1812 год – трагедия Беларуси. Глава 8. Отступление Наполеона: жертвы и разрушения (Часть 1)

История

TARAS8d0d0860994ea60b692463fb1b60a8fa_originalОт Смоленска к Москве и обратно

«Мы уже довольно сожгли пороха, и довольно пролито крови; ведь когда же ни будь надобно покончить! За что мы деремся?.. Вы хотите иметь сахар и кофе, вы будете иметь их». Наполеон

В Смоленске перед Наполеоном встал тот же вопрос, что и в Витебске: что делать дальше? Сначала он решил прекратить дальнейшее продвижение и во второй раз сказал своим приближенным, что кампания 1812 года завершена. Кроме того, Наполеон заявил взятому в плен под Смоленском российскому генерал-майору Павлу Тучкову, что не желает более воевать, а хочет подписать мирный договор. Видимо, он был готов пойти на уступки в своей политике континентальной блокады, так как сказал:

«Мы уже довольно сожгли пороха, и довольно пролито крови; ведь когда же ни будь надобно покончить! За что мы деремся?.. Вы хотите иметь сахар и кофе, вы будете иметь их».

Он попросил пленного генерала довести эти слова до сведения императора Александра через его брата, генерал-лейтенанта Николая Тучкова, который командовал 3-м пехотным корпусом. Возможно, если бы сообщение вовремя достигло Петербурга, ответ царя был бы положительным. Но в те времена из-за плохого сообщения (депеши доставляли фельдъегери — конные курьеры) любые решения принимались задним числом. А как раз в этот момент столичные «ура-патриоты», впечатленные удачным соединением 1-й и 2-й армий, стали требовать смены главнокомандующего, перехода в наступление и «генерального сражения».

Не получив ответа, император передумал. Он решил занять Москву.

Результаты получались обратные тем, каких ожидали в Петербурге от перемены главнокомандующего. С назначением Кутузова главнокомандующим 8 (20) августа до конца 1812 года армия вообще лишилась центрального руководства. Дальнейшие события развивались стихийным путем — и генеральное сражение, о котором мечтали «патриоты», но которое было нужно только Наполеону, застало российскую армию в самых невыгодных условиях, на позиции у села Бородино, в 100 километрах от Москвы. Эта позиция была неудачно выбрана и еще хуже укреплена. Она была неприступна с той стороны, откуда никто не угрожал, и настолько доступна со стороны, обращенной к неприятелю, что Наполеон захватывал батареи кавалерийскими атаками. Здесь российская армия пассивно ожидала противника, и приняла сражение вместо того, чтобы его дать.

Российские войска при Бородино (1-я и 2-я армия, получившие значительные пополнения, включая 10 тысяч ополченцев) насчитывали в день боя 155 тысяч солдат и офицеров; ее артиллерия имела 640 орудий. У Наполеона было 134 тысячи человек (гвардия, 5 пехотных и 4 кавалерийских корпуса) и 587 орудий. Русские имели преимущество на 21 тысячу человек и 53 орудия. К тому же 20 тысяч штыков гвардии Наполеон не хотел вводить в бой ни при каких условиях, а его артиллерия обладала меньшей дальнобойностью, чем русская.

Утром 26 августа (7 сентября) 1812 года произошла Бородинская битва — одна из самых кровопролитных в истории XIX века. В этом сражении Кутузов достиг только того, что не был разбит наголову. К вечеру все русские позиции (левое крыло и центр; правое крыло Наполеон не атаковал) были в руках французов; неприятель имел 20-тысячный нетронутый резерв, — тогда 2-я Западная армия более не существовала, а 1-я была совершенно расстроена, потеряв до 40 % личного состава.

Солдаты-беларусы приняли самое широкое участие в этом сражении. Так, беларусами были укомплектованы 7 дивизий (3-я, 4-я, 11-я, 12-я, 17- я, 23-я, 27-я), оборонявшие Семеновские флеши. А в центре Бородинского поля сражалась 24-я пехотная дивизия, укомплектованная уроженцами Минской губернии. Она защищала от атак противника курган, названный «батареей Раевского».

Российские войска потеряли при Бородино убитыми и ранеными около 58 тысяч солдат и офицеров (37,4 % личного состава), а также 47 генералов. Потери французов были значительно меньше — 28 тысяч убитых и раненных (20,8 % личного состава). Потери русских поражают своею непропорциональностью в сравнении с французскими. Если более слабая артиллерией и все время энергично наступавшая армия Наполеона потеряла 28 тыс. чел., то россияне потеряли на 30 тыс. больше. В результате на следующий день Наполеон оказался вдвое сильнее Кутузова, тогда как накануне он был сильнее его лишь на 25%.

Когда Кутузову доложили о потерях, он приказал отступать к Москве. Наполеон двинулся вслед за русскими. Тогда Кутузов, желая сохранить армию, решил оставить Москву. Вместе с войсками старую столицу страны покинули все чиновники и дворяне вместе со своими рабами (дворовыми людьми). Большинство прочих слоев населения осталось на месте.

За отступавшими российскими войсками следовал корпус маршала Мюрата. Уже 9-го сентября французские войска заняли Можайск, а 10-го принц Евгений Богарнэ со своими итальянцами вошел в Рузу. Утром 1 (13) сентября Наполеон со своей свитой поднялся на Поклонную гору. Перед ним лежала Москва.

xxx

2 (14) сентября 1812 года французы вошли в Москву. А на следующий день в городе вспыхнули пожары. Команды поджигателей были сформированы из чинов полиции по приказу московского генерал-губернатора графа Федора Ростопчина . Вскоре Москву охватило море бушующего пламени. Сгорело две трети домов — 6,5 тысяч.

