы и на перспективу до 2017 года. Он увязан по срокам и ресурсам. В докладе министра прозвучали такие цифры: предполагалось сократить число военных городков до 200, но это потребует больших средств и оставит без служебного жилья тысячи офицерских семей. Поэтому на первое время число гарнизонов будет сокращено до 500, а потом в течение нескольких лет до 400. На этом будет сделана остановка.

Говорил Сергей Шойгу и о других важных проблемах для армии и флота. В частности, об обеспечении войск новой боевой техникой и вооружениями. К сожалению, сохраняется низкая исполнительская дисциплина при размещении и выполнении гособоронзаказа как со стороны органов военного управления, так и организаций оборонно-промышленного комплекса. Низкая эффективность реализации научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, невыполнение плановых заданий (из-за этого в минувшем году ВМФ не досчитался трех атомных подводных лодок и двух кораблей, которых судостроители не смогли во время сдать российским военным морякам. – В.Л.). «Много проблем с определением цены на военную продукцию и с качеством техники и вооружения», – сказал министр. Он подчеркнул, что армия не должна заниматься согласованием цены с ОПК. Ее не интересуют деньги, ей нужны единицы вооружений, а определением цены пускай занимаются третьи организации. «Мы должны определять тактико-технические характеристики, количество вооружений, сроки их поставок в войска, а не марки и цену титана, алюминия, кабельной продукции и других комплектующих», – заявил он.

Подробно остановился Сергей Шойгу и на решении социальных вопросов военнослужащих. За последние годы, сообщил он, правительство выделило огромную сумму на приобретение постоянного жилья для увольняемых в запас – 340 млрд. руб. Было закуплено более 108 тыс. квартир. Только в прошлом году заселено около 80 тыс. семей. Но осталось еще 33 тыс. бесквартирных, к которым прибавилось 24 тыс. уволенных в запас в 2012-м. Есть еще 40 тыс. «распоряженцев», на которые ежегодно расходуется 30 млрд. руб., а это 17 тыс. квартир. В Москве 4 тыс. квартир занято людьми, потерявшими всякую связь с Вооруженными силами. Поэтому теперь решено с 1 января 2014 года выдавать людям деньги на приобретение собственного жилья, иначе с очередью бесквартирных в армии и на флоте, никогда не покончить.

Правда, эта идея о выдаче денег на покупку жилья вызывает у бесквартирных массу вопросов. Они должны быть решены и решены справедливо, иначе нового взрыва конфликтов в военном ведомстве, по нашему мнению, опять не избежать.

После доклада Сергея Шойгу работа коллегии перешла в закрытый режим.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.