Начало 2-й Мировой войны со страниц военного дневника Гальдера – часть 1

История

vojnaimagesВ своем военном дневнике генерал-полковник Гальдер с немецкой пунктуальностью, день за днем, в период подготовки и проведения операций по вторжению и захвату Польши, Бельгии, Дании, Голландии, Люксембурга, Норвегии и Франции в 1939-1940 годах, подробно раскрывает весь механизм планирования и ведения боевых действий руководства нацистской Германии. Гальдер бесстрастно описывает всю закулисную сторону фашистской агрессии, позорных и самых черных страниц в истории человечества в начале и в ходе 2-й Мировой войны.

В самом начале 1938 г. нацистская верхушка в лице Гитлера, Геринга, Гимлера решила подчинить своему безраздельному господству вооруженные силы Германии. В то время во главе вермахта стоял генерал-фельдмаршал Бломберг, а сухопутными войсками командовал генерал-полковник Фрич. Чтобы стать Верховным главнокомандующим, Гитлеру надо было их убрать. На обоих генералов была состряпана фальсификация. Бломберг и Фрич были сняты с постов, а 4 февраля 1938 г. вышел указ о назначении Гитлера «Вождем немецкого народа и Верховным главнокомандующим вермахта». Цель достигнута. К руководству вермахта пришли крайние авантюристы – Гитлер, Браухич – командующий сухопутными войсками, Гальдер – его начальник штаба.

Генерал-полковник Гальдер руководил работой Генштаба сухопутных войск в Польской компании 1939 г., при нападении на Бельгию, Голландию, Францию в 1940 г. и на Советский Союз в 1941 г. В связи с крупным поражением в Сталинградской битве осенью 1942 г. Гальдер был уволен в отставку, а в июле 1944 г. арестован. В 1945-1946 г.г. он – американский военнопленный, работает в историческом отделе армии США по обобщению опыта 2-й Мировой войны. Цель работы – обосновать, что всю вину и ответственность за преступления и поражения в войне несет лишь фанатик и маньяк – один Гитлер. За эту деятельность в 1961 г. Гальдер награждается орденом «За доблесть» – высшей наградой США.

Гальдер родился в 1884 г. в семье генерал-майора Кайзеровской армии. В 1914 г. окончил Баварскую военную академию. В годы 1-й Мировой войны служил штабным офицером. После поражения Германии в войне Гальдер продолжил военную службу, став сотрудником отдела боевой подготовки военного министерства. С приходом Гитлера к власти Гальдер, в звании генерал-майора, присягнул на верность Гитлеру. Затем военная карьера Гальдера быстро растет. В 1936 г. в звании генерал-лейтенанта он в Генеральном штабе сухопутных войск отвечает за боевую подготовку личного состава, затем становится начальником оперативного отдела, а в августе 1938 г. начальником Генерального штаба сухопутных войск.

Под руководством Гальдера был разработан стратегический план нападения на Советский Союз в 1941 г., а в 1950 г. план ядерной войны против СССР в рамках общей кампании НАТО.

Но вернемся к дневниковым записям генерал-полковника Гальдера. В свой дневник Гальдер педантично записывал все наиболее значимые, существенные события, происходившие на фронтах, в Генеральном штабе и в Ставке Гитлера. Давался краткий обзор планов операций и военных кампаний, которые, как он полагал, должны были в дальнейшем послужить материалом для изучения истории победоносных операций великого германского вермахта.

Таким образом, дневниковые записи Гальдера представляют собой, в известной степени, богатый материал для военной аудитории, военных исследований, хотя и требуют к себе некоторого критического подхода.

 

1-й том дневниковых записей генерал-полковника Гальдера (14 августа – 31 декабря 1939 г.)

В первом томе дневника Гальдера содержится большой фактический материал об агрессии фашистской Германии против Польши. Показана закулисная возня Англии и Франции, сдавшие на растерзание Германии своего союзника Польшу. Много говорится о планировании, развертывании сухопутных сил и осуществлении военной кампании вермахта против Норвегии, Дании, Бельгии, Голландии, Франции, о «Странной войне» на Западном фронте и натравливании Германии к нападению на СССР.

Гальдер приходит к выводу, как «героически» сражался Запад против Германии и какие помыслы были у США, Англии и Франции столкнуть, натравить Гитлера на войну с Советским Союзом и как Италия стремилась не опоздать к дележу «пирога» после поражения Франции.