«Московское сидение» Наполеона (36-дневное пребывание в Москве) явилось второй принципиальной ошибкой великого полководца в этой войне (первой, напомню, было 18-дневное пребывание в Вильне). Оперативная обстановка и соотношение сил за это время изменились не в его пользу.

Правда, Наполеон мог бы поставить императора Александра I и российское правительство на колени, если бы издал указ об отмене крепостного рабства на всей территории великорусских губерний, контролируемой его войсками. Но он не решился на такой шаг. Сам Наполеон после возвращения в Париж на заседании Сената Франции 8 (20) декабря 1812 года объяснил это следующим образом:

«Я мог бы поднять против ее /России/ большую часть собственного населения, объявив освобождение рабов(… Когда я узнал грубость нравов этого многочисленного класса русского народа, я отказался от этой меры, которая обрекла бы множество семейств на смерть, разграбление и самые страшные муки».

Гуманизмом Наполеон, как известно, не отличался. Поэтому более вероятна другая причина. Он не столько беспокоился о судьбе российского дворянства, сколько о падении огромной страны в пучину социально-политического хаоса. В таком случае весь его поход полностью терял свой смысл.

Так или иначе, ничего сделано не было. 19 (31) октября французская армия покинула Москву. Узнав об этом, Кутузов двинул войска наперерез Наполеону и закрыл ему дорогу на юг. После сражения под Малоярославцем 24-25 октября (6-7 ноября) Наполеон на военном совете в Городне решил отступать через Можайск и далее по старой Смоленской дороге.

Войскам пришлось идти через разоренные войной районы, притом в условиях морозов, начавшихся с 23 октября (4 ноября). Армия потеряла в пути от Москвы до Смоленска более половины лошадей, страдала от холода и нехватки провианта (основной пищей людям служило мясо лошадей, павших от бескормицы). Вот свидетельство очевидца, некоего Вильсона, записанное им 22 октября (5 ноября) в 40 верстах от Вязьмы по дороге к Смоленску: «Сегодня я видел сцену ужаса, которую редко можно встретить в новейших войнах, 2 тысячи человек, нагих, мертвых или умирающих, и несколько тысяч мертвых лошадей, которые по большей части пали от голода. Сотни несчастных раненых, ползущих из лесов… 200 фур, взорванных на воздух, каждое жилище по дороге — в пламени»…

Среди разрухи и пожарищ не было никакой возможности поддерживать дисциплину в войсках. Командиры не могли совладать с анархией в переутомленных походом частях. Хуже всех вели себя союзники: вспомогательные войска еще в сожженной Москве окончательно превратились в банды мародеров.

Именно мародерство породило то, что не смогли сделать царские манифесты — народную войну. Крестьянство вооружалось чем попало, чтобы защититься от разбойников в солдатских мундирах. Об этом писал и генерал А.П. Ермолов в своих записках:

«Если бы вместо зверства, злодейств и насилий неприятель употребил кроткое с поселянами обращение, и к тому же не пожалел денег, то армия (французская) не только не подверглась бы бедствиям ужаснейшего голода, но и вооружение жителей или совсем не имело бы места, или было бы не столь общее и не столь пагубное».

Несмотря на то, что крестьянские отряды самообороны были разрозненны, малочисленны и не вступали в боевые действия, им удалось достичь основной цели — фуражировки и реквизиции стали невозможны. А они были единственным средством прокормиться в стране, где французская армия не имела запасных магазинов. Небольшие отряды фуражиров истреблялись уже на расстоянии всего десяти верст от основной армии. Приходилось посылать за фуражом пехоту с пушками. Между тем совсем недалеко от главной дороги, по которой шли на запад французские войска, оставалась масса нетронутых деревень, где позже успешно кормились российские войска — тоже путем грабежа и мародерства.

28 октября (9 ноября) армия Наполеона и значительное число штатских лиц (около 85 тысяч человек, хотя боеспособных среди них было немногим более половины) достигла Смоленска. Однако это не улучшило ее материальное снабжение и моральное состояние. А вот положение на стратегических флангах театра военных действий к этому моменту изменилось в пользу противника.

Северный фланг

Успешно для русских разворачивались события в бассейне Западной Двины. К концу сентября за счет подкреплений корпус П.Х. Витгенштейна вырос с 15 до 40 тысяч человек. А потери наполеоновских войск почти не восполнялись. К тому же Макдональд, опасаясь за свой левый фланг возле Риги, перешел от Динабурга к Бавску, в результате чего окончательно утратил возможность взаимодействия с войсками корпусов Л.Г. Сен-Сира и Н.Ш. Удино. Правда, этот недостаток частично компенсировал свежий 9-й корпус К.П. Виктора, который 16 (28) сентября прибыл в Смоленск из Вильни через Минск. Но инициатива перешла теперь к Витгенштейну.

Продолжение следует

1 thought on “1812 год – трагедия Беларуси. Глава 8. Отступление Наполеона: жертвы и разрушения (Часть 1)

  1. тенденциозная и поверхностная статья с передергиванием фактов.оценка — -1. впрочем, фамилия автора как бы намекает…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.