Станет ли Польша лидером Восточной Европы?

Геополитика и безопасность

pllide9286329862В начале февраля Европейский совет по международным отношениям (ECFR), являющийся «фабрикой мысли Евросоюза», проводящей анализы по внешнеполитическим аспектам и безопасности, отметил Польшу в пяти областях внешней политики. Польша признана лидером по реализации совместных проектов в рамках НАТО и совместной политики безопасности и удостоена похвалы за политику (визовую) в отношении России, Украины и Молдавии, а её внешняя политика — за «наибольшую активность по демократизации» Белоруссии.

В середине февраля министр иностранных дел Польши Радослав Сикорски по итогам обсуждения реализации программ «Восточного партнёрства» на заседании глав МИД стран ЕС в Брюсселе сообщил, что восточная политика его страны сопровождается многочисленными успехами, заявив:

— Обратите внимание на то, что с нашими восточными партнёрами мы говорим про договоры об ассоциации, а не про войны. На сегодняшний день Восток — это место, где Европа ведёт успешную политику. Остаётся лишь эти успехи закрепить в виде двусторонних договоров.

В последнее время официальная Варшава предприняла ряд шагов, направленных на закрепление успехов на Востоке с целью приобретения новых козырей для предстоящего в ноябре 2013 года саммита «Восточного партнёрства» в Вильнюсе. Согласно заявлению представителя ЕС по иностранной политике и политике безопасности Кэтрин Эштон, этот саммит станет «серьёзным поводом поговорить об углублении отношений» ЕС и стран-членов «Восточного партнёрства». В пользу этого говорит и то, что его планируют посетить главы всех стран, входящих в Европейский Союз.

Варшава вернулась к своей традиционной геополитике в начале нового тысячелетия, когда её дипломаты, вроде тогдашнего исполнительного директора Новой атлантической инициативы в Вашингтоне и нынешнего главы МИД Польши Радослава Сикорского стали заявлять, что «реалистичной задачей является наша роль лидера группы посткоммунистических стран в НАТО и Европейском Союзе», а «правые» политики, вроде будущего президента Леха Качиньского заговорили о необходимости создания новой Речи Посполитой, подразумевая, в числе прочего влияние Польши «от можа [Чёрного] до можа [Балтийского]», в соответствии с классической формулировкой польской экспансии.

Первым этапом реализации планов на Востоке стала чрезвычайная активность Варшавы во время «революции роз» в Грузии в 2003 году, «оранжевой революции» на Украине в 2004 году, выборов президента Молдавии в 2005 году и резкой активизации Союза поляков Белоруссии, сопровождавшегося рядом громких скандалов.

Вторым этапом стал запуск в 2006 году программы 4-й Речи Посполитой, предполагающей «формирование особого национально-культурного ландшафта» т.н. «Малой Польщизны», включающей в себя приграничные с Польшей земли Украины и Белоруссии. В её рамках Варшава финансирует и реализует ряд проектов вроде «карты поляка»; программ обучения в Польше активистов молодёжных структур; спутникового телеканала и радиостанций, вещание которых на восточном направлении курирует Совет по телевидению и радиовещанию Польши.

На третьем этапе польским МИДом был выдвинут (с подачи Вашингтона и Брюсселя и при участии литовцев) проект «Восточное партнёрство», по сути ставший продолжением ГУАМ, который продемонстрировал в августе 2008 года военно-политическую несостоятельность.

В рамках «Восточного партнёрства» Польша курирует восточное направление, включающее Украину, Молдавию и Белоруссию. (Южное направление, включающее Грузию, Азербайджан и Армению курирует натовская Турция).

В определённом смысле в сферу польских интересов входит и территория Калининграда, который с недавнего времени (после смены доменных имен сайтов, которые таким образом упорядочили, заведя на официальный портал МИД Польши) польские дипломаты уже переименовали в «Крулевец» в «Исторической справке» на официальном сайте Генконсульства Польши в Калининграде.

Интерес Запада – превращение постсоветских республик в энергоотмычку для взлома сырьевой кладовой Евразии. Интерес Варшавы – под «крышей» Вашингтона-Брюсселя опередить Москву и, использовав заминки в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, «закрепить» его за собой. Реализовать проект возрождения легендарной Сарматии в политическом (интеграция в рамках 4-й Речи Посполитой) и экономическом смыслах – на энерготранзитном пространстве, которое свяжет в единую инфраструктуру Чёрное и Балтийское моря.