Мы же приходим к своим выводам о том, что новые приемы и способы вооруженной борьбы были разработаны, применены и успешно апробированы вермахтом на Западном фронте. Стремительное, безостановочное наступление на направлении главного удара, массированное применение для развития успеха войск 1-го эшелона объединений танковых и моторизированных войск (даже без надлежащего прикрытия их флангов) и использование этих войск в 1-й день наступательной операции при непрерывной массированной поддержке авиации и огня артиллерии крупных калибров – все это, как и многое другое, в полной мере было применено на северо-германском фронте, особенно, в начальном периоде Великой Отечественной войны.

Дневниковые записи начинаются 14 августа 1939 г. В этот день, Гальдер записал о возможном развертывании боевых действий на Востоке против Польши, и высказал озабоченность возможным выступлением французов на Западе. Напрасно он этого боялся. Ни Англия, ни Франция не сдвинулись с места на помощь Польше. Они нарушили, не выполнили своих союзнических обязательств. Все их помыслы заключались в том, чтобы столкнуть Германию с Советским Союзом.

Гальдер в этот период серьезно занимался тыловым прикрытием своих войск от удара с Запада, проводил активную подготовку войск для наступления на Востоке. Большие работы проводились по укреплению немецкого оборонительного рубежа на границе с Голландией, Бельгией и Францией «Линией Зигфрида» или как её называли «Западного вала». «Линия Зигфрида» проходила от Голландии вдоль границы с Бельгией и Люксембургом до Швейцарской границы и должна была обеспечить оборону и послужить плацдармом для быстрого захвата соседних с Германией государств. К началу 2-й Мировой войны её строительство было не завершено. Чтобы скрыть это, германская пропаганда подняла шумиху о мнимой неприступности, возведённых на Западе, укреплений. Пресса напечатала ложные снимки дотов и других инженерных сооружений, при этом, будучи хорошо осведомленной в том, что «Западный вал» мог быть легко прорван. К тому же, по подсчетам Гальдера, соотношение сил Германии и Франции в то время не было в пользу вермахта: 31 соединение дивизионного состава против 41 французских. Он верно оценивал подавляющее превосходство в силах английского флота над германским (линейных кораблей – 19, против 4-х немецких, авианосцев – 10, в Германии их не было).

Общую оценку военно-политической обстановки к началу 2-й Мировой войны в основном правильно давал и сам Гитлер. В дневнике 14 августа 1939 г. Гальдер записал слова Гитлера: «Наши противники не пойдут на риск развязывания большой войны. Франция, Россия не собираются таскать для Англии каштаны из огня. Интересы России: ослабление западных держав, выходы к Балтийскому морю. Норвегия. Швеция, Дания будут строго соблюдать нейтралитет. Швейцария нейтральна, Голландия принципиально нейтральна, Бельгия попытается сохранить нейтралитет, а Венгрия не заслуживает упоминания. Англии и Франции придется одним взять на себя всю тяжесть войны. Балканские государства также им ничем не помогут. Возможно, там есть течения за помощь Франции, но когда «заговорят пушки» эти голоса умолкнут».

Эта оценка Гитлера полностью оправдалась. Англия и Франция на словах гарантировали Польше немедленную военную помощь в случае нападения на неё фашистской Германии, но когда началась война, как «заговорили пушки» стали безучастно наблюдать гибель польской армии и всей страны. В начале сентября польское правительство тщетно взывало запад о помощи, но с ужасом узнало, что у Лондона и Парижа нет никаких планов о помощи Польше.

Перед нападением на Польшу руки Гитлера были развязаны, Западный тыл вермахта прочно обеспечен. Гитлер: «Немедленная помощь Польше путём англо-французских мероприятий невозможна».  Мюнхенские главари (английский премьер-министр Н.Чемберлен и французский – Даладье) не возьмут на себя риск развязывания войны. Заявление Гитлера «Всемирный риск!» было сделано после того, как 19 мая 1939 г. был подписан франко-польский военный протокол, а в последующем и англо-польский договор о военных гарантиях в случае нападения Германии на Польшу: «немедленное проведение ряда широкого масштаба наступательных операций против немецких захватчиков на Западном фронте». Но переброска английских войск во Францию началась лишь во второй половине сентября 1939 г. Без всяких потерь было высажено 152 тыс. солдат английских сухопутных войск и 9400 чел. личного состава ВВС.

