Для чего США реструктурируют ПРО?

Геополитика и безопасность ЕвроПРО Новости

pro15imagesПосле двух десятков лет с момента исчезновения Советского Союза с политической карты мира и распада Организации Варшавского договора вопрос ядерного сдерживания не утратил своей актуальности. Следует напомнить, что стратегический паритет между Москвой и Вашингтоном сложился еще полвека назад. Во многом и сейчас на этом основывается стратегическая стабильность в российско-американских отношениях. Для поддержания этого равновесия еще в 1972 году СССР и США заключили «Договор об ограничении систем противоракетной обороны». Именно поэтому выход администрации Джорджа Буша-младшего из Договора по ПРО в 2002 году стал дестабилизирующим фактором в этих отношениях.

В последнее время Пентагон не ограничивал, а только наращивал вооружения данного класса. В частности, с 2002 по 2009 годы в США была развернута противоракетная система: 4 РЛС раннего предупреждения (Алеутские острова, Калифорния, Великобритания, Гренландия); РЛС морского базирования SBX, дислоцированная в Тихом океане в районе Аляски; РЛС передового базирования FBX-T на острове Хонсю (Япония); 16 противоракет наземного базирования GBI, из них 14 – в Форт-Грили (Аляска) и 2 – на авиабазе Ванденберг (Калифорния); 16 крейсеров и эсминцев системы Aegis с противоракетами SM-3, несущих боевое дежурство в Тихом океане и Средиземном море, а также ЗРК «Пэтриот» в Японии и Южной Корее.

В 2009 году администрация Барака Обамы заявила об изменении программы противоракетной обороны и якобы отказе от развертывания третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе. Некоторые эксперты усмотрели в этом маневр, чтобы в очередной раз усыпить бдительность Москвы и ослабить стратегические наступательные силы России. В 2010 году Вашингтон уже использовал популярный термин так называемой «перезагрузки», подразумевающий улучшение двусторонних отношений и взаимное доверие сторон, для заключения нового Договора СНВ-3. Данное соглашение предусматривает сокращение ядерных боезарядов обоих государств до 1550 единиц, межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжёлых бомбардировщиков – до 700 единиц. Таким образом, Соединенные Штаты, демонстрируя свое «миролюбие», добились поставленной военно-политические цели. Ведь не секрет, что в сфере обычных (высокоточных) вооружений США и Североатлантический альянс значительно превосходят военный потенциал России, и единственным фактором, обеспечивающим относительный паритет сил, остается «ядерная дубинка» Москвы. Договор подписан – цель достигнута.

Программу ПРО Вашингтон сворачивать не собирался. В очередной раз предлогом для дальнейшего развертывания противоракетной системы стали ядерные программы Ирана и Северной Кореи, а также виртуальные угрозы нанесения ими ракетных ударов по США и их союзникам по НАТО. В результате, США приняли так называемый поэтапный адаптивный подход к развертыванию противоракетной обороны в Европе. Эта программа предусматривала развертывание системы Aegis наземного базирования в Румынии и Польше, где планировалось разместить 48 ракет-перехватчиков SM-3, причем на четвертом этапе, в 2018 году должны быть развернуты противоракеты SM-3 модификации Block IIB, способные осуществлять перехват МБР благодаря увеличенной скорости и дальности полета. Кроме того, в отличие от предыдущей модификации, Block IIВ обладает улучшенными характеристиками по поиску и распознаванию целей, а также способностью энергично маневрировать на конечном участке полета, что было продемонстрировано в ходе предварительных испытаний.

Данное решение вызвало обоснованную жесткую реакцию Москвы. Со стороны военно-политического руководства России начали звучать заявления о возможности выхода страны из «Договора об обычных вооружениях в Европе», размещении ОТРК «Искандер» в Калининградской области и даже в Беларуси, а также высказывания о нанесении, в случае необходимости, превентивного ракетного удара по объектам ПРО, которые прозвучали в ходе международной конференции по ПРО в Москве. Кроме того, Кремль вышел с предложением о создании зональной ЕвроПРО с участием России. Однако данное предложение не было одобрено Вашингтоном, и переговоры зашли в тупик. Более того, на Чикагском саммите НАТО, прошедшем в мае 2012 года, США отказались предоставить письменные юридические гарантии «ненаправленности» ПРО против России, что в результате привело к окончанию периода «перезагрузки» и «похолоданию» в российско-американских отношениях.

Именно восстановление доверительных отношений с Россией использовал Барак Обама как один из главных своих «козырей» на президентских выборах в прошлом году. На встрече в Токио с Дмитрием Медведевым он пообещал, что в случае переизбрания его на второй срок, США будут готовы продемонстрировать гибкость в подходе к созданию ЕвроПРО. Обещания обещаниями, а НИОКР в сфере создания противоракеты SM-3 Block IIB так и не были приостановлены.