Соответствующее соглашение о создании Черноморско-Балтийского энергоколлектора («о развитии грузоперевозок от Балтийского моря до Черного») было подписано Литвой, Украиной и Белоруссией практически одновременно с появлением «Восточного партнерства» — 12 мая 2008 года в Вильнюсе. Тогда же было продекларировано намерение расширить географию данного проекта, пригласив присоединиться к нему Турцию, Азербайджан, Грузию «и другие заинтересованные государства».

Белоруссия. Белорусские власти в настоящее время активизируют «западный вектор» внешней политики на фоне демонстрации недовольства «отдельными аспектами работы ЕЭП». Эти устремления находят определенное понимание на Западе. С начала 2013 года в Минске побывало более десятка эмиссаров из США, Европы и Ватикана. Включая временного поверенного в делах США в Белоруссии Итана Голдрича, делегацию Совета Европы во главе с руководителем кабинета генсека Совета Европы Бьерна Берге, посла Ватикана Клаудио Гуджеротти, главу представительства Евросоюза в Белоруссии Майру Мору и др.

29 января, в преддверии Высшего Государственного совета Союзного государства, Александр Лукашенко заявил главе внешнеполитического ведомства Белоруссии Владимиру Макею (слетавшему после этого на неформальный саммит глав МИД стран «Восточного партнёрства» в Грузии, несмотря на то, что внесен в список «невъездных» белорусских чиновников), что «на оси «Восток-Запад» меня интересует больше западная проблематика».

В середине февраля темы развития межпарламентских контактов и участия Белоруссии в мероприятиях «Восточного партнёрства» стали основными в ходе встречи замдиректора департамента континентальной Европы МИД Франции Флоранс Феррари с послом РБ в Париже Павлом Латушко, «незаметившим» в 2000-е гг. в бытность послом РБ в Польше стремительного ополячивания сотен тысяч представителей местной белорусской диаспоры и внесшим, в бытность министром культуры Белоруссии, огромный вклад в вестернизацию в пропольском ключе культурно-смысловой сферы РБ.

Украина. В рамках реализации стратегии на Востоке Варшава разыгрывает в первую очередь украинскую карту, стремясь заставить Киев двигаться в фарватере своей политики. Шаги в данном направлении – бесплатная выдача гражданам Украины польских виз, а затем и «карты поляка» (по оценкам польской печати, только на западе Украины ее обладателями могут стать около миллиона человек), стремление к «повышению безопасности и целостности ЕС в энергетической сфере», заключающееся в предоставлении всемерной поддержки проектам вроде украинско-польского нефтепровода Одесса-Броды-Плоцк (в этом же контексте можно упомянуть противодействие созданию Киевом двустороннего консорциума с Россией по управлению украинской газотранспортной системой).

В настоящее время Варшава интенсифицирует процесс, поскольку основательно готовится к ноябрьскому саммиту «Восточного партнёрства». На это указывает и согласование в первой декаде февраля на 23-м заседании Консультационного комитета президентов Украины и Польши, состоявшемся в Киеве, проекта Программы стратегического партнерства между Польшей и Украиной на 2013-2015 годы, и планируемые в начале третьей декады февраля визит Виктора Януковича в Польшу и встреча с президентом Брониславом Коморовским, утверждающим: «В Киеве ключ от нашей части Европы… Я чувствую себя человеком, имеющим особый опыт польского бытия на Востоке, а также польского ведения восточного мира».

В данном особом ведении польский лидер убежден непоколебимо, считая, что именно Польша должна быть региональным лидером, поскольку у нее «особая миссия в интеграции Европы», а поляки «имеют богатый опыт совместного бытия» с другими народами ещё со времён 1-й Речи Посполитой (воспетой Сенкевичем и Гоголем). В своём политическом мировоззрении президент Польши является последователем идей Гедройца-Мерошевского, сформулированных в среде польской эмиграции в годы «холодной войны». Их истоки лежат в политических представлениях Юзефа Пилусдского о т.н. федерализме территорий некогда входивших в состав 1-й Речи Посполитой.

Молдавия. Власти Молдавии считают Польшу «локомотивом Евросоюза на Восток». Первый вице-спикер парламента Молдавии Владимир Плахотнюк официально заявил об этом 26 ноября в Варшаве на встрече с представителями обеих палат парламента Польши, подчеркнув «мы приветствуем тот факт, что и в условиях экономического кризиса Польша продолжает поддерживать нашу страну, особенно на местном уровне, проявляя тем самым солидарность с молдавскими гражданами».