Советское правительство не было в стороне от военно-политических событий накануне 2-й Мировой войны. 2 июня 1939 г. на переговорах с Англией и Францией оно внесло конкретное предложение оказывать друг другу немедленную эффективную помощь в случае агрессии со стороны любого государства, а также агрессии против Бельгии, Греции, Турции, Румынии, Польши, Латвии, Эстонии, Финляндии. Англия, Франция и СССР обязуются защищать эти страны. Однако, эти предложения Советского Союза, направленные на совместный отпор фашистской агрессии, были отвергнуты западными державами. Гитлер не ошибался: «За последние недели убеждения в изоляции Польши усиливаются изо дня в день». Гальдер в дневнике записал: «Необходимо достигнуть решающего успеха в короткое время. В течение 8-14 дней Польша должна погибнуть. В дальнейшем необходима решимость сражаться на любом фронте. На Западе произвести полное и быстрое развертывание сил (против Франции). Париж знает о нашей решимости. Поэтому весь большой спектакль приближается к своему концу».

Несколько позже, 12 августа 1939 г. на переговорах военных миссий Англии и Франции в Москве, Советское правительство предложило совместные военные действия в борьбе с фашистским агрессором, разрешить пропуск войск Красной Армии через Польшу и Румынию. Но и на это предложение был получен отказ. Оставалось одно – идти на сближение с самой Германией. Сталин хорошо понимал, что ни страна, ни ёе вооружённые  силы сейчас к войне не готовы. Но он ошибся, недооценил предательскую политику Западных держав и самого Гитлера в отношении Советского Союза. Сталин считал, что Гитлер сильно увяз на Западе и вряд ли сможет воевать на два фронта – на Западе и на Востоке. Но ведь и Гитлер вовсе и не собирался воевать на два фронта. Он был уверен, что запад спасует перед его пушками, а с Востоком пока надо жить дружно, вплоть до обещаний и обмана. Поэтому, перед нападением, агрессией на Польшу, он шёл на временные, любые уступки на Востоке. Гитлер не стал перечить присоединению к Советам Бессарабии, Западной Украины и Белоруссии, Прибалтийских стран, войне с Финляндией. Более того, Гитлер заключил ряд дружественных договоров с Советским Союзом в т.ч. «Советско-германский пакт о ненападении» 23 августа и «Договор о дружбе и государственной границе» 28 сентября 1939 г. Сталин вынужден был пойти на эти шаги, с тем, чтобы как можно дальше оттянуть неминуемое начало войны. Выждать время, которое работало на Советский Союз.

Таким образом, все расчеты гитлеровского руководства строились на том, что в случае нападения на Польшу Западные державы останутся в стороне. «За что должна воевать Англия? За союзника не умирают!» – говорил Гитлер. Он понимал, что стремления Запада заключаются в столкновении Германии с Советским Союзом, чтобы потом самим стать верховными арбитрами в Европейских делах.

Действительно, «воевать чужими руками» – этот давний принцип английской политики, теперь нашёл своё новое выражение, обусловленное классовой ненавистью к первому в мире социалистическому государству.

Что касается США, то 15 августа в дневнике Гальдера записано: «Америка занимает явно выжидательную позицию».

В июне 1939 г. в Цоссене (близ Берлина) в главной штаб-квартире ОКХ (главное командование Сухопутных войск) и Генеральном штабе (ОКВ) приступили к непосредственной  подготовке нападения на Польшу, разработке плана «Гельб». При этом большое внимание уделялось сохранению в тайне плана и сроков начала наступления, скрытному, упреждающему развертыванию главных сил, пополнению  войск личным составом и боевой техникой. Для формирования новых пяти дивизий была обращена техника оккупированной к тому времени Чехословакии.

17 августа 1939 г. Гальдер в дневнике записал о завершении разработки плана на наступление, директивы по стратегическому развертыванию и «созданию паники в тылу противника, прорвавшимися танковыми частями и соединениями, а так же «Боевой частью Эббингхауз» (разведчиков-диверсантов). В приказе значилось: осуществить массированный налёт авиации на Варшаву вечером 1-го дня операции («Х»). Для инсценирования нападения «поляков» на германо-польской границе иметь 150 комплектов польского обмундирования и вооружения, имея в виду, переодетыми в польскую военную форму заключенными из концентрационного лагеря, осуществить провокационное нападение на немецкую радиостанцию в Глейвице по сигналу «Бабушка умерла». Гитлер обещал: «Я дам пропагандистский повод для развертывания войны».

Планом нападения на Польшу «Гельб» предусматривалось войну начать внезапными, сильными ударами достичь быстрых успехов с целью полного уничтожения польской армии. При этом, как записал Гальдер в дневнике 22 августа: «Основная идея – клещи», «Значение Варшавы!» под восклицательным знаком.

Польша опоздала осуществить стратегическое развертывание войск. По настоянию Западных держав правительство Польши оттягивало мобилизацию вплоть до 30 августа. По мобилизационному плану должно было быть развернуто 53 дивизии, всего 1,5 млн. человек, но к 1 сентября 1939 г. в Польше было приведено в полную боевую готовность всего лишь около 33 дивизий. Мобилизационный план, план развертывания войск выполнен не был. В ВВС из 770 боевых самолётов боеготовых было 450, бронетанковые войска насчитывали 600 танков старых образцов. Соотношение сил было преобладающим на стороне Германии – 102 дивизии против 33-х. Германия для нападения на Польшу развернула две группы армий: «Север» и «Юг». Всего 2,6 млн. человек. Группа армий «Север» – 630 тыс., в составе 3,4А, группа армий «Юг» – 8, 10, 14А – 674 тыс. чел.

22 августа в штаб-квартире фюрера (Оберзальцберг) состоялось совещание высшего руководства вермахта, на котором с большой речью выступил Гитлер. Основные его требования и указания записал Гальдер в дневнике: «На этом совещании Гитлер принял окончательное решение – прежде чем перейти к разрешению западной проблемы, вначале необходимо разрешить восточный (польский) вопрос. Современное положение Германии к этому благоприятствует. Мы сможем только победить. Столкновение нельзя отложить, пусть оно лучше произойдет теперь. Поэтому, целесообразно нанести удар». И далее Гитлер заявил: «Россия никогда не бросится очертя голову сражаться за Францию и Англию. Русские сообщили, что они готовы заключить пакт. Таким образом, я выбил из рук западных господ (Англии и Франции) их оружие. Польшу мы завели в положение, наиболее удобное нам для достижения военного успеха».

В войне с Польшей Гитлер поставил целью уничтожение противника любыми средствами: «Победителя никогда не судят. Твердое и решительное решение операции. Быстрота. Не поддаваться никакому чувству жалости. Главная задача – глубокий прорыв. Начало активных действий – ориентировочно в субботу утром 26 августа».

Этот срок нападения, установленный Гитлером, в последующем не раз переносился. Были определены день «Y» (1 сентября) и час «X» (4.45) наступления, которые окончательно утверждены 24 августа. К этому времени было завершено стратегическое развертывание Вооружённых сил Германии.

В Польше 25 августа, наконец-то, было введено военное положение. Гражданская администрация из Катовиц и Познани эвакуирована. Занятия в школах прекращены. Легковой автотранспорт реквизирован. Англичане и французы покидают Польшу. Но 28 августа Гальдер в своём дневнике записал: «Польша: Ничего существенного». И это в то время, когда 31 августа Гитлером уже была подписана «Директива №1 о ведении войны». В ней предписывалось открыть боевые действия против Польши в 4 ч. 45 мин 1 сентября. Первый выстрел должен быть сделан со стороны противника. Она была составлена в соответствии с «Белым планом», подготовленным Генштабом (ОКВ) ещё 3-го апреля 1939 г. В плане было предписано готовить вооруженные силы Германии к нападению на Польшу к 1 сентября 1939 г. К этому сроку предусматривалось, согласно картотеки управления имперской безопасности, провести серию арестов лиц, подозреваемых в неблагонадежности, антифашистских и антивоенных настроениях. В экономике Германии провести мероприятия по государственному, централизованному регулированию и национализации промышленности в интересах ведения войны.

Директива № 1 положила начало 2-й Мировой войны.

30 августа в войска были направлены офицеры связи Генштаба сухопутных войск (ОКХ) с картами общей обстановки и с детальным положением противостоящего противника. В 16.00 31 августа из штаба ОКВ Гальдер получил подтверждение приказа о начале наступления – 1 сентября 4 ч. 45 мин.

«1 сентября 1939 г. (пятница) 6:30 – войска всюду перешли границу Польши. Самолёты вылетели. Высажены десанты. Обращение Фюрера к вермахту. 10:00 речь Фюрера в рейхстаге» – так записал Гальдер первый день 2-й Мировой войны. Далее он описывает реакцию Запада на нападение: «Запад: Ничего нового. Никаких признаков всеобщей мобилизации во Франции. Получение разведывательных данных из Франции стало труднее (номера частей зашифрованы). Бельгия – закончен второй этап мобилизации (армия мирного времени отмобилизована). Италия. Пограничная охрана против Франции отмобилизована и усилена. Венгрия. Франция оказывает на неё давление, надеясь склонить к вступлению в блок с Югославией и Румынией. Болгария нейтральна.

После такого краткого обзора международной внешней военно-политической обстановки Гальдер более подробно описал первый  день боевых действий на польском фронте.