Но все же Белый дом был вынужден изменить свои планы в создании ПРО. Причиной этому явился секвестр государственного бюджета США, предусматривающий существенное урезание расходов Пентагона и, в частности, сокращение финансирования программы SM-3 Block IIB.

В связи с этим, новый министр обороны США Чак Хейгел 15 марта объявил о реструктуризации американской программы противоракетной обороны. Формально причиной такого решения стали проведенные недавно Северной Кореей испытания ядерного устройства и ракеты большой дальности. Пхеньян объявил о выходе из соглашения о прекращении огня с Южной Кореей, подписанного полвека назад, и выступил с угрозой нанести ядерный удар по Соединенным Штатам.

Кроме того, заместитель министра обороны Джим Миллер, отвечая на вопрос журналистов на пресс-конференции в Пентагоне, уточнил: четвертая фаза, а в частности, размещение ракет-перехватчиков SM-3 Block IIB в Румынии и Польше будет отменена. Предназначенные для нее финансовые средства будут направлены на закупку противоракет GBI.

Но пока еще рано утверждать, что проблема размещения элементов ПРО в Восточной Европе решена. Вашингтон намерен выполнить второй и третий этапы по развертыванию противоракетной обороны, включая размещение в Румынии и Польше на третьем этапе противоракет SM-3 Block IIА, способных уничтожать ракеты средней и малой дальности, которые находятся в арсенале КНДР и Ирана.

Если говорить о ракетной угрозе со стороны этих государств, то практической необходимости размещать американские системы ПРО в Европе нет. Для нейтрализации северокорейской угрозы Пентагон уже планирует увеличить почти в 1,5 раза количество стратегических противоракет GBI на Аляске, которое к 2017 году возрастет с 30 до 44 единиц. Также предусматривается разместить в Японии еще один радар для наведения американских ракет-перехватчиков на цели. Кроме того, в Тихом океане уже находятся 16 из 26 кораблей ВМС США, оснащенных системами Aegis с ракетами SM-3 Block IА, а в Южной Корее и Японии дополнительно развернуты несколько батарей ЗРК «Пэтриот» в противоракетной конфигурации. Этих средств вполне достаточно для защиты от ракет малой и средней дальности, которые имеются у КНДР, и перехвата нескольких ракет большой дальности, которые могут появиться у страны в ближайшие годы.

Что же касается ракетного потенциала Тегерана, то по признанию представителей Пентагона, он надежно нивелирован 24 батареями ЗРК «Пэтриот», размещенными в шести государствах Персидского залива (это от 96 до 384 ракет в зависимости от их типа), и 4 эсминцами УРО Aegis. Не стоит сбрасывать со счетов средства ПРО Израиля «Железный купол», эффективность которых продемонстрирована в ходе последних палестинско-израильских столкновений. К этому необходимо добавить еще две батареи противоракетной системы THAAD (в общей сложности 96 ракет-перехватчиков с двумя РЛС), которые США решили в конце декабря прошлого года поставить ОАЭ на сумму 3,48 млрд. долл. О потенциальных возможностях Пентагона по сдерживанию «иранской ракетной угрозы» говорит также тот факт, что в период войны против Ирака в 2003 году Соединенные Штаты сконцентрировали в зоне конфликта в общей сложности более тысячи ракет-перехватчиков ЗРК «Пэтриот» различных модификаций.

В своем заявлении глава оборонного ведомства США также упомянул, что по требованию республиканцев в Конгрессе Пентагон должен провести исследование возможности создания третьего позиционного района ПРО на Восточном побережье США. Однако Хейгел подчеркнул, что это лишь исследование, которое ни к чему не обязывает. Но в будущем, когда республиканцы придут к власти, нельзя исключать попытки создания сплошной системы ПРО для прикрытия территории США.

Говоря о причинах реструктуризации американской ПРО, следует вспомнить, что в своем послании о положении страны в Конгрессе Барак Обама заявил, что намерен вступить в переговоры с Россией о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов. Ключевыми игроками во второй администрации нынешнего американского президента, которые возглавят миссию по поиску договоренностей с Москвой, назначены как раз-таки министр обороны Чак Хейгел и государственный секретарь Джон Керри. Возможно, реструктуризация ПРО – это «свежий» повод на волне новой «перезагрузки» отношений с Москвой решить свои долгосрочные стратегические планы по нейтрализации ядерного потенциала России. К тому же, после подписания следующего договора о сокращении стратегических наступательных вооружений никто не помешает США в очередной раз изменить свои планы по созданию ПРО.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.