В свою очередь официальная Варшава устами вице-председателя сената Польши Яна Выровинского подчеркивает, что Польша очень заинтересована в том, чтобы Молдавия была «как можно ближе к Европейскому Союзу». «Мы поддерживаем евроинтеграцию Молдавии и надеемся, что Соглашение об ассоциации с ЕС будет подписано уже в 2013 году на ноябрьском саммите «Восточного партнерства», который пройдет в Вильнюсе», — заявил Выровински.

Согласно заявлениям европейских чиновников, из трёх «европейских» постсоветских республик Молдавия (наряду с Грузией и Арменией) «зафиксировала самый большой прогресс в рамках программы ЕС «Восточное партнёрство».

Председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу заявил об этом ещё 30 ноября на пресс-конференции по итогам второго саммита лидеров «Восточного партнёрства», прошедшего в Ереване. 23 января 2013 года на встрече с премьер-министром Молдавии Владимиром Филатом в Кишинёве глава управления Европейской комиссии по внешним связям Гуннар Виганд сообщил, что «имеются все предпосылки», чтобы Молдавия первой среди стран «Восточного партнёрства» заключила с Европейским Союзом т.н. Соглашение об ассоциации. Прибывший в тот же день в Кишинев вице-премьер Люксембурга Жан Ассельборн в ходе встречи с президентом Молдавии Николаем Тимофти отметил, что «Республика Молдова — единственная страна «Восточного партнёрства», заслуживающая продвинутого диалога с ЕС». В этом контексте Ассельборн рекомендовал Молдавии использовать в реализации европейских устремлений принцип «малых шагов».

Литва. В определённом смысле Вильнюс можно рассматривать в качестве регионального соперника Варшавы. Первые лица Литвы ещё десять лет назад заявляли, что видят Литву «региональным лидером за счёт членства в ЕС и НАТО и активного развития отношений с соседями».

Литовские политики официально апеллируют к общему древнему прошлому с Белоруссией и Украиной как причине особого внимания Вильнюса к данному направлению внешней политики.

Например, после того как президентом Белоруссии стал Александр Лукашенко, Литва, по словам экс-президента Литвы Альгирдаса Бразаускаса, стала «посредницей между Беларусью и европейскими структурами» (в качестве этого посредника литовское посольство в Минске уже около десяти лет является контактным между Белоруссией и НАТО).

Кроме того, Литва стала первой страной ЕС, которая, решая задачи создания альтернативных маршрутов поставок углеводородов в Евросоюз, пошла в последние годы на установление тесных экономических контактов с Белоруссией, что демонстрируют, например, визит в Вильнюс (2009) и прочие контакты с литовскими властями невъездного в Европу белорусского президента и его окружения, демонстрирующего неподдельный интерес к приобретению недвижимости в Прибалтике.

В настоящее время и Литва, и Польша заинтересованы в предотвращении восстановления позиций России на постсоветском пространстве, а также в создании эффективного механизма давления на Евросоюз, особенно с учетом его зависимости от поставок энергосырья с Востока.

Однако, и так обладающая несравненном большим потенциалом, Польша при этом может рассчитывать ещё и на Вашингтон, заинтересованный в «нужном векторе» эволюции идеи Черноморско-Балтийского буфера между Россией и Евросоюзом под эгидой Варшавы и знающий как поляки смогут инвестировать в экономику и инфраструктуру те 70 миллиардов долларов, о которых заявил 13 октября 2012 года вице-премьер Польши Дональд Туск.

Таким образом, на вопрос, сформулированный в заглавии статьи (Станет ли Польша лидером Восточной Европы) можно ответить утвердительно в случае, если:

1. Учитывая финансовые проблемы Европейского Союза (дефицит бюджета которого в 2012 году превысил 16 миллиардов евро), проанонсированные Дональдом Туском десятки миллиардов долларов будут действительно изысканы и вольются в польскую экономику.

2. Постсоветские режимы будут и дальше тормозить давно назревший процесс своего политического/кадрового оздоровления/обновления и способствовать «обживанию» смысловой сферы подконтрольных территорий западной системой влияния.

3. Российские дипструктуры продолжат т.н. «работу с соотечественниками» на постсоветском пространстве в том же формате, что имеет место последние годы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.