«Группа армий «Север»: противник отброшен от границы. Группа «Граудевиц» и «Млава» перешли в наступление.

Группа армий «Юг» – 14-я армия – слабый противник. 10-я армия –  встречен лишь слабый противник. 8-я армия – все дивизии планомерно передвигаются. «Военная организация» Абвера (диверсанты) сумела захватить многие мосты.

Командующие доносят: наши войска повсеместно перешли границу и, встречая слабое сопротивление, успешно продвигаются, выполняя задачу дня.

Во второй половине дня 1 сентября Гальдер отметил, что в 13:30 во Франции, а в 14:30 в Англии отданы приказы о всеобщей мобилизации. Правительства этих стран стали заседать.

Действительно, открылась говорильня и в правительствах, и в парламентах. Высказывались различные предложения, в т.ч. как можно скорее созвать конференцию, заключить с Германией перемирие. И не более того. Но под давлением общественности все же 3 сентября в 11:30 Англия, а затем в 17:00 и Франция объявили Германии войну. На этом «активная фаза» действий против Гитлера, в защиту своего союзника Польшу, как и предполагал Гитлер, закончилась.

Однако 6 сентября союзники  широко распространили ложную информацию, введя мировую общественность в заблуждение, будто бы французские войска выступили и ведут широкое наступление по всему фронту, оказывая реальную военную помощь Польше и впервые после Наполеона вступили на немецкую землю, поставив перед Гитлером труднейшую дилемму.

В действительности же отдельные французские части 9-12 сентября продвинулись в предполье «Западного вала» на фронте 20-25 км на глубину всего 7-8 км. При этом, не встретив никакого сопротивления немцев, которым было приказано не «задираться», а уклоняться от боя. На этом все боевые действия были закончены. Союзники и не думали всерьёз помогать Польше.

На этот счёт следует привести откровенные признания главкома ОКВ генерал-фельдмаршала Кейтеля: «Мы, военные, все время ожидали наступления французов во время полькой кампании и были очень удивлены, что ничего не произошло». Начальник штаба оперативного руководства ОКВ генерал-полковник Иодль более откровенен: «Если мы не потерпели крах в 1939 году, то объясняется это лишь тем, что  во время польского похода примерно 100 французских и английских дивизий, 500 тысячная бельгийская (22 дивизии) и многотысячная голландская армии, дислоцированных на Западе, пребывали в полном бездействии, хотя им противостояли всего лишь 23 немецких дивизии». Здесь уместно привести ещё высказывание генерала Форманна, из ставки Гитлера: «Германо-польская война была для нас танцем на бочке с порохом, к которой уже был приставлен фитиль. Если бы пришли в движение силы противников, имевшие громадное превосходство, к которым примкнули бы ещё и голландцы, и бельгийцы, то война неизбежно закончилась бы полным крахом».

Действительно, при активных совместных действиях западных стран по обузданию агрессора, даже без Советского Союза, мирового побоища, 2-й Мировой войны могло бы и не быть.

Гитлер хорошо понимал это, поэтому всегда при докладах сначала осведомлялся об обстановке на Западе.

Союзники, нарушив свои союзнические обязательства, так и не тронулись с места. 7-го сентября Гальдер записал: «Западные державы не хотят войны. Английский и французский кабинеты отнюдь не настроены на решительность и героизм». (Очень верно!). В этот день Гальдер сделал еще одну интересную запись о том, чтобы у польского местного населения не отбирать радиоприёмники, с тем, чтобы они могли послужить средством для ведения немецкой пропаганды среди польского населения.

Наступление немецких войск в Польше продолжалось успешно. Запись 8 сентября: «17:15 4-я танковая дивизия прорвалась к Варшаве. На восточном берегу Вислы не замечено ни передвижений войск, ни окопных работ. Темпы передвижения высокие, требуется снабжение гсм по воздуху. На рубеже Новогрудок, Визна гарнизон слабый, даже очень слабый. Наступление здесь развертывается сходу. Войска повсюду сражаются хорошо. Артиллеристы-эсэсовцы танкового корпуса согнали евреев в один из костелов и всех истребили». (Имеется в виду «Кровавое воскресенье» в Быдгощи 3 сентября 1939 г., когда ворвавшиеся в город «зондеркоманды» СС и СД учинили зверскую, дикую расправу над населением города).

Чисткой евреев, интеллигенции, духовенства и т.д., как записал Гальдер 19 сентября, занимались не только СС и СД но и регулярные войска, что опровергает заявления западногерманских историков и мемуаристов о том, что немецкие войска, дескать, не участвовали в преступлениях эсэсовцев на оккупированных территориях.

10 сентября Гальдер записал, что получено обращение фюрера к Западной Украине. В этом обращении Гитлер обещал создать «независимое государство» под эгидой фашистской Германии. Эти планы Гитлера были сорваны Советским Союзом, Красной Армией, перешедшей 17-го сентября 1939 г. госграницу с целью не порабощения, а освобождения и соединения братских народов Западной Украины и Белоруссии. В результате активных и стремительных действий 6 млн. украинцев и 3 млн. белорусов были спасены от угрозы немецкого рабства. В 7:00 17 сентября войскам вермахта был отдан приказ остановиться на линии Львов-Владимир-Волынский-Брест-Белосток

Гальдер был в крайне возмущенном состоянии, когда 20 сентября записал: «Решено: русские займут Львов. Немецкие войска очистят Львов. День позора немецкого политического руководства». Распоряжение Гитлера об эвакуации уже занятых немецкими войсками районов («отход перед лицом Советов») было воспринято ОКХ, как позорная капитуляция.

Гитлеровцы намеревались полностью ликвидировать Польшу как страну. Частично истребить польский народ, а большую часть онемечить. Формула «умиротворения» в гитлеровской политике на оккупированных «восточных землях» означала массовое истребление славянских народов, ликвидацию их всякой государственности, превращение стран Восточной Европы в колонии «третьего рейха».

В отношении Западной Европы у Гитлера уже тогда, в Польше, зародилась мысль начать подготовку очередного акта агрессии. В ходе боевых действий в Польше он отдал распоряжение на разработку планов захвата территорий западных европейских стран и с 10 сентября начал воздушную разведку французских войск.

15 сентября Гальдер записал: «Кольцо вокруг Варшавы почти замкнуто. Предложение о штурме Варшавы отклонено. Уморить голодом!» И далее о поступающих в Генштаб донесениях из войск: «Значительные преувеличения при описании боевых действий (в журналах) и донесениях. Необходимо довести до войск. В польских укреплениях имеются отдельные окопы с верхним откидным покрытием. Польские стрелки обнаруживают себя лишь после того, как первая волна наступающих войск проходит через линию обороны».

Запись от 27 сентября: «Варшава капитулировала. Занятие Варшавы осуществляется 8-й армией». В этот день в дневнике обширная запись о продолжительном выступлении Гитлера на совещании высшего руководства страны и Вооруженных сил: «В разборе общей   обстановки Гитлер отметил, что договоры не являются твердой основой для оценки обстановки. Интересы государства выше договоров. Вечно действует лишь успех и сила. Большое число нейтральных государств дрожат перед нами и видят опасность. Война, которую мы вели, усилила страх и уважение к нам, но любви к Германии нет. Это надо учитывать. Проблемы мирных переговоров уже разрабатываются». (Здесь Гитлер имел в виду, что Западные союзники по прежнему продолжали свою политику «умиротворения» фашистского агрессора и стремились толкнуть Гитлера идти дальше на Восток. Запад очень быстро смирился с трагической судьбой Польши). Дальше Гитлер сказал о проведенных успешных операциях в Польше. О росте престижа Германии. Но: «Любые исторические Победы бледнеют, если они не обновляются. Мы должны продолжать военные действия. Военные проблемы нужно разрабатывать в совершенстве. Военные мероприятия должны быть проведены в расчете на продолжение боевых действий. Противотанковая оборона будет усилена на основе опыта, полученного в Польше. Противовоздушная оборона будет существенно иной. Танковые войска и военно-воздушные силы – залог нашего успеха. Если бы Польша имела средства противотанковой обороны, победоносный исход кампании был бы невозможен. Задача: в течение зимы сформировать как можно больше соединений. Нанести удар в западном направлении. Чем быстрее, тем лучше. Необходимо немедленно подготовить наступление на Францию. Война с Польшей – это лучшая подготовка, равная маневрам. Потери наших войск незначительны. Боевой опыт, приобретенный в Польше, не является рецептом для наступления на Западе, не годится против крепко спаянной армии. Французы не так боеспособны, как поляки. Цель войны: Поставить Англию на колени, разгромить Францию». Эти указания Гитлера затем были положены в основу разработки директивы № 6 о развертывании боевых действий на Западном фронте.

Выполняя указания Гитлера, штаб ОКХ под руководством генерал-полковника Гальдера срочно приступил к разработке Плана наступления на Францию, которое по записи Гальдера 28 сентября, должно было начаться в период с 20 до 25 октября и осуществляться через Голландию и Бельгию.

«Пока бельгийцы занимают не те позиции, но мы их застанем врасплох. Требуется политическое давление на Францию путем демонстрации силы. История должна повториться». (Здесь Гальдер имел ввиду, что Германия трижды добивалась победы над Францией в 1814-1815, в 1870-1871 и в 1914 г.г.). «…При передислокации войск на Запад номера армий, соединений и полевой почты должны быть изменены. Однако, сейчас в войсках настроение на мир: «Скоро мир», «Другой задачи не будет», «Войны хотят генералы». Главнокомандующий ВВС Геринг выступил против скорого начала наступления на Западе. Предложил другой срок – весна 1940 г. Фюрер был раздражен, военные не следуют за ним. Он обосновывал вторжение в Бельгию и Голландию, как «немецкая помощь от западных союзников» – так записано в дневнике от 28 сентября 1939 г.

10 октября 1939 г. в ставке Гитлера прошло совещание, на котором фюрер обратил внимание высшего руководства вермахта на полное и безусловное выполнение его Директивы № 6. Этой директивой, в частности, требовалось:

  1. На Западе нанесен быстрый и мощный удар.
  2. Все что можно поднять на ноги, начать переброску на Запад. Пополнить полевые дивизии, немедленно использовать трофейное вооружение.
  3. Цель операции – навязать французам и англичанам боевые действия и разбить их.
  4. Убеждение, что Бельгия быстро падет.
  5. Наступление вести на максимально широком фронте, чтобы противник не смог организовать прочной обороны. Нам не следует создавать сплошного фронта. Расчленить фронт противника! Полнее реализовать превосходство немецкого руководства.
  6. Восток. Изменения позиции России в ближайшее время не предвидится.
  7. Задача укрепления границы на Западе в случае преждевременного наступления противника не снимается.
  8. Переход в наступление возможен лишь при участии танков, моторизованных войск и авиации. Если авиация из-за погодных условий не может поддержать наступление, оно не состоится. Авиация должна препятствовать организованному переходу противника в контрнаступление.
  9. Следует как можно скорее нарушить связь и управление войсками. Экономить боеприпасы и горючее.
  10. Не использовать танковые соединения против городов. Наибольший эффект от них – в открытом поле при внезапном и массированном использовании. Каждый солдат оставленный на фронте в городе или при окруженном нами противнике – это потерянный солдат.
  11. Главное – воля к разгрому противника. После нескольких сильных ударов французы не смогут восполнить свои потери.
  12. Следует ожидать появления во Франции пораженческих настроений. Мирная оппозиция. Франция понесет такой ущерб, который нельзя будет восполнить.
  13. Успешное наступление – единственно возможное средство увлечь за собой Италию. Дуче выжидает и ждет лишь удобного момента, выгодного для Италии, чтобы вмешаться в войну.
  14. Бояться какого-либо движения на Балканах не следует.

Все эти и другие требования в директиве Гитлера № 6 были включены в разработанный Генштабом сухопутных войск План операции на Западе «Гельб», который будет подписан 8 ноября генералом Браухичем, с расчетом окончания сосредоточения и развертывания войск к 15 ноября 1939 г.

Согласно плану «Гельб» предусматривалось создать крупную группировку войск в составе: армейской группы «N» (3 дивизии), групп армий: «Б» (37 дивизий), «А» (23 дивизий) и «Ц» (25 дивизий) с резервом (9 дивизий). Всего 101 дивизия. Главный удар планировалось нанести группой армий «Б» на г. Льеж.

18 октября состоялось совещание у Гитлера относительно подведения итогов поверженной Польши. Гальдер записал: «Фюрер объявил о преобразовании Польши в «генерал-губернаторство» с нацистской администрацией во главе с Франком. В Польше власть только одна – генерал губернатор. В стране надо добиться всеобщей дезорганизации в экономике и никакой помощи от имперских инстанций. Военные требования – шоссейные и железные дороги содержать в полном порядке».

Территория Польши рассматривалась «как плацдарм на будущее» для войны против Советского Союза.

Оставшиеся дни до ноября 1939 г. Гальдер посвятил подготовке штабов и войск к боевым действиям на Западе. При этом особое внимание уделил увеличению производства и снабжения войск противотанковыми ружьями и бронемашинами для офицеров связи, обеспечению войск картами с данными о противнике, введение противника в заблуждение, радиомаскировке и противодействию радиоподслушиванию противником. Были установлены специальные сигналы (ракеты и дымы, сигнальные полотнища со свастикой) для опознавания своих танков авиацией, а так же изготовлены маскировочные полотнища для бронетехники и ложные макеты танков.

В последующие дни, вплоть до нового 1940 года, в дневнике Гальдера были записи касающиеся передислокации войск на Запад и подготовки к ведению там боевых действий. Особое внимание было уделено маскировке и дезинформации. Были проведены мероприятия по распространению ложных слухов по радио о высадке воздушных десантов 6 ноября в Генте, Брюгге. 7 ноября распространено воззвание Главного Командования сухопутных войск к бельгийскому и голландскому населению с обоснованием возможного вторжения германских войск из-за нарушения их нейтралитета Францией и Англией.

В этот период разгорелась ожесточенная схватка между Гитлером и ОКХ в отношении сроков наступления на Западе. Главком и Генеральный штаб сухопутных войск настаивали на переносе наступления на более поздний срок, дав войскам больше времени на боевую подготовку  и, учитывая неблагоприятные погодные условия даже весной следующего года. Гитлер кричал на военных, что армия просто не желает драться, чем и объясняются замедленные и вялые темпы подготовки наступления: «Есть примеры недисциплинированности, которые нам известны». И потребовал ускорить подготовку войск к боевым действиям.

Однако отсрочка наступления все же состоялась. С 5 ноября 1939 г. по 16 января 1940 г. наступление откладывалось 14 раз, а до мая 1940 г. – 29 раз. Если вначале причиной этого были неподготовленность войск и неуверенность командования в успехе и разногласия по поводу плана «Гельб», но потом это превратилось в своеобразное средство дезинформации противника.

Тем не менее, сведения о подготовке и сроках начала немецкого наступления на Западе просочились к союзникам через отдельных руководящих работников Абвера, примыкавших к гитлеровской оппозиции и надеявшихся, таким образом, достигнуть мирного соглашения с Англией и Францией за спиной у Гитлера. Лидеры оппозиции в этих целях обратились в Ватикан, чтобы через Папу выяснить, на каких условиях можно было бы заключить мир, но на антисоветской основе.

Как не стремились немцы в жесточайшей тайне сохранить план наступления на Западе, в руки союзников все же попали важнейшие документы из гитлеровского плана «Гельб». Поэтому в Бельгии 17 января была объявлена всеобщая мобилизация и боевая тревога, а в Голландии подготовлены мосты к взрывам. Днем раньше 16 января в состояние боеготовности №1 были приведены 1-я и 2-я группы армий Франции и английская экспедиционная армия.

В связи с утечкой военной тайны Гитлер объявил, что он станет посвящать в свои мысли лишь очень немногих, и что сегодня войну мы ведем только против англичан.

О необходимости сохранения военной тайны Гальдер в дневнике возвращается неоднократно. Так, 20 января 1940 г. он записал: «Убежден, что войну выиграем. Но можно ее и проиграть, если не научимся сохранять тайну. Легкомыслие ведет к проигрышу войны. Необходимо с фактическим упорством добиваться того, чтобы оперативные замыслы оставались в полной тайне, а в случае тревоги была проявлена быстрота в действиях. Недопустима болтливость. Круг лиц, посвященных в оперативные замыслы, должен быть как можно уже. В этом кругу каждому следует говорить только то, что он должен знать. Никакого обзора и никаких подробностей, до самого последнего момента. Приказ не должен выдавать намерений. В замысел должны быть посвящены лишь небольшая группа людей. Приказы отдавать во второй половине дня, марши совершать ночью, наступление утром – «старт с места». Прекратить телефонные переговоры. Принять меры по дезорганизации руководства противника. Распространять ложные сведения. Цели первого дня наступления — занятие ограниченного количества наиболее важных целей. Следует ожидать больших результатов от внезапного удара небольшими силами, чем от наступления крупных сил на готового к обороне противника».

11 ноября генерал-полковник Гальдер, выполняя указания Гитлера и ОКВ, дополнительно создал еще одну подвижную группу войск для развития успеха 1-го эшелона и стремительного выполнения задач в глубине обороны противника. В состав этой третьей ударной группы были включены: 2-я и 10-я танковые дивизии, 1-я мотодивизия, полк СС «Адольф Гитлер» и полк «Великая Германия». Группа вошла в состав 19-го армейского корпуса генерала Гудериана.

27 декабря в Генштабе сухопутных войск (ОКХ), в Цоссене прошла военно-штабная игра по плану «Гельб». Были рассмотрены три варианта действий своих войск и противника. Основное внимание было уделено выбору направления главного удара, поскольку в этом вопросе были разногласия. Разыгрываемые варианты были весьма близки к планам обороны Союзного командования и Франции